А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пекло" (страница 21)

   «Серого», разумеется, все эти ограничения не касались. Равно как весь остальной мир, где по-прежнему дул ветер, ходили по небу тучи и шелестела трава. И на их фоне «замороженный» в момент выстрела пистолет, а также выпущенная из него пуля выглядели донельзя сюрреалистично.
   – Стоп, игра! – объявил гость, приблизившись и встав рядом с нами. Его голос звучал как-то странно, и я не сразу догадался, что слова «серого» проникают мне в мозг, минуя уши – телепатическим путем. Когда покойный аль-Наджиб работал на «серых», они не одаривали его подобным талантом, а, значит, этот тип был рангом повыше. Не исключено, что к нам явился тот самый Мастер Игры, который и разжаловал шейха в рядовые игроки.
   «Серый» протянул руку к пистолету, и между кончиками его пальцев пробежали тонкие зеленые молнии. Мы стали немыми – в буквальном смысле – свидетелями очередного чуда. Зависшая возле моего лба пуля вдруг исчезла, а затвор на «зиг-зауэре» из оттянутого назад положения снова возвратился в исходное. Перед тем, как это случилось, я успел заметить, что гильза нырнула обратно в отверстие экстрактора. Все указывало на то, что пуля тоже дала «задний ход» и вернулась в пистолет. После чего наверняка соединилась с гильзой, где затем столь же молниеносно восстановились порох и капсюль. Или, правильнее сказать, что в порох превратились пороховые газы, которые всосались обратно в ствол за миг до того, как туда влетела пуля…
   Короче говоря, «серый» просто взял и отмотал назад во времени весь процесс выстрела – фокус, который аль-Наджибу тоже был явно не по зубам.
   Что почувствовал Кальтер, когда оружие в его руке выкинуло такой фортель, я не знаю. Но когда к нам обоим вернулась подвижность – а случилось это, едва лишь последний выстрел Безликого был стерт из истории, – как он выронил «зиг-зауэр», словно тот обжег ему руку, и отпрянул. После чего, смекнув, что оплошал, бросился поднимать оружие. Но «серый» оказался проворнее и придавил упавший пистолет ногой к земле.
   Вступать в борьбу с могущественным волшебником Кальтер не рискнул. Да это и не требовалось. Я не представлял для него угрозы, а «серый» вряд ли прибыл сюда, чтобы убить кого-то из нас. Скорее, наоборот, он являлся послом мира, раз уж ему понадобилось спасать меня от неминуемой гибели.
   – В чем дело? – спросил у него Кальтер. Его не рассердило столь бесцеремонное вмешательство в наши дела, хотя, наверное, в глубине души он был чертовски зол. И на «серого», и на меня, поскольку в моем лбу, вопреки его планам, все еще отсутствовало аккуратное отверстие диаметром девять миллиметров.
   – Переигровка, – пояснил мой спаситель. – Все игроки мертвы. Результат игры аннулирован.
   – Как это понимать – аннулирован? – В голосе Безликого все-таки прорезалось возмущение, а также удивление. Последнее, кстати, мог бы выразить и я, но мне стоило поберечь силы, раз уж мое отбытие в ад было отсрочено. – Согласен, если бы не вы, полковник Грязнов был бы уже мертв. Но я-то еще жив и могу сражаться!
   – Вы ошибаетесь, – ответил «серый» и указал пальцем вверх. Этот тип, в отличие от велеречивого шейха, был лаконичен, как автомобильный JPS-навигатор, хотя оно и к лучшему. В моем незавидном состоянии мне было не до выслушивания пустой болтовни.
   Кальтер и я посмотрели на небо. Поначалу там не наблюдалось ничего интересного, но так продолжалось недолго. Вскоре откуда-то неподалеку в зенит взмыла яркая огненная комета. Описав крутую дугу, она сразу же пошла на снижение. Даже мне было видно, что плазмодемон падает прямиком на нас. Или, возможно, хочет приземлиться где-то поблизости. Только, учитывая его «посадочный» радиус поражения, это не имело для нас принципиальной разницы.
   Кальтер мог бы броситься наутек, однако он не сдвинулся с места. Комета падала слишком стремительно. Даже будь Безликий лет на двадцать моложе и полностью здоров, вряд ли ему повезло бы добежать до реки. С момента, как плазмодемон пошел на посадку, до его столкновения с землей должно было пройти секунд пять, а Кальтер оттащил меня далековато от воды…
   Впрочем, «серый» объявился здесь не за тем, чтобы полюбоваться, как два бывших ведомственных головореза превращаются в пепел. Дождавшись, когда между нами и огненной тварью останутся считаные метры, гость выбросил вверх руку, и нас мгновенно накрыл полупрозрачный зеленый купол. Я уверен, что Мастер Игры (теперь я почти не сомневался, что это он) мог возвести этот барьер из силового поля и раньше. Но, как было и в случае с пулей, «серый» нарочно выжидал до конца, чтобы понаблюдать за поведением людишек в последний миг их жалкой жизни.
   Надо полагать, он остался доволен результатом. А вот плазмодемон – вряд ли. Он спикировал прямо на купол, и мы очутились внутри адского пламени. Оно бушевало повсюду и всего в нескольких шагах от нас, но его жар не проникал сквозь зеленый пузырь. Правда, несмотря на это, мои ожоги все равно заболели. Так как действие морфина пока не ослабело, я решил, что стал жертвой непроизвольного самовнушения. И что на самом деле моя боль лишь галлюцинация – давали о себе знать воспоминания о предыдущем столкновении с демоном. И от этих воспоминаний, в отличие от огня, «серый» меня оградить уже не мог. Или мог, но не хотел, поскольку это тоже было частью его садистского эксперимента.
   Что ж, он оказался целиком и полностью прав. Если бы не его вмешательство, наша игра действительно закончилась бы здесь и сейчас: убив меня, Кальтер сам не прожил бы после этого и трех минут.
   – Все игроки мертвы, – невозмутимо повторил Мастер, продолжая общаться с нами, не раскрывая рта. – Результат игры аннулирован. Однако у вас, специально отобранных игроков, есть право на одну переигровку. Вы можете воспользоваться им, а можете оставить все, как есть. Во втором случае я уберу защитный барьер и завершу игру в соответствии с вашим выбором.
   – Переигровка? – прохрипел я. – Замечательно! Только чем она мне поможет? Разве не видно, что я свое отбегал?
   – Кажется, наш анонимный доброжелатель хочет не просто отогнать от нас плазмодемона и дать нам возможность отыграться, – предположил Кальтер. – Сдается мне, он имеет в виду нечто гораздо большее.
   – И что же, по-твоему, это может быть? Нам дадут сверхмощный огнетушитель для извергающихся вулканов или типа того?
   – «Гораздо большее» – не в этом смысле, – возразил Безликий. – Думаю, нам предложили ту же самую переигровку, которой с начала Сезона Катастроф воспользовалось множество игроков. Речь идет о временно́м кульбите. Я прав, господин «серый»?
   – Это правда, – подтвердил тот. – В некоторых временных эпохах данное явление называется именно так. Однако я вижу на твоем лице сомнение, Безликий.
   – Так и есть, – не стал скрывать он. – Ты знаешь, зачем я и Верданди сюда прибыли?.. Знаешь, как пить дать! Даже аль-Наджиб знал в Дубае все о нас и о каждом нашем шаге. Значит, тебе такие вещи подавно должны быть известны.
   – Ты и Верданди Самойлова прибыли в Скважинск, чтобы не допустить ожидающийся в нем временной кульбит, – ответил «серый». – И так случилось, что только временной кульбит может спасти вас двоих от гибели! Чтобы дать твоей приемной дочери шанс вернуться к детям, именно ты должен совершить преступление, которое вам же поручили предотвратить… Серьезная дилемма, полностью с тобой согласен.
   – Что-то подсказывает мне: без происков «серых» здесь не обошлось! Признайся, это входит в твои обязанности – подстраивать игрокам грязные провокации?
   – Не знаю, о чем ты говоришь. Стиль и тактику игры определяете вы – игроки. И если в итоге ваши действия приводят к таким последствиям, разве мы в этом виноваты?
   – Ну да, помню: игра – дело добровольное, нас сюда никто силком не тащил и все такое…
   – Постойте! – подал я голос, пытаясь уразуметь, о чем толкуют эти двое. – Что это за временной кульбит, и почему он дает мертвым шанс воскреснуть?
   – «Серый» предлагает мне и тебе отмотать время вспять. И попробовать исправить допущенные нами ошибки, перенеся наш нынешний разум в тех нас, что живут в прошлом, – кратко, но в целом понятно объяснил Безликий.
   – То есть когда это случится, мои люди будут еще живы, а я – цел и невредим? – с надеждой поинтересовался я.
   – Если «серый» не шутит или не готовит нам новую каверзу – скорее всего да, – ответил Кальтер. Мысль о том, что он снова увидит живой не только дочь, но и нас, вряд ли его обрадовала.
   – С разумом все ясно. А что с памятью? Мы ведь не сможем исправить ошибки, если не будем помнить, к чему они нас в итоге привели? – продолжал допытываться я. Кто бы спорил, идея выглядела более чем заманчивой. Однако хотелось бы заранее прощупать, где в ней таятся подводные камни.
   Вместо ответа Кальтер перевел вопросительный взгляд на «серого», переадресовав этим намеком мой вопрос ему.
   – Уместный интерес, – отозвался наш спаситель. Который мог, однако, с той же легкостью нас и прикончить. – При временном кульбите перенос памяти возможен лишь у живых, но не у тех, кто к этому моменту уже мертв. Память последних будет ограничена временем, в которое вы вернетесь, и ни мгновением больше. Но вы продолжите помнить абсолютно все, вплоть до момента вашего переноса назад во времени.
   – Как много народу затронет этот процесс? – осведомился Безликий.
   – Все зависит от длины временного участка, который вы намерены перепрыгнуть, – ответил «серый». – Чем дальше вы планируете вернуться назад в прошлое, тем больше окружающих вас людей вернутся туда вместе с вами. Что, сами понимаете, станет для их неподготовленного разума серьезным шоком.
   – То есть я вправе сам выбрать дату и время такого возвращения?
   – Безусловно. Это твое законное право.
   – Хорошо, допустим, я хочу вернуться на двенадцать часов назад, к началу катастрофы, – продолжал допрос Кальтер. – Ты можешь подсчитать, сколько скважинцев я заставлю сделать то же самое?
   – Конечно. Если бы город продолжал жить нормальной жизнью, ты вовлек бы сейчас в кульбит всех людей, находящихся от тебя в радиусе порядка сотни метров. То есть, возможно, пострадал бы кто-то из персонала водоочистной станции либо вообще никто.
   – Сейчас на станции нет ни рабочих, ни охраны, – прикинул Безликий. – Однако кульбит, который мы собирались предотвратить, оценивался в четыре балла по десятибалльной шкале. Значит, пострадать должно было, как минимум, несколько десятков человек…
   – …Или нелюдей! – догадался я. – Кстати, а что насчет них? Они считаются живыми или мертвыми?
   – Зараженные плазмодемоном люди – не мертвецы, – пояснил «серый». – У них есть разум, пусть он и не имеет с нормальным человеческим разумом ничего общего.
   – Теперь ясно, откуда взялись эти страшные «четыре балла», – кивнул Кальтер. – Мы сделали временной кульбит вместе с толпой нелюдей, и это было замечено в будущем. Только там не разобрались, в чем дело, и они были зафиксированы как вполне обычные люди, а не зомби… – Он нахмурился, но в следующее мгновение на его лице появилось довольное выражение: – Но если это действительно так, значит, тут нет большой трагедии. Разум нелюдей вселится в тех людей, которые вскоре обречены ими стать, на несколько часов раньше, вот и все.
   – И они начнут убивать нормальных сограждан на несколько часов раньше, – возразил я.
   – Это так, – не стал спорить Кальтер. – Кому-то в любом случае придется пострадать. Или даже погибнуть – без этого, увы, не обойтись. Но, во-первых, эти психи будут еще не огненными зомби, и угомонить их окажется намного легче. А, во-вторых, на тот час они не успеют сбиться в стаю. Что опять же позволит быстро разделаться с ними поодиночке. В любом случае, нанесенный кульбитом ущерб окажется менее серьезным, чем тот, который мы прогнозировали.
   – Рад за тебя, – буркнул я и задал очередной злободневный вопрос: – А как прикажешь быть с главным огнеопасным психом?
   К этой минуте огненный шторм снаружи немного ослабел. В стене пламени то и дело появлялись бреши, сквозь которые мы могли наблюдать мечущегося вокруг купола плазмодемона. Похоже, он был просто вне себя от злости и не терял надежды до нас добраться. Не верилось, что у этого сгустка горючей ярости имеется разум. Но поскольку разум, по словам «серого», был у нелюдей, значит, у их повелителя он также наличествовал. А раз так, значит, тоже вернется в прошлое, что могло быть для нас крайне опасно.
   – Боишься, что еще до того, как эта тварь упадет на Землю, она будет знать, с кем ей вскоре предстоит воевать? И что она нанесет превентивный удар, сделав нас своими первыми жертвами? – Само собой, Кальтер легко прочел мои мысли, пускай он, в отличие от «серого», не обладал даром телепатии.
   – Я боюсь, что ты сам недостаточно этого боишься, – проворчал я. – Хотя какой у нас выбор, если в этом варианте будущего мы оба так и так уже мертвы?
   – А почему ты уверен, что мы непременно выживем во втором варианте? Или ты решил вместе со своими людьми выйти из игры и покинуть Скважинск?
   – Была поначалу такая мысль, – честно признался я. – Но потом я спросил себя: а почему наш «серый» друг обозвал твой кульбит именно переигровкой? Наверное, потому, что нам хочешь не хочешь придется переигрывать раунд. В качестве оплаты за шанс переписать собственное будущее. Взаимовыгодная сделка. А за самовольный выход из игры нас подвергнут дисквалификации. Которая, уверен, вряд ли нам понравится… Правильно я говорю, господин «серый»?
   – Твоя оценка ситуации совершенно справедлива. Переигровка не подразумевает выхода из игры, пока в ней не будет достигнут какой-либо результат, – подтвердил Мастер. В его словах на первый взгляд не было угрозы. Но мы-то знали, что скрывается за этими нарочито обтекаемыми формулировками.
   – Просто здорово, что плазмодемон не выжег тебе мозги, и ты не разучился думать, – «польстил» мне Безликий. – А иначе даже не знаю, как бы я разговаривал с тобой дальше.
   – О чем? Кажется, мы сказали друг другу все, что хотели, а иначе на кой черт ты пускал мне пулю в лоб?
   – Это было в другой жизни, разве ты забыл? Той, которая закончилась для нас пять минут назад. Возможно, в новой жизни нам не помешает аннулировать наши старые взаимные обиды. Если не все, то хотя бы часть из них.
   – С какой стати? Видишь ли, Кальтер, но, когда ты приставляешь мне ствол к башке, я знаю, что в этот момент ты со мной абсолютно честен. Когда же ты улыбаешься мне дружеской улыбкой и предлагаешь мир, я не верю тебе ни на грош. Да ты и сам должен это осознавать, ведь не первый год пудришь людям мозги, чтобы затем вонзить им кинжал промеж лопаток.
   – Ты меня неправильно понял: я предлагаю тебе не мир, а временное перемирие, – уточнил Безликий. – Чтобы объединить усилия и вывести из игры нашу общую главную помеху – плазмодемона. Пока он жив, о розыске пакалей в Скважинске нельзя вести и речи. Но если мы сообща разберемся с угрозой, дальше станет ясно, продолжать нам войну или расставаться по-хорошему. Одно знаю точно: друг без друга нам эту боевую задачу не решить.
   – Неслабые у тебя запросы! – Я хотел присвистнуть, но с обожженными губами свистун из меня был никудышный. – Даже целое звено «Аллигаторов» спасовало перед плазмодемоном, а ты намерен утереть нос боевой авиации? Откуда столько уверенности? У тебя что, где-то поблизости припрятана ядерная бомба?
   – Хочешь, верь, хочешь, нет, но ты попал в самую точку, – подтвердил Безликий, даже глазом не моргнув. – Так и есть. Я знаю, где здесь можно достать тактический ядерный заряд малой мощности. Одна проблема: на нем уже будет запущен таймер детонатора, и мы не сможем его выключить или отсрочить взрыв. Но есть и хорошая новость. Я смогу отсрочить время, когда эта бомба попадет к нам в руки. Ненадолго, но, если за это время мы выйдем на заданную позицию и сумеем заманить туда плазмодемона, ему конец.
   – Да ты, похоже, совсем рехнулся! Тебе что, и впрямь кажется нормальной мысль устроить в Скважинске вместо пожаров настоящую Хиросиму? – оценил я предложение Кальтера так, как того оно вполне заслуживало. Хотя то, что он рассказал про ядерный заряд, скорее всего, было правдой. Я знал по дубайскому опыту, что у Безликого и его дочурки имеется доступ к очень серьезной боевой технике.
   – Сначала выслушай мой план, а потом начинай возмущаться, – спокойным тоном попросил Кальтер. – Дело чрезвычайно рискованное, знаю. Но у нас с тобой есть достаточно информации, а также пакали, чьи свойства нам известны, чтобы провернуть такую операцию.
   Я хмыкнул. Он говорил так, как будто мои товарищи и его дочь были еще живы. В смысле, уже живы… С другой стороны, нам ведь тоже не полагалось сейчас разговаривать, поскольку мы оба должны были обратиться в пепел…
   Короче, сам черт ногу сломит во всех этих пространственно-временных пертурбациях!
   – Ну так что, ты готов меня слушать? Или продолжишь брюзжать и растрачивать понапрасну мое и свое время? – повторил Кальтер.
   – Да, мать твою! Я весь внимание! – проворчал я и покосился на «серого». – Если, конечно, мы сейчас не растрачиваем понапрасну время нашего друга.
   – Не растрачиваете, – ответил спаситель. – Однако рекомендую вам поторопиться. Купол защищает нас от пламени. Но земля под ним в любом случае скоро раскалится, и тогда находиться здесь станет невозможно.
   – Постараюсь уложиться в пять минут, – заверил его Кальтер и снова повернулся ко мне: – Итак, первым делом нам надо определиться с точкой отсчета. То есть выбрать момент в прошлом, куда следует вернуться. Время до катастрофы и ее начало отпадают. Мой план можно будет осуществить лишь тогда, когда плазмодемон вырвется из «Черного фантома». Вот отсюда и предлагаю танцевать…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация