А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пекло" (страница 18)

   – Бледный, жми на газ и не тормози! – скомандовал Ирод, которому сам враг помог определиться с решением. – Оружие к бою! Гробик, швырни им парочку «плюшек»! Не желают разойтись по-хорошему, значит, сойдемся по-плохому!
   Поступить иначе Грязнов не мог. Кальтер видел верхушки растущих вдоль улицы деревьев и понимал, что она слишком узка для быстрого разворота громоздкого пикапа. Если враги налетят скопом, они облепят машину, и не факт, что наемники от них отобьются. Им было практичнее пойти в контратаку, благо их атаковала не техника, а обычная «пехота»… Ну, или не совсем обычная, учитывая нынешнее состояние этих людей.
   Дважды выстрелил «Milkor». Но, судя по тому, как близко прогремели взрывы, на этом его работа была завершена. Так и вышло. Гробик опустил на дно кузова гранатомет и подхватил штурмовой дробовик, что тоже лежал у него под рукой. Дальше все зависело только от пуль и от выдержки водителя, которому предстояло врезаться в толпу и проехать по человеческим телам. Хотя, принимая во внимание репутацию этой компании, вряд ли Бледный испытывал сейчас угрызения совести. При необходимости полковник Грязнов и его люди не дрогнув проложат дорогу даже в толпе обычных людей. А на зараженных неведомой болезнью им было и подавно начхать.
   Как, впрочем, и Кальтеру. Он свыкся с мыслью о том, что скоро ему придется умереть. Поэтому для него не было принципиальной разницы, получит он пулю в лоб или будет брошен на растерзание нелюдям. И все же валяться связанным и беспомощным, когда вокруг тебя кипит сражение, было для него крайне непривычно. От стрельбы и взрывов в его крови вновь закипел адреналин, который вмиг убил апатию и пробудил в нем жгучее желание действовать.
   Что ни говори, а боевые инстинкты Кальтера были живучи, словно у настоящего хищника. Но ведь никто не освободит его от пут и не даст ему оружие, даже поклянись он, что не направит ствол на Ирода и его бойцов. Ирод ни в грош не ставит чьи-либо клятвы, а тем более клятвы бывших собратьев по Ведомству. Тоже в своем роде защитный инстинкт, помогающий предателю и дезертиру Грязнову выживать в ополчившемся против него мире.
   По бамперу и защитной решетке пикапа загрохотали удары – машина и бегущая ей навстречу толпа столкнулись. Послышались хруст и чмоканье раздавленных колесами тел. Удары посыпались и на обшивку – это противники, увернувшиеся от гранат, тарана и колес, атаковали «Додж» с флангов и с тыла.
   Их было довольно много. Кальтер заметил, как за борта кузова ухватилось не меньше дюжины пар рук. Голов и лиц нападавших он пока не видел. Но из-за шипения, которое они издавали, казалось, будто машина наехала не на людей, а на огромный клубок змей.
   «SRM» в руках Гробика выплюнул три заряда картечи, и пальцы, что цеплялись за правый борт, вмиг соскользнули с него и исчезли. С левого они исчезли не так быстро. Чтобы отбить атаку, Ироду пришлось сделать из своего автомата уже не три, а больше выстрелов. За это время Гробик успел расправиться с оставшимися тремя зомби, что попытались запрыгнуть в кузов сзади. Их самих Куприянов тоже не видел, но, если бы наемник промешкал еще чуть-чуть, они точно свалились бы пленнику прямо на голову.
   Из салона также доносились выстрелы – враги явно пытались заскочить и туда. «Додж» ревел, прорываясь через агрессивных нелюдей, что налетали на него с частотой, с какой боксер дубасит тренировочную грушу. Ирод и Гробик не прекращали отстреливаться от противника, желающего прокатиться в кузове. Видимо, толпа оказалась больше, чем казалось наемникам сначала. Из их разговора Кальтер понял, что они воюют с людьми, которые превратились в зомби после контакта с Отшельником (или, как называл его Ирод – плазмодемоном). Но почему они здесь собрались, да еще в таком количестве? И куда вообще едет Ирод? Плюнувший после гибели Веры на все, включая собственную жизнь, Кальтер не особенно интересовался этим, но такой вопрос волей-неволей созрел у него в голове.
   Не имея возможности высунуться из кузова, Куприянов все же сумел заметить кое-что любопытное. Это была вражеская кровь. Ее брызги попадали на борта, когда наемники убивали нелюдей, подскочивших вплотную к машине. Сначала пленник не замечал в этой крови что-либо странное. Но ее капли и потеки вдруг начали дымиться. А затем она вовсе самовоспламенилась и принялась гореть подобно напалму.
   Кальтер, чьи ожоги и без того болели, заерзал, пытаясь отползти от борта. Но машину мотало из стороны в сторону, и у него это плохо получалось. Натиск врагов вроде бы ослабел, но не прекратился. Теперь они, судя по редким ответным выстрелам наемников, атаковали машину либо поодиночке, либо мелкими группами. «Додж» прорвался через толпу, но нелюди у него на пути не заканчивались. Походило на то, что они сбежались сюда со всех мест, где побывал Отшельник. Не иначе, здесь у них намечалась большая корпоративная тусовка. У Грязного Ирода тоже имелся в этом районе какой-то интерес. Такой, что полковник не искал обходные пути, а прорывался к своей цели с боем.
   Отбиваться от наскоков зомби стало проще, вот только радоваться этому пришлось недолго. Внезапно в ноздри Кальтеру ударила вонь горелой резины, а в уши – крик Бледного:
   – Вот твари! Да ведь они подожгли нам колеса!
   Вообще, к этой минуте на пикапе горели не только покрышки, но и прочие испачканные в крови нелюдей части: борта кузова, «кенгурятник», крылья, дверцы… Но на металлических поверхностях огонь был не так страшен, и кое-где наемники сумели его сбить. Огнетушитель против такого «напалма» оказался бессилен. Зато когда тряпка размазывала его по железу тонким слоем, огнеопасная кровь быстро выгорала. Правда, при этом воспламенялась сама тряпка, но в багаже у Ирода хватало гражданских шмоток, чтобы не испытывать нужды в средствах пожаротушения.
   А вот с покрышками уже нельзя было ничего поделать. Они раздавили много жертв и были вымазаны в крови настолько, что потушить их наемники не сумели бы даже в спокойной обстановке, не то, что во время боя. Сейчас полковника волновало другое. Пока автомобиль двигался – а он мог лишиться колес в любую минуту, – его требовалось увести в безопасное место, потому что без него воевать с нелюдями будет чертовски трудно, если вообще возможно. Ирод и Бледный перекрикивались, обсуждая между делом, дотянет пикап до железнодорожного моста или нет. Оба были уверены, что не дотянет. Поэтому они сошлись на мнении, что надо двигаться к водоочистной станции, которая находилась гораздо ближе. А от нее можно будет потом вдоль берега Чучуйки добраться до моста. Или, если к тому времени весь Скважинск превратится в гигантскую мусоросжигательную печь – просто прыгнуть в реку и уплыть по течению прочь из города.
   Кальтер понял, что жить ему осталось ровно столько, сколько еще продержатся колеса. Грязный Ирод не потащит с собой обузу в лице связанного пленника, а развязывать его не станут. Как наверняка не станут и тратить на него пулю. Зачем, если его можно умертвить с куда большей пользой – сделать из него приманку для зомби. И пока огненные мертвецы будут рвать Куприянова на части, полковник уведет отряд в безопасное убежище. А найти таковое на водоочистной станции легко, ведь горючие нелюди наверняка боятся воды.
   Чтобы пикап не перевернулся, когда колеса лопнут, Бледный сбросил скорость. А вскоре после этого раздался удар, лязг, и Кальтер покатился по дну кузова к переднему борту. Это означало, что они въехали на станцию, вышибив бампером ворота. Уже минуту наемники не стреляли, следовало понимать, что они оторвались от зомби. Но явно ненамного. Ирод и Гробик продолжали держать оружие наготове. И выскочили из кузова еще до того, как машина полностью остановилась, а, значит, им была дорога каждая секунда.
   Колеса начали лопаться одно за другим в тот момент, когда наемники открыли задний борт и, вытащив пленника из кузова, поставили его на землю. Разрезав, разумеется, перед этим веревку с петлей, потому что иначе он не устоял бы на ногах.
   Кальтер бегло осмотрелся. Наемники загнали горящий пикап во двор перед конторой, а сама станция располагалась недалеко от берега Чучуйки. Нужный Ироду железнодорожный мост возвышался над рекой в полукилометре ниже по течению. Повсюду, куда только Куприянов мог кинуть взор, бушевали пожары. Но сквозь затянувшую небо пелену дыма уже виднелись проблески рассвета. Ночь понемногу отступала, но вряд ли к этому часу в Скважинске оставался хоть один человек, который обрадовался бы наступлению нового дня.
   Ирония судьбы: в сумерках бывший агент Ведомства Кальтер жил, в сумерках воевал и в них же погибнет. Единственным проблеском в его сумеречной жизни была Верданди. Но и этот солнечный лучик теперь погас для него безвозвратно…
   На дороге, ведущей к станции, маячили тени. Их было много, и они казались еще более зловещими на фоне полыхающего вдали огненного зарева. Вряд ли кто-то из присутствующих здесь сомневался, что видит отставших от наемников зомби, и что они тоже скоро нагрянут сюда. Это случится минуты через три. Отряд Грязнова как раз успеет скрыться в конторе, в каком-нибудь из цехов или среди очистных сооружений.
   А что же Кальтер? Хватит ли ему этого времени, чтобы попытаться хоть как-то спастись?
   Стоп! И почему вдруг он подумал сейчас о спасении? Разве не он только что готовился к смерти и желал, чтобы она поскорее настала?
   Странная метаморфоза… Хотя, если задуматься, не такая уж странная. Опять эти проклятые инстинкты, будь они неладны! Всегда норовят прийти на помощь своему обладателю. Даже тогда, когда он сознательно и добровольно хочет отказаться от их помощи.
   – Я бы мог, конечно, тебя пристрелить, но, прости – не стану этого делать, – с наигранным сожалением обратился Ирод к Куприянову, разбирая со своими людьми оружие и вещи, которые они могли унести с собой. – Живой ты для нас гораздо полезнее. Наслаждайся жизнью столько, сколько получится. Передавай привет милейшим зомби и помни мою доброту! А теперь прощай! Встретимся в аду, но, надеюсь, не сегодня!
   Кальтер презрительно хмыкнул – да, нечто похожее он и ожидал, – но не удостоил полковника ответом. Впрочем, наемникам не было уже до пленника никакого дела. Похватав самое необходимое, они припустили бегом в сторону резервуаров и искусственных водоемов. Там было удобнее всего спрятаться или вести оборону. А в случае неминуемого поражения – быстро отступить и найти новые выгодные позиции.
   А Куприянов так и остался стоять рядом с горящим «Доджем», глядя на приближающихся нелюдей. Сколько их сюда спешит? Как минимум полторы сотни, хотя, кажется, еще больше. И что, он действительно намерен торчать связанным посреди двора, словно приготовленный на заклание жертвенный баран? Он – человек, про которого до сих пор на Ближнем Востоке ходят легенды словно о живом воплощении самого Ангела Смерти! И который за четверть века сам принес в жертву столько врагов государства и просто случайных свидетелей, что, восстань все они из могил, их армия будет гораздо многочисленнее бегущей сюда оравы зомби…
   Кальтер даже не заметил, в какой момент он отринул пораженческие мысли и приступил к действиям. Все случилось настолько быстро, что мысль о самоубийстве еще не выветрилась у Куприянова из головы, а его ведомое инстинктами тело уже прыгало со связанными ногами к «Доджу». И боль от ожогов ничуть ему не мешала. Напротив, сейчас она лишь придавала ему прыти.
   Перво-наперво нужно освободить ноги. Руки – потом, поскольку сначала необходимо во что бы то ни стало удрать со двора. Куда угодно, лишь бы только не стоять на месте. Искать нож, чтобы перерезать веревку на лодыжках, было бы бессмысленным занятием. Даже валяйся он в машине на виду, как воспользоваться им без помощи руки? Значит, придется выкручиваться иным способом.
   Каким именно, Кальтер понял, когда взглянул на нос пикапа. Он был изрядно помят во время недавней погони за агентами КВК и при прорыве через толпу зомби. Повреждения коснулись также передних крыльев, которые были порваны в нескольких местах. Упав на спину рядом с правым колесом и морщась от жара, исходящего от горящей покрышки, Куприянов отогнул ногами нижнюю часть крыла по одному из разрывов. И, расширив его таким образом, приступил к делу.
   Тереть веревку о рваные края обшивки приходилось в жуткой спешке, все время поглядывая на ворота. Нелюди, бегущие в авангарде толпы, должны были вот-вот ворваться на станцию. Пожалуй, было бы неправильно сравнивать их с хрестоматийными зомби из голливудских фильмов и сериалов. Скважинские зомби не являлись разлагающимися ходячими трупами. Внешне они выглядели как самые обычные люди, разве что сильно обожженные, и вели себя словно буйно помешанные, охваченные массовым психозом. Вот только их глаза… Они действительно светились огнем, и на фоне зарева пожаров казались не глазами, а сквозными дырами в головах. Чего было вполне достаточно, чтобы окрестить этих людей нелюдями. Или теми же зомби, как, не мудрствуя лукаво, обозвали их наемники.
   Нелюди неумолимо приближались и, не исключено, уже видели валявшегося рядом с машиной Кальтера. Впрочем, ему не понадобилось перерезать каждый виток ножных пут. Едва лопнула пара из них, как веревка тут же ослабла. Куприянову оставалось лишь энергично пошевелить ногами и сбросить ее с лодыжек. А затем, резко качнувшись вперед, подняться без помощи рук и рвануть наутек, поскольку шипящая стая как раз вбежала в ворота и, не сбавляя скорости, устремилась к «Доджу».
   Если к этой минуте наемники заняли позиции, они должны были видеть, как обстоят дела у оставленной ими во дворе живой приманки. И наверняка пристрелили бы его при попытке к бегству… Хотя зачем? Они могут поступить и по-другому. Ирод знает: даже если Кальтер освободится, он побежит не к очистным сооружениям, где прячутся его враги и где его сразу прихлопнут, а в другом направлении. А следом за Кальтером побегут и нелюди. Так что, связанный или свободный, он в любом случае оставался приманкой и приносил наемникам пользу.
   Так и вышло. Оглянувшись, Куприянов заметил, что нелюди не разбегаются по территории, а сосредоточили свое внимание на нем. Даже будучи обгорелыми, они бегали довольно прытко. Чего нельзя сказать о сильно обожженном и побывавшем в аварии Кальтере, руки которого все еще оставались связанными. Это также сказывалось на его скорости, а тугая веревка на шее стесняла дыхание.
   Куприянову следовало искать спасения там, где ему не пришлось бы играть в догонялки, и где он мог бы избавиться от оставшихся пут. Поэтому он бросился к конторе, но, еще не добежав до входной двери, обнаружил, что она открывается наружу. Благо дверная ручка оказалась достаточно большой. Ее удалось подцепить носком ботинка, а затем дернуть ногой на себя. Если бы она была заперта, беглецу пришлось бы вскочить на лавочку у входа, а потом вышибать плечом закрытое окно, надеясь не порезаться осколками стекла. Но дверь была открытой – видимо, на станции работала ночная смена, старший которой находился в конторе.
   Где все эти люди сейчас, Кальтера не интересовало. Проскользнув боком в приоткрытую дверь до того, как пружина закрыла ее обратно, он толкнул плечом вторую дверь – она открывалась уже вовнутрь – и очутился в вестибюле. После чего кинулся к стоящему у стены дивану и принялся ногами толкать его ко входу.
   Подперев им внутреннюю дверь, он, конечно, не ощутил себя в безопасности. Когда с той стороны на дверь навалятся нелюди, они сдвинут диван в сторону и ворвутся в контору следом за Кальтером. Агент надеялся лишь на то, что зомби устроят в тесном тамбуре давку, и мебельная преграда задержит их там на минуту-другую. Ну а сам он за это время спрячется в каком-нибудь офисе и найдет, чем перерезать веревку.
   Подходящий кабинет обнаружился на втором этаже, в самом конце коридора. Беглец рванул наверх, поскольку тешил себя надеждой, что у зомби не хватит ума подняться по лестнице, и они в итоге собьются со следа. Довольно робкая надежда, однако чем черт не шутит… Выбив пинком дверь, Кальтер проник в офис и также без помощи рук подтолкнул изнутри под дверную ручку стул. После чего взялся распахивать ногами дверцы столов и тумбочек. Шумное занятие. Но перед конторой и в вестибюльном тамбуре царил такой грохот, за которым нелюди вряд ли расслышат, что творится этажом выше.
   Вскоре поиски увенчались успехом. Главный инженер, в офисе которого бесчинствовал Куприянов, как все кабинетные работники, был не прочь перекусить прямо на службе. Чайник, сахарница, стаканы, ложки, кое-какие продукты и, главное – кухонный нож! – находились в одной из тумбочек. Вытряхнув нож оттуда, Кальтер подобрал его с пола зубами, после чего зажал рукоять ножа ящиком стола. Клинок он при этом развернул вверх, лезвием к себе, а сам ящик подпер животом. В таком положении Кальтер мог тереться о режущую кромку ножа грудью, вокруг которой была намотана веревка, притягивающая правую руку и культю левой к телу.
   Едва агент приступил к делу, как внизу раздался треск, звон стекла, а за ними – топот множества ног и знакомое многоголосое шипение. Как, впрочем, и предполагалось, нелюди пробились через непрочный заслон и волной хлынули в здание. Кальтер постарался не отвлекаться, хотя это было трудно, потому что вскоре вражеские шаги уже гремели по лестнице. Чтобы выяснить, случайно зомби подались на второй этаж или их вело за жертвой чутье, оставалось лишь дождаться, как преследователи себя поведут. И если они начнут с ходу ломиться в дверь этого кабинета, значит, версия с чутьем окажется правильной.
   Да, действительно – именно оно их и вело. Но чутье это было не слишком острым, поскольку враги стали штурмовать сразу всех офисы на этаже. И когда на дверь кабинета главного инженера обрушились первые удары, Куприянов все еще терся грудью о лезвие ножа, перепиливая крепкий фал. К сожалению, нож давно не точили. По остроте он не отличался от куска железа, о который Кальтер перетер ножные путы. Но искать что-то другое уже не было времени. Все, что беглец мог, это посильнее прижаться к лезвию и попытаться ускорить свои движения. Хотя последнее было вряд ли осуществимо, ведь он и так работал на пределе сил.
   Нелюди сокрушили дверь и ворвались в кабинет через полминуты. Но к выбитому окну, что разлетелось на осколки при их появлении, они не имели отношения. За это следовало винить Кальтера – это он швырнул в стекло легкое кресло. Именно швырнул, а не пнул, ведь отныне его руки снова были свободны, разве что от левой без протеза было мало проку.
   Разбив окно, Куприянов уперся грудью в тяжелый письменный стол и потолкал его к двери – навстречу возникшим на пороге нелюдям. Этот нехитрый маневр смог, однако, задержать их, поскольку они устроили по традиции давку на входе. А пока они, яростно шипя, толкались друг с другом и пихали преграду, Кальтер быстро обвязал ножку стола веревочной петлей. Он сплел ее из самого длинного обрывка фала, оставшегося от пут. А другой конец веревки намотал на здоровую руку, проделав это уже на бегу, устремляясь к выбитому окну.
   В молодости Кальтер мог бы прыгнуть со второго этажа безо всякой страховки. Но за всю жизнь на его счету скопилось слишком много высотных прыжков, что неизбежно сказалось на коленных суставах. За последние три года он, конечно, их подлечил, но рисковать ими сейчас все равно не хотел. Если приземление выдастся неудачным, нелюди настигнут охромевшую жертву еще до того, как беглец уковыляет отсюда.
   Со страховкой все прошло намного безопаснее. Правда, обрезок фала был коротковат, и прыгун, используя в качестве противовеса стол, не смог таким образом плавно достичь земли. Но когда спуск прекратился, до нее оставалось не более двух метров – высота, с которой Кальтер мог соскочить, не опасаясь за свои суставы.
   Очутившись внизу, он выхватил из-за пояса взятый им из кабинета нож – единственное доступное ему оружие – и бросился прочь от конторы. Не забывая, естественно, поглядывать назад и по сторонам. И сразу сделал любопытное и отчасти приятное открытие.
   Да, зомби и впрямь руководствовались чутьем, а иначе почему большинство из них рвануло не в контору, а к очистным сооружениям? Видимо, наемники оставили за собой в воздухе тот же незримый след, по какому зомби отыскали Куприянова. Он поймал себя на том, что при этой мысли у него на лице появилась злорадная улыбка. Грязный Ирод собирался натравить всех нелюдей на него, а сам под шумок скрыться, но не вышло. Вот пускай теперь он побегает и попрыгает. А пока наемники заняты отражением одной атаки, Кальтер тем временем приведет к ним с тыла другую прорву врагов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация