А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "12 ступеней мудрости. Записи 1960—1961 гг." (страница 40)

   482. (Октябрь, 22). Мир Мой нелегко утверждать в этом мире. Мир очевидности человеческой короток очень. Но Мой Мир – от вечности, как бы Нить вечности протянута через формы и явления плотного мира, нить, уводящая в беспредельность. К Миру Моему можно приобщиться, в Него можно войти, стать частью Его и жить в Нем, встречая волны преходящих явлений, как гранитный утес встречает прибой. Именно надо понять беспредельный аспект Моего Мира и сознанье на Нем утвердить. Именно надо понять, что дух, зажженный от вечного пламени жизни, живет в беспредельности, уявляемой в вечной смене проявленных форм. Беспредельные мы и живем в беспредельности. И мир плотный, в беспредельности сущий, является как бы разрезом ее во времени. Духом поднявшись над данным разрезом плотного мира, можно продолжить его в беспредельность и увидеть, что он представляет собой всего лишь кратчайший момент беспредельности и является частью ее. Нельзя отделить от нее ни одну форму жизни, ибо началом и концом своего существования касается она беспредельности. И не только концом и началом, но и каждым атомом, входящим в ее структуру. Беспредельны мы всеми элементами, составляющими микрокосм человека, ибо все элементы видимого и невидимого мира являются тем или иным видом аспекта беспредельности, в ней живут и в ней проявляются. Беспредельность вверху и внизу, в начале и в конце времени и во всем, что существует в Космосе. Поверх времени, в беспредельность устремляет стопы свои дух и в ней утверждает свой путь со звезды на звезду. Космос вечен, и вечен дух человека, и временность пребывания его на земле не преградою будет для духа, но ступенью и трамплином к дальним мирам. Надо огненной волей пробить плотную сферу очевидности, надо время понять и подняться над ним, надо мыслить о тайнах пространства. В век освобождения от всякого рабства надо подумать о том, как сбросить цепи, сковавшие дух, цепи плотного мира, Майи оковы. Свобода лишь в духе. Нет в теле свободы. А дух вездесущ, всемогущ и всезнающ в неисчерпаемом, безграничном, беспредельном потенциале своем. Мною было сказано о качествах духа. Ныне Берем высочайшие качества и атрибуты его, Указую на беспредельные возможности духа. Утверждая, что возможно все, Перебрасываю серебряный мост в беспредельность, где все достижимо, ибо не существуют предела роста могущества духа. Различные ступени всемогущества, всезнания, всевидения уже достижимы в какой-то, быть может только пока еще начальной, степени человеком, но эта достижимость ручательством служит дальнейших, других достижений, еще более высоких и мощных, и нет им предела, и нет им конца. Чем можно ограничить полет мысли? Лишь собственным невежеством. Отбросив его и все цепи, и все ограничения и оковы веков, можно устремиться по пути в беспредельность, где все достижимо, где невозможного нет и где несломимость устремления дух увенчает победой.
   483. Время пришло пересмотреть заново многие положения и утверждения прежних учений, сбросив с них покровы клерикализма. Истина, очищенная от наносов, вновь засияет над миром. К примеру возьмем утверждение Первоучителя, столь яро замалчиваемое церковью: «Вы боги», или «И дана человеку власть над всякою плотью». Разве в этих словах не утверждается всемогущество человеческого разума и власть человека над всей природой и над телом своим? Йоги эту власть утверждают и ее достигают, и могут демонстрировать людям. Но что же сделали церковники с этими великими истинами, превратив сынов Божьих, то есть людей, в рабов, в страхе и трепете пресмыкающихся перед Высшим Началом, обрекающим их, по учениям этих церковников, на вечные мучения ада за краткие часы земного существования? Да знают ли эти невежды и мракобесы, что такое вечность? И может ли Космическая Справедливость и закон Кармы обречь человека за одну только жизнь на вечную муку? Много нелепостей нагородили эти невежды и сияющие истины жизни покрыли слоями изуверства и тьмы, лишив людей Света. Свет этот ныне миру дан будет наукой, ибо Истина мира одна. К Ней подойдут через науку.
   484. (Октябрь, 23). И все же будем писать, хотя бы все было против. В этой неизменности ритма утверждается нить связи, основой которого является постоянство. Ритм этот будет продолжен за грани смерти и смерть сделает жизнью, ибо утвержденное здесь утверждено будет там, и отвергнутое здесь – отвергнуто там. Эту жизнь на земле можно назвать полем утверждения условий существования в Надземном. Вот почему каждая принятая или отвергнутая мысль имеет значение для будущего. И равновесие утвержденное рамкою будет выражения духа в незримом. Постоянство и равновесие связаны тесно. Постоянство без равновесия или равновесие без постоянства будут разновесием. И когда слишком трудно, спасительный ритм можно на помощь призвать. И в нем почерпнуть новые силы. Что из того, что беснуются волны прибоя внешних явлений. Они снова откатятся в море, дух же по-прежнему будет стоять нерушимо, мощному дубу под вихрем подобно. Сила равновесия велика. И сила эта от духа, не от земли и других оболочек. В триаде бессмертной основа ее. Равновесие – качество огненное.
   485. (Октябрь, 24). Неблагоприятные условия восприятия усиливаются для того, чтобы процесс мог протекать при всяких и даже самых неблагоприятных обстоятельствах. Нужно лишь не останавливать на них мысль, продолжая ее устремлять по принятому направлению. Условия астрального плана по сравнению с земным столь обостряются, что огненное тренирование этого порядка настоятельно необходимо. Планы мысли и планы низших воздействий различны. Но огненное сознание должно видеть и слышать все, что не нарушает своего сосредоточения. Основной поток остается неизменным, боковые же ручейки на него не влияют. Господство мысли над окружающим состоит в том, что мысль продвигается по избранному направлению, не изменяя его в зависимости от внешних условий. Вибрации этих последних, попадая в сознание и запечатлеваясь в нем, все же не изменяют направления основного течения мысли. Даже перерыв не пресекает его стройности. Сознание как бы касается известной сферы и черпает оттуда то, что ему созвучит, несмотря на поступление впечатлений из сфер низших. Расчленение сознания практически явно возможно, и в веках знаем немало примеров тому. Сознание при этом касается разнородных явлений, различных потоков и, почерпая из них, не теряет нить связи ни с одним из тех, с которыми оно соприкоснулось. Конечно, напряжение сознания должно быть велико, а также напряжение мысли ведущей. Вывод один: при всех обстоятельствах ритм записей продолжается, и никакие вторгающиеся в него явления со стороны его нарушить не в силах, если устремление сохранено. Вначале требовалась полная тишина и изоляция, в конце записи можно вести даже на людном перекрестке дорог. Важно допустить, что это возможно, чтобы позднее осуществить в применении. Многие чудесные феномены возможны, и нет установленных рамок уявления активности высокого сознания. Могучая сила ритма сметает преграды обычных условностей и делает невозможное возможным. Будем писать и ночью, и днем, и когда захотим, и во всяких условиях, и при всех обстоятельствах.
   486. Победа в том, чтобы не замедлять шага и не нарушать его ритма. Особенно вредна в этом отношении неожиданность, вызывающая шок и даже паралич некоторых центров. Потому изумляться не следует ничему и не поражаться ничем, также не нужны и внешние знаки удивления в угоду кому-то или чему-то. Достоинство духа не позволяет этого. Ужимки духа этого порядка особенно вредоносны. Ведь рядом с ними стоит льстивая угодливость, а за нею унизительное лепетание. Быть собою самим надлежит при всех обстоятельствах жизни, не унижаясь до улыбок угодливости и соглашательства. Соглашательство, угодливость – это одно, согласие и взаимопонимание – нечто совершенно другое. Эти последние не уязвляют достоинство духа, в то время как соглашательство поражает его. Много вредоносных привычек носит в себе человек. Молчание тем хорошо, что избавляет от многих ошибок и не создает условий, в которых астральный паяц уявляет марионеточную сущность свою. Он унизитель достоинства духа, готовый в любую минуту проявить рабский свой лик. Он лепечет, он льстит, он улыбается условной улыбкой ничтожества, он же и лжет, он же боится всего и всегда. Не столь он ничтожен, сколь вреден, и не столь он живуч, сколь не нужен вперед устремленному духу.
   487. (Октябрь, 25). От земли оторваться нельзя и землю оставить. Значит, надо мудро суметь сочетать небо и землю в сознании, и при этом так, чтобы земля не только не мешала, но служила трамплином для освоения неба. В сущности говоря, мешает не земля, но тяготение природы человеческой к неизжитой животной натуре внутри человека, наследию прошлого в нем. И если человек – это процесс, то животное начало в нем есть явление, подлежащее изживанию и преодолению. На известной ступени, близкой к освобождению, наследие прошлого встает из глубины сознания с особенной силой и в последних усилиях тянет сознание вниз. Прибою волн прошлого следует противостать, собрав свои силы, ибо не долог прибой и временен. И привлекательность земных притяжений лишь кажущаяся. Не может поднявшийся дух жить уже ими, ибо они ничего не дадут, кроме разочарования, тягости и отемнения. Вот возникает вожделение пищи, но стоит отяготить ею, уже отброшенной и непривычной, желудок, как утонченный организм тотчас же восстанет, ибо придется тяжко платить за отравление. И так же точно со всеми прочими, тянущими вниз прельщениями. То, что радовало и давало удовлетворение раньше, ныне его уже не принесет, а приносит только горечь падения духа в объятия прошлого. Но в прошлом все сожжено для огненной йоги, и возвращение на старые пепелища радости духу не даст. Живем будущим и в будущем, где лежит поле новых достижений и где новое полностью заменяет старое и заменяет столь полно, что прошлое уже не приходит на сердце; украшая его (прошлое) цветами, носим их на могилу. Но довольно могил. О жизни идет Наша речь и сияющих возможностях духа. Все впереди и все достижимо. И призраки прошлых свершений не в силах пути преградить.
   488. (Октябрь, 26). В сознании, как в зеркале, отражается окружающий его мир, но мир, окрашенный характерными для данного сознания красками. И не всегда отражение это спокойно и четко. Поверхность зеркала скорее можно уподобить воде, нежели стеклу, и малейшее дуновение астральных вихрей тотчас же искажает все отражение. И видит тогда человек мир внешний не таким, каков он есть, но как кажется. Так помимо ограничений, свойственных обычному сознанию, вносятся еще добавочные искажения. И действительность превращается в ярую очевидность, столь далекую от реальности. В этих призрачных личных мирках и живут миллионы людей вне пределов действительности. Исказитель ее астрал. Под властью его томится сознание, тюремщик духа – так его можно назвать. Это враг номер первый. Освобождение духа от всякого рабства начинается с освобождения от тирании астрала. Можно прожить без его уявлений. Не нужны его переживания. Не нужны его вспышки. Можно дать себе задание: хотя бы один день провести без всяких эмоций. Без них можно есть, пить, спать, работать и все же быть человеком, но человеком, свободным от судорог астрала. Вот человек раздражился, вот испугался, вот вдруг хохочет – к чему все это. Спокойствие должно заменить все ужимки астрала. Без них можно жить. Итак, на сегодня задача – движения в астральном проводнике прекратить хотя бы на один день. Довольно его произвола! Ни на что не реагировать никак. Хорошо ли, плохо ли, приятно ли или неприятно, нравится или нет – внутри паяц связан силою воли и кривляться ему не разрешено, пусть хоть все вверх дном перевернется, но паяц пусть будет связан на день, только на день, чтобы увидел хозяин его, что кривляка подвластен хозяина воле. Надо понять, что можно мыслить, и жить, и чувствовать себя полноценным человеком при условии полного замолкания астрала. Лишь только при этом условии можно утверждать спокойствие и равновесие. Мятущаяся комическая оболочка должна быть приведена к молчанию. Даже однодневный опыт будет полезен, ибо трудно начать. Сколько усилий делалось и делается, чтобы возноситься духом, но что-то упорно мешает, сводя на нет все достижения. Мешает астрал, враг номер первый, делая бесплодными все устремления духа. Сколько их – пошатнувшихся, остановившихся, вспять идущих! Кто их ведет и куда? Астрал неуемный и ярый, дух оседлавший, влечет его яро во тьму. Позволено все, нет запретов, но не рабу, не тому, кто во власти астрала, тягчайшем из всех видов рабства. Надо силы найти цепи рабства порвать, и надо добиться свободы. К чему все завоевания свободы человеку, находящемуся в рабстве у своей низшей оболочки? К чему свобода пьянице, наркоману, садисту? Даже малая победа над астралом полезна, ибо ведет к большей. За первой попыткой последует вторая, за второй – третья, пока не будет обуздан паяц и смирен, и ярость не смолкнет его. Иначе конец и горе побежденному духу, и рабство уже не у своего астрала, но у тьмы, которая через него порабощает свободу духа. Пощады к паяцу в себе быть не может. Он и Я в человеке различны. Но он, неуемный, врос в человека и заменил собой его Я. Скверну вырвать следует с корнем, и день первый пусть будет началом борьбы с врагом древним не на жизнь, а на смерть.
   489. (Октябрь, 27). Жизнь внешняя и жизнь внутренняя. Первая заканчивается со смертью, вторая продолжается, но уже вне зависимости от плотных условий. Которая же из них важнее? Что сеет человек на внутреннем поле сознания, то и будет расти и наливаться во всходах, когда кончится жизнь на земле. Останется внутреннее и ничего внешнего. И жить придется за счет энергии зерен, пока не дадут они плодов, которые явятся причинами внутренней жизни в следующем воплощении. Перефразируя древнее изречение, можно сказать: не заблуждаются, Карма поругаема не бывает, что посеешь, то и пожнешь.
   490. (Октябрь, 28). Каждое семя дает ростки и плоды по своему роду и виду. Так же и зерна психические, тем или иным путем попавшие на поле сознания человека. Семена зла, ненависти, недоброжелательства всходы дадут соответствующие. Семена красоты, блага, высших устремлений и всего, что от света, светлые всходы дадут. Собиратель зерен, и сеятель, и жнец, и обладатель результатов жатвы – сам человек. Для обычного посева обычно отбирают лучшие семена. Так же и контроль над собою позволяет производить самый тщательный отбор психических поступлений. Но для этого нужен постоянный дозор, ибо допущенная и продуманная мысль, получившая ту или иную оценку сознания, с этой оценкой или печатью духа останется на ниве сознания в хранилище памяти, где, утвердившись, растет. Когда-то и где-то, при возникновении созвучных этой мысли условий, она выплывает, возросшая, вновь и действует тогда человек в согласии с ней, часто даже и не потрудившись подумать, хороша она или плоха. Но для того, кто идет вверх, каждая прошлая жизнь нехороша уже тем, что восходящее сознание ее переросло фактом своего движения вперед, и потому контроль над мыслями прошлого нужен еще более строгий, чем над мыслями настоящего, которые еще не успели укрепиться и дать глубокие корни. Особенно трудно бороться с мыслями вековой давности, выкристаллизовавшимися в виде привычек, склонностей и прочих наростов духа. Хорошо, если они хорошие, но обычно они не по мерке возросшему духу и подлежат изъятию. Если устремление огненно и напряженно, они могут отлететь, как отжившие листья, но при застое сознания вызывают гниение и могут заразить всю систему, отсюда двойная необходимость контроля над мыслью, то есть бодрствование духа непрерываемое. Те мысли, которые получили санкцию сознания, активно живут в подсознании и часто проявляются в сновидениях, когда человек поступает вразрез со своим бодрствующим сознанием. Темные мысли из подсознания надо извлечь, пересмотреть, поставить печать нового понимания и вновь их отправить в хранилище памяти. Сновидения не повторятся, и астрал во время сна физического тела будет действовать уже по-иному, подчиняясь воздействиям измененной мысли. Часто во сне человек совершает поступки, которых он никогда не допустил бы в обычной жизни. Это астрал действует по линии заложенной мысли, полностью им не искорененной из сознания. После освобождения от физического тела мысли, заложенные в микрокосме человека, яро начнут себя проявлять, увлекая за собою тонкую оболочку, и тогда начинается яростная борьба между высшими устремлениями духа и неизжитыми энергиями низших мыслей, от которых очистить себя еще не успел их хозяин. Лучше чистку эту начать как можно скорее. Много сора внутри. Многое следует пересмотреть заново. Все дает свои всходы. Много ненужного хлама, много ядовитых семян, злых семян много. В аспекте далекого будущего хорошо просматривать свои мысли, представив их выросшими до своего логического конца. И добро и зло каждой явленной мысли будет видно тогда во всем объеме. И будет легче тогда отбросить ненужную или ядовитую мысль.
   491. (Октябрь, 29). Во сне тонкое сознание реагирует на различные воздействия порой совершенно не так, как реагировало бы на них бодрствующее сознание. Реакции идут как бы вразрез с принятым направлением. Это означает, что недобитые змеи поднимают головы, пользуясь отсутствием дневного контроля. Печать окончательного решения воли не была, следовательно, прочно наложена на некоторые тенденции, склонности и привычки астрала. И он, чувствуя отсутствие узды, себя проявляет порой в действиях, не заслуживающих одобрения дневного сознания. Этих рецидивов прошлых свершений следует так же стыдиться, как будто бы они произошли наяву. Они полезны тем, что, вскрыв их отрицательную сущность, человек может наложить на них санкцию нового решения, пресекающего в корне возможность их нового повторения. Во сне истинный лик человека проявляется легче и свободнее, чем в состоянии бодрствования.
   492. (Октябрь, 30). Творчество Гуру своеобразно, самобытно, необычно и производит совершенно особое впечатление на сознание, вызывая порой целый поток мыслей. Одно из его замечательнейших полотен – это картина «Настасья Микулична». Ее надо смотреть из самого дальнего угла комнаты, а еще лучше из коридора, и тогда красоты ее оживают и начинают сиять и светиться. И чем больше покоится глаз на этой картине, тем больше мыслей рождает она в сознании. И кажется, что это не просто картина, но великое будущее нашей Родины, запечатленное на полотне. Ведь она написана в 1943 году, когда гитлеровские орды, оснащенные продукцией техники всей Европы, еще угрожали нашей Стране и вторая Отечественная война была в самом разгаре. И в это трудное для нашей Страны время Рерих уже предвидел конечную победу над врагом, над нашими врагами и недоброжелателями. Настасья Микулична – это символ непобедимой мощи Нашей великой Родины. Мощная фигура женщины, мощный конь на фоне пылающей зари Нового Мира, когда Родина Наша, отразив всех врагов, выходит как победительница на мировую авансцену. Заря Нового Мира, освобождающегося от темного наследия прошлого, от войн, крови, насилий, колониального рабства и всех видов угнетения и порабощения человека человеком, победно горит над планетой. И ведущей весь мир за собою страной, все народы земли, является Родина Наша, воплощенная в образе могучей фигуры Настасьи Микуличны, на крепком и сильном коне. Она в доспехе, но не вооружена, она не бряцает оружием, она никому не угрожает. Она несет Миру мир, и в длани ее – поддерживаемые ею фигурки людей, словно символ малых народов или всего человечества в целом, на охрану мира, счастья и интересов которого мощно выходит Она в пылающих красках зари Нового Мира. Она еще в броне и доспехе, чтобы предательская вражья рука не могла нанести внезапно удар из-за спины. Но такой силой уверенности и несокрушимости веет от этого образа, и конь столь твердо ступает вперед в это сияющее победой и счастьем будущее, что невольно возникает вопрос: каким глубоким чувством предвидения обладал Рерих, чтобы так жизненно изобразить его на полотне? Он словно видел эту победную поступь нашей Родины и ее ведущую роль на мировой сцене. Да, она никому не угрожает, да, она несет миру мир, да, она является защитницей малых народов и всех угнетенных, да, к ней с надеждой и верой устремлены ныне миллионы глаз во всех уголках планеты, да, она возглавляет борьбу со старым, обреченным, уходящим и разлагающимся миром и ведет за собою народы и эту победную мощь. Конь поднимается на возвышенность, он еще на нее не ступил, а когда ступит, рассеются последние тучи мрака и Наша великая Страна предстанет перед народами мира во всей своей непобедимой мощи, утверждающей мир всему миру, и счастье для всех народов земли, и полную окончательную победу Нового Мира над старым, когда войны, насилия и рабство во всех его видах будут лишь в прошлом.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [40] 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация