А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Игра [Geim]" (страница 1)

   Андерс де ла Мотт
   Игра [Geim]

   Anders de la Motte
   GEIM
   Copyright © Anders de la Motte 2010
   Published by arrangement with Salomonsson Agency

   © Лисовская П. А., перевод на русский язык, 2012
   © Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо»,2013

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
   Посвящается Аннетт
   Моя самая искренняя благодарность всем вам, муравьям, без чьих советов и прочей помощи Игра не стала бы реальностью.
Автор
   Говорят, что моргание глазом – самое быстрое движение, на которое способно человеческое тело.
   И все же это ничто по сравнению с быстротой электрических синапсов мозга. «Не сейчас!» – молнией пронеслось в его голове, когда в него ударила вспышка света.
   И, если смотреть на ситуацию с его точки зрения, он абсолютно прав. Времени должно было остаться достаточно, ему это обещали. Ведь он же скрупулезно следовал всем инструкциям, сделал именно то, что было велено.
   Поэтому этого не должно было случиться.
   Не сейчас!
   Это невозможно!
   Его недоумение совершенно понятно, если не сказать – логично.
   К тому же оно – последнее ощущение в его жизни.
   Тысячную долю секунды спустя взрыв превратил его в пазл из обуглившихся фрагментов, на складывание которого у полицейских экспертов ушла неделя. Кусочек за кусочком, словно играя в жуткую настольную игру, они его собрали и превратили в нечто условно целое.
   Но к этому моменту Игра давно закончилась.

   Game [гейм]
   Соревновательная деятельность, включающая такие аспекты, как умение, удачливость или выносливость со стороны одного или более лиц, играющих согласно набору правил, обычно для собственного развлечения либо для развлечения зрителей.
   Развлечение или времяпрепровождение.
   Состояние желания сделать что-либо; замысел.
   Уклончивое, несерьезное или манипулятивное поведение.
   Животное или птица, на которое идет охота ради пищи или развлечения; крупная добыча; дичь[1].
   Просчитанная стратегия или подход; махинация.
   Развлечение или отвлекающий маневр.
   Наличие или демонстрация умений или смелости.
   Обладание умениями или их демонстрация; профессия.
   Вид свободного времяпрепровождения.

   www.wiktionary.org
   www.dictionary.com
   www.urbandictionary.com
   Победа – это еще не все, это – абсолютно все!
Винс Ломбарди[2]

   Глава 01
   Wanna play a game?[3]

   Текст уже в сотый раз выскочил на дисплее телефона, и Эйч Пи в сотый раз раздраженно его удалил. Нет, не хочет он играть ни в какие чертовы игры. Единственное, что его волнует, – вопрос, как все-таки работает трубка, которую он держит в руках, и можно ли с помощью этого мобильника хотя бы просто кому-то позвонить.
   Электричка Мэрста – Стокгольм по дороге в город, начало июля.
   Почти тридцать градусов жары, футболка прилипла к спине, а в горле совсем пересохло. Сигареты выкурены, и единственное доступное утешение – ветер, врывающийся в маленькую форточку над головой.
   Он пару раз понюхал свою футболку, затем попытался понять, как у него пахнет изо рта. Результаты обоих тестов вполне ожидаемые. Выездной матч, похмелье, во рту – словно кошки нагадили, фу-ты! В общем, идеальное воскресное утро – правда, с одним нюансом: сегодня четверг, и уже два часа как он должен находиться на работе. У него идет испытательный срок.
   Ну и хрен с ним! И так они там, в своем «Макдоналдсе», деньги лопатой гребут, шайка уродов во главе с этим козлом-менеджером.
   «Важно вписаться в коллектив, Петтерссон…» Да здрасте вам! Можно подумать, он там с бригадой лузеров должен катать апельсины, напевая «Кумбаю»[4]. Он там только ради того, чтобы ему опять зачли отработанные дни, а потом бы начислялось пособие.
   Suck my ass, mofos![5]
   Он заметил его сразу после станции Русенберг. Маленький серебристый предмет на сиденье с противоположной стороны прохода. Только что там кто-то сидел, но этот человек уже ушел, а электричка успела тронуться. Кричать и махать руками смысла не было, даже если бы ему вздумалось сейчас поиграть в честность.
   As if!..[6]
   Следить надо за своим барахлом!
   Вместо этого Эйч Пи быстро оглянулся, по привычке проверил, нет ли где камер наблюдения, и, убедившись, что для этого вагон слишком стар, пересел на другое место, чтобы в тишине и покое изучить свою находку.
   Как он и предполагал, это оказался мобильник, и тут же утро стало приобретать более радужные краски.
   Модель новая, из тех, что без кнопок, с гладким сенсорным экраном.
   Sweet![7]
   Только странно, что нигде не видно названия фирмы-производителя. Может, трубка такая эксклюзивная, что этого и не нужно? Или же выгравированные с обратной стороны цифры и есть торговая марка?
   Там были светло-серые, в сантиметр высотой, слегка рельефные цифры 1, 2, 8.
   Правда, Эйч Пи никогда не слышал о такой марке мобильных телефонов.
   Да какого черта!..
   Его можно сдать греку-скупщику крон за пятьсот, уж не меньше, наверное. Другой вариант – выложить сначала пару сотен за взлом блокировки, которую хозяин наверняка скоро включит. Тогда Эйч Пи смог бы оставить трубу себе.
   Но это едва ли актуально…
   Вчерашний вечер поставил крест на его и без того истощенных финансах. На счету в банке давным-давно ноль, утонули и прочие соломинки. Но, немного подсуетившись там и сям, он вскоре снова сможет пополнить кассу…
   Таких, как Эйч Пи, невозможно надолго опустить на дно, и этот мобильник – живое тому доказательство. Повертев трубку в руках, он попытался рассмотреть ее повнимательнее.
   Телефончик был маленький и аккуратный, помещался поперек ладони, корпус из полированной стали. Маленький глазок с задней стороны свидетельствовал о наличии видеокамеры, а сверху была неуклюжая черная клипса, с помощью которой его, вероятно, можно прикреплять к одежде. Она сильно контрастировала с общим минималистским дизайном телефона, и Эйч Пи уже усердно пытался ее каким-то образом отсоединить, как вдруг ожил дисплей.
   «Wanna play a game?»[8]
   – спросил его телефон, при этом высветились две иконки, одна со словом «Yes», другая – c «No».
   Эйч Пи от неожиданности вздрогнул. С похмелья он даже не удосужился проверить, включен ли аппарат.
   Вот лажа!
   Он нажал на иконку «No», а затем попытался разобраться, как включить функцию «меню». Если ему это удастся, то с этой мобилы можно будет еще пару дней звонить, пока хозяин ее не заблокирует.
   Но вместо того, чтобы выдать хоть какое-то стартовое меню, телефон продолжал долдонить свой вопрос. И тогда Эйч Пи, уже забыв, черт знает в какой раз он нажал на отказ, с растущим раздражением стал понимать, что вот-вот сдастся.
   Чертова тупая труба!
   Он пару раз сглотнул слюну, подавляя подступавшую тошноту. Проклятое похмелье, зачем он мешал крепкое с пивом?! Еще страшно хотелось курить, так, что его просто трясло. А еще эта девка – полный отстой. Хотя чего можно ждать, шарясь по спальным районам?
   Ему пришлось придумать отмазку о якобы данном кому-то обещании поиграть в хоккей с мячом и стремительно удалиться, когда утреннее солнце безжалостно осветило все изъяны во внешности его вчерашней находки. Судя по тому, что леди протестовала более чем сдержанно, понимание было обоюдным. Run, Forrest, Run![9]
   При этом он отнюдь не спешил к себе домой в переулок Мария-Траппгрэнд. Забежать к греку, скупщику краденых телефонов, – немного кэша хватит на антипохмельную пиццу, а потом на пару бутылок пива в баре «Мельница».
   Для таких вещей всегда найдется время в ежедневнике.
   Если повезет, то останется еще и на пару косяков травы. Ведь трубка-то явно не ширпотреб вроде тех, что попадались ему прежде. От пятисот до тысячи крон чистой прибыли, не такой уж и плохой выдался денек, несмотря на похмелье и африканскую жару.
   Дисплей мигнул еще раз, и его палец уже почти автоматически ткнул в иконку «No», когда Эйч Пи осознал, что на этот раз текст сообщения был несколько иной.

   Wanna play a game, Хенрик Петтерссон?
   Yes
   No

   Эйч Пи застыл, как сидел.
   What the f…?![10]
   Быстро оглядываясь по сторонам, он стал искать, кто бы мог так с ним шутить.
   Рассеявшись по вагону, сидели другие пассажиры. Помимо мамаши с двумя неуправляемыми детьми, все остальные, казалось, были в такой же утренней коме, как и он сам. Свесившаяся голова, стеклянный взгляд, пот и дискомфорт от жары. И никто из них даже не пытался коситься в его сторону.
   Он снова посмотрел на дисплей. Тот же текст. Телефон, мать его, знает, как зовут Эйч Пи?
   Осмотревшись по сторонам, он снова не заметил ничего странного. Затем нажал на «No».
   Тут же появилось новое сообщение.

   Ты уверен, что не хочешь сыграть в Игру, Эйч Пи?

   Он чуть не подскочил на месте! Что же все-таки за немыслимая фигня тут происходит? Зажмурился, сделал пару глубоких вдохов и медленно, но верно вернул контроль над вызванной похмельным синдромом тревогой.
   «Спокойно, чувак! – думал он. – Ты умный парень, а не какой-то чертов лунатик».
   Либо дело в скрытой камере, либо это шутки кого-то из дружков. Скорее всего, второе.
   На первом месте в списке подозреваемых – Манге. Старый кореш еще со школы, в технике соображает, владелец компьютерного магазина, злится на всех за то, что прикалываются над обретенным им богом в виде Аллаха, а также мастак зло пошутить.
   Точняк! Ошибки быть не может. Это одна из садистских шуточек Манге!
   Эйч Пи всем телом почувствовал облегчение.
   Ну, Мангелито, мать твою!
   Не виделись они давно, и он вообще-то думал, что женитьба и новая вера смягчили Манге, но чертов мерзавец, видимо, выжидал, когда можно будет приколоться над кем-нибудь по-настоящему.
   Сейчас просто надо разобраться, как это все работает, а затем найти способ пошутить в ответ.
   Круто придумано вообще-то, можно снять шляпу перед этим любителем биться лбом об пол.
   Эйч Пи снова огляделся вокруг.
   В вагоне всего девять человек, с малолетними – двенадцать. Три девицы, один алкаш, два молодых занудных шведа его возраста, то есть лет тридцати. Один дядька с тростью, одна весьма симпатичная телка лет двадцати пяти с высокой прической и в спортивном костюме (очевидно, из-за похмелья он заметил ее только сейчас), ну и мамаша с детьми.
   Кого бы Манге-мусульманин ни завербовал, у этого человека должна быть при себе какая-то электронная приблуда, с которой он посылает свои сообщения. Однако, исходя из этого, сделать список подозреваемых короче не получается. Пятеро из них сидели и колупались с тем или иным электронным прибором, а если еще учесть наушники на голове у алкаша, то список, если отбросить скепсис, мог вырасти до шести персон.
   Его уставший мозг внезапно осознал, что возня с телефоном, когда человек едет в электричке, – скорее правило, чем исключение. Ну и почему бы ему не потыкать тогда в эти клавиши с сообщениями, тем самым убив время глупой игрой на мобильнике?
   Ну что, «эйнштейн», не смог придумать ничего получше? В активизировавшейся от бурной умственной деятельности башке застучало, но язык по-прежнему так и лип к нёбу. Однако, как ни странно, Эйч Пи стало немного веселее.
   Ну так что теперь?
   Как же ему урыть этого игруна?
   Он решил немного поиграть, поэтому сначала ткнул в иконку «No», а когда второй вопрос выскочил снова, нажал на «Yes».
   Ну поиграет слегка, чтобы сохранить лицо. Чем больше он об этом думал, тем увереннее приходил к выводу, что все это очень круто. Отличный способ убить время в скучной электричке.
   «Чертов Манге», – успел он ухмыльнуться прежде, чем на дисплее появилась новая полоска текста.

   Эйч Пи, добро пожаловать в Игру!

   «Спасибо!» – подумал он и откинулся на спинку сиденья. Наверное, будет даже очень интересно.
* * *
   Колеса тяжелого внедорожника еще крутились, а Ребекка Нурмен уже стояла на тротуаре. Ее так сильно обдало раскаленным воздухом, что захотелось немедленно назад, в прохладный салон автомобиля.
   За три недели шведского лета улицы до того разогрелись, что асфальт начал клеиться к подошвам, а бронежилет под блузкой и пиджаком только усугублял ситуацию.
   Бегло окинув взглядом окружающее пространство и констатировав, что все спокойно, она открыла дверь и выпустила наружу охраняемое лицо, терпеливо ожидавшее на заднем сиденье.
   Охранник на главном входе в Русенбад[11] ради разнообразия был настолько не сонным, что даже смог нормально открыть двери, и через пару мгновений шведский министр интеграции уже скрылась за толстыми стенами здания канцелярии правительства.
   Ребекка успела заглотить чашку кофе в кафетерии для персонала и ненадолго забежать в туалет, после чего вернулась к своему шоферу, чтобы подготовить все для следующего передвижения.
   Взглянув на часы, она поняла, что надо подождать четырнадцать минут, затем – короткая прогулка вдоль набережной до Дворца наследника[12] и встреча с министром иностранных дел, у которого, в отличие от ее объекта, была полная государственная охрана. Всегда минимум два человека, чаще – больше. Целая команда, все как положено.
   «Координатор личной охраны» – так называется ее должность; видимо, потому, что просто «телохранитель» звучит как-то не очень убедительно. Министра интеграции сочли, по всей вероятности, умеренно сложным объектом для сотрудника, прослужившего в службе охраны всего год, – во всяком случае, так рассудил шеф. Уровень угрозы от среднего до низкого, как показали последние исследования данных. Кроме того – и это, пожалуй, важнейшая причина, – никто из старших коллег не захотел работать «координатором»…
   Выйдя на улицу из главного входа в Русенбад, она успела заметить, что ее шофер быстро бросил недокуренную сигарету в окно.
   «Непрофессионально, – с раздражением подумала женщина. – А чего еще от него можно ожидать?»
   Не в пример ей, он не настоящий телохранитель, а так, вариант «лайт», что означает экономию государственных средств. Немного дополнительного образования, плохо сидящий бронежилет – этого шофера наняла не СЭПО[13], а транспортная служба канцелярии правительства. Старше нее лет на двадцать и явно недоволен, что приходится подчиняться приказам кого-то младше по возрасту, к тому же женщины.
   – Десять минут, – коротко сказала она. – Ты ждешь здесь в машине, пока мы не придем.
   – А не лучше ли мне подъехать к дворцу уже сейчас? А то потом хрен нормально припаркуешься.
   Возражений следовало ожидать. Шофер, его звали Бенгт, из принципа всегда оспаривал ее инструкции. Почти в каждой фразе, которую он из себя выдавливал, так и сквозило «девочка» по отношению к ней. Как будто возраст и пол автоматически делали его экспертом в вопросах личной охраны.
   Похоже, на недельных курсах его так и не научили, что «назад» – значит «безопасно», а «вперед» – значит «неизвестная территория», следовательно, и повышенный риск. Идиот!
   – Жди здесь, пока я не скажу тебе подъезжать! – сказала Ребекка, как отрезала, и не стала вдаваться в подробности. – Вопросы есть?
   – Нет, шеф, – пробормотал он, не особенно стараясь скрыть недовольство.
   Почему некоторым типам мужчин так сложно принять женщину-начальника? Либо они пытаются тебя учить и брать командование на себя, как этот Бенни, или же, что еще хуже, лезут с подмигиваниями и комментариями о твоей личной жизни или ее отсутствии. Предлагают собственные услуги, зовут замуж или просто так… А если ты еще, дура, пойдешь нажалуешься шефу, то попадешь в немилость. Ребекка видела много таких примеров.
   Сама она из принципа не заводила романов с коллегами. Совмещать работу и личную жизнь было бы слишком сложно. Не надо гадить там, где ешь, и точка. Факт заключался в том, что она вообще ни с кем не встречалась. Возможно, романы как таковые – это слишком сложно? Пожав плечами, Ребекка постаралась выбросить из головы эти неприятные мысли. Работа сейчас – приоритет номер один. Все остальное подождет.
   Едва они успели обогнуть угол канцелярии правительства, как Ребекка почувствовала: что-то здесь не так. Еще минуту назад по пути их следования она отметила троих человек, которые стояли к ним спиной, облокотившись на парапет набережной. Двое – с удочками в руках, третий – тоже рыбак, судя по одежде. Правда, удочки она не увидела. Никто из них – по крайней мере, на вид – опасности не представлял.
   Но когда она и охраняемый министр, а также ее вечно болтающий ассистент приблизились к месту, где стояла эта троица, Ребекка заметила, что в позах и мимике мужчин что-то поменялось. Рефлекторно она завела правую руку под пиджак, большой палец лег на рукоятку пистолета, а кончики остальных пальцев коснулись раздвижной дубинки и полицейской рации, закрепленных у нее на поясе. Когда все произошло, она даже успела в знак предупреждения положить ладонь на правое плечо своего объекта.
   Двое из троих резко обернулись и быстрым шагом направились к ним. Один развернул какой-то плакат, а второй занес руку, как если бы собирался что-то бросить.
   «Швеция защищает убийц! Швеция защищает убийц!» – орали мужчины, пока приближались к министру.
   Ребекка среагировала молниеносно. Она нажала тревожную кнопку на рации и одним резким движением выдернула дубинку из-за пояса, раскрыв ее на полную длину и почти сразу ударив ею прямо по надвинувшемуся на них плакату. Дубинка попала по чему-то твердому, и нападавшие отступили на шаг назад, видимо потеряв равновесие.
   – Быстро к машине, – рявкнула Ребекка министру интеграции, заставив ассистента спрятаться у себя за спиной.
   С дубинкой наперевес и все еще крепко держа министра за предплечье, она быстро двинулась в сторону автомобиля.
   – Виктор, пятый, нападение, нападение, готовь машину! – орала она в крошечный микрофон на лацкане пиджака, который включился автоматически при нажатии на тревожную кнопку.
   «Подкрепления ждать минуты три, а то и пять», – быстро прикинула Ребекка. Остается надеяться, что Бенни не заснул и они успеют быстро оттуда убраться.
   К моменту, когда они успели дойти назад до угла, нападавшие уже пришли в себя и снова ринулись на Нурмен и ее подопечную. В женщин что-то полетело, и Ребекка рефлекторно замахнулась на этот предмет дубинкой.
   «Камень, бутылка, граната?» – только и успела подумать она, когда лицо и плечи обдало какой-то тепловатой жидкостью. – Господи, только бы не бензин!»
   Наконец они забежали за угол, и она стала искать глазами Бенгта, надеясь, что он еще не забыл правило из краткого курса обучения, гласящее, что нужно ждать их с открытыми дверями наготове.
   Но площадка для разворота, на которой только что стоял их автомобиль, была пуста.
   – Проклятье! – прошипела Ребекка, и тут на нее обрушился вопль ассистента.
   – Кровь! – визжал он почти фальцетом.
   «Боже, это моя кровь!» – Ребекка повернула голову и вдруг поняла, что плохо видит. Красная пелена заволокла глаза, и женщина провела ручкой дубинки по переносице в попытке ее согнать.
   Ни машины, ни Бенгта – эти мужики их почти догнали. Что делать?
   «Принимай решение, Нурмен! Принимай немедленно!» – зарычала она про себя.
   Назад – известность и безопасность, вперед – неизвестность и риск. А что делать, когда путь к отходу перекрыт? Этого им на курсах телохранителей не рассказывали. А импровизация никогда не была ее коньком. Подбиралась паника.
   – Сюда! – услышала она чей-то голос.
   Охранник широко открыл дверь и уже был на полпути между Ребеккой и входом в здание. Держа в руке дубинку, он смотрел в сторону угла, откуда должны были появиться нападавшие.
   В несколько приемов, то волоком, то толкая перед собой, Ребекка дотащила-таки министра интеграции до подъезда, из которого они вышли всего каких-то пару минут назад. По-прежнему слыша истерические всхлипывания ассистента у себя за спиной, но не обращая на них внимания, она полностью сконцентрировалась на том, чтобы доставить в безопасное место свою подопечную.
   Лишь после того, как через несколько минут прибыло подкрепление и все успокоилось, Нурмен поняла, что по пояс залита кровью.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация