А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Прохоровка без грифа секретности" (страница 35)

   Не удалось в полной мере использовать и артчасти усиления. Приданный корпусу 1440-й сап прибыл в район боевых действий только к 21.00 и к тому же без боеприпасов. 29-я гаубичная бригада, прибывшая только накануне, к ведению огня не изготовилась. В 11.00 12 июля на основании устного распоряжения заместителя командующего армией по артиллерии она из корпуса убыла. Части 13-й и 66-й гв. сд, отражая неоднократные контратаки танков и мотопехоты противника, сумели в течение 12 июля продвинуться лишь на 1–2 км. Но своими действиями они сковали части 11-й тд 48-го тк противника, не позволив использовать их для содействия дивизии СС «МГ», как планировал Гот.

   Во фронтовом контрударе участвовали и соединения 1-й танковой (5-й гв. и 10-й тк) и 6-й гв. армий (22-й гв. ск). Задачу танковой армии Ватутин поставил в ночь с 10 на 11 июля. Армия должна была частью сил не допустить прорыва противника в северном направлении, силами правофланговых соединений с рубежа 1-я Александров ка, Новенькое нанести удар в общем направлении на юго-восток с задачей овладеть Яковлево, Покровка (глубина поставленной задачи – 25 км. – Л.Л.) и совместно с 6-й гв. и 5-й гв. танковой армиями окружить прорвавшуюся подвижную группировку; в дальнейшем развивать успех на юг и юго-запад.
   Как следует из воспоминаний М.Е. Катукова, при постановке задачи на контрудар Ватутин сказал ему, что больших задач на глубокий прорыв немецкой обороны он не ставит – «продвинетесь на километр-другой – и хорошо. Главное – сковать немецкие войска, лишить их возможности свободно маневрировать резервами». «Ставя задачу Кравченко и Буркову, – вспоминал Катуков, – мы не ограничивали их наступательные действия только этими двумя километрами. Наоборот, нацеливали на более глубокий прорыв фашистской обороны. Делали это умышленно, учитывая чисто психологические моменты. Ведь сказать людям, что они посылаются в бой с крайне ограниченными целями, лишь для того, чтобы привлечь на себя внимание противника, они и действовать станут не с той энергией, как если бы им пришлось идти на прорыв вражеской обороны с намерением сокрушить ее на всю глубину»104.
   Это уже не первое свидетельство того, что Ватутин, определяя в письменных приказах и распоряжениях решительные и глубокие задачи армиям (танковым корпусам), внутренне сознавал их несоответствие боевым возможностям войск. Ведь при отсутствии резервов (второго эшелона) создать ударную группировку можно было только за счет ослабления других участков фронта. Соответственно, возрастал риск прорыва обороны противником. А за это по головке не погладят. «Окружить, уничтожить!», а там – хоть трава не расти. Обвинения в халатности и беспечности – обычные фразы в его приказах и распоряжениях, ведь копии их отсылались в Генштаб!
   Вообще следует признать, что роль 1 – й танковой армии во фронтовом контрударе не получила должной оценки у историков. Обычно отмечается, что к утру 12 июля противнику удалось потеснить ее соединения, а это, в свою очередь, затруднило их участие в контрударе. Причину долго искать не надо – нужно лишь посмотреть, какие должности занимали в момент написания исторических трудов и знаменитых мемуаров основные участники тех далеких событий.
   Несмотря на сильный нажим противника, Катукову удалось произвести перегруппировку своих сил. В ночь на 12 июля 5-й гв. тк сосредоточился в районе 2-я Новоселовка. 10-й тк занял исходное положение вдоль западной окраины Новенькое с задачей наступать в направлении Березовка, Сырцево. Сосредоточение и развертывание обоих корпусов обеспечивали части 6-го тк. 3-й мк и 31-й тк совместно с 204-й и 309-й сд оставались на своих рубежах с задачей не допустить прорыва противника на север. В случае отхода противника они также должны были перейти в наступление.
   В 10.00 12 июля оба корпуса вместе со стрелковыми дивизиями 6-й гв. армии перешли в наступление. 5-й гв. танковый корпус силами 1-й и 22-й гв. тбр (16 Т-34, 9 Т-70 и 5 МК-4) сломил сопротивление до двух батальонов пехоты противника с 15 танками, к 14.00 овладел Чапаев и вышел к Раково, где был остановлен сильным артиллерийско-минометным огнем. В районе Раково были захвачены пленные (до 50 чел.) 678-го пп 332-й пд. Тем самым было установлено перемещение ее правого фланга севернее р. Пена, где до этого действовала 3-я тд противника, в которой к исходу 11 июля насчитывалось 23 боеспособных танка.

   Командир 10-го тк генерал-майор Бурков В.Г. в районе Прохоровки, июль 1943 г.

   10-й тк генерала Буркова (около 120 танков и САУ) сбил части мд «ВГ» с занимаемых позиций, овладел ур. Толстое и завязал бой за Березовку, где также был остановлен сильным огнем противника. Потери корпуса: танков Т-34 – 8, Т-70 – 5, МК-4 – 3, из них Т-34 – 4 и МК-4 – 2 подбито и сожжено авиацией противника105. Против корпуса действовала часть сил мд «ВГ». В этой дивизии к 12 июля насчитывалось 68 танков (в том числе 8 «тигров» и 30 «пантер»), 27 штурмовых орудий, 15–17 САУ «Мардер» и 37 ПТО106.
   Части 71-й гв. сд, находившейся в оперативном подчинении командующего 40-й армией и наступавшей южнее р. Пена, продвинулись на 2–3 км и атаковали Михайловку и Завидовку. За день боя противник потерял здесь 600 солдат и офицеров, было уничтожено 12 блиндажей, 11 ПТО, 6 минометов, 40 пулеметов, 6 транспортных машин. Взято в плен 22 солдата и офицера, разгромлен штаб немецкой части, захвачено 3 радиостанции.
   В оперсводке штаба фронта было отмечено, что части 332-й пд, 3-й, 11-й тд и тд СС «Великая Германия» после упорного сопротивления выбиты из районов: ЧАПАЕВ, ЗАВИДОВКА, РАКОВО, БЕРЕЗОВКА, УР. ТОЛСТОЕ, сев. части КОЧЕТОВКА. <…> В районе выс. 247, 0 (2 км южн. КРУГЛИК) гарнизон противника силою до двух батальонов пехоты, 11 танков и 7 самоходных орудий продолжает вести бой в окружении107.
   На фоне безуспешных атак главной группировки Ротмистрова результаты наступления соединений Катукова впечатляют. В составе 5-го гв., 10-го и 6-го тк было примерно 200–220 танков и САУ. Им противостояли части 3-й тд, мд «ВГ», усиленной 39-м отп «пантер», в составе которых было около 140 танков и штурмовых орудий, включая 11 «тигров», 13 огнеметных и 30 «пантер». Тем не менее на участке шириной до 15 км по фронту противник отошел местами примерно на 3–4 км (см. схему 12). Можно придумать любое количество уничтоженных солдат и офицеров или танков и автомашин противника (поди подсчитай, если наши войска отошли), но пленных надо представить хотя бы для допроса.
   Атаки двух танковых корпусов в районе Новенькое и Чапаев не только сковали противника, но и заставили его вернуть на обояньское направление часть артиллерии и других средств, которые уже направлялись на Прохоровку. Намечавшаяся Готом перегруппировка частей мд «ВГ» для удара в северном направлении была сорвана. По крайней мере, действиям наших войск против западного фланга вклинившейся группировки противника в оперсводке немецкой 4-й ТА уделено большее внимание, нежели в полосе 2-го тк СС. Немцы очень боялись решительных ударов по 52-му ак, фронт обороны пехотных дивизий которого был чрезмерно растянут.

   Менее удачным было участие в контрударе соединений 49-го ск (73-я гв., 111-я и 270-я сд) 7-й гв. армии. Корпус получил задачу с утра 12.07.43 перейти в наступление в направлении Крутой Лог, Разумное, Дальние Пески и выйти на тылы группировки противника, действующей северо-восточнее Белгорода. Управление корпуса, прибывшее в состав армии только накануне наступления, не сумело организовать перегруппировку войск и скрытное занятие исходного положения в темное время суток. Противник, обнаружив смену войск, открыл интенсивный огонь из шестиствольных минометов. Внезапность была потеряна, наши части понесли большие потери. Приданная 270-й дивизии 201-я тбр из-за несвоевременной смены не имела времени для подготовки к атаке. Соединения 49-го ск, продвинувшись местами на 2–3 км, встретили ожесточенное сопротивление противника и успеха не имели. Они закрепились на достигнутом рубеже, на котором войска 7-й гв. армии находились вплоть до 21 июля.

   В июльских боях, несомненно, большую роль играла авиация, в том числе и 12 июля. Интересно, что, вопреки многочисленным донесениям наших частей об активных действиях авиации в этот день и непрерывных бомбежках, в сводке армии Гота отмечается «ограниченная деятельность воздушных сил с обеих сторон». Некоторые исследователи, ссылаясь на немецкие источники, утверждают, что 12 июля в районе Прохоровки была нелетная погода и поэтому противник авиацию почти не использовал. По этому вопросу в кругах историков разгорелась дискуссия.
   Обратимся к документам. Вот несколько выдержек из немецких документов от 12 июля:

   «14.45. Положение в воздухе: с обеих сторон бурная деятельность. Бомбежка, обстрел из бортового оружия». Донесение из 8-го авиакорпуса: «9.10. На передовую вражескую группу из Петровки наведены два звена». И тут же: <К… > Из-за плохой погоды наша авиация лишь малыми силами поддерживала наземные части. Сильные потоки дождя, которые решительно влияют на боевые действия». Донесение тд «ДР» о действиях нашей авиации: «Активность вражеской авиации очень высока. 07.10 (8.10): 34 бомбардировщика атакуют участок севернее Лучки (сев). 14.10 (15.10): бомбовая атака и обстрел пулеметно-пушечным огнем целей на шоссе, а также полевого аэродрома у северной окраины Лучки»108.

   Получается, что нелетная погода, установившаяся с утра, мешала только вражеской авиации? В это трудно поверить, потому что подготовка немецких экипажей (это надо признать) в целом была выше, чем наших. Что же касается докладов, то это еще один пример того, что точка зрения тех, кто лежит в грязи под бомбами и обстрелом из бортового оружия, сильно отличается от тех, кто сочиняет итоговые сводки в больших штабах.

   Самолеты противника в небе над Прохоровкой

   В боевых донесениях наших соединений, действовавших в районе Прохоровки, отмечается, что уже с раннего утра самолеты противника начали бомбить танковые и стрелковые части, готовящиеся к атаке. Так, в 5.40 28 пикирующих бомбардировщиков бомбили подразделения 28-го гв. сп в районе Лутово. В 8 часов при подходе к рубежу развертывания 36-го гв. отпп осколками разорвавшейся авиабомбы был тяжело ранен командир полка подполковник Митрошенко, убиты радист и санинструктор.
   К 14.00 12 июля 18-й тк доложил, что авиация противника произвела до 1500 самолето-вылетов по боевым порядкам корпуса. В 183-й сд насчитали за день 800 самолето-вылетов. В отчете штаба 5-й гв. ТА подчеркивается: «<…> авиация противника висела над нашими боевыми порядками, нашей авиации и особенно истребительной было недостаточно»109.
   Анализ немецких документов свидетельствует, что эти данные, как и в других подобных случаях, преувеличены в несколько раз. Дело в том, что в связи с вынужденным отходом наших войск работа постов ВНОС, хорошо работавших до наступления противника, была в значительной мере дезорганизована. Предупреждений о подходе самолетов противника не поступало, что сказалось отрицательно на своевременном отражении бомбардировщиков противника110. Поэтому подсчет самолетопролетов в наземных частях вели необученные наблюдатели. Один самолет за один пролет может атаковать несколько объектов и целей, находящихся порой на значительном удалении друг от друга. И его пролет может превратиться в несколько самолето-вылетов. Поэтому предоставим слово специалистам.

   Противотанковый самолет «Ju.87G»

   В справке-докладе штаба 2-й ВАпо состоянию на 19.00 12.07.43 г. отметили, что авиация противника значительно снизила свою активность по сравнению с первыми днями операции. Всего отмечено 205 самолетопролетов. Во второй половине дня интенсивность налетов авиации противника усилилась. В отчете Управления ВВС КА отмечается: «Действия авиации обеих сторон 12 июля были ограничены с утра неблагоприятными метеоусловиями (здесь и далее выделено мною. – Л.Л.). Авиация противника днем группами от 9 до 30 бомбардировщиков действовала по боевым порядкам наших войск, сконцентрировав свои усилия на прохоровском направлении, где было отмечено до 400 самолетопролетов из общего количества 546 самолетопролетов»111.
   По другим данным, против 654 самолето-вылетов противника наша авиация совершила до вечера 12 июля 759. Впервые с начала битвы на южном фасе Курского выступа авиаторы 2-й ВА превзошли врага по такому важному показателю112. Цифры самолето-вылетов нашей авиации (как и самолето-пролетов вражеской) в документах разнятся между собой, вероятно, потому, что даны на разное время. Истребители 2-й ВА произвели 320 самолето-вылетов, во время которых провели 14 групповых воздушных боев и сбили около 20 самолетов противника, потеряв 14 своих. Но выполнить свою главную задачу по надежному прикрытию своих войск на поле боя они не смогли.
   От 50 до 70 % израсходованного ресурса авиации противника в этот день было использовано на направлении, где решалась судьба сражения. 12 июля боевые порядки 18-го и 29-го тк оказались зажатыми между естественными препятствиями – р. Псёл и урочищем Сторожевое. На участке шириной в 6–7 км и глубиной 5–6 км, ограниченном четко выраженными для авиации ориентирами – рекой и железной дорогой, действовало восемь бригад, из них шесть танковых, танковый и самоходно-артиллерийский полки, а также части двух стрелковых дивизий. Они и стали основными объектами действий вражеской авиации. Скученность боевых порядков танковых частей, действовавших вне укрытий, и слабое прикрытие их истребителями и зенитными средствами привели к большим потерям от налетов авиации противника.
   Особую опасность для наших танков представляли противотанковые самолеты «Ju.87G» и штурмовики «Hs.l29B», которые атаковали их с кормовой части, поражая огнем пушек слабо защищенную моторную группу. Точных данных о количестве танков в 5-й гв. ТА, выведенных из строя авиацией противника, нет[14]. Но, кроме прямых потерь в технике, надо учитывать большое моральное воздействие ударов с воздуха на экипажи боевых машин. Несомненно, авиация противника способствовала своим войскам в отражении сильного контрудара 5-й гв. танковой армии, но решающую роль в этом сыграли все-таки его противотанковые средства и танки.
   «Штурмовики 1 шак и 291 шад с утра из-за неблагоприятной погоды боевых действий не производили. Они начали действовать <…> лишь с 10.00 группами в 12–16 самолетов под прикрытием 12–16 истребителей». И далее: «В связи с угрозой прорыва 3 тк противника к Прохоровке с юга части 1 шак были перенацелены на действия по войскам противника в районе Верх. Ольшанец, Шляхово, Мелихово и в рощах, что между Верх. Ольшанец и Шляхово. 291 шад действовала по танкам и мотопехоте противника также в районах Верхопенье, Сырцево, Дмитриевка, Ново-Черкасское и по лесу, что южнее Дубровка, Яковлево, Покровка. Всего нашими штурмовиками было произведено около 400 самолето-вылетов, в результате которых было уничтожено и повреждено большое число танков, автомашин, подавлен огонь 14 батарей. Части 1 бак в период 8.00—8.15 группами от 9 до 25 самолетов Пе-2 под прикрытием 12–16 истребителей 4 иак бомбардировали скопления танков и мотопехоты противника в районе Бол. Маячки, Покровка, Яковлево и рощи восточнее»113. В указанных районах в пунктах сбора находилось значительное количество подбитых немецких танков, главным образом неисправных «пантер».
   Из 1300 самолето-вылетов, совершенных нашей авиацией 12 июля (с учетом авиации дальнего действия и 17-й ВА Юго-Западного фронта), более половины – 671 – произвела авиация 2-й ВА, в том числе: 278 (41 %) непосредственно по войскам противника (штурмовиками – 205), 177 на прикрытие своих войск, 189 на сопровождение и 27 на разведку114. В это число самолето-вылетов, очевидно, надо включить и 8 советских штурмовиков, которые в этот день нанесли удар по железнодорожной станции Кривцово, расположенной в нашем тылу восточнее Обояни.
   Перечисление объектов и целей ударов авиации свидетельствует, что на направлении главного удара 5-й гв. ТА штурмовики почти не использовались, и поддержка наших войск с воздуха непосредственно на поле боя оказалась, мягко говоря, недостаточно эффективной. К сожалению, повторились ошибки первых дней оборонительной операции. Для взаимной информации о наземной и воздушной обстановке использовались радиостанции наземных войск, которые и без того были загружены работой по обеспечению управления боем. По-прежнему вызов авиации осуществлялся только через штаб фронта. Пока заявка проходила через все инстанции, обстановка менялась, и удар наносился или по пустому месту, или по своим войскам. Просчеты в этом отношении, несомненно, в немалой степени повлияли на результаты контрудара. В отчете о боевых действиях 2-й ВА в операции признается, что «противник использовал свою авиацию более массированно в решающие дни операции».
   В донесениях соединений зачастую отмечалось, что на подаваемые с земли сигналы летный состав внимания не обращает. В результате при изменении положения соединений и частей, особенно в условиях задымления поля боя, отмечались неоднократные случаи нанесения ударов по своим войскам. Это было связано также с недостаточной профессиональной подготовкой летного состава. Производство и поставки самолетов фронту резко возросли, и летчиков просто не успевали готовить даже по ускоренной программе военного времени. Так, налет выпускника советской летной школы был в среднем почти в 10 раз ниже, чем у молодого немецкого пилота. Особенно тяжелое положение сложилось в штурмовой авиации. Например, из выпущенных в мае 1943 года 1-й запасной авиабригадой года 137 летчиков-штурмовиков только 27 человек прошли полный курс подготовки, а 48 человек успели только прослушать теоретический курс боевого применения штурмовика115.
   Примером слабой обученности летных экипажей является бой между своими самолетами в нашем тылу – в районе Корочи. В 17.00 13 июля два самолета Як-1 атаковали Пе-2. Экипаж неоднократно подавал сигналы «Я свой самолет», затем был вынужден открыть ответный огонь. Истребители пять раз выходили в атаку. При резком снижении бомбардировщик врезался в землю и взорвался на своих бомбах. Его экипаж в составе мл. лейтенанта Кабанова, сержантов Дубравина и Оханкина погиб116.
   Были приняты меры по исключению ударов авиации по своим войскам. Штаб 2-й воздушной армии в целях установления обстоятельств и виновников таких ударов просит в донесениях обязательно указывать: время и место удара (а не районы), состав групп и тип самолетов, в каком строю или боевом порядке нанесен удар, высота удара и калибр сброшенных бомб, курс или направление атаки наших самолетов, какие потери понесли наши войска117. На такие вопросы могут ответить только подготовленные люди, которых в наземных частях не было. Надо сказать, что существенного улучшения в этом отношении в ходе Прохоровского сражения добиться не удалось.
   В отчете о боевых действиях 2-й ВА в то же время отмечена «тенденция некоторых общевойсковых начальников сваливать вину за территориальные уступки противнику на бездеятельность авиации».

   Думается, что читателю будет интересно, как события
   12 июля под Прохоровкой отразились в документах врага. Ежедневная сводка 4-й танковой армии за 12 июля 1943 года:

   «1) Оценка обстановки. Противник 12. 7 одновременно атаковал по меньшей мере частями 9 танковых и механизированных корпусов и многих стрелковых дивизий позиции 4 ТА по всему фронту. Основные направления ударов против обоих флангов: на Калинин и севернее него, западнее Прохоровки, а также западнее Верхопенья. С этой целью противник сегодня ввел в бой два новых танковых корпуса в районе Прохоровки (18 тк и 29 тк), а 10 тк, вероятно, перебросил в район Новенькое. Все попытки врага смять фланги танковой армии были сорваны в тяжелых оборонительных боях. <… > Частные атаки против северного фланга 167пд, плацдарма дивизии «МГ», северного фронта 48 тк и 52 ак южнее Пены были отражены, во всяком случае, в настоящее время продолжаются контратаки для устранения местных прорывов.
   В частности: правый фланг 167 пд после перехода р. Липовый Донец во взаимодействии с левым флангом 168 пд ведет наступление на север. Атаки вражеской пехоты из Непхаево и западнее Тетеревино (южное), а также наступление, поддержанное танками, против левого фланга дивизии отражены с высокими потерями для противника. Населенный пункт в 2,5 км северо-западнее Рождественки (Петровский, карта 1:100 000) был сдан превосходящим силам врага. Принимаются меры по его возвращению.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация