А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пекло" (страница 15)

   Нет, Куприянов не оторвался от них и не свернул куда-то еще. Напротив, сейчас он ехал медленнее, чем прежде, и представлял собой идеальную мишень. Такую, что гранатометчик мог попасть в нее практически не целясь.
   Мог и в то же время не мог, поскольку впереди «Субару» катил армейский бронетранспортер, на броне которого сидели вооруженные солдаты. А Кальтер, пристроившись ему в хвост, вовсе не думал расставаться с таким полезным попутчиком…

   Глава 7

   Был ли я зол? Еще бы, ведь проклятый Кальтер прикончил аль-Наджиба! Прикончил столь же хладнокровно, как в Дубае он вышиб мозги нашему товарищу Сквозняку, а до этого пускал кровь сотням других своих жертв. Шейх не был нашим товарищем. Но он являлся членом моей команды, а также человеком, которому я был обязан своим освобождением из тюрьмы, поэтому мне было с чего скрежетать зубами.
   Вообще-то я его честно предупреждал: с параноиками вроде Безликого такие игры не проходят. Однако Демир-паша был полон решимости попробовать. Особенно после того, как мы, подкравшись к бензоколонке, перестали ориентироваться в ситуации.
   Автомобиль противника продолжал стоять на территории АЗС. Но если она была захвачена, то почему все еще работала, отпуская клиентам бензин и не заливая его самим захватчикам? Бледный предположил, что они хотят не заправиться, а сменить транспорт. Это больше походило на правду. И раз их не устроил микроавтобус, значит, они подыскивали машину для иного типа дорог. Скорее всего «Додж». То есть эти искатели пакалей не собирались удирать из Скважинска, а хотели порыскать по его окрестностям.
   Интересно зачем?
   Хороший вопрос. Видимо, они знали то, чего пока не знали мы, и нам следовало их допросить. Это не удастся, если мы перебьем противника. Но как взять их живьем, если существует вероятность, что мы имеем дело с Кальтером? Даже поймай мы его и развяжи ему язык, отнюдь не факт, что он выдаст нам правду. Такие профессиональные лжецы, как он, даже под воздействием сыворотки правды могут сливать вам заложенную им в память дезинформацию. Тем более, если они заранее подготовились к возможному допросу и запрограммировали соответствующим образом свой мозг.
   Выудить у Безликого полезные сведения – а повезет, то даже пакаль, – можно было лишь одним способом, и мы его уже обсуждали. И не только у Безликого, если на то пошло. Любой наш противник тоже мог встречаться в Скважинске с «серыми». Или, как минимум, что-то знать о них. Я сомневался, что сегодня в мире найдутся охотники за пакалями, которые не слыхали о появлении в аномальных зонах этих загадочных человекообразных существ.
   Я понадеялся на то, что аль-Наджиб тоже достаточно хитер. А также умеет быстро ориентироваться в обстановке и грамотно блефовать. Да, сегодня он разучился телепортироваться без пакалей, но и раньше он делал так не всегда. Нарисуйся наш «серый» на АЗС обычным способом, из ближайших кустов, в этом не будет ничего подозрительного. Ну или почти ничего, но ему хватит ума подыскать себе оправдание.
   Мы не слышали, о чем говорили Кальтер и Демир-паша. И даже не видели их во время этой беседы. Со своей позиции я наблюдал лишь размытые тени на асфальте, а тех, кто их отбрасывал, скрывал от меня угол шиномонтажного бокса. Безликий неспроста выбрал для разговора с «серым» место, где их нельзя было разглядеть с подступов к станции. Хитрый ублюдок всегда все продумывал до мелочей с присущей ему педантичностью!
   Впрочем, она же являлась характерной приметой, по которой я сразу понял, что аль-Наджиб наткнулся именно на Кальтера. Аккуратность, с которой тот скрывался от наших глаз, являлась его визитной карточкой. Рассредоточившись к востоку от бензоколонки, мы могли накрыть ее шквальным огнем, но по-прежнему не видели ни одной отчетливой цели. Кроме, разве что, смутного силуэта женщины, сидевшей в операторской будке. Но разглядеть, кто это – приемная дочурка Кальтера или здешняя кассирша, – отсюда было нельзя.
   Разговор шейха и Безликого продолжался несколько минут. Я уже начал подумывать, что все идет как надо, когда раздался пистолетный выстрел. А вслед за ним – громкая арабская брань, подтвердившая, что у «серого» возникли крупные неприятности. Которые, однако, очень скоро для него закончились. Прежде, чем я отдал приказ атаковать, послышались еще два выстрела, и брань прекратилась. После чего нашим взорам предстали сам стрелок и его напарница, решившие удрать от нас на той же машине, на какой они сюда прибыли.
   И им это удалось. Несмотря на наши старания, эта парочка вырвалась со взорванной Гробиком АЗС. И хуже того – едва не оставила нас самих без транспорта! Если бы не Крамер, которая вовремя заметила рванувший в ее сторону автомобиль и смекнула, что может сделать его водитель, мы бы застряли на той окраине, а Безликий бы от нас скрылся. Схватив подвернувшуюся под руку палку, Шира выкинула нечто из ряда вон выходящее – заставила некогда лучшего ведомственного ликвидатора отказаться от своего плана! Наверное, тот в свете фар не разглядел, кто и с каким оружием на него нападает. И решил, что будет глупо вырваться из одной засады и тут же угодить во вторую. В ином случае я сомневаюсь, чтобы Кальтер спасовал перед какой-то бабой с дубиной и пустился от нее наутек.
   Забирать тело шейха нам было недосуг, поэтому пришлось бросить его здесь до лучших времен. Ну а если лучшие времена для нас не настанут – значит, просто бросить и забыть о нем. Так, как это практиковалось в Ведомстве, когда выполнение задания стояло превыше всего, и у нас не оставалось времени, чтобы позаботиться о своих убитых, а порой даже раненых. Убегающий Кальтер был для нас приоритетной целью, и мы рванули за ним в погоню, не мешкая ни секунды.
   Долго ли, коротко ли, но, вернувшись в Скважинск, этот ублюдок сумел пристроиться к армейской автоколонне тогда, когда мы уже взяли его «Субару» на прицел гранатомета. Ловкий ход, спору нет. Однако я на месте Безликого воздержался бы от того, чтобы праздновать победу, даже промежуточную. Не знаю, как насчет его конспиративной легенды – наверное, она хороша, раз он не боялся маячить под носом у военных, но наша легенда и поддельные документы тоже почти безупречны. Официально полковник Родион Грязнов числился мертвым. А с моею наголо выбритой головой, а также бутафорскими очками и бородкой-эспаньолкой во мне было трудно признать меня прежнего.
   Как долго Кальтер и его напарница планировали пользоваться халявным прикрытием, мы не знали. Но все это время мы с тем же успехом могли держать их в поле зрения. Что было даже проще, чем если бы Кальтер оказался один. Во-первых, беспокойство о дочери, когда мы будем находиться рядом, не позволит ему сохранять прежнее хладнокровие. Это отразится на взвешенности принимаемых им решений и, не исключено, подтолкнет его к ошибкам. А во-вторых, как нам стало ясно еще в Дубае, дочь Безликого не обладает той выдержкой и подготовкой, которыми знаменит ее приемный папаша. Захватить ее нам будет гораздо проще, после чего Кальтер окажется у нас на коротком поводке. Нам останется лишь решить его дальнейшую участь. И что-то подсказывало мне: вряд ли я стану долго колебаться насчет того, как с ним поступить…
   – Вот сучий потрох! – прокомментировал Бледный последний маневр наших врагов. – А я-то думал, что сейчас Гробик точно сделает из этого гада подгоревший гуляш! И почему эти вояки поехали здесь, а не по соседней улице!
   – Ладно, отставить кулинарные фантазии! – ответил я. – Садись им на хвост, но держись метрах в двадцати позади. Безликий хочет поиграть с нами в «паровозик»? Почему нет – давай поиграем. Главное, мы его не упустили, а дальше будет видно.
   – Внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, – проворчал майор, тоже как бы пристраиваясь к колонне, но не приближаясь к замыкающей ее «Субару». – Вопрос в том, куда мы движемся и надо ли нам вообще в ту сторону?
   – Мы движемся за пакалем. И будем до поры до времени придерживаться этого плана. Тем более что у нас есть чем крыть козыри Кальтера… Кстати, Шира, я уже поблагодарил тебя за то, что ты спасла наши покрышки?
   – Нет еще, – буркнула с заднего сиденья Крамер. На нее гибель шейха произвела куда большее впечатление, чем на нас, хотя она знала его от силы полтора часа. Ей было трудно смириться с тем, что человек, который только что сидел с нею рядом, теперь лежит мертвый на горящей бензоколонке. Что ж, если хочет работать с нами, пусть привыкает, что подобный конец может настичь каждого из нас, включая ее. В моей команде никаких поблажек женщинам не предусмотрено.
   – Ладно, потом поблагодарю. А сейчас позволь спросить: ты точно не передумала выйти из отряда закройщиц тюремных фуфаек и вступить в наш отряд? Просто, сама видишь – мы тут не с церковными лавками воюем. Наши противники пострашнее обкраденных попов и распускающих руки вертухаев. Они не станут подавать на тебя в суд, а сами пустят тебе кровь, дай только им такой шанс.
   – Нет, не передумала, – отозвалась Шира. – Я смерти не боюсь и на кровь успела насмотреться. Просто ваш арабский друг, он… он покинул нас так внезапно, что меня это немного… сбило с толку.
   – В нашей работе случаются вещи и похуже, – заметил я, довольный тем, что она держит себя в руках и не задает лишних вопросов. – Как там насчет твоих снов? Есть просветления?
   – Вообще-то в последнее время мне было некогда предаваться воспоминаниям, – огрызнулась она. – Да и вам наверняка тоже.
   – Говорят, нервные потрясения часто помогают вспомнить то, о чем мы напрочь позабыли, – заявил я.
   – Это у кого тут, позвольте спросить, нервное потрясение? – возмутилась она. – Может, у вашего белобрысенького умника? То-то, гляжу, он весь такой понурый сидит.
   – Ты еще не окончила школу, а этот умник перерезал во славу своего неблагодарного отечества столько вражеских глоток, сколько ты за всю жизнь комаров не убила, – возразил я. – И медалей у него до того, как всех нас с позором разжаловали, был, наверное, целый пуд с гаком. И смерти он столько раз в лицо хохотал, что старухе с косой после его насмешек даже валерьянку пить приходилось. Так что это у меня быстрее нервы сдадут, чем у Бледного. А про тебя и говорить нечего.
   – Да будет вам скромничать, босс, – счел своим долгом поблагодарить меня за подобное заступничество майор. – Вы да Кальтер – последние люди, кого внешней разведке этой страны следовало выгонять из своих рядов. А всему виной дурацкая политика, будь она неладна…
   Автоколонна, «Субару», а следом за ними мы повернули на улицу, пересекавшую ту, по которой все мы только что двигались. Кто бы сомневался, что Кальтер не отстанет от своих потенциальных защитников. Нам оставалось всего лишь выругаться и продолжить свою вялотекущую погоню.
   Я знал этот район Скважинска. Поблизости от этого перекрестка располагался Дом культуры железнодорожников: построенное еще в СССР здание с портиком и традиционной для тех времен безыскусной настенной лепниной. Еще на подъезде к клубу мы заметили, что возле него наблюдается оживление. Там скопилось много армейских машин. Одни из них отъезжали, другие подъезжали, а на площадке перед парадным входом стояли полевые радиостанции. Которые, разумеется, не работали. Но порядок оставался порядком – где бы вояки ни развернули свой штаб, там всегда должны иметься в наличии средства связи. Даже несмотря на то, что от всей этой груды оборудования сегодня не было проку.
   То, что в Доме культуры находится именно штаб, мы могли не сомневаться. В Скважинске военным не было нужды соблюдать секретность. Наоборот, для лучшей организации спасательных работ местонахождение штаба следовало знать не только армейским, но и всем гражданским службам. Чтобы не загромождать подъезд к штабу, колонна, за которой двигалась «Субару», остановилась, не доезжая ОК. Кальтера такой расклад, естественно, не устроил. Обогнав тормозящие у обочины БТР, он выехал на площадку и нахально припарковался рядом со штабными «уазиками».
   – Босс? – подал голос Бледный, требуя от меня дальнейших распоряжений.
   – Паркуйся рядом, – велел я. – А когда мы выйдем из машины и отвлечем вон тех солдат… – Я указал на топчущихся рядом с «уазиками» водителей, что ожидали команды на выезд. – Когда мы их отвлечем, проколи у «Субару» передние колеса.
   – С превеликой радостью! – оживился Бледный, наконец-то получивший шанс поквитаться с убийцей шейха. Пускай для начала хотя бы такой пацанячьей местью.
   Пока майор выруливал на стоянку, я открыл бардачок, достал оттуда кобуру с «береттой» аль-Наджиба, которую он сдал мне на хранение перед тем, как переоблачиться в «серого», и, обернувшись к Шире, протянул ей пистолет.
   – Вот, держи, – сказал я при этом. – Будь у нас лишний комплект военной формы, я бы, конечно, вручил тебе автомат. Но в твоих нынешних шмотках ты тянешь максимум на гражданского специалиста. Поэтому довольствуйся пока маленькой пушкой, держись позади нас и помалкивай… Вопросы есть?
   – Есть, – кивнула она, принимая подарок и прицепляя его в ремню джинсов. – Специалиста в какой области мне надо изображать?
   – А в каком институте ты училась?
   – Финансов и банковского дела.
   – М-да, незадача… А из школьной программы какой-нибудь негуманитарный предмет помнишь?
   – Разве что биологию немножко.
   – Отлично! Значит, будешь у нас внештатным ученым консультантом по биологическому оружию, профессором Еленой Гольдштейн.
   – Кто такая эта Елена Гольдштейн?
   – Да ухлестывал я в свое время за одной стервой, которая… А хотя, какое тебе до нее дело? Просто запомни имя и все.
   – Очень смешно! – фыркнула Шира. – Но я же понятия не имею, что такое биологическое оружие и с чем его едят!
   – Как правило, не едят, а вдыхают или впитывают через кожу, – уточнил я. – Хотя вряд ли тебе придется болтать с кем-нибудь на эту тему. Но если что, запомни ключевые слова: «чума», «холера», «тиф» и «оспа», подбери к ним какие-нибудь научные определения из школьного курса биологии, а дальше импровизируй, как сумеешь… Короче, выкручивайся сама, а мы, если что, тебя прикроем.
   – Приехали, – доложил Бледный, заглушив двигатель и вытаскивая ключи из замка зажигания. Потом посмотрел вслед удаляющемуся хозяину «Субару» и его напарнице и хмыкнул: – Вы только гляньте! Да эти двое, не иначе, вконец страх потеряли!
   Так оно на самом деле было или нет, но противники действительно направлялись в штаб. Кальтер явно опасался, что мы устроим перестрелку прямо здесь, и спешил убраться с опасной территории. Что же все-таки у него на уме? Хочет войти, а потом выйти через служебную дверь или выпрыгнуть из окна на противоположной стороне здания? А, может, в голове мерзавца созрел другой, более хитроумный план? Так или иначе, но нам нельзя выпускать эту парочку из виду.
   Пока мы, напустив на себя деловой вид, интересовались у водителей, как найти командующего, Бледный в это время исполнил мой приказ и пропорол у «Субару» оба передних колеса. А когда он вновь присоединился к нам, мы уже были в курсе, что главным в штабе является генерал-майор Вампилов, и что крупнейшая проблема, стоящая у военных на повестке дня, – разрастающиеся пожары. А также огненное существо (не то призрак, не то демон, не то сам дьявол – солдаты так и не пришли здесь к единому мнению), которое эти пожары устраивает.
   Говорили, что кроме трех вертолетов и группы спецназа оно сожгло заживо несколько пожарных расчетов и два взвода солдат. Иными словами, предсказания покойного аль-Наджиба сбывались. С каждым часом плазмодемон становился все агрессивнее, подобно тому, как идет в разнос ядерный реактор с отказавшей системой охлаждения.
   Мы вошли в холл Дома культуры, где этой ночью культурой и не пахло, когда Кальтер и его спутница уже поднимались по лестнице на второй этаж. Это шло вразрез с моей догадкой, что они сразу рванут к служебным выходам, стоявшим сейчас нараспашку. Курьерские автомобили – единственное работающее средство связи у военных – подъезжали постоянно, и, останавливайся они все у парадного крыльца, это привело бы к затору. Что задумал Безликий, было все еще неясно. Но бежать от нас простейшим способом он не пожелал. И был по-своему прав. Для успешного бегства ему требовалась хотя бы пара минут форы, которую мы ему, само собой, не дадим.
   Кальтер и его дочурка метнули в нас с лестницы настороженные взгляды, а потом направились в главный коридор второго этажа.
   – За ними! – скомандовал я, и мы бегом припустили вверх по ступенькам.
   Удивить кого-то в штабе беготней было нельзя. Большинство здешних обитателей передвигалось или бегом, или быстрым шагом. А шум стоял, наверное, громче, чем в Смольном в ту знаменитую октябрьскую ночь тысяча девятьсот семнадцатого года. Искушение пристрелить беглецов прямо здесь было велико, но в этом случае нам не избежать конфликта со штабной охраной. Автоматчики комендантской роты стояли на постах, и хотя они вряд ли были готовы стрелять в своих, я сомневался, что убийство Кальтера сойдет нам с рук. А если к перестрелке подключатся другие солдаты и офицеры, разразится такое кровопролитие, рядом с которым померкнет даже штурм Зимнего дворца.
   Пока мы взбегали по лестнице, я наскоро осмотрелся. Широкие двери концертного зала распахнуты, и в нем тоже хватало суетящегося народу. В толпе мелькало много людей в медицинской форме. Видимо, сюда свозили раненых и обожженных солдат, которых размещали на сцене, а также в проходах между рядами кресел. В клубе должен иметься еще малый зал, но на второй этаж пострадавших заносить не будут. А, значит, там и расположена ставка генерала Вампилова.
   И не туда ли, часом, торопится Безликий? И что он там забыл? Ладно бы, он просто прикрывался толпой, полагая, что мы не дерзнем развязать в клубе войну. Но показываться на глаза самому командующему? С какой стати?
   А может, Кальтер блефует? Желает, чтобы я вообразил невесть что и начал ломать голову над его финтами. В то время как на уме у него нет ничего, кроме обычного бегства. Или его осенила идея, как поссорить меня с Вампиловым, а самому остаться в стороне… А вот это очень даже в стиле Безликого. Так что надо поспешить, пока он не наболтал обо мне генералу гадостей. Мало ли, что у нас безупречные документы и легенда. Кальтеру по силам вставить нам палки в колеса и там, где меткая стрельба уже ничего не решает.
   Впрочем, в эту игру можно играть и вдвоем. И если меня осенит идея, как нам в свою очередь опорочить Безликого, я ею воспользуюсь.
   Мои догадки подтвердились. Ставка Вампилова действительно оказалась в малом зале, и наши беглецы уже добрались дотуда. Кресла в нем не были прикручены к полу. Часть из них расставили вдоль стен, а остальные свалили грудой на сцене. В середине зала стоял большой стол, составленный из принесенных сюда отовсюду столов поменьше. На нем были разложены всевозможные бумаги, карты и папки, а также стояли лэптопы. В углу за отдельным столом расположились связисты. Они явно не были перегружены работой и присутствовали лишь на тот случай, если связь вдруг восстановится. Помимо них в штабе также находились офицеры и адъютанты, чье количество почти ежеминутно менялось, поскольку то один из них, то другой покидали или возвращались в зал.
   В отличие от связистов, Вампилову покой мог только сниться. Да и то в фигуральном смысле, поскольку он не успевал даже просто присесть и расслабиться, не говоря о том, чтобы вздремнуть. К сухощавому, рослому генералу, коему на вид было за пятьдесят, выстроилась очередь из курьеров и офицеров, собиравшихся получить новые инструкции либо доложить об обстановке на местах и о проделанной работе. Очередь, правда, была короткой и быстро двигалась – Вампилов явно не любил рассусоливать. Но Безликому все равно пришлось ждать, прежде чем он смог обратиться к генералу.
   Мы вошли в штабной зал, когда Кальтер с дочуркой, козырнув, предстали пред генеральские очи. Имена, звания и должности, которые они назвали, были такие же липовые, как наши: майор Капустин и лейтенант Сопаткина, специалисты по химической разведке, прикомандированные к какой-то там воинской части. Однако не успел наглый лжец перейти к сути дела, как Вампилов жестом велел ему повременить и, отвернувшись от него, обратился к нам:
   – Прошу прощения, господа офицеры, а вы еще кто такие?
   Понятно, почему мы вызвали у командующего любопытство. Нас было пятеро, к тому же наши отличные от стандартных форма и оружие выделяли нас из всех здешних обитателей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация