А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Прохоровка без грифа секретности" (страница 3)

   Иногда в связи с большими потерями в оборонительной операции высказывается мысль, что лучше было, используя наше превосходство в силах, упредить противника в переходе в стратегическое наступление и что решение о преднамеренной обороне – ошибка. Проще всего давать оценки сейчас, когда известны последствия того или иного решения. Автор подробно останавливается на этом вопросе, доказывая ошибочность предлагаемого варианта действий, который в данных конкретных условиях был бы только на руку врагу. По его мнению, ошибка не в том, что перешли к преднамеренной обороне, а в том, что не сумели в полной мере использовать ее преимущества.
   В Курской оборонительной операции был сорван план немецкого командования по окружению и разгрому более чем миллионной группировки советских войск. В ходе контрнаступления войска Воронежского и Степного фронтов отбросили врага в южном и юго-западном направлениях на 150 км, создав тем самым предпосылки для перехода советских войск в общее наступление. Его попытка путем проведения операции «Цитадель» захватить стратегическую инициативу на летнюю кампанию 1943 года была сорвана. Реванш за Сталинград не состоялся.

   Начальник разведки 21-й гв. тбр 5-го гв. тк капитан Андроников Н.Г.

   Начиная с 12 июля по 18 августа перешли в наступление восемь советских фронтов, которые наносили по врагу согласованные по месту и времени мощные удары на фронте до 2 тысяч км – от Великих Лук до Азовского моря. И попытки представить операцию «Цитадель» и Курскую битву как незначительный эпизод войны, рожденный советской пропагандой, не выдерживают никакой критики. Генерал-инспектор бронетанковых войск Германии Г. Гудериан, лучше всех знавший положение в своем ведомстве, заявил: «В результате провала наступления «Цитадель» мы потерпели решительное поражение. Бронетанковые войска <…> из-за больших потерь в людях и технике на долгое время были выведены из строя <…> Инициатива полностью перешла к противнику…»
   Победа в Курской битве означала завершение коренного перелома во Второй мировой войне. Здесь хотелось бы еще раз подчеркнуть, что основную роль в достижении победы в Прохоровском сражении и в целом в Курской битве сыграл советский солдат, от которого в конечном счете зависит осуществление всех замыслов и решений командиров. Именно он потом и кровью компенсировал все ошибки, просчеты и недоработки командования.
   И прекрасный мемориал, возведенный на Прохоровском «танковом поле», – это дань памяти ратному подвигу всех советских воинов – танкистов, артиллеристов, летчиков, связистов, саперов, водителей, ремонтников, медиков и других великих тружеников войны.

   Активный участник Курской битвы (капитан, заместитель начальника штаба 21-й гв. тбр 5-го гв. Сталинградского тк), профессор военной истории, лауреат Государственной премии СССР, полковник в отставке

   АНДРОНИКОВ Н.Г.
   14.01.2005 г.

   Глава 1 Перед решающей схваткой

   Погибшим и павшим без вести в Курской битве воинам посвящается
   Общая обстановка, сложившаяся к июлю 1943 года – Цели и планы сторон – Состав противостоящих группировок – Ставка ВТК принимает решение о преднамеренной обороне – Соотношение в силах и средствах на южном фасе Курского выступа – Построение обороны Воронежского фронта – Характеристика танковых соединений С С и вермахта – Боевой и численный состав ударных группировок противника. Улучшение качественных показателей его бронетехники – Обращение Гитлера к войскам накануне операции «Цитадель» – Сталин предупреждает войска о переходе противника в наступление в период 3–6 июля

   Зимняя кампания 1942/43 года закончилась к началу апреля 1943 года. В ходе наступления советских войск и последующего контрнаступления противника в районе Курска образовался выступ, на 200 км вдававшийся в расположение войск противника. Такая конфигурация линии советско-германского фронта создавала возможность для нанесения мощных ударов по флангам крупных группировок врага в районе Орла и Брянска, Белгорода и Харькова с последующим выходом в его тыл. Тем более что общее соотношение сил и средств сторон на всем советско-германском фронте к началу апреля сложилось в пользу советских войск. Они превосходили противника в живой силе в 1,1 раза, в танках – в 1,4, в артиллерии – в 1,7 ив боевых самолетах – в 2 раза.
   Такое соотношение в силах и охватывающее положение советских войск можно было использовать для наступления на одном из стратегических направлений, чтобы разгромить одну из фланговых группировок противника. Так, командующий Воронежским фронтом Н.Ф. Ватутин доложил свои соображения о необходимости упреждения противника. В целях окружения и разгрома его белгородской группировки он предлагал нанести два удара по сходящимся направлениям – в полосе 40-й армии и южнее Белгорода – в полосе 7-й гв. армии.

   Командующий Воронежским фронтом генерал армии Ватутин Н.Ф.

   Однако Ставка Верховного Главнокомандования, учитывая усталость войск, недостаточную укомплектованность соединений в связи с понесенными потерями и трудности с созданием необходимых запасов материально-технических средств в период весенней распутицы, от наступления отказалась. Это прежде всего касалось Воронежского фронта, который в марте понес большие потери при отступлении и нуждался в пополнении личным составом, боевой техникой и материальными средствами. При этом, несомненно, учитывались уроки крайне неудачного исхода харьковской наступательной операции 1942 года, которая началась с Барвенковского выступа также с целью упреждения противника. Ведь войска Центрального и Воронежского фронтов, глубоко вклинившиеся в оборону противника, сами могли подвергнуться ударам со стороны его фланговых группировок. К тому же наши стратегические резервы находились еще в стадии формирования.
   8 апреля Г.К. Жуков доложил И.В. Сталину:
   «Переход наших войск в наступление в ближайшие дни с целью упреждения противника считаю нецелесообразным. Лучше будет, если мы измотаем противника на нашей обороне, выбьем ему танки, а затем, введя свежие резервы, переходом в общее наступление окончательно добьем основную группировку противника». 12 апреля 1943 года Ставкой ВГК было принято предварительное решение о переходе к обороне на курском направлении.

   Начальник штаба Воронежского фронта генерал-лейтенант Иванов С.П.

   Член Военного совета Воронежского фронта Хрущев Н.С.

   Гитлеровское командование решило использовать выгодное положение своих войск в районе Курской дуги для проведения крупной наступательной операции с целью овладеть стратегической инициативой на лето 1943 г. и тем самым повернуть ход войны в свою пользу. Расположение советских войск в образовавшемся выступе сулило врагу большие перспективы. В случае успеха здесь могла быть окружена почти полуторамиллионная группировка двух фронтов, вследствие чего в обороне советских войск образовалась бы огромная брешь. Используя ее, можно было бы в последующем осуществить крупные операции с далеко идущими целями.
   Таким образом, обе стороны в первой летней операции 1943 года ставили перед собой решительные цели по разгрому противостоящего противника. Однако советское командование на первых порах сознательно отдавало инициативу противнику, чтобы использовать выгоды преднамеренной и хорошо подготовленной обороны.
   15 апреля 1943 года Гитлер принял решение о проведении операции «Цитадель». Планом операции предусматривалось нанесение двух встречных ударов под основание выступа в общем направлении на Курск с целью окружения и разгрома советских войск. Операция планировалась как «единый бросок», позволяющий быстро отсечь всю Курскую дугу до подхода в этот район крупных советских резервов. Ударные группировки, наступающие с севера и юга, должны были на четвертый день наступления соединиться восточнее Курска и замкнуть кольцо окружения. На этот раз их задачи были значительно меньше, чем в предыдущих операциях: до намеченного рубежа встречи группе армий «Центр» нужно было продвинуться примерно на 75 км, группе армий «Юг» – на 125. Ближайшая задача последней заключалась в захвате рубежа Прилепы (10 км западнее ст. Пристень), Обоянь на глубине 55–60 км.
   Для обеспечения флангов ударных группировок с востока ставилась задача как можно быстрее создать внешний фронт окружения по линии р. Короча, Скородное, Тим. При этом предусматривался захват и удержание железнодорожной рокады Харьков, Белгород, Курск, Орел, имеющей важнейшее значение для обеспечения тесного взаимодействия групп армий «Юг» и «Центр». Соединения 2-й полевой армии, помимо сковывания сил противника, расположенных в западной части Курского выступа, должны были быть в готовности нанести удары по окружаемым советским войскам. В дальнейшем, в случае успеха операции, предусматривалось нанесение удара в тыл Юго-Западного фронта.

   Командующий группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн

   К созданию группировок войск, предназначенных для наступления, враг приступил еще в марте. В состав северной вошли: 9-я армия и часть сил 2-й армии группы армий (ГА) «Центр», всего 26 дивизий, в том числе 6 танковых и одна моторизованная – 460 тыс. человек, около 6 тыс. орудий и минометов, до 1200 танков и штурмовых орудий и около тысячи самолетов. В южную группировку под командованием генерал-фельдмаршала Э. Манштейна7вошли 4-я танковая армия (ТА) генерала Г. Гота, армейская группа (ЛАГ) «Кемпф» и часть сил 2-й армии ГА «Центр», всего 24 дивизии, в том числе 8 танковых и одна моторизованная – 440 тыс. человек, до 4 тыс. орудий и минометов, до 1500 танков и штурмовых орудий, примерно 1050 самолетов.

   Командующий 4-й ТА ГА «Юг» генерал-полковник Герман Гот

   Командующий армейской группой «Кемпф» генерал-лейтенант Вернер Кемпф

   Таким образом, к операции привлекалось 50 наиболее боеспособных дивизий, в том числе 14 танковых (до 70 % танковых дивизий вермахта) и две моторизованные. Всего в составе групп армий «Центр» и «Юг» насчитывалось свыше 900 тыс. человек, около 10 тыс. орудий и минометов, до 2700 танков и штурмовых орудий. Их действия поддерживало свыше 2000 самолетов, то есть более 65 % всех боевых самолетов, действующих на советско-германском фронте8.
   Чтобы создать такие сильные группировки, оснастить их большим количеством новых танков (производство и поставка которых в войска задерживались) и заодно тщательно подготовить операцию, Гитлер несколько раз переносил сроки ее начала. Так на советско-германском фронте возникла беспрецедентная трехмесячная пауза, которую обе стороны стремились использовать для восполнения потерь в личном составе, вооружении и боевой технике и подготовки к боевым действиям.
   В середине июня Ставкой ВГК было принято окончательное решение о переходе к преднамеренной обороне на курском направлении. К этому решению пришли не без колебаний. Ведь сторона, владеющая инициативой, имеет возможность выбрать место и время удара, создав для этого соответствующую группировку, обеспечивающую многократное превосходство над противником на избранном направлении. При этом принимаются все меры по обеспечению скрытности сосредоточения войск.
   Командование вермахта имело большой опыт в этом отношении. Для введения в заблуждение советского командования относительно направлений ударов в операции проводились специальные мероприятия: демонстративные рекогносцировки, выдвижение танков, сосредоточение переправочных средств, переговоры по радио, действия агентуры, распространение слухов и т. п. Однако на этот раз расчет гитлеровского командования на внезапность, благодаря которой ему удавалось добиваться успехов в летних операциях 1941 и 1942 годов, не подтвердился – подготовка противника к наступлению была своевременно вскрыта. Этому в немалой степени способствовали неоднократные отсрочки с началом наступления и хорошая работа нашей стратегической разведки.
   Кстати, меры по обеспечению скрытности, принятые в свою очередь советским командованием, привели к тому, что немецкая разведка так и не смогла выявить сосредоточение десяти советских армий в составе Западного, Брянского, Центрального, Воронежского и Юго-Западного фронтов, которые затем приняли участие в Курской битве9.
   В общем, риск был большой, и предсказать исход оборонительной операции было трудно. На памяти у всех были события первых двух лет войны, когда оборона наших войск не выдерживала массированных ударов танков и пехоты противника, поддержанных авиацией. Именно поэтому командующие фронтами предлагали упредить немцев в переходе в наступление. Особенно на этом настаивал Н.Ф. Ватутин10, который держал на флангах белгородской группировки противника крупные силы, чтобы сократить время для подготовки наступления.
   Замыслом Ставки ВГК предусматривалось сосредоточение основных усилий севернее и южнее Курска, где должны были развернуться главные события. Основные силы Центрального и Воронежского фронтов, отразив удар противника и измотав его в оборонительных боях, должны были перейти в контрнаступление, завершить разгром противостоящих группировок и создать условия для перехода в общее наступление.
   Центральный фронт (численностью 738 тыс. чел.) генерала армии К.К. Рокоссовского получил задачу оборонять северную часть Курского выступа протяженностью по фронту 306 км, отразить наступление противника, а затем, перейдя в контрнаступление совместно с войсками Западного и Брянского фронтов, разгромить его группировку в районе Орла. Воронежский фронт оборонял южную часть Курского выступа протяженностью 244 км с задачей измотать и обескровить врага, после чего перейти в контрнаступление и во взаимодействии с войсками Юго-Западного фронта завершить его разгром в районе Белгорода и Харькова. Войска Степного военного округа (с 10 июля – фронта) генерал-полковника И.С. Конева были развернуты в тылу обоих фронтов с задачей не допустить дальнейшего продвижения противника в случае прорыва им обороны. Однако основное предназначение этого фронта состояло в том, чтобы с отражением наступления врага решать наступательные задачи.
   В районе предстоящей операции соотношение в силах и средствах сложилось далеко не в пользу противника (см. Приложение 1). Наши войска превосходили противника по живой силе в 1,4 раза, по орудиям и минометам – в 1,9, по танкам – в 1,2 раза, по самолетам – в 1,1 раза. Так что решение Гитлера на проведение операции «Цитадель», учитывая столь невыгодное общее соотношение в силах и средствах, с военной точки зрения было в определенной степени авантюрой. Но он при любых условиях уже не мог отказаться от наступления: проведение операции «Цитадель» для него было обусловлено не только военными, но и политическими соображениями.
   Впрочем, немецкая сторона считает, что неправомерно включать в расчет войска, противостоявшие советским Брянскому и Юго-Западному фронтам, которые непосредственно в операции «Цитадель» не участвовали. Так, по данным федерального и военного архива ФРГ, в составе ГА «Центр» (9-я и 2-я армии) к участию в операции привлекалось 445 тыс. человек, в ГА «Юг» – 332 тыс., в том числе в 4-й ТА – 223,9, в ЛАГ «Кемпф» (без 42-го ак, противостоявшего советскому Юго-Западному фронту) – 108 тыс. Всего в группах армий «Центр» и «Юг» в операции было задействовано не 900, а только 777 тыс. человек, 2451 танк и штурмовое орудие, 7417 орудий и минометов, 1830 самолетов11. С учетом этого превосходство советских войск над противником становилось еще большим.
   Немецкий исследователь К.-Г. Фризер12, называя еще меньшие цифры – 650 тыс. человек, считает и их завышенными, так как они включают все тыловые части и службы, многочисленные подразделения и части, сформированные из числа советских граждан и граждан оккупированных стран Европы, перешедших на службу к немцам. За всеми этими рассуждениями четко просматривается стремление немецкой стороны объяснить последовавшие провал операции «Цитадель» и поражение гитлеровских войск в Курской битве только подавляющим превосходством советских войск в силах и средствах. Так, немцы считают, что в боевых частях всей ГА «Юг» имелось всего около 300 тыс. человек.
   Рассмотрим подробнее состав ударной группировки ГА «Юг» и планы командования по ее использованию. Манштейн планировал нанести два удара. Главный – по кратчайшему направлению Томаровка, Курск силами трех корпусов 4-й ТА, из них два танковых (всего пять танковых, одна моторизованная и две пехотные дивизии). Вспомогательный удар в направлении Белгород, Короча (в целях обеспечения правого фланга 4-й ТА) наносила ЛАГ «Кемпф»13силами двух корпусов, из них один танковый, всего три танковые и три пехотные дивизии. В таблице 1 показан основной состав соединений, принявших непосредственное участие в операции с самого начала (по немецким данным).

   Таблица 1
   Основной боевой состав группы армий «Юг» к началу операции «Цитадель»



   Источник: Zetterling N. and Frankson A., table 3.8, p. 32.
   Примечания:
   * Количество дивизий в составе ударных группировок (дополнено автором).
   ** В скобках – по данным Ньютон С. Курская битва. М.: Яуза– Эксмо, 2006. С. 491
   *** В составе 48-го тк учтены 51 и 52 отб «пантер» 39-го отп.
   **** В группе «Кемпф» учтены только соединения, действовавшие в полосе Воронежского фронта.
   ***** Не учтены орудия и минометы полков и разведывательных батальонов дивизий, в том числе ПТО и самоходные 150-мм пехотные орудия «Грилле».

   Таким образом, против Воронежского фронта с самого начала операции было задействовано 14 дивизий (тд – 8, мд – 1, пд – 5). При этом не следует забывать, что 4-й танковой армии был придан 39-й танковый полк 10-й отдельной танковой бригады в составе двух батальонов. Этот полк по количеству танков «пантера» (200 шт.) превосходил любую танковую дивизию. В составе группировки Манштейна насчитывалось 2847 орудий и минометов, в том числе в 4-й танковой армии – 1774, в ЛАГ «Кемпф» – 1073.

   В состав Воронежского фронта, кроме пяти общевойсковых армий (стрелковых дивизий – 35), вошли 1-я танковая армия (один мехкорпус и два танковых) под командованием генерал-лейтенанта М.Е. Катукова14, 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус под командованием полковника A.C. Бурдейного15и 5-й гвардейский Сталинградский танковый корпус генерал-майора А.Г. Кравченко16. Отдельные танковые бригады и полки были приданы армиям и составляли танковые резервы их командующих. Всего во фронте насчитывалось 1704 танка и САУ. Танковые войска планировалось использовать для отражения массированных танковых ударов противника и повышения оперативной устойчивости обороны.
   Боевой и численный состав армий и фронта показан в таблице 2.

   Таблица 2
   Боевой и численный состав Воронежского фронта по состоянию на 5 июля 1943 года


   Источник: ЦАМО РФ. Ф. 203. Оп. 2843. Д. 26.
   Примечания:
   * Курская битва. М.: Наука, 1970. С. 476, приложение 5.
   ** В знаменателе указаны танки, находящиеся в ремонте.
   *** Без учета 24 САУ (12 Су-122 и 12 Су-76).

   В полосе Воронежского фронта наши войска превосходили противника: по личному составу в 1,4, по орудиям и минометам в 2, по танкам в 1,2 раза (число самолетов было примерно одинаковым)17. Но есть и другие цифры. Так, по данным исследования, проведенного в 60-е годы, когда впервые были приоткрыты советские архивы, в составе Воронежского фронта по списку числилось 625 591 человек (в боевых частях – 466 236), танков – 1706, в том числе тяжелых – 105, средних – 1158, легких – 443 (в боевых частях – 1657), САУ – 105, орудий и минометов (без учета зенитной артиллерии и 50-мм минометов) – 8718 (в боевых частях – 8581)18. С учетом последнего числа (без учета 50-мм минометов) общее превосходство в количестве орудий и минометов составляло уже 3:1 в пользу Воронежского фронта. Однако читателю не следует забывать, что сторона, владеющая инициативой, сама выбирает время и направление удара, на котором использует большую часть сил и средств, обеспечивающих прорыв подготовленной обороны противника. К тому же немецкая артиллерия в отношении мобильности (в основном самоходная и на мехтяге) намного превосходила нашу.
   В статистическом исследовании «Гриф секретности снят» указана другая численность личного состава фронта к началу операции – 534 700 человек. Автор затрудняется объяснить, за счет чего при одном и том же составе фронта образовалось столь значительное расхождение в его численности – почти в 90 тысяч. То же самое можно сказать и о численности Центрального фронта на 5.07.1943 г. – по данным исследования 1970 г. – 711 575 (на 26,4 тыс. меньше), в том числе в боевом составе – 510 983.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация