А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "12 ступеней мудрости. Записи 1960—1961 гг." (страница 1)

   Борис Абрамов
   12 ступеней мудрости. Записи 1960–1961 гг

   Предисловие
   Б. Н. Абрамов и его записи

   Ученик Рерихов

   Впервые тексты, записанные Б. Н. Абрамовым, увидели свет в 1993 году. Изданные духовным учеником Абрамова Б. А. Даниловым, эти материалы составили целую серию книг, получивших название «Грани Агни Йоги».
   Читатели, интересующиеся духовным наследием семьи Рерих и эзотерическими знаниями в целом, моментально оценили информативность и удивительное духовное воздействие этих текстов. Книги с текстами Б. Абрамова сразу же вызвали восторженную реакцию десятков тысяч читателей в нашей стране и за рубежом; они с нетерпением ждали издания каждого очередного тома «Граней». Все, кто прикоснулся к этому необычному источнику, свидетельствовали: Записи Абрамова – просто чудо! Настоящее духовное сокровище, источник вдохновения, лучший помощник и советник в жизни, способный помочь в решении самых сложных жизненных проблем.
   Кем же был человек, сделавший эти удивительные Записи, и как они появились на свет? О его жизни и высокой духовной миссии рассказал в своей книге[1] ученик Абрамова, Борис Андреевич Данилов – он же издатель духовного наследия Б. Абрамова и, можно сказать, продолжатель его дела.
   Борис Николаевич Абрамов родился 2 августа 1897 года в Нижнем Новгороде. Родители Абрамова были интеллигентными людьми и дали сыну хорошее образование. Он владел английским и немецким языками, любил музыку и хорошо играл на фортепиано (уже в зрелом возрасте выступал на любительских концертах, судя по тому, что говорится в одном фрагменте из его Записей). Б. Н. Абрамов также прекрасно знал русскую и иностранную литературную классику, любил поэзию, сам писал рассказы и стихи, рисовал[2].
   После окончания гимназии Борис Абрамов поступил в университет, но, проучившись два курса, перешел в военно-морское училище, окончил краткосрочные курсы и получил звание морского офицера. Очевидно, море и военная служба более отвечали романтической натуре Абрамова, чем проторенная колея обычной жизни штатского человека. Однако 1917 год многое изменил в первоначальных планах молодого офицера. Как и многие другие представители интеллигенции (в том числе из офицерства), в событиях революции и Гражданской войны Абрамов не нашел себе места ни по ту, ни по другую сторону баррикад. Судьба привела его в Китай, в крупный город Харбин, ставший своеобразным центром, где осела русская эмиграция. Как и многие другие эмигранты, Борис Николаевич покидал страну, будучи уверенным, что уезжает лишь на краткое время, надеясь при этом, что история вскоре расставит все по своим местам и он вскоре же вернется на родину. Но возвращения пришлось ждать почти сорок лет. Это были годы жгучей тоски по родине. Его жизнь скрашивала работа, которую он всегда любил, разносторонние творческие интересы и любовь к духовно-философскому наследию всего мира. Оказавшись в эмиграции в Китае, Борис Николаевич выучил китайский и японский разговорный языки. В Харбине он работал в химических лабораториях, затем много лет занимал должность консультанта по русскому языку в Политехническом институте, преподавая русский язык и литературу китайским специалистам.
   Там же, на чужбине, Абрамов встретил свою будущую жену – Нину Ивановну Шахрай. Они поженились в 1929 году. Как пишет хорошо знавший их Б. Данилов, Абрамовы были исключительно гармоничной парой: они нашли друг в друге не просто спутников жизни, но и единомышленников. Нина Ивановна, как и Борис Николаевич, имела значительные духовные проявления. После начала постоянного духовного Общения Б. Абрамова с Учителями она иногда тоже получала краткие сообщения от Е. И. Рерих, о чем Борис Николаевич сообщал в письмах Б. Данилову.
   Интерес к духовной литературе, к философии проявился у Б. Абрамова уже в молодые годы – он был хорошо знаком с классическими религиозно-философскими учениями. Впоследствии пытливый ум и поиск ответов на духовные вопросы привел Б. Н. Абрамова к учениям теософии и Живой Этики. Он досконально изучил «Тайную Доктрину» Е. П. Блаватской, интересовался философскими взглядами Е. И. и Н. К. Рерихов. В Харбине судьба уготовила ему удивительную встречу, которая изменила всю его жизнь. В 1934 году, во время экспедиции по Монголии и Китаю, Николай Константинович Рерих со своим старшим сыном Юрием Николаевичем приехали в Харбин. Жившие в Харбине соотечественники встретили Рерихов с большим уважением. Необычные духовно-философские познания Рериха были в то время уже широко известны, и люди, интересующиеся духовными вопросами, устремились на встречу с художником. Среди тех, кто пришел познакомиться с Рерихом, был и Б. Н. Абрамов. Из многих прошедших к нему Николай Константинович избрал небольшую группу будущих духовных учеников. Двоим из этой группы – Б. Н. Абрамову и А. П. Хейдоку – Рерих вручил знак особого доверия, даваемый ученикам духовных знаний на Востоке – серебряные кольца, которые он специально с этой целью привез с собой из Индии. Таким образом в Харбине был сформирован круг[3] учеников духовного знания. Все время своего пребывания в Харбине Николай Константинович встречался с организованным им обществом и приобщал его участников к основам Учения Жизни.
   После отъезда Рерихов в Индию связь Николая Константиновича с харбинским кругом учеников не прервалась. Она поддерживалась не только за счет переписки, но и, главным образом, благодаря удивительным законам духовного руководительства, которые в данном случае осуществлялись в полной мере – ведь руководителем харбинской группы по изучению Учения Жизни был сам Рерих. Делясь с Б. Даниловым воспоминаниями об этих временах, Борис Абрамов говорил, что ощущал своего Гуру все время рядом, как если бы он никуда не уезжал, хотя их разделяло расстояние в сотни тысяч километров. Таков был духовный потенциал Учителя Абрамова, силой своего духа как бы нивелирующий ограничения пространства и времени.
   Шли годы, и не забывавший своего Учителя, упорно шедший к достижению своей цели – овладению основами Учения Жизни – Борис Николаевич неуклонно поднимался по ступеням духовного ученичества. В Харбине у него образовался свой круг учеников, членами которого были и Н. Д. Спирина, впоследствии основательница СибРО (Сибирского рериховского общества), и Б. А. Данилов. Ученический путь Б. Данилова оказался особенным. Как вспоминал Б. А. Данилов в своей посвященной Б. Абрамову книге «Весть принесший», с книгами Живой Этики его познакомила Екатерина Петровна Инге в 1946 году, став его первой наставницей в овладении основами Учения. Но жизненные обстоятельства сложились так, что в 1950 году Екатерине Петровне пришлось уехать в Германию. Уезжая, Екатерина Петровна «передала» Б. А. Данилова под руководство Бориса Николаевича Абрамова, которого хорошо знала. У Б. Н. Абрамова в то время уже была сложившаяся группа учеников, которым он помогал овладевать знаниями Учения Жизни. Но с Борисом Даниловым Абрамов стал заниматься отдельно, один на один. Конечно, это не мешало Б. А. Данилову общаться со всеми членами харбинского круга последователей Рерихов, в том числе старшими учениками Н. К. Рериха, А. П. Хейдоком и П. А. Чистяковым.
   Как вспоминает Б. А. Данилов о своих отношениях с наставником, «Он был очень внимательным ко мне, но в то же время требовательным и даже можно сказать суровым, если чувствовал, что мой шаг сбивался с ритма»[4].
   Требовательность, собранность и высокая ответственность по отношению прежде всего к самому себе были отличительными свойствами Б. Н. Абрамова. Он старался прививать эти качества и своим ученикам. По словам Б. Данилова, Абрамов не терпел разгильдяйства и несобранности, обладал особой внутренней дисциплиной и огромным трудолюбием. Во всем, что он делал, чувствовалась системность, четкость, продуманность. Особым было и его чувство ответственности за принятые на себя обязательства. Не было такого случая, чтобы Б. Н. Абрамов кому-то что-либо пообещал и не выполнил своего обещания. Порядочность и доброжелательность по отношению к людям были неотъемлемой чертой его характера и образа жизни.
   Абрамов не просто изучал учение Агни Йоги, но и применял его основные принципы на практике, строил на их основе всю свою повседневную жизнь. Результатом этого упорства в достижении избранной им цели стали удивительные духовные проявления: Борис Николаевич начал воспринимать отдельные фразы и предложения, приходившие в его сознание как бы извне, из пространства. Это явление началось в 40-е годы и оказалось для него самого весьма неожиданным. Конечно, как последователь Живой Этики и знаток эзотерического духовно-философского наследия Востока Б. Н. Абрамов знал о так называемом «Голосе Безмолвия», о котором поэтично и возвышенно повествовали древние философские трактаты. Говорилось об этом духовном явлении и в учениях Махатм.
   Мог ли Абрамов в те годы догадываться, что запись Слов, сказанных ему этим Голосом, станет главной духовной миссией его жизни? Только много лет спустя, когда духовное Общение с Учителем стало постоянной духовной работой Б. Н. Абрамова, ему была открыта миссия его жизни, и было сказано: «Мы Готовили тебя много столетий»[5].
   И в последующие годы Учителя неоднократно сообщали Б. Абрамову, в чем заключалась важность его духовной миссии и почему его готовили к ней в течение многих воплощений. Н. Д. Спирина в своей работе «Лампада пустыни»[6] процитировала слова Великого Учителя, сказанные Абрамову по поводу доверенной ему духовной работы: «Писать, писать, писать для будущего поколения. Оно должно иметь материалы, по которым будет восходить дух их. А восхождение человечества – это восхождение планеты. Следовательно, писанием своим помогаете эволюции планеты. Где возьмут они знания, если не дадите им?! (…) Знание истинное получаете и должны делиться им с людьми, ибо не все имеют возможность получать его – аппарат их ещё не готов, перегорит от такой работы. А вы можете. Но как передать людям знание ваше, когда нет ещё сознаний, готовых принять его? Только путём писания, когда рукописи ваши долежат до эпохи всеобщего подъёма духа над плотью. Будут сокрыты до срока. Но в срок суждённый будут объявлены для жизни новой».

   Но тогда, в самом начале проявления у него этой способности, Б. Н. Абрамов не мог знать происхождения таинственного Голоса, звучащего в его сознании. Он начал записывать услышанные им фразы, а затем написал письмо с вопросом о природе этого явления своему Гуру – Н. К. Рериху. На свое письмо Б. Абрамов получил быстрый ответ, но не от Николая Константиновича, а от Елены Ивановны Рерих, с которой до этого времени у него не было переписки. Елена Ивановна попросила его прислать образцы записей услышанного. Ее ответ на посланные им образцы, наверное, окрылил Бориса Николаевича: Елена Ивановна сообщила, что источником возникающих в его сознании строк был Голос самого Владыки Шамбалы – создателя Учения, которое Абрамов положил в основу своей жизни и которому неукоснительно следовал. Так было положено начало процессу духовного Общения, подобного тому, которое на протяжении всей своей жизни вели сами Рерихи с Учителем М., или, как называли Его на Востоке, Великим Владыкой…
   Так было положено начало осуществлению Борисом Абрамовым редчайшего духовного феномена, на протяжении всей земной истории доступного лишь единицам самых преданных и подготовленных учеников Великих Учителей.
   В первые годы Общения Б. А. Абрамов принимал сообщения только от Великого Учителя. С 1956 года он стал принимать послания от Великой космической Индивидуальности, стоящей во главе Иерархии Света – Матери Мира, а также от своих непосредственных Учителей, Е. И. и Н. К. Рерихов, к тому времени ушедших с земного плана бытия[7].
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация