А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Прохоровка без грифа секретности" (страница 32)

   К 18.35 12 июля о наличии боеспособной бронетехники доложили только из тд «ДР» – 89 единиц и «МГ» – 114 единиц (донесение последней требует отдельного разговора). В тд «ЛАГ» так и не смогли разобраться с состоянием своей бронетехники и донесения в корпус в назначенное время не представили. Командир 6-й тр этой дивизии Р. фон Риббентроп вспоминает, что 12 июля из имевшихся в роте перед боем 12 танков многие были подбиты, но только два из них были списаны. При этом людские потери [в роте] были достаточно велики. По данным немецкого архива, корпус СС в течение 12 июля потерял 842 человека, из них: дивизия «ЛАГ» – 279 человек (в том числе убитыми – 39, ранеными – 235, пропавшими без вести – 5), «ДР» соответственно – 243 (41, 190 и 12) и «МГ» – 316 (69, 231 и 16)62.

   Начальник Генштаба представитель Ставки В ГК маршал Василевский А.М.

   Маршал A.M. Василевский, кроме прочих своих достоинств, был хорошим дипломатом. Он попытался несколько сгладить тяжелое впечатление от огромных потерь танковой армии 12 июля, доложив И.В. Сталину: «Согласно вашим личным указаниям, с вечера 9.07.1943 г. беспрерывно нахожусь в войсках Ротмистрова и Жадова на прохоровском и южном направлениях. Ликвидация прорыва армии Крючёнкина, создавшая 11.7 серьезную угрозу тылам главных сил армии Ротмистрова и корпусу Жадова, потребовала выделения двух мехбригад из 5-го гв. механизированного корпуса и отдельных частей Ротмистрова в район Шахова, Авдеевка, Александровская. Ликвидация же прорыва армии Жадова в районах Веселый, Васильевка, Петровка 12.07.1943 г. вынудила бросить туда остальные части 5-го гв. механизированного корпуса. То и другое в значительной мере ослабило силы основного удара Ротмистрова со стороны Прохоровки в юго-западном направлении. Вчера сам лично наблюдал к юго-западу от Прохоровки танковый бой наших 18-го и 29-го танковых корпусов с более чем двумястами танков противника в контратаке (выделено мною. – ЛЛ). <…> В результате все поле боя в течение часа было усеяно горящими немецкими и нашими танками. В течение двух дней боев 29-й танковый корпус Ротмистрова потерял безвозвратными и временно вышедшими из строя 60 % и 18-й корпус – до 30 % танков. Потери в 5-м механизированном корпусе незначительны. <…> Донесение задержал в связи с поздним прибытием с фронта. 2 ч. 47 м. 14.07.43. Из 5-й гвардейской танковой армии»63.

   Этот доклад маршала во всех публикациях приводится по тексту его воспоминаний. Даже в таком солидном издании, как «Русский архив», нет доклада представителя Ставки за 12 июля64. Сам доклад наводит на некоторые размышления. В нем Василевский почему-то возвращается к 9 и 11 июля, приводит данные о потерях танковой армии в процентах, к тому же занизив их и «растянув» на два дня. На самом деле потери тех же 29-го и 18-го танковых корпусов за один день 12 июля составили 73 и 46 процентов от количества находившихся в строю танков и САУ. Обманывать Сталина было небезопасно, а за это время какое-то количество танков удалось вернуть в строй. К сожалению, неизвестно, что Василевский и Ватутин докладывали Сталину в течение всего этого тяжелого дня. Ведь в Ставке с нетерпением ждали известий о ходе и результатах контрудара, на который возлагали столь большие надежды. И, конечно, выражали недовольство отсутствием реальных результатов ввода в сражение более чем 100-тысячной группировки. Нет никакого сомнения, что где-то хранятся ежедневные доклады представителя Ставки Верховному Главнокомандующему с указанием конкретных цифр потерь в людях и бронетехнике, в том числе безвозвратных. По донесениям и переговорам 12 июля можно было бы воссоздать обстоятельства принятия решения на контрудар и рождения легенды о столкновении «двух танковых лавин».
   Думается, здесь будет уместным привести один эпизод, в некоторой степени характеризующий А.М. Василевского. После того как Манштейн 11 августа крупными силами нанес внезапный контрудар южнее Богодухова и отбросил войска 1-й ТА на 18–20 км, положение в полосе Воронежского фронта вновь обострилось. Для принятия мер по противодействию контрудару требовались сведения о создавшейся обстановке. Но Василевский опоздал с донесением. На этот раз Сталин решил напомнить ему об обязанностях представителя Ставки:

   «Маршалу Василевскому. Сейчас уже 3 часа 30 минут 17 августа, а Вы еще не изволили прислать в Ставку донесение об итогах операции за 16 августа и о Вашей оценке обстановки. Я давно уже обязал Вас как уполномоченного Ставки обязательно присылать в Ставку к исходу каждого дня операции специальные донесения. Вы почти каждый раз забывали об этой своей обязанности <…>
   Последний раз предупреждаю Вас, что в случае, если Вы хоть раз еще позволите забыть о своем долге перед Ставкой, Вы будете отстранены от должности начальника Генерального штаба и будете отозваны с фронта. И. Сталин»65.

   О дне 12 июля П.А. Ротмистров вспоминал:
   «Одно за другим начали поступать донесения командиров корпусов о мощных контратаках свежих танковых частей врага. В условиях, когда гитлеровцы добились явного превосходства в танках, наступать было нецелесообразно. Оценив обстановку, я с разрешения представителя Ставки А.М. Василевского приказал всем корпусам закрепиться на достигнутых рубежах»66.
   Вновь обратимся к отчету «Боевые действия 5-й гвардейской танковой армии», составленному через два с половиной месяца после сражения – 30.09.43 года:

   «12 июля с.г. произошло величайшее в истории Отечественной войны танковое сражение, в сквозной атаке которого участвовало до 1500 танков с обеих сторон»67.

   Позднее командарм отметил, что широкое поле под Прохоровкой оказалось тесным для огромной массы сражающихся. Только со стороны противника участвовало до 700–800 тяжелых, средних и легких танков в сопровождении большого количества самоходной артиллерии.
   Возникает вопрос: как же наше командование могло решиться на контрудар при таком соотношении в танках? Конечно, не могло. По донесениям разведки фронта, на направлении ввода в сражение основных сил танковой армии отмечалось до 150 танков противника. И командование фронта рассчитывало мощным ударом на узком участке фронта нанести поражение противостоящим частям противника, рассечь боевой порядок корпуса СС и разгромить его по частям. При этом учитывали, что преимущество в количестве танков на направлении главного удара фронта будет на нашей стороне.
   Довод Ротмистрова о превосходстве противника в танках не выдерживает никакой критики, так как число танков противника, указанное командармом, превышает общее число боеготовых танков на 12 июля во всей группировке Манштейна. К исходу 11 – утром 12 июля в ней насчитывалось 510–515 боеготовых танков (в том числе 49 «тигров») и примерно 115 штурмовых орудий, всего 630. С учетом САУ «Мардер» – не более 700 единиц. Армии противодействовал в основном 2-й тк СС, в строю которого к вечеру 11 июля оставалось 236 танков (включая
   21 командирский, на некоторых из них вместо пушек были установлены дополнительные радиостанции) и 58 штурмовых орудий, всего 294 (60 % от первоначального состава). Бронетехника распределялась по дивизиям следующим образом: «ЛАГ» – 77 (из них 4 «тигра»), «ДР» – 95 («тигр» —1) и «МГ» – 122 («тигров» – 10). На самом деле в составе тд «ЛАГ» в бою 12 июля, скорее всего за счет отремонтированных машин, могло быть несколько больше танков и особенно штурмовых орудий. Так, к вечеру 13 июля после жестокого боя штурмовых орудий в ней было уже 20 (количество танков уменьшилось на 17). Тот же командир танковой роты Риббентроп в своем рассказе упоминает, что в бою 12 июля он перебрался из своего подбитого танка во вновь прибывший. Поэтому с учетом 43 противотанковых САУ «Мардер» (соответственно в дивизиях СС: 20, 12 и 11) в корпусе СС могло насчитываться порядка 340–345 танков, штурмовых орудий и САУ.
   В Приложении 11 показано наличие и соотношение сторон в бронетехнике к началу операции и в ходе боев под Прохоровкой на различных направлениях. К утру 12 июля в частях и соединениях 5-й гв. танковой армии, согласно донесениям командиров танковых бригад, которые подтверждаются соответствующими документами, насчитывалось 860 боеготовых танков, в том числе 42 САУ. Таким образом, армия по количеству танков превосходила корпус СС в 2,5 раза (860:337). Но это превосходство еще надо было реализовать. А это уже зависело от умения командования создать в нужный момент на избранном направлении подавляющее превосходство в силах и средствах.
   Юго-западнее Прохоровки трем атакующим танковым корпусам (462 танка и САУ) первого эшелона противостояли: танковые дивизии «ЛАГ» и «ДР» в полном составе и часть сил дивизии «МГ», всего, по подсчетам автора, порядка 200–210 танков и штурмовых орудий противника. Это подтверждается донесениями и разведсводками наших соединений, показаниями пленных, а также данными немецкого архива. Это потом уж появились цифры – 700 и даже 800 танков противника, чтобы оправдать неудачу контрудара и высокие потери танковой армии. Некоторые «историки» до сих пор к каждому юбилею Курской битвы продолжают тиражировать сведения из воспоминаний бывшего командующего 5-й гв. ТА, полных подтасовок и искажений.
   Вот и в статье о Прохоровке новой военной энциклопедии опять повторяются басни о 800 танках и штурмовых орудиях, в том числе и о 100 «тиграх». А их было у Манштейна к началу операции всего 102. Выходит, за неделю ожесточенных боев вывели из строя всего 2 «тигра» и все донесения об их уничтожении выдуманы, чтобы получить премии и награды? К тому же, оказывается, немцы ввели в сражение под Прохоровкой 11-ю тд (59 танков и штурмовых орудий) и даже мд «Великая Германия» (свыше 100 танков и большое количество мотопехоты)! Откуда что берется? С кем же сражались тогда 1-я танковая и 6-я гв. армии? Неужели только с одной 3-й тд, в которой к исходу 11 июля осталось 23 танка?
   11-я тд и мд «ВГ» были скованы боем с соединениями танковой армии Катукова и 32-го гв. корпуса Родимцева и поэтому ну никак не могли прорвать оборону 33-го в излучине р. Псёл. Эти дивизии участия в Прохоровском сражении не принимали, если, конечно, не расширять его пространственные рамки за обояньское шоссе. Более того, в результате продвижения 97-й гв. сд 33-го гв. ск к Кочетовке тд «МГ», по признанию немецкой стороны, потеряла локтевую связь с 11-й тд. Кстати, в сводке 4-й ТА противника за 12 июля отмечено, что «танковый полк дивизии „Великая Германия“ ведет бой в районе опушки леса в 2 км западнее Верхопенья>>68– Автор статьи в энциклопедии мог бы хотя бы из любопытства взглянуть на немецкие карты оперативной обстановки и разгранлинии между соединениями армии Гота. Ну, а если начальство не разрешило знакомиться с «подделками фальсификаторов», то надо было внимательно рассмотреть схемы в труде Генерального штаба, изданном в 1946 году.
   У Ротмистрова цифры хоть и надуманные, но сходились: с нашей стороны 700 танков, у противника – 800, всего 1500. Автор упомянутой статьи явно не в ладах с арифметикой. По его мнению, в составе группировки противника, противостоящей 5-й гв. ТА, было 800 танков, в сражении участвовало 1200. Выходит, что в распоряжении Ротмистрова было всего 400 танков и САУ и его подставили под удар почти всей танковой группировки Манштейна. Странные расчеты, не подобающие такому солидному научному изданию.
   Что же представляла собой группировка противника, которая противостояла двум танковым корпусам армии Ротмистрова?
   Расчеты показывают, что в отражении атаки 18-го и 29-го тк непосредственное участие приняло не менее 160 танков и штурмовых орудий и до 4 °CАУ противника (число соответствует оценке А.М. Василевского – более 200). Остальные действовали в излучине реки и против 2-го гв. и 2-го танковых корпусов.
   18-й и 29-й танковые корпуса, имевшие в своем составе 368 танков и САУ, наступали в полосе до 6 км[12]. Впервые за два года войны в ходе оборонительной операции была достигнута такая высокая средняя плотность при нанесении контрудара – более 60 танков и САУ на 1 км фронта. С учетом планируемого ввода в бой 5-го гв. мк количественное соотношение в бронетехнике наших войск на направлении главного удара могло возрасти до 2,5:1 в пользу наших войск, что позволяло рассчитывать на успех. Увы, созданного количественного превосходства для успеха контрудара оказалось недостаточно. Почему?
   В первом эшелоне наших войск 40 % составляли легкие танки Т-70 и 76-мм самоходные установки, созданные на базе этого танка. Они могли бороться на равных только с танками T-III. Между тем около 40 % боевых машин эсэсовского корпуса составляли средние танки T-IV, вооруженные длинноствольными 75-мм пушками, которые превосходили орудия наших танков Т-34 в дальности прямого выстрела и бронепробиваемости, не говоря уж о «тиграх». Только в танковой дивизии «ЛАГ», по которой пришелся удар главных сил нашей танковой армии, в числе 60 танков было 47 модернизированных T-IV и 4 T-VI. Огонь по нашим атакующим танкам вели 2 °CАУ «Мардер» и не менее полусотни буксируемых противотанковых орудий (35 50-мм и 16 75-мм). Кроме того, в отражении атак участвовали самоходные гаубицы 150-мм «Хуммель» (5) и 105-мм «Веспе» (12), которые при прорыве наших танков к огневым позициям вели огонь прямой наводкой, а также пехотные 150-мм орудия «Грилле». Дивизия «ЛАГ» 11 июля выдвинула вперед свои три зенитные батареи, 88-мм орудия которых обладали высокой бронепробиваемостью. Кстати, это служит еще одним убедительным доказательством, что немцы ждали советский контрудар и заранее готовились к его отражению. Всего в обороне дефиле было задействовано с учетом танков, штурмовых орудий и бронированных САУ свыше 300 средств борьбы с танками. Средняя плотность средств борьбы с танками составляла, таким образом, более 40 единиц на 1 км фронта. Действия корпуса СС поддерживало не менее 130–140 полевых орудий, не считая шестиствольных минометов. И это без учета средств соседних дивизий. Вот поэтому, между прочим, немцы и считали, что их «войска успешно вели боевые действия [в обороне] при соотношении сил 5 к 1 в пользу противника»69.

   Зенитная 88-мм пушка весьма эффективно применялась против советских танков

   Преодолеть такую оборону можно было только при условии надежного ее подавления. К сожалению, командованию Воронежского фронта не удалось надежно обеспечить успешный ввод танковой армии в сражение. Для этой цели было задействовано недостаточное количество артиллерии – около 190 орудий калибра выше 76 мм с учетом 66 орудий группы АДД (средняя плотность составила 25–27 орудий на 1 км фронта), которые за 15 минут артподготовки не могли подавить оборону противника. Ведь эффективность артподготовки зависит не только от созданной плотности орудий на километр фронта, но и от количества израсходованных во время ее боеприпасов. Не удалось уничтожить и подавить обнаруженные противотанковые средства противника и в ходе артиллерийской поддержки атаки. Недостаточно эффективно действовала непосредственно над полем боя и наша авиация. В таких условиях не удалось реализовать общее количественное превосходство над противником в танках и скомпенсировать его качественное преимущество в вооружении. В этом и состоят основные причины неудачи контрудара 5-й гв. ТА и ее огромных потерь.
   К тому же для парирования неожиданного для нашего командования прорыва обороны 69-й армии и выхода 3-го тк в район Ржавец пришлось задействовать значительные силы – 168 танков и САУ. Это привело к распылению усилий танковой армии.
   Что же произошло южнее Прохоровки? После прорыва противником во второй половине дня 11 июля обороны 305-й сд и оставления нашими войсками сел Хохлово и Киселево командующий 69-й армией генерал-лейтенант ВД. Крючёнкин вынужден был снова перегруппировывать свои силы. В ночь с 11-го на 12-е части 89-й гв. сд выводились из опасного мешка между реками Липовый Донец и Северский Донец в район Гостищево. 92-я гв. сд должна была занять оборону в районе Ржавец, Авдеевка, Верин, Покровка, Рындинка. Части 305-й сд полковника А.Ф. Васильева с 96-й отбр отошли и заняли подготовленный рубеж Выползовка, Александровка, 1-й Ново-Алексеевский Выселок, Подсумки, Новослободка. 81-я гв. сд генерал-майора И.К. Морозова оборонялась на рубеже Стрельников, Щолоково, Рындинка (см. схему 10).
   При перегруппировке 89-я гв. сд самовольно оставила занимаемый рубеж, и немцы к исходу дня заняли Гостищево70. Около 2 часов ночи 12 июля противник, воспользовавшись неразберихой во время ночной перегруппировки наших войск, прорвал оборону 69-й армии. Впереди колонны 2-го батальона 11-го тп 6-й тд с десантом на борту немцы поставили трофейный танк Т-34. Хитрость врагу удалась, и в результате ночного рейда противник беспрепятственно проник в расположение наших войск на глубину 10–12 км. На подходе к с. Ржавец немцы разошлись с нашей встречной танковой колонной (вероятно, 96-й тбр). При этом им удалось установить в темноте на наши танки так называемые «липучки» (магнитные мины) и подорвать несколько боевых машин.

   Трофейный танк Т-34 из 6-й тд АГ «Кемпф», на крыше верхнего люка закреплено опознавательное полотнище для авиации

   Другую колонну противника, в голове которой также был поставлен трофейный танк Т-34, обнаружили курсанты учебного батальона 89-й гв. сд под командованием капитана Рябцева.
   Из воспоминаний заместителя командира учебного батальона М. Боева:
   «Ночь с 11 на 12 июля была на редкость темной. Марш совершался от передовых позиций, и казалось, ничто не должно вызывать тревогу, однако обстановка настораживала. Мы с Рябцевым идем в голове колонны, всматриваясь в непроглядную тьму, прислушиваясь к каждому звуку.
   Прискакал связной и передал приказ комдива: «Шире шаг!»
   Только отъехал связной, как впереди послышался шум моторов. Комбат прислушался:
   – Танки. Только чьи они, вот вопрос.
   Он тут же послал начальника штаба доложить комдиву о танках и приказал командиру головной роты выслать вперед отделение разведчиков. Шум моторов нарастал.
   Из ближайшей деревни Кураковки доносились тревожные звуки: визжали поросята, кричали куры, захлебываясь, лаяли собаки. Грохот танков приближался, казалось, еще непрогляднее становилась ночь. Прибежавший начальник штаба доложил: «Комдив сказал, что в Кураковке могут быть только наши танки».
   И все же напрягаем зрение до боли в глазах. Метрах в пятидесяти впереди неясно прорезался силуэт машины. Это была наша «тридцатьчетверка». Головной танк осторожно крался на малой скорости, с открытыми люками. Из башенного люка высунулась голова. «Принять вправо!» – послышалось из танка.
   Значит, свои. Напряжение сняло словно рукой. Мы пошли бок о бок с танковой колонной, оглядывая первую, вторую, третью «тридцатьчетверку». И вдруг:
   «Немцы!»
   Все мгновенно повернули головы налево и в двух шагах от себя увидели белые кресты на бортах машин. Горькая догадка молнией пронзила мозг: фашисты в голове колонны пустили изменников Советской Родины – власовцев.
   Комбат отскочил в сторону:
   – Батальон, к бою! Гранатой, огонь!
   Команда потонула в лязге гусениц и взрывах гранат. Рванула фашистскую броню карманная артиллерия, застрочили автоматы, немецкие танкисты захлопнули люки.
   Батальон разворачивался из походного в боевой порядок, занимая позицию в стороне дороги, отбиваясь гранатами.
   Ночь тронул ранний рассвет, и теперь все ясно увидели на броне вражеских машин белые кресты и нарисованных хищных зверей. Несколько танков и бронетранспортеров остановились и с места открыли огонь по занимавшим оборону курсантам, поодаль из бронемашин высыпалась мотопехота, главная сила танковой колонны, обходя подбитые машины, продолжала двигаться в сторону села Ржавец»71.

   Командир 89-й гв. сд полковник (в 1943 г.) Ссрюгин М.П.

   Командир дивизии полковник М.П. Серюгин приказал занять круговую оборону. Бой длился несколько часов, лишь к утру штаб дивизии сумел вырваться из окружения. Выдержка из боевого донесения командиру 48-го ск: «По приказу командира дивизии штаб дивизии перемещался в район Ново-Оскочное, и в 2.00 12.07.43 г. машина командира дивизии, его заместителя и начальника штаба, а также машина с командирами штаба были отрезаны колонной танков противника до 300 единиц. Командование и штаб успели покинуть машины до того, как они были подбиты и сожжены танками.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация