А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пекло" (страница 11)

   Глава 5

   Огненный фейерверк, что бушевал над элеваторной промзоной и сбивал с небес вертолеты, выглядел впечатляюще.
   Правда, у нас не было времени любоваться им. Выбравшись из кратера, куда нас вернули разъединенные пакали, мы и «сестричка», чей наряд не вызывал ни у кого подозрений, пересекли оцепление там, где дежурил наш знакомый лейтенант. Дальше мы, однако, не пошли, а остановились на полпути к «Доджу» и сделали вид, будто усиливаем периметр дополнительным блокпостом. Так мы меньше вызывали подозрения, хотя пребывающая на нервах беглая уголовница осталась от нашей идеи не в восторге. Ей хотелось как можно скорее удрать отсюда, а мы будто нарочно продолжали торчать возле ненавистной ей «Скважины».
   В действительности мы торчали здесь потому, что в этом месте наше нахождение выглядело не только естественно, но и даже было желанным. Любой военный видел в нас собратьев по оружию, которые в случае обострения ситуации поддержат его огнем, и потому не задавался вопросом, кто мы такие и откуда прибыли. В других, более спокойных районах города наша вооруженная группа мозолила бы людям глаза и могла вызвать подозрения. А мне не хотелось лишний раз встречаться и объясняться с военной полицией. Прежде чем двигаться дальше, нам был необходим план. Выработать его мы могли, лишь обсудив итоги первого этапа охоты, и сделать это было проще всего не сходя с места.
   – Кто-нибудь скажет, что за ерунда там творится? – поинтересовался Крупье, указав на небо, где в этот момент маленькая яркая огненная комета преследовала два «Аллигатора».
   Все посмотрели на шейха, поскольку он был единственным среди нас, кто мог сталкиваться прежде с подобной чертовщиной. Аль-Наджиб, в свою очередь, выразительно покосился на нашу гостью, намекая на то, что обсуждать стратегические вопросы в ее присутствии нежелательно. И он был прав. Пускай «сестричка» меня опознала, это еще ничего не значит. Наоборот, будь она чуток дальновидней, то помалкивала бы об этом, ведь неизвестно, как мы отреагируем на ее догадку.
   – Итак, мы свое слово сдержали, – обратился я к ней. – Теперь давай, выкладывай все, что нам нужно знать, и катись на все четыре стороны… Как тебя зовут, кстати?
   – Шира, – только теперь представилась беглянка. Вряд ли это было ее настоящее имя, хотя нам-то какая разница? – Шира Крамер. Если вы полгода назад регулярно смотрели новости, то могли запомнить мое имя. Оно в них частенько мелькало.
   – Не смотрел, – признался я. – И за что же тебя упекли в тюрьму, бедная жертва политического режима?
   – Кажется, я ее вспомнил, босс, – оживился Крупье. – Не то чтобы история была громкая, но кое-какую шумиху в России вызвала. Эта стерва и несколько ее приятелей-робингудов грабили церковные лавки. А все золото потом бесплатно раздавали нищим, убогим, бомжам и прочей голытьбе.
   – А наличные деньги, которые мы отбирали у продавцов тех лавок, я переводила на лечение больных детей! – добавила Шира, весьма довольная и собой, и тем, что не все из нас оказались такими дремучими, как я.
   – Насчет детей не уверен, но готов поспорить, что та голытьба пропила далеко не все украденное вами золото, – скептически хмыкнув, возразил Бледный. – Кое-что вы себе на черный день под камушек явно припрятали.
   – Что за наглый поклеп! – возмутилась робингудка. – С чего ты это взял?!
   – Потому что твоя фамилия не Гуд, а Крамер, – пояснил майор. – А среди евреев за всю их историю отыскался всего один альтруист, да и того вы в итоге распяли.
   – И почему тебя это так волнует? – подбоченилась Шира. – Разве меня волнует, сколько вы, славяне, пересажали у себя на колья своих альтруистов? Или скольких несчастных детей ты и твой босс придушили тогда в Сирии?
   – А ну хватит! – рыкнул я и сурово посмотрел на Бледного, уже открывшего рот, чтобы пригвоздить Крамер очередным контраргументом, за которыми он никогда не лазил в карман. – О чем вообще речь? Какое золото? Забыли, что ли, где находитесь?
   – Если я вас правильно поняла, босс, речь идет о моем пакале, – предпочла быстро переменить тему Шира.
   – Никакой я тебе не босс, – уточнил я. – И пакаль этот не твой. Живо отвечай, как он у тебя оказался!
   – Что значит – не мой? – насупилась она. – Этот чокнутый хрен в костюме аквалангиста отдал пакаль мне, а не вам! И то, что вы его у меня отобрали – это несправедливо! Вы ничем не лучше тех продажных судий, которые вынесли мне приговор!
   – И за какие такие заслуги «серый аквалангист» вдруг наградил тебя пакалем?
   – За все пережитые мной страдания. И за праведную борьбу, что мы вели на свободе против Системы!
   – «Серый» прямо так тебе и сказал?.. Только не ври! Учти, я тебя предупреждал: соврешь хоть раз – сильно пожалеешь!
   – Нет, «серый» так не говорил, – созналась Крамер с явной неохотой. – Но до этого он несколько раз навещал меня в палате и подавал какие-то знаки. Тогда я думала, что у меня глюки после наркоза и от обезболивающего. Сестра, что за мной присматривала, сочувствовала мне и иногда делала лишний укольчик кайфа.
   – А что с тобой стряслось в твоей колонии?
   – Я проглотила ложку.
   – Неужели так вкусно кормили? – удивился Крупье.
   – В знак протеста против бесчинства охраны, ты, кретин! – просветила его Шира. – А потом эта ложка слишком хитро во мне застряла, и наши коновалы не смогли ее вытащить. Вот почему меня направили сюда. Здесь хирург хороший, и он быстро со мной разобрался. Так аккуратно все сделал, что я уже через сутки была как огурчик. Послезавтра обещали выписать и отправить назад, однако, сами видите, как все удачно обернулось.
   – Рановато пока говорить об удаче, – ответил я, после чего вернул ее к теме: – Когда именно тебя стал навещать «серый»?
   – Сразу, как только действие общего наркоза закончилось. То есть неделю назад. Я чуть не обмочилась от испуга, когда увидела стоящего рядом со мной человека без лица. Потом он стал подавать мне знаки, а я сказала, что не понимаю язык глухонемых. Но он все равно их подавал, пока я снова не уснула. Так потом было всегда. «Серый» появлялся, начинал свою жестикуляцию, и вскоре я засыпала. А сегодня, когда я сбежала из палаты и хотела переодеться врачихой, а блатные козлы испортили мне всю малину, «серый» никаких знаков не показывал. Просто возник передо мной из ниоткуда, бросил пакаль на пол и снова исчез. И даже не помог, гад! Но хоть подарок оставил, и то хорошо… Вернее, было хорошо, пока вы его не отобрали. Я про пакали кое-что краем уха на зоне слышала: дескать, ценные штуковины, по которым нынче полмира с ума сходит. Вот повезло-то, думаю! Даже если бы эта банда дверь сломала и меня по кругу пустила, черт с ними, лишь бы не убили. А на свободе, да еще с пакалем я бы не пропала… Может, все-таки отдадите мне его, а? Ну пожалуйста! Вы ребята матерые, при деньгах и оружии, и еще много артефактов насобираете. А мне в бегах на какие средства жить? В проститутки, что ли, подаваться?
   – Между прочим, не самый худший вариант, – заметил Бледный, бросив оценивающий взгляд на ее ладную фигурку, прелести которой были заметны даже под мешковатой сестринской спецодеждой. – Если станешь пахать в две смены, можешь быстро заработать денег на поддельный паспорт. А если в три, так в нем еще штамп московской прописки будет стоять.
   – Да пошел ты, знаешь куда, чудак на букву «м»! – фыркнула Шира и демонстративно отвернулась от зубоскала.
   – И это все, что тебе известно? – уточнил я у нее, видя, что она больше не желает с нами общаться.
   – Да, все, – подтвердила она. – Именно так оно и было. Мы с «серым» встречались четыре раза, и за это время он не произнес ни слова. Ну а его жесты я не запомнила. Он их так много проделывал и ни разу не повторялся.
   – Чего-то в твоей истории все же недостает, – недовольно поморщился я. – Каких-то деталей и, похоже, ключевых. А ну, давай, признавайся, что ты от нас утаила!
   – Ничего я не утаила! – огрызнулась Крамер. – Могу поклясться чем угодно!
   Я посмотрел ей в глаза так, как смотрел когда-то в глаза тех своих «клиентов», которых собирался подвергнуть допросу и пыткам. Шира знала, кто я такой, знала и то, что я без малейших угрызений совести могу вытрясти из нее силой всю правду. Или поступить гораздо хуже: сдать ее командиру оцепления, майору Пальченко как беглую заключенную. Тем не менее она выдержала мой тяжелый испытующий взгляд, даже не дрогнув. И, похоже, заранее смирилась с любой судьбой, какая была ей уготована.
   С другой стороны, а есть ли смысл ей врать или что-то недоговаривать? Еще совсем недавно она была простой зэчкой, не помышлявшей ни о побеге, ни об охоте за пакалями, а навещавший ее «серый» казался ей наркотической галлюцинацией. Если он ввел в игру нового игрока, то почему одарил его ценным призом еще до того, как Крамер достигла какого-либо успеха? Стало быть, она – не игрок, а один из членов игрового уравнения, которое нам предстоит решить. Осталось лишь определить верное математическое действие, что в настоящий момент было затруднительно.
   Хотя, если хорошенько проанализировать все сказанное Широй, имелись еще вопросы, которые было бы нелишне прояснить.
   – Ты сказала, что после жестикуляции «серого» всякий раз засыпала, – продолжил я дознание. – Какие сны ты при этом видела?
   – Сны?! – удивилась Шира. – При чем тут они? Разве это имеет отношение к делу?
   – Вполне возможно, что имеет, – уклончиво ответил я. – Ну так как, снилось тебе что-нибудь или нет?
   – Да снилась какая-то фигня, – припомнила она. – Причем всякий раз одна и та же. Старый каменный мост через неширокую мутную речку, а рядом с ним – водоворот. Небольшой, но сильный. И я вроде бы стою на этом мосту и гляжу на водоворот. Долго гляжу, не отрываясь, а он все кружит и кружит. В конце концов у меня тоже начинает кружиться голова, я падаю с моста и меня утягивает под воду. Потом начинаю тонуть и сразу просыпаюсь… Вот и все.
   Я посмотрел на товарищей, которые тоже слышали рассказ Ширы от первого до последнего слова. Однако их реакция на это – а вернее, ее отсутствие – ничем не отличалась от моей. Что тут можно сказать? Сон как сон. До полноценного кошмара не дотягивает, каких-либо узнаваемых деталей в нем нет… Разве что одна – неширокая мутная речка. Но таковые найдутся в большинстве городов мира, а не только в Скважинске.
   – Говорю же – все это полная фигня, – заключила Крамер, глядя на наши равнодушные лица. – Мне в тюрьме и не такие дурацкие сны снились. И многие из них тоже повторялись не по одному разу.
   – Напряги мозги и вспомни еще какие-нибудь детали, – потребовал я. – Любые мелочи. Это может быть очень важно. И не только для нас, но и для тебя, раз уж «серые» втянули тебя в нашу игру.
   – Никто меня никуда не втягивал. Хотя… – Шира нервно обернулась. На соседний блокпост только что доставили в наручниках пойманных неподалеку двух беглых зэков. По их избитым физиономиям было заметно, что изловившие их солдаты не особо с ними церемонились. – Хотя, если бы вы «втянули» меня в свою компанию, я бы наверняка вам пригодилась.
   – Думаешь, мы не умеем сами стирать носки и готовить?
   – А вы думаете, я только на это гожусь? – вспыхнула она.
   – А на что еще ты нам сгодишься? Мы церковные лавки не грабим, бомжей золотом не одариваем и больных детей не спасаем.
   – Я тоже умею стрелять! И еще втираться в доверие к людям. Знаете, как мы первые три лавки ограбили? Я туда просто-напросто работать продавцом устраивалась. А каким образом мне, еврейке, это удавалось, догадываетесь?
   – Ты совращала священников, прикидываясь кроткой православной прихожанкой? – оживился Бледный.
   – Я тебе уже говорила, что ты умный мальчик, – бросила ему Шира. – Придется сказать еще раз. Жаль, нет конфетки, а то бы угостила… Да, ты прав, белобрысенький: совращать священников – один из моих талантов. Причем не самый лучший.
   – Ну, а какой же самый лучший? – спросил я.
   – Вы требуете, чтобы девушка раскрыла вам все свои секреты на первом же свидании? – кокетливо улыбнулась прохиндейка.
   – Пока я требую лишь то, чтобы ты вспомнила свои сны во всех подробностях, – уточнил я. – Каждую деталь, каждую мелочь… А пока ты делаешь это, я, так и быть, обдумаю твою просьбу.
   И, перейдя на арабский язык, обратился к остальным:
   – Эта тварь слишком много видела и слишком много знает. Предлагаю перерезать ей глотку прямо здесь. Приготовьтесь. Как только укажу на нее пальцем – сразу хватайте ее и валите на землю.
   Бледный, Крупье и Гробик остались невозмутимыми, чего нельзя сказать об аль-Наджибе. Он вытаращился на меня так, как будто я вел речь не о Шире, а о нем, и это его глотке угрожал сейчас мой нож.
   – Послушайте, полковник, – заговорил наконец Демир-паша растерянным тоном. – Я, конечно, знаком с вашими методами работы и в целом согласен с ними. Но не кажется ли вам, что в случае с этой женщиной вы перегибаете палку?
   Я посмотрел на Крамер, которая переминалась с ноги на ногу и с любопытством прислушивалась к нашему разговору. Арабским она явно не владела, но то, что им в совершенстве владели мы, ее ничуть не удивило. Она знала, что раньше я работал на Ближнем Востоке, а, значит, мог секретничать со своими людьми на любом из тамошних языков.
   – Все в порядке, вам не о чем беспокоиться, – ответил я шейху и сдержанно улыбнулся. – На самом деле я и не думал никому угрожать. Это была всего лишь проверка, не более. Если эта женщина – шпионка, которой «серые» или кто-то еще поручили следить за нами, то она должна знать арабский язык не хуже меня. И если бы она его действительно знала, то сейчас не таращилась на нас, как дура, а уже бежала бы со всех ног к солдатам. К счастью для нее, она прошла испытание. И теперь мы можем быть уверены, что нас никто не подслушает.
   – Ну что ж, теперь я вас понимаю, – ответил аль-Наджиб, изобразив такую же вежливую улыбку. – Простите мне мою недогадливость, мой друг… Итак, что у нас дальше по плану?
   – Я и мои люди были бы вам признательны, если бы вы растолковали смысл вашего недавнего пророчества. Что за гибель вы предрекли Скважинску? Она как-то связана вон с той огненной свистопляской?
   Я указал на небо, хотя фейерверк, бушевавший там несколько минут назад, прекратился. Два уцелевших в схватке вертолета все-таки успели удрать, а сам летающий огонь устремился к земле и устроил пожар неподалеку от элеватора. Или, может быть, он упал на уже горящее здание – отсюда не разглядеть. Определить это по доносящимся до нас крикам тоже не удавалось. Те, кто кричал, похоже, сами понятия не имели, свидетелями чего они только что стали.
   – Смею предположить, что мое, как вы выразились, пророчество и эта адская небесная пляска связаны напрямую, – сказал шейх, поглядев в том же направлении. – Помните, полковник, с чего вообще начался этот наш разговор?
   – Вы обратили внимание на странную поверхность космической станции. Сказали, что ее корпус имеет специальное покрытие, похожее на то, что используется в стелс-технологиях.
   – Все верно, – подтвердил «пророк». – В мире существует… точнее, существовал всего один орбитальный объект со столь уникальной обшивкой. Это – американский «Черный фантом». Он и рухнул сегодня на Скважинск.
   – Кое-что припоминаю, – кивнул я. – Секретная военно-научная космическая станция, чье существование всегда ставилось под большое сомнение. Твердили еще что-то о ее сверхвысокой орбите, прогрессивных, не имеющих аналогов технологиях и прочих мало интересовавших меня в те годы вещах.
   – И все-таки «Черный фантом» не был мифом, – подчеркнул Демир-паша. – Мне, как человеку, работавшему на «серых», было многое о нем известно.
   – А почему он вдруг заинтересовал ваших бывших покровителей? Ведь технологии, которыми они пользуются, в любом случае гораздо современнее этих.
   – На «Фантоме» проводилось множество всевозможных исследований. В частности, на его технологической базе американцы пытались осуществить первую в истории человечества телепортацию. И можете себе представить – им это удалось!
   – Конечно, я бы восхитился их успехами, если бы по милости «серых» телепортация не превратилась для нас из чуда в рутину, вроде чистки оружия, – заметил я, постучав по карману «разгрузки», где лежали пакали.
   – Вы, мой друг, не до конца осознаете всю эпохальную важность этого открытия, – покачал головой аль-Наджиб. – Пакали и технологии «серых» там были ни при чем. Не буду вдаваться в научные тонкости, а просто скажу: нетипичная среда, отсутствие гравитации и удаленность от поверхности планеты позволили хозяевам «Фантома» заглянуть за горизонт привычных знаний. На Земле такие опыты были невозможны в принципе. Но на сверхвысокой орбите, при наличии специального оборудования, действующая модель телепорта была создана. С ее помощью проложили первый в истории человечества телепортационный канал длиною около двух тысяч километров. Не постоянный, конечно же – поддержание его в рабочем режиме требовало немалых затрат энергии. Да и его пропускная способность оставляла желать лучшего. Тем не менее с его помощью появилась возможность переправлять с Земли на «Фантом» и обратно небольшие грузы, типа почтовых посылок. Что по праву могло считаться гигантским шагом вперед не только для космических технологий, но и для всего научно-технического прогресса земной цивилизации.
   – Посылки и почта – это здорово. А что насчет переправки по этому каналу людей?
   – Само собой, что без подобных опытов тоже не обошлось. Но тут исследователям хвалиться нечем. Астронавтов и лабораторных животных приходилось доставлять на станцию обычным способом. Экспериментальная установка не могла корректно завершить процесс телепортации такого груза. Либо ей не хватало мощности, либо причина крылась в несовершенстве технологий, но все животные прибывали на конечный пункт телепорта в состоянии, скажем так, агрессивной плазмы. По характеру поведения и повадкам это были все те же крысы, собаки и мартышки. Но при этом их тело горело жарким, неугасимым огнем, не причиняющим им боли. Чего нельзя сказать об экспериментаторах и обычных животных, которым этот огонь наносил сильные ожоги. Но это еще не все. Он также мог перекидываться на собратьев по виду. Хотя нет, «перекидываться» – неверное слово. Источник живого огня мог не только сжигать особей своего вида, но и вживлять в них частицу этой плазмы. Она вызывала в их организмах необратимые изменения, после чего они теряли рассудок и становились крайне агрессивными.
   – Значит, по-вашему, маленькая комета, что сожгла вертолеты – это плазменное животное, вырвавшееся из клетки «Фантома»?
   – Для животного эта комета воевала очень уж грамотно, вам не кажется, полковник?
   – Да, вы правы, Демир-паша – все так и было… Хотите сказать, что на «Фантоме» также ставились опыты на людях?
   – Сомневаюсь. Какой в этом смысл? Чтобы понять несовершенство технологии телепортации людей, вполне хватило подопытных макак. Хотите услышать мою версию произошедшего? Я думаю, что «огненный человек» – это астронавт, который по какой-то причине не сумел эвакуироваться с терпящей бедствие станции. У него был выбор: погибнуть при ее падении на Землю или же попытаться спастись, прыгнув в телепорт. Но либо на другом конце магистрали что-то случилось, либо командование отказало «плазменному» астронавту в доступе на базу из соображений безопасности, ему пришлось вернуться обратно. Только уже в ином облике. Который тем не менее спас его от неминуемой гибели.
   – …И убил вертолетчиков, а также наверняка еще кого-нибудь, – добавил я. – А есть способ уничтожить такого плазмодемона? Ведь и астронавты, и наземные экспериментаторы каким-то образом избавлялись от чересчур агрессивных подопытных животных.
   – Способ есть, и в теории он очень простой, – ответил шейх. – Всех этих горящих существ можно убить, потушив их. Да-да, именно так. Не важно, чем: водой, углекислым газом, вакуумом… Важно, что при этом они погибают, поскольку лишаются энергии, продлявшей им жизнь. Но тут имеется одна серьезная проблема. На поверхности планеты плазмодемон попадает под воздействие гравитации и прочих факторов, от которых он отрезан в орбитальной лаборатории. К сожалению, это не лишает его сил, а, напротив, многократно прибавляет их. Сбросить такое существо на Землю – все равно, что отключить у атомного реактора систему охлаждения. И чем дольше оно пребывает в земных условиях, тем мощнее и неуправляемее становится. И тем больше надо затратить усилий, чтобы его уничтожить.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация