А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "12 ступеней мудрости. Записи 1960—1961 гг." (страница 10)

   78. (Февраль, 8). Не я, не я, но Ты, любимый Владыка. Не мой мир и мысли мои, но Твой и Твои мысли. Не я в Тебе, наполняющий мир Твой и собою и своим, но Ты во мне и я в Тебе, я, отвергший себя, и мирок свой, и мысли свои. Не я, но Ты, Ты, Ты, Владыка, во мне, и только тогда мы, Ты и я, слиты воедино – так обратился ученик к Учителю Света.
   79. Лишь при отрешении от себя мир Мой может войти в мир твой и наполнить его, иначе как же ему войти, если свое и распухшее «я» раздуто до того, что места ничему более уже не остается. Мгновенное отрешение от себя, от всех своих личных чувств, мыслей и ощущений требует большого навыка и долгой тренировки. Облегчает процесс любовь, ибо любимому обычно находит человек место легче всего в сердце своем. Сердце, отказавшееся от самости, утончается яро, ибо ничто уже не мешает ему впитывать в себя беспрепятственно мир и познавать его. Таким образом, для сердечного познавания самым сильным препятствием и преградою является самость. Да, да! Частокол самости служит самым непреодолимым барьером для мыслей и посылок Моих. Так можно сознательно упражнять сердце и его утончать путем самодисциплины и контроля над яростью личности малой, стоящей преградою на пути к огненному чувствознанию. Не может сердце вместить боль мира или радость его или почуять сущность другого человека, если своя боль, или личная радость, или перепевы личных звучаний наполняют его до краев. Только сердце, освобожденное от самости, может стать Моим Домом, Обителью Света Моей. Час Мой плодоносен, если погашена самость и мысли и чувства ее хотя бы на время Общения. Казалось бы, не трудно понять, что отрешение от себя есть важнейшее условие контакта со Мною и восприятия мыслей надземных, но сколь же трудно применение этого в жизни. Опыт отрешения от всего земного перед отходом ко сну может сильно продвинуть и много помочь именно в этом направлении, так как и то и другое требует одного и того же – самоотвержения. Назовем это подвигом самоотверженности. Опыт в самоотвержении или отрешении от себя – неизбежная ступень к непосредственному прямому познанию сердцем, то есть чувствознанию. Какие же богатейшие возможности дает жизнь упражнять себя в наинужнейшем. При любом соприкосновении с людьми можно, забыв о себе, сосредоточить на какое-то время сознание свое на них. И тогда оно, освобожденное от клубка личных мыслей, будет легко и свободно воспринимать волны внешних явлений, мысли и чувства других, дотоле недоступные или скрываемые за черепной коробкой. Эгоцентризм и чувствознание несовместимы, ибо самость есть страж порога, ведущего к высшему знанию. Победитель, сумевший себя победить, стража этого порога вызывает на бой и побеждает его в схватке не на жизнь, а на смерть, ибо, пока он не побежден, двери Высшего Мира закрыты.
   80. (Февраль, 10). Каково бы ни было состояние сознания, всегда можно сделать что-то, будь это даже очень малое, двигающее человека вперед. Легче совершить один героический подвиг, чем в сумерках серого дня сознательный малый поступок, идущий вразрез с беспросветностью окружающего. Что из того, что кругом тьма, если в себе есть хотя бы искорка света, вспыхнувшая по приказу воли. Эти малые вспышки приводят к умению управлять пламенем. Если настроение не на высоте, его можно создать, призвав волю на помощь. Надо лишь знать, чего возжелает она. Сам по себе огонь не будет гореть, если не поддерживается и не питается духом. Безвольное ничтожество не будет идеалом героя. Силу собрать в себе на острие воли можно всегда. Воитель Терос свой щит поднимает по указу воли. В момент пралайи сознания действий не нужно, но сознание собранной силы своей можно удерживать всею силою духа, сосредоточивая энергии внутри. Крепость остается грозной и в полном молчании. Есть мощь действия и мощь молчания – и та и другая есть выражение силы. Антиподом ее будет унылое, жалкое тряпичное безволие ничтожества. Ему не уподобимся в духе.
   81. (Февраль, 11). При повторных соприкосновениях с темными или их слугами следует заранее очертить круг защиты от наносимого ими вреда, учитывая предшествующий опыт. Но так как тьма изощрена, то лучше закрыть панцирь на все застежки, явив собою как бы шар, символ равновесия, неуязвимый ни с одной стороны. Конечно, вред наносится больший слабейшему. Значит, при этом и слабого надо оберечь, а не только себя. Защита идет по тому же принципу. Она облегчается при созвучии. Если же его нет, то слабейшему ущерба и вреда не избежать. Именно к нарушению такового и будут направлены усилия тьмы, чтобы, пользуясь им, нанести вред тем больший. Вред несомненен уже потому, что разновесие вторглось в Общение и ослабило его степень и напряжение, утвердившиеся в последнее время.
   82. (Февраль, 15). Считай, что задержать уже не может ничто. Если мыслью можно создать, то мыслью можно и разрушить. Препятствия, угнетения, прельщения – все можно разрушить мыслью. Если не удается сразу, следует применить ритм повторных ударов. Перед разрушительной силой ритма повторной волны не устоит никакая преграда или явление. Обычно эти явления не имеют силы сознательного волевого противодействия, будучи по природе своей тупоинертны. Эту тупую инертность сопротивляющейся среды можно разрушить тараном сосредоточенной, сильной, волевой мысли. Мысль осуществится всегда, если достаточно сильна. Что же может противостать огню – этой мощнейшей из всех стихий? Об одном лишь не следует никогда забывать – надо действовать, объединившись в сознании со Мною. И если при этом отсутствует страх и соблюдено равновесие, то кто или что устоит против нас? Силу объединенного воздействия следует осознать полностью, прежде чем применять ее на деле. Против Нас никто не силен. Будучи мыслями с Нами, входите в орбиту могущества Братства. Вспомните, как даже Великие духи говорили: «Я сам по себе ничто». И когда возникает мысль о слабости, о невозможности, о трудностях, о безнадежности и бесплодности мысленных воздействий, относите их все к себе, повторяя: «Да! Сам по себе, один я ничто. – Но добавьте при этом: – Объединенный же в сознании с Владыкой, мощью Владыки творю и действую силой Его». И обессиливающих мыслей уже больше не бойтесь, ибо они от малости вашей, и при понимании не могут они великости и мощи Владыки ни умалить, ни уничтожить, если произошло объединение сознаний. Впрочем, тогда эти мелькающие в сознании мысли силы иметь уже не будут. Итак, viribus unitis[24] будем преодолевать все, что преградою стоит на пути или встанет. Со Мною непреодолимого нет.
   83. (Февраль, 16). Когда явление взвешено на весах беспредельности, оно становится на свое настоящее место, принадлежащее ему в общей схеме вещей. И тогда его временная сущность, получившая себе место в беспредельности, делается выразителем уже не временного, но вечного, уявленного временно в нем. И если явление эволютивно, оно имеет право на жизнь и дальнейшее развитие, право космическое. Если негодно, подлежит замене и трансмутации, если негодно вовсе – уничтожению. Так печать вечности накладывается на все явления жизни, которые осмысливаются с точки зрения беспредельности, ибо в беспредельности существует все, что есть, было и будет. Накапливая элементы непреходящие в Чаше, необходимо на этих весах взвешивать все, учитывая при этом длительность существования формы или явления во времени. Хорошо при этом научиться различать вещи и явления, переступающие за пределы одного воплощения, данного воплощения или даже нескольких. Этим перекидывается мост из настоящего в будущее и в беспредельность, которая обнимает собою все и все заключает в себе. Весы беспредельности дадут возможность безошибочной оценки явлений. Они – у каждого.
   84. Хорошо также возможность функционирования открытых центров глаза и уха учесть, закладывая этим ступени к будущим достижениям. Телевизионный аппарат человека, заключенный в его организме, когда-то работать начнет и уже работает как-то, только внимания должного этому не уделяется, и потому чудеснейшее свойство собственного аппарата не понимается и не оценивается. Купленный телевизор может сломаться или устареть и зависит от телецентра и многих других условий, но внутренний телевизор – достижение неотъемлемое, потому на утверждающуюся работу его следует обратить особое внимание, чтобы ему не мешать действовать, когда условия позволяют. Даже для простой машины нужно масло и энергия, тем более смазка такая нужна для психической аппаратуры человека. Фотоаппарат человеческого мозга и сознания тонок необычайно и более совершенен, чем все механические фотоаппараты, вместе взятые. От этого аппарата человеческого до телевидения мозгом и центрами слуха и зрения расстояние вовсе не так уж велико, и надо помочь себе самому обострением внимания и наблюдательности к явлениям, происходящим в собственном микромире человека.
   85. (Февраль, 17). Предельное напряжение дает результаты соответствующие. Значит, предел напрягающий быть должен достигнут. Как же достигнуть его? Устремлением явленным, приказом всего сознания, желанием всем и всем сердцем. И когда, подобно в цель летящей стреле, все существо человека напряжено в едином монолитном устремлении к тому, что хочет дух, тогда достижение становится возможным. Многое страдает от половинчатости и разрушается ею. Полнота устремления столь немногим доступна. Жалобы и сетования несостоятельны, ибо полнозвучного устремления нет. Отдать всего себя на служение Владыке многие хотят, но не многие могут. Хотеть – еще не значит мочь, если огни не возгорелись. Но когда сердце горит и сердце желает, огненное желание исполняется. И тогда предел напрягающий может огни сердца возжечь.
   86. (Гуру). Заповеданная сказка осуществляется явно. Не беда, что не в ожидаемых мерах и рамках идет это осуществление. Если процветает искусство, и пустыни цветут, и наука шагает так быстро, то можно поверить, что и прочее все, что было Указано раньше, будет утверждено столь же успешно. Родина приняла дар мудрости Владыки и потому впереди. Имейте терпение, все будет, все придет в должное время. Нельзя начать посев ранее срока. Зерна погибнут, и напрасно будет израсходована энергия. Всему свое время. Требование сроков надо понять. Недопустимы ни преждевременность, ни запаздывание. Но готовность сердечную надо иметь, чтобы не упустить урочного часа. Ждали Явления годы, а когда сроки пришли, ушли, не дождавшись. Так поступают малые сердцем. Вечно ожидание, как на картине «Ждущие» – символом служит жданности сроков и готовности к ним. Эволюция обуславливается готовностью человеческого сознания. Ускорить преждевременностью – значит разрушить, потому ожидание сочетается с мудростью. Но давать можно всегда и при всяких условиях, если соблюдена соизмеримость. Давать соизмеримо – означает давать по сознанию. Следовательно, мудрому даянию ничто не мешает. Ждущих так много, не себялюбие ли требует раздачи не по сознанию ждущих, а по уровню дающего, когда забота течет о себе и питаются свои малые чувства?
   87. При даянии форма может быть такова, что от нее почерпнет и большое, и малое сознание, каждое по вместимости своей. Уметь дать приемлемую, доступную и в то же время не исчерпаемую по глубине замысла формулу будет явлением мудрости. Так ожидание эволюции мира не означает бездействия, а понимание соизмеримости – невозможности дать.
   88. (Февраль, 19). Нет иной тропы мудрости, кроме той, которая требует подчинения низшего высшему в себе. Каждая уступка низшему ведет вниз по ступеням восхождения, и каждая победа – вверх. Каждый шаг ясен, и не нужно обманывать себя. Судия внутри, Он знает, одна уступка влечет за собой другую, и создается их цепь, цепь рабства. А Мне не нужно рабов. Маломалейшее достижение приносит плод во сто крат, также и каждая уступка и поражение. Так куются оковы кармы на грядущие века или растятся крылья свободы. И выбор в руках человека. Надо лишь помнить, что не избежать следствий ни одного действия или поступка. Их корень – в себе, в кристаллах неуничтожаемых отложений Чаши, которые насыщают ауру своими излучениями. Так в ауре свою карму несет человек – ее творец и создатель.
   89. (Февраль, 20). Искусство есть средство пробуждения, воспитания и развития творческой мощи человеческого сознания. Удел человека – творить. Ценен и целесообразен лишь труд творческий. Без огненной мощи творящей не построить Нового Мира. Искусство пробуждает в человеке дремлющие и скрытые силы его творческой мощи, ибо оно, вводя человека в мир произведений этого творчества, приобщает его к огню. Без воображения нет творчества. А без накопления нет и воображения. Значит, надо тренировать третий глаз, передающий в Чашу отпечатки того, что он видит, а главное – запечатлевает. Смотреть недостаточно, надо именно видеть. Изобразительное искусство и учит тому, чтобы уметь наблюдать и отмечать все оттенки тонов, или красок, или формы. Без обостренной способности видеть как может работать художник или слышать певец и композитор? Искусства учат упражнять и обострять чувство слуха, зрения, ритма и чувство прекрасного – словом, все способности человека, и в этом его величайшее значение. С развитыми способностями воображения и отточенными чувствами может вступить человек в строй творцов и созидателей Нового Мира.
   90. Герой отрубает змеиные головы дракона, но они вырастают вновь. Чудовище надо поразить в сердце. Точно так же следует поступать в борьбе со своим извечным врагом – многоликим астралом. Не вино или табак или что-то, находящееся вовне, будут объектом преодоления, но эмоции или чувства, толкающие человека к вину ила наркотику, или чему-либо иному.
   91. (Февраль, 22). Для записи нужна настроенность приемника сознания. Легче настроенность не нарушать, нежели ее устанавливать. Нарушается она в течение дня тучею малых мыслей и суетой. Пронести основную ношу бытия духа в пространстве через сферу земной жизни не всякому духу под силу. Суета тушит огни и погружает сознание в сумерки обыденности. Обыденность – тушитель огней. И не столь опасна она, как люди, в излучениях своей ауры несущие эманации, тушащие огни сердца в окружающих их, от них надо оберечься, оградившись крепкой бронею заградительной сети. Если посмотреть на окружение зажженного сердца видящим оком, то можно будет яро отметить, что света дающих сознаний мало необычайно. И по закону сообщающихся сосудов излучениями горящего сердца питаются все. При такой напряженной и непроизвольной отдаче даяние, сознательное и произвольное, следует взять под контроль, иначе произойдет расхищение психической энергии. При ее сверхзаконной утечке настраивать сознание на восприятие дальних посылок будет чрезвычайно трудно, а часто и не под силу. Свой груз еще как-то можно нести. Но тягости окружающих могут оказаться непомерными. И тогда можно вспомнить о слепом, ведущем слепого. Ноши непомерной не надо бояться, но целесообразность при этом нужна. Нецелесообразная выдача психической энергии приведет к опустошению, которое нарушит строй духа и остановит его продвижение. Иногда Говорю: «Плотнее закройте забрало». Каналы индивидуальности следует оберегать. Коллектив может состояться лишь при условии бережного и чуткого отношения к индивидуализированной сущности человека, ибо каждый цветок в природе индивидуализирован, то есть выявляет свою красоту, и свой цвет, и свой запах.
   92. (Февраль, 23). Великое Сердце объединяет сердца, тянущиеся к Свету. Свет объединяет сердца. Энергии мозга в третьем глазу создают предельную ясность и четкость любимого Лика, и в это же время сердце протягивает свою светоносную нить. Рычаги внешних чувств переключаются на соответствующие им внутренние. Так же перестраивается и мысль, отвлекаясь от внешних объектов или явлений сторонних: не плотные, но тонкие чувства приводятся в состояние сторожкой и зрячей готовности, как бы сосредоточиваясь в сердце. И видит и слышит тогда человек сердца глазами и сердца ушами и чувствознает он сердцем.
   93. Процесс, происходящий в ученике на известной ступени, называется синтетическим пониманием жизни, когда ряд сродных явлений, сливаясь в одно, открывает мир беспредельных возможностей нового и расширенного их понимания. И тогда, куда бы и на что бы ни обращался взор, объект внимания начинает расти и расширяться в своем значении. Словно луч света по тьме, падая на предмет, освещает его весь, целиком. Дар синтетического понимания явлений – способность редчайшая, и приобретается он путем векового опыта. Характерное свойство его – неисчерпаемость нахождений в процессе познавания, то есть беспредельность, то есть соприкосновение с сокровищницей мировой и космической мысли. Когда Говорю об Океане Учения или Океане Космической Мысли, это Имею в виду. И тогда из него можно черпать мерою полной, и тогда все человеческие знания и достижения становятся лишь трамплином в сферу возможности их беспредельного развития и расширения, если законны они и от Света. Ибо и темная бездна – без дна, и нельзя допускать зла беспрепятственного распространения. Но Наше Ученье от Света – и беспредельность пред Ним. Мы Радуемся, когда зеленый цвет синтеза загорается над челом принятого ученика. И радость носителя его Считаем законной.
   94. (Февраль, 24). Воспитательное значение искусства не понимается всесторонне. О некоторых сторонах этого вопроса умалчивается вовсе по невежеству. Путь искусства – йогический, ибо требует от идущего этим путем развития и обострения органов чувств и многих качеств духа. Фотоаппарат глаза или аппарат слуха должны быть доведены до совершенства.
   95. Зрительная память отличная необходима для художника, и слуховая память – для музыканта. Любая область искусства требует от человека долгой тренировки всех его способностей восприятия и некоторых в особенности.
   96. Искусство учит не только смотреть, но и видеть, не только слушать, но и слышать. Ибо смотрят и слушают все, но видят и слышат немногие. Формула «Имеющие уши да слышат» не ограничивается теми узкими рамками, в которые ее заключили люди. Знаете пример глухого музыканта. Внутренний слух был обострен до предела, и знание техники записи давало возможность запечатлевать слышанное внутренним ухом. Можно над этим подумать. Третий глаз и третье ухо не чудо, но аппараты, находящиеся в распоряжении каждого человека, хотя и не признаваемы во всей полноте их значения. Пусть спросят себя, как и чем видит художник как наяву запечатленный его физическим глазом зрительный образ. Где же он существует? Имеет ли он объективное существование? Так называемые массовые галлюцинации доказывают, что образы эти объективны, то есть существуют вне внутреннего круга сознания человека. И могут быть видимы и другими людьми. Дело не в том, что горемычный пьяница видит чертиков, а в том, что другой такой же больной видит их в том же самом месте, и в том же количестве, и в той же форме. Так можно утверждать, что творчество неразрывно связано с Тонким Миром и деятельностью как внешних, так и внутренних органов чувств. Главное – научиться видеть и слышать и запечатлевать виденное и слышанное. Изобразить же то и другое – будет уже относиться к технике музыки или живописи. Так истинное искусство приводит человека на путь йоги, путь утверждения и раскрытия всех его творческих способностей. Человек может творить. Из чего? Из элементов его накоплений, подмеченных в жизни и отложенных в Чаше. Искусство жизненно, то есть нужно для жизни в условиях плотных. Строителям жизни земной нужны все способности духа, чтобы творчески строить и создавать новые формы жизни. Только искусство может будить творческую мощь в человеке. Пусть красота проникнет во все области жизни, во все уголки. Красота дел рук человеческих неотделима от искусства. Так искусство войдет в жизнь, во всю жизнь человека, и, войдя и преобразив жизнь, пробудит в человеке способность творить и трудиться творчески, поднимет его на новую эволюционную ступень достижений.
   97. (Февраль, 25). Сочетать комбинации нужных условий непросто и нелегко. За годы, а когда и за столетия Намечаем нужное сочетание, и потому по-человечески невозможно предусмотреть, какое условие или положение в настоящем является ступенью формируемого будущего. Отсюда вывод, что радоваться или печаловаться чему-либо слишком не надо, ибо не знаем, к чему ведут причины, их вызывающие. А слова о том, что «печаль ваша будет в радость», полны глубокого смысла, правда, здесь играет роль закон противоположения. Но как бы то ни было, земные печали и радости не от мудрости проистекают. Самость хочет всего для себя, мудрость – для эволюции мира. Потому точки их зрения на происходящее часто не совпадают. Скажу: можете радоваться мудрому осуществлению Великого Плана, хотя идет оно не в ожидаемых мерах. Сколько миражей личного ожидания было разрушено жизнью. И если при этом разрушались неустойчивое мышление ожидающего и непрочно утвердившаяся в его сознании основа Учения, то пусть это уроком послужит и указанием непрочности всего создаваемого малым желанием и личными интересами. Великий План будет осуществлен. Эволюция человечества остановлена тьмою не будет: бесклассовое общество утверждено.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация