А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "12 ступеней мудрости. Записи 1960—1961 гг." (страница 17)

   Записи 1961 года

   179. (Май, 23). Решение одно: между всем, что вовне и внутри – и плохим и хорошим, и добрым и злым, меж тобою и людьми вызывается яро образ Владыки и утверждается непоколебимо, как барьер, как стена, как защита от волн преходящих явлений. Прежде мысли и чувств утверждай в третьем глазу Сияющий Облик Владыки. Все в жизни неверно, колеблется все, и лишь неизменен Владыка, Со Мной и иди до конца, через все.

   Июнь

   Записи 1960 года

   180. (Июнь, 11). Высшее Мы даем лучшим. Ты Наш навсегда. В этих стенах путь найден был снова, имя ему – народное благо.
   181. (Июнь, 12). Сын Мой, ты прав, цель не во внешних условиях, но в состояниях духа, поднимающегося над ними и преодолевающего их. Цель – огонь сохранить, не утратив, но приумножив его. А все, что вовне, неважно, ибо внешнее с собой не возьмем в путь дальний к звездам. Мимо, пусть мимо несется жизни поток, ибо на берегу сидит Учитель, созерцающий его, и рядом с Ним – ученик. Входя же в поток и отождествляя себя с ним, теряет вошедший способность распознавания Майи. В мире будете иметь скорбь, но Я победил мир, поднявшись духом (в духе) над миром. Тьма внешняя – в мире, но Свет Мира над нею. Жизнь духа – внутри. Орбита ее – беспредельность. Мир внешний ступенями служит подъема и только, но сам по себе, преходящий, значения лишен. Не цель он, но средство, не сам по себе, но подножие духу (в устремлении к вершинам). А все в нем дела – испытания духу, несущие опыт, и знанье, и возможность идти, и выше подняться, если правильно дух разрешает их смысл. Зову духом подняться над жизни пучиной и духом воспрянуть, ибо неразрушим и неуничтожаем дух твой – сущий вовеки. Не они, живущие только лишь плотным и в плотном, нет! Не они победители мира, познавшие мир. Слепые они. А ты зрячий. Так неужели отдашь первородство свое за иллюзии снов преходящих жизни земной, столь коротких и смутных.
   182. (Июнь, 13). Перенесение бытия в мысль будет новой ступенью понимания жизни. Фактически сознание живет мыслью и в мыслях, но Майя уводит его в видимость внешнего мира и затемняет сознание того, что без мысли оно не может существовать. Яснопонимание должно заменить прежнее представление о значении мысли, и мысль – встать во главе угла, ибо мысль есть основа.
   183. (Июнь, 14). Желающий успеха, не претендуй ни на что. Творящий мечту, подумай о мраке [в] низинах. При сбрасывании физической оболочки человек оставляет все вещи земные и поднимается выше, то же самое происходит и при сбрасывании ментального тела, когда человек оставляет все свое ментальное окружение, чтобы подняться еще выше. Оставляя земное, в целостности своей не теряет, то же и при отделении ментальной оболочки. Так же как человек не должен отождествлять себя с тем, что вокруг его на земле, так же и с миром ментальным. Поток земных, астральных и ментальных явлений течет через сознание или соответствующие оболочки человека, не являя собою сущности самого человека, дух которого поверх трех. Даже за десяток лет обычно резко меняется содержание трех потоков, идущих через сознание. Себя отделить от них должен дух устремленный, не отождествляя себя ни с одним. Этот поток мимо текущих явлений встретит его и в Надземном. И надо понять быстротечную и преходящую природу всего, через что проходит дух человека. Все течет, лишь он неизменен, Смотрящий.
   184. Что же будет наинужнейшим на данный момент? Конечно, все то же, а именно – утверждение близости Учителя. Сперва и поверх всего – Я, а потом уже все остальное. Это легко утверждать, когда огонь не угашен, но если погасли огни?! Что делать тогда? Психотехнику можно на помощь призвать и вспомнить ярчайшие взлеты. Да! Да! Все было: звучание, сны, и слово, и искры, и звезды, и близость Учителя, явная яро. Нельзя сомневаться в основах, их надо тогда повторять, когда гаснут огни. Ведь конец неизбежен, а с ним и окончание жизненной сказки земной для жизни в Надземном. И вопрос, что туда принесем и придем с чем в Мир, движимый мыслью, становится острым и важным. Собираем сейчас. С чем придем мы и что накопим, с тем и пребудем. А потому ценно каждое мгновение жизни земной, ибо возможность дает собирать. Краски, и звуки, и формы прекрасных вещей или явлений природы – все материалом послужит и будет полезным там, где все движется мыслью. Мысль о прекрасном нужна и здесь, как основание творчества духа, не будем накапливать образов безобразия – их магнитность ужасна. На красоте будем строить дом свой в Надземном, собирая крупицы ее на земле и используя целеустремленно каждое мгновение жизни. Думая о красоте, не забудем красоты мыслей и чувств человека, которые созидают его внутренний мир.
   185. (Июнь, 16). Если вовне все прекрасно, но в сердце огонь не горит, это нехорошо. Если все плохо вовне, но сердце пылает – это победа. Так можно судить лишь по признакам этим, все остальные суждения будут неверны. И никакими словами прикрыть невозможно начавшееся разложение, если сердце погасло. Дело совсем не в том, что, где и как происходит вовне, а в том, каково состояние внутренних огней. Угашение храма огней смертно когда-то каралось, и смертью духовной карает себя человек, сердца огни угасивший. Светильники духа зажженными надо держать, несмотря ни на что. Иного решения нет. Герои и подвижники духом торжествовали всегда над внешним, их в этом победа и в этом геройство и подвиг. Но духом поникший и сломленный жизнью уже не герой, уже не подвижник, и подвиг неведом ему. От всего и от всех оберечь огни духа и не дать им угаснуть – будет геройством. В одури благополучия, в холоде и голоде могут угаснуть они, но все же в нужде и лишениях легче огонь пронести, чем в достатке обильном. Отсюда задача, превыше всех прочих, – огням не позволить угаснуть. И если потеряно все, но сердце пылает – победа, но если потухло оно – конец, разложенье и смерть.
   186. (Июнь, 17). Неизбежного не избежать. Эволюция мира неизбежна. Отсюда и Наши победы над старым уходящим и обреченным миром. Победа конечная будет. Она запечатлена в свитках грядущего. Свет победит силы разрушения и тьмы.
   Ничто не случайно. И если волос с головы не упадет без воли Моей, то как же с транзицией близких? Смерть не сложнее стрижки волос. Будущее проектируется в настоящем. Смерть обуславливает новые рождения. Ткем нити грядущих явлений. Далеко закидываем проекции того, чему надлежит быть. Местные неувязки подобны обратным течениям в огромном потоке, несущемся в океан. Значения не имеют, ибо с потоком несутся вперед, хотя вблизи и кажутся идущими против. Все обращено на пользу строительству Нового Мира – и то, что против, и то, что за. Так и считайте: непреложность Великого Плана изменению не подлежит.
   187. (Гуру). Все реки текут в океан. Все явления устремлены в будущее. Формы и сущность его определены волей Владык. И каждое правильное действие находится с нею в полном созвучии и соответствии. Отсюда вытекает правильное суждение о своих действиях и чужих. Время значения не имеет, важны следствия. Они сосущны причинам. Зов и отклик, поступок и следствие. Ошибочно все, что идет вразрез с течением эволюции. Как в большом, так и в малом. Настоящие испытания – когда предоставлены самим себе. Как бы без помощи, как бы одни, как бы оставлены всеми. Но Майя не скроет действительности от зоркого глаза. Иллюзия отделенности временная. Яро куется в горниле времени огненный доспех Нового Мира. И ко времени будет готов. Так же и вы позаботьтесь о том, чтобы доспех ваш был скован к сужденному сроку и одеяние духа было готово.
   188. (Июнь, 18). Тягость – от осознания возможности неслыханной мировой катастрофы. Сдвинуты основания. Подземный огонь напряжен. Массы коричневого газа волнами давят низины. Прорыв подземного огня вызовет катаклизмы. Предупреждение было – Чили. Мир нужен миру, чтобы обуздать силы разрушения. Голубь спасение миру несет. Напряжение сфер необычно. Утонченное сознание барометром служит планетного состояния – и все же не тьма впереди. Победе ручательство яро Даем, но пережить надо переходное время. Волны уходящей Кали-Юги* перемежаются с наступающей Сатиа-Югой* и скоро явно начнут отступать с пути на ущерб. Все успехи и победы тьмы – кажущиеся, временные и пустые, ибо лишены основания. Машина их продолжает яро работать, но на холостом ходу. Неудача их ожидает во всем, по всей планете. Знамя победы реет над миром. Новый Мир победит. Но тяжело бедному сердцу, несущему крест свой за землю.
   189. (Июнь, 19). Судия в себе, он же и испытатель. Он же и Смотрящий. Он же и решающий, как прошло очередное испытание. Жизнь – школа. И вдумчивый ученик использует каждое испытание, чтобы безошибочно знать свои силы, свои слабые места, словом, чтобы иметь ясное и непредвзятое представление о себе и о том, как он продвигается по пути. Особенно вначале, сколько ложного представления о себе, своей преданности, своей стойкости, целеустремленности и возможностях! Но жизнь сурово снимает розовые очки и пелену восторженности и самообмана и ставит лицом к лицу с невеселой очевидностью и обнаженной сущностью своею без всяких прикрас. Снимаются маски и с окружающих, и видит он, что одинок и всеми оставлен! И ложная дружба тускнеет и никнет. И собственные недостатки и слабости громоздятся, как горы, и кажется, будто растут. И кажется, будто оставил Учитель. И карма сжимает клещи. И выход закрыт, но надо и через это пройти, помня, что все это – только лишь вехи пути. Чудовища у порога яро стерегут вход и не пропустят того, кто их устрашится и решает, что дальше уже не пройти, или кто отступает. Решение одно: хороший или плохой, сильный или слабый, больной или здоровый, сытый или голодный, успешный или же нет, молодой или старый, с друзьями или один, но путь не прерывается и не может прерваться ничем и никакими условиями. «Иду, иду, Учитель, несмотря ни на что, к Тебе, Владыка, иду, и ничто: ни здесь, ни там, ни в этом мире, ни в том – не задержит меня» – так продвигается ученик, обращаясь к Учителю Света.
   190. (Июнь, 24). Писать можно при всяких условиях и везде (если сосредоточение позволяет), равно как и думать и получать поток мыслей свыше.
   191. Случай с цепной собакой следует отметить. Взглядом можно смирить злобного пса. Спираль Агни, пущенная умело, заставила цепняка поджать хвост и спрятаться в будке и даже от страха не лаять. Так незаметно растут внутренние огни. Страх перед животным или зверем ставит человека на одинаковую эволюционную с ними ступень, и тогда зверь нападает, как на существо, равное себе. Отсутствие страха или бесстрашие есть необходимейшее условие для подчинения животного воле человека. Спокойствие тушит взрыв астральных в животном страстей. Происходит нейтрализация тонких энергий. Поляризуя свое сознание на нужной волне, управляет человек астральной сущностью зверя, но нужно уметь собой управлять.
   192. (Июнь, 26). Попавший в трясину засасывается неотвратимо и гибнет, если не за что ухватиться рукой. Точно так же затягивает мир плотный сознание, не могущее удержать спасительной Нити Иерархии. Потому и Указую ухватиться за Меня крепко и держаться, как держится утопающий за брошенный ему пробковый пояс. Тысячи магнитов с крючьями мыслей земных тянутся отовсюду к сознанию, чтобы его привязать к земле и удержать на земном. Но дается устремление кверху, к Иерархии, к Свету, к Владыкам. Пусть хотя бы мысль о неминуемой смерти поможет понять, что все окружающее – ничто, и конечного смысла в себе не имеет, и суждено человеку на время. И тело, столь близкое духу, увянет, ослабнет, постареет и умрет, и вещи не нужны все станут, и люди уйдут, как из жизни ушли, кто раньше встречался. Дух чует правду, но ум не хочет принять неизбежность утраты всего и создает из всего окружающего иллюзию постоянства, устойчивости и порождает идею призрачной собственности. Но вот наступает конец. С чем уйдет человек туда, куда, кроме знаний и опыта, приобретенного в жизни, взять с собою ничего больше нельзя!
   193. (Июнь, 28). Реакцию сознания на напряженное устремление надо суметь пережить. Гребень и впадина волны, действие и противодействие, манвантара и пралайя, словом, ритм поступательного движения. Пралайи сознания неизбежны. Опытный путник мудро переждет спад, зная, что за ним последует неминуемый подъем. Малоопытный слепо решит, что кончено все, и труды все напрасны, и впереди ничего. Опасный момент, чреватый многими следствиями. Но следует помнить, что накопления неотъемлемы, что сознание поднимается ритмом, что этот ритм волн чередуется по принципу пульсации. Вернется все, но с силой возросшей. И ничто не утрачено, ибо все внутри и захоронено до времени, как жизнь под снежным покровом, чтобы весною проснуться опять. Время пралайи мудрец проводит, не начиная больших дел и не впадая в отчаяние при ощущении свернувшихся возможностей. Все впереди. Вспыхнут огнями все накопления снова, но надо переждать. Насильно не вызвать огней. Чему-то надо внутри укрепиться и пустить корни. Даже зерно должно быть захоронено до времени, чтобы дать всходы и плод. Законы во всем одинаковы. Потому знайте и верьте в победу.
   194. Также нельзя даже в мыслях оставить Владыку. С Ним до конца. Это поможет избежать многих невидимых опасностей. Привязать к Лучу Света следует себя неотрывно и пребывать в Нем при всех, и всяких, и всевозможных обстоятельствах жизни. Не у всех Луч Света к услугам. Многие ли поймут и оценят, не позабудут ли в одури плотных условий и тягостей жизни и суетливых забот! Забыть очень легко, но, позабывши, вернуть счастье Луча вдвое уже будет труднее, а может, и больше, чем вдвое. Надо лишь думать всегда, что хорошо или плохо, болезнь или радость, удача или горе, но Луч неизменно над нами. Полюсность жизни явлений неотвратима. Испытания обуславливаются законом полюсности, определяющим смену противоположных явлений. Утро и вечер, восход и заход, зима и лето, печаль и радость, легкая и трудная полоса жизни – об этом все знают, но не умеют применить к себе, забывая, что с Владыкой надо пройти через радость и горе, и что только в этом двуродном пламени закалится клинок духа. Но сколь же это положение приемлемо и понятно на гребне и сколь неприемлемо и забывается на спаде. Лучше помнить Владыку в несчастьях и близость Его ощущать, чем в счастье о Нем позабыть. А сколько злобных и злорадствующих глаз следит за тем моментом, когда наступает пралайя сознания, чтобы подбросить свой вред и нанести наибольший ущерб. О злосторожащих следует помнить.
   (Сегодня видел во сне Гуру – он проснулся после возвращения из Надземного Мира и сказал, что там он видел много интересных вещей. – Прим. Б. Н. Амбрамова.).
   195. (Июнь, 29). Глаз видит то, на что устремлен. Так же и мысль. Ум реализует те мысли, на которые направлено сознание. Сфера и характер мыслей устанавливаются сознанием, и выбор зависит от него. Привходящие условия имеют значение, но не решающее. Тот мир мыслей, в котором живет человек, в значительной мере зависит от него самого. Знаете, что великие люди в самых невозможных условиях создавали свою сферу творческих мыслей, часто идущих яро вразрез с мышлением окружающих, и часто запечатлевали своей кровью независимость и свободу своей мысли. Но это удел великих духов или же тех, кто право свое на свободу мышления решил утвердить. Все ссылки на влияние и воздействие среды рождаются от слабости духа. Нет ничего, чего бы не могла преодолеть психическая энергия человека, поддержанная сильною волей. Не утвердить независимость мыслей своих от окружающего – значит отдать себя в его власть и подчиниться ему. Или раб, или владыка мощи своей – нет середины. Власть над собою, и опыт тоже над собой же самим. Ни на чье сознание и свободу его не посягает воспрянувший дух. Все происходит в себе, внутри: и борьба, и победа, и достижение новой ступени. Благословляю на то, чтобы волю поднять на борьбу за утверждение освобождения сознания от власти явлений текущего дня и сфер окружающих, плотных, за то, чтобы духом подняться над жизни пучиной.
   196. Если сравнить время, потерянное человеком напрасно, с временем, проведенным с пользою, результаты будут потрясающими, целесообразность не соблюдается даже коснувшимися Учения. Отсюда и несоизмеримость поступков и мыслей с великим назначением человека. Цель утверждается в Учении ясно. Отчего же тогда столько отклонений от пути и столько блужданий? Не потому ли, что сердце отстоит далеко от того, что принято и усвоено лишь только рассудком. Головы без сердца недостаточно. Много бед причинили они, головастики, забывшие сердце, но если решение в сердце, значит, сердцу и следует дать свободу, то есть отпустить его кверху. Как радуется оно всему, что возвышает и осветляет дух. Зовут это чувство совестью. Но ведь совесть-то в сердце живет. Но тяжко и пусто на сердце, ибо сердце в затворе на запорах семи. Если бы дали сердцу свободу, истинно, мир обрели бы, Мир, который Даю вам не так, как дает его мир.
   197. И еще: разве не знаете, в чем счастье. Счастье в самоотдавании, в отдаче себя, в самозабвении, самоотверженности. Но разве разбухшая самость может себя позабыть? Она себя ставит на первое место и прежде всех и всего. Но уже Говорил, что возлюбивший кого или что, даже себя самого больше Меня, Меня недостоин, то есть, говоря другими словами, негоден в ученики. Так что приходится выбирать между собою и Мною. И кому будет отдано предпочтение и на ком остановится выбор, тот и будет первенствовать в сердце и определять этим направление пути, но вот придет время, когда придется расстаться с телом и вещами – основанием вместилища самости, затем придется расстаться с астралом – ее цитаделью, затем с телом ментальным, находившимся у них в услужении. Что же тогда? С чем останется дух, лишенный того временного и шаткого основания, на котором он пытался построить дом свой. Не пойдет ли выщербленный в ничто, оставшись ни с чем? Так следует крепко помыслить о том, на чем созидаем себе обитель для духа в Надземном, дом духа.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация