А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Прохоровка без грифа секретности" (страница 29)

   Опять сошлемся на Ротмистрова, но уже не на мемуары, предназначенные для патриотического воспитания советских трудящихся, а на его письмо Жукову, написанное по свежим следам в августе 1943 года: «Командуя танковыми частями с первых дней Отечественной войны, я вынужден доложить Вам, что наши танки на сегодня потеряли свое превосходство перед танками противника в вооружении. <…> Вооружение, броня и прицельность огня у немецких танков стали гораздо выше. <…> Наличие мощного вооружения, сильной брони и хороших прицельных приспособлений у немецких танков ставит в явно невыгодное положение наши танки. Сильно снижается эффективность использования наших танков и увеличивается их выход из строя. <…> Танки Т-70 просто нельзя стало допускать к танковому бою, так как они более чем легко уничтожаются огнем немецких танков»16.

   Танковый десант

   Автору придется еще не раз возвращаться к этому письму (см. приложение 9), в котором командарм был вынужден, в отличие от своих мемуаров, говорить об истинном положении вещей. А читатель сам сделает вывод, когда Ротмистров говорил правду. Проведенное в первые послевоенные годы исследование показало, что в результате возросшей эффективности немецких противотанковых средств17и танковых орудий количество сквозных пробоин брони советских танков летом 1943 года возросло по сравнению с 1942 годом с 46 до 88 %18.
   К тому же, по свидетельству немецких источников, танки русских якобы пошли в атаку с десантом на борту и с неснятыми запасными топливными баками. Это делало их уязвимыми даже для пуль и осколков, не говоря уже о попадании бронебойного снаряда. Горящее дизельное топливо заливало танк и вызывало пожар, а иногда и взрыв в результате детонации боекомплекта. При этом немцы, как правило, не прекращали огня по танку до тех пор, пока он не загорался, даже в том случае, если танк останавливался в результате попадания в него снаряда. Это стало одной из причин высоких безвозвратных потерь советских танков.
   Однако продолжим наш рассказ. К Октябрьскому танки 29-го тк вышли в 10.30, где были остановлены мощным огнем артиллерии, противотанковых орудий и танков противника. К этому же времени на подступы к совхозу вышла и пехота 127-го и 136-го гв. сп 42-й гв. сд. Таким образом, бригады корпуса за 2 часа боя прошли всего 1,5–2 километра, оставив на подступах к совхозу десятки подбитых боевых машин. К 11.00 части корпуса закрепились на достигнутом рубеже: 0,5 км севернее Октябрьского, 0,5 км северо-восточнее совхоза «Сталинское отделение», 0,5 км юго-восточнее Сторожевое. На подступах к совхозам скопилось около полутора сотен танков. В этих условиях трудно было осуществить какой-либо маневр. Тем не менее в суматохе боя под прикрытием огня танкистов, атакующих совхоз с фронта, командир 1-го батальона 32-й тбр майор П.С. Иванов направил боевые машины в обход.

   Командир 1-го тб 32-й тбр 29-го тк майор Иванов П.С.

   Пятнадцать Т-34, прикрывшись лесопосадкой у железной дороги, в пыли и дыму от горящих машин и пожарищ на полном ходу проскочили наиболее опасные места у высот 242.5 и 241.6. Углубившись в оборону врага на 6 км, они ворвались в совхоз Комсомолец. Некоторые подразделения 53-й мсбр также сумели вслед за танками прорваться к совхозу. Очевидно, к этому времени относится упоминаемый немецкими участниками боя эпизод, когда при отходе от совхоза Октябрьский несколько танков противника в сплошном дыму двигались рядом с наступающими русскими танками. При этом немцы подбили несколько наших машин. Прорыв 15 танков батальона майора Иванова в глубину обороны противника, видимо, и дал повод Ротмистрову говорить о сквозной атаке. Узнав о нем, командарм решил, что в сражении наступает перелом.
   В 10.45 он отдал боевое распоряжение командиру 5-го гв. мк генерал-майору Б.М. Скворцову:

   «Наступление наших войск развивается успешно, на 9.30 12.07.43 г. 29 тк и 18 тк вышли на рубеж совхоз Комсомолец.
   Приказываю:
   Корпус, за исключением бригад (двух), выдвинутых для обеспечения левого фланга на РЫНДИНКА и РЖАВЕЦ, из занимаемого района выдвинуть за 29 тк в район ПРОХОРОВКА. Выступление немедленно.
   Ориентировочно в 6.00 12.07.43 г. в районе: ПОКРОВКА, ЯКОВЛЕВО авиация обнаружила до 200 танков, выдвигающихся на восток и северо-восток»19.
   В 11.15 командиру 2-го тк генералу А.Ф. Попову также было приказано собрать корпус в районе Сторожевое и быть в готовности к развитию успеха на запад или атаке в направлении Шахово, Рындинка. Однако немцы успели закрыть брешь в своей обороне и отсечь батальон П.С. Иванова и подразделения 53-й мсбр от основных сил корпуса.
   Выдержка из донесения дивизии СС «ЛАГ»:

   «В 09.15 атака 40 танков из Ямки на совхоз Сталинское отд., 40 танков из Петровки в направлении перекрестка дорог в 1 км юго-вост. Октябрьский, атаки проводились при сильнейшей артподдержке. Танки двигались на повышенной скорости. Местный прорыв у выс. 252.2 ликвидирован танковой контратакой в 11.15. Уничтожено свыше 40 танков, частично в ближнем бою»-20.

   К месту прорыва русских танков были подтянуты дополнительные силы, в том числе и из тд «ДР». Только этим можно объяснить утверждение немецкого историка Хейнрици, что в составе тд «ЛАГ» 12 июля имелось 10 трофейных танков Т-3421. А такие танки, по данным немецкого архива, были только в дивизии «ДР». Видимо, Хауссер усилил угрожаемое направление этими танками из противотанкового дивизиона этой дивизии.
   Прорвавшиеся к совхозу Комсомолец танки атаковали с воздуха немецкие штурмовики. После огневого налета противник атаковал с нескольких направлений. Танкисты и мотострелки, умело используя имевшиеся окопы и укрытия, отбили первую атаку гитлеровцев. Это позволило им продержаться некоторое время. Попытка оказать помощь окруженным успеха не имела. Группа танков из 2-го тб капитана А.Е. Вакуленко под командой лейтенанта B.C. Паршина попыталась пройти тем же путем, что и «тридцатьчетверки» Иванова. Однако немцы устроили засаду в роще северо-восточнее совхоза, подбив несколько танков. Остальные машины под прикрытием дымовой завесы отошли к основным силам бригады. Несколько часов танкисты майора П.С. Иванова держали круговую оборону, пока не пали в неравном бою. Сам 36-летний комбат, уроженец г. Каменск Ростовской области, сгорел в танке22. Уцелевшие мотострелки 53-й бригады отошли на юго-восточную окраину х. Ямки. Бригада в этот день потеряла 1122 человека, в том числе убитыми и пропавшими без вести – 393.
   Не имела успеха и атака 25-й бригады корпуса, наступавшей с исходных позиций восточнее железной дороги в районе х. Ямки. Танки атаковали противника по открытой местности. При подходе бригады к опушке леса северо-восточнее х. Сторожевой танки противника из засад открыли сосредоточенный огонь. 362-й батальон бригады за считаные минуты потерял 26 танков Т-34 из 32. Поддерживающие атаку две батареи 76-мм и 122-мм САУ 1446-го сап, продвигавшиеся на флангах бригады в 400 метрах за танками, выдвинулись вперед. Танки Т-70 25-го танкового батальона и оказавшиеся впереди САУ также попали под огонь более мощных танков врага. Значительная часть наших боевых машин была уничтожена еще при подходе к лесу, другие на большой скорости попытались прорваться к лесу.
   Самоходка лейтенанта В.М. Кубаевского (наводчик Громов, механик-водитель Меркулов, заряжающий Суздалов и замковый Ершов) была подбита при подходе к опушке леса. Механик-водитель повел горящую установку на таран немецкого танка. От удара машина взорвалась, похоронив вместе с собой и героический экипаж. Почти все САУ обеих батарей были уничтожены. Понес серьезные потери и 25-й тб. Остатки бригады к 10.00 вышли из боя и заняли оборону в 1,5 км юго-восточнее Сторожевое. Командир бригады полковник Н.К. Володин был тяжело контужен, сгорел в танке командир 362-го тб майор Мясников, ранен командир 25-го мсб майор З.П. Григоренко. Из оставшихся в строю машин был сформирован батальон, который возглавил командир 25-го тб капитан Чекранов23.
   В этот день бригада (по сути, сводный танковый батальон) в составе 20 танков, из них 15 легких, предприняла еще одну атаку. При огневой поддержке 169-й тбр она атаковала противника в с. Ивановский Выселок, стремясь пробиться к совхозу Комсомолец. Встретив сильный огонь противника, бригада отошла на исходный рубеж. В итоге из 69 танков бригады, принявших участие в бою, 50 было подбито и сожжено. Бригада потеряла 158 человек, в том числе 40 убитыми и 27 пропавшими без вести. Было уничтожено 3 танка противника, из них 1 тяжелый, 2 самоходных орудия, 3 пушки, 2 миномета и склад горюче-смазочных материалов24.

   Командир 25-й тбр 29-го тк полковник (в 1943 г.) Володин Н.К.

   Несколько удачнее началось наступление 18-го тк, который атаковал противника между рекой Псёл и совхозом Октябрьский совместно с полком 42-й гв. сд и при поддержке одного дивизиона артполка этой дивизии. Местность в полосе наступления корпуса была пересечена тремя глубокими балками (оврагами), протянувшимися от реки почти до железной дороги. В некоторых имелись родники, и дно их оказалось заболоченным. Из-за этого подразделения бригад первого эшелона сместились к левому флангу корпуса. Батальоны левофланговой 170-й тбр попытались на большой скорости с ходу проскочить мимо совхоза Октябрьский, но попали под огонь противотанковых орудий противника и САУ «Мардер».
   Несмотря на сильный фланговый огонь противника, 181-я тбр решительно атаковала разведывательный батальон тд «ЛАГ», прикрывавший стык с дивизией «МГ». Батальон не выдержал удара и отошел под прикрытием огня танков и штурмовых орудий. Об успехе командир корпуса немедленно доложил Ротмистрову. Однако подразделения бригады, попытавшиеся перейти в преследование, встретили ожесточенное сопротивление боевой группы тд СС «МГ» в составе до батальона мотопехоты, усиленного танками.
   По данным немецкого архива, к 12 июля эта дивизия имела в строю 101 танк и 21 штурмовое орудие. Основные ее силы наступали с плацдарма за рекой, вдоль поймы реки, на ее восточном берегу действовала боевая группа от тгп «Эйке». Здесь разведкой 11-й мсбр, подразделения которой оборонялись на скатах высоты 226.6, рано утром 12 июля было отмечено 30 танков противника. Еще 64 танка разведчики обнаружили на южном берегу реки в районе плацдарма. Кроме того, командир дивизии «МГ» оставил в районах сел Богородицкое и Козловка основную часть противотанкового батальона, в составе которого было не менее 1 °CАУ «Мардер». Противник умело использовал обратные скаты высоты 226.6 на правом берегу реки, который значительно выше левого. С него как на ладони просматривались наступающие танки 18-го тк.
   Танкисты 181-й тбр к 12 часам завязали бой на юго-западных окраинах Андреевки, стремясь прорваться к Васильевке и далее на Козловку – к мостовым переправам противника. Враг, почувствовав опасность, стянул в район Козловки штурмовые орудия и противотанковые САУ. Из района Грезное открыли сосредоточенный огонь батареи 105-мм и 150-мм орудий и шестиствольных минометов. Подразделения 181-й тбр попали под перекрестный огонь. Со скатов высоты 226.6 вели огонь «тигры», с высоты 241.6 – штурмовые орудия дивизии «ЛАГ». Стороны как бы поменялись ролями: 11 июля противник попал в наш «огневой мешок», в этот день в подобном положении оказались части 18-го тк.
   Особенно сильное сопротивление немцы оказали в Васильевке. Рота лейтенанта Кривенко, наступавшая совместно с 32-й мсбр, встретила сильный огонь из района церкви, где были зарыты орудия и 4 танка. Прорваться к переправам противника не удалось. В сложной обстановке, используя складки местности и деревенские избы, танкисты продолжали неравный бой. Танк лейтенанта Лупахина получил пробоину и загорелся, но экипаж продолжал вести огонь. В это время четвертый снаряд проломил лобовую часть башни, погиб механик-водитель младший сержант Староверов и был ранен командир орудия старший сержант Денин. Стрелять стало невозможно, и экипаж покинул танк. В борт машины лейтенанта Похомова попал снаряд и выломал кусок брони. К счастью, члены экипажа не получили серьезных ранений и продолжали до конца дня вести бой.
   В 13.00 13 танков немцев с правого берега реки обстреляли подходивший к Михайловке 2-й тб 110-й тбр под командованием майора Плескача и 2-й тб 32-й мсбр. Группа мотопехоты противника при поддержке огня танков попыталась форсировать Псёл, чтобы выйти в тыл корпуса. Огнем танков бригады эта попытка была отражена.
   Из боевого донесения штаба 18-го тк на 14.00:

   «1. Противник оказывает упорное сопротивление, отходит в направлении отм. 217.9, совхоз Комсомолец. Артиллерия противника ведет интенсивный огонь по боевым порядкам корпуса из района Грезное. Авиация противника произвела до 1500 самолето-вылетов по боевым порядкам корпуса.
   2. Сосед слева ведет огневой бой за совхоз Комсомолец.
   3. 18 тк выполняет поставленную задачу, вышел на рубеж:
   110 тбр – 500 метров восточнее Михайловка.
   181 тбр – заняла совхоз Октябрьский, ведет бой на рубеже Андреевка, выс. 241.6, донесение проверяется.
   170 тбр – ведет бой на рубеже овраг юго-вост. Михайловка.
   Потери материальной части:
   подбито и сожжено: танков МК-4 – 11, танков Т-34 – 6, танков Т-70 – 4.
   Потери материальной части и личного состава уточняются.
   4. Продолжаю выполнять поставленную задачу. Прошу поддержки в истребительной авиации боевых порядков корпуса.
   5. КП – сев. окр. Петровка»25.

   Противник отошел, но бригады первого эшелона корпуса смогли выйти лишь на рубеж Андреевка, балка юго-восточнее Михайловки, где были остановлены сильным огнем. Из бригад докладывали об усилившемся сопротивлении противника и тяжелых потерях, просили уточнить задачу. Все это прекрасно слышал и находившийся на КП корпуса начальник штаба армии генерал-майор В.Н. Баскаков. Об обстановке доложили П.А. Ротмистрову, попросили уточнить задачу и оказать помощь авиацией. Командарм ответил, что у Кириченко потери еще выше, но он держится, наступает, атакуйте и вы, задача прежняя – наступать. Пока командиры разбирались в обстановке и уточняли задачи, экипажи пополняли боеприпасы и дозаправляли боевые машины, готовясь к новой атаке. Командир корпуса, приняв решение нарастить усилия вводом в бой 110-й тбр, ввел комбрига полковника И.М. Колесникова в обстановку и поставил задачу наступать совместно с подразделениями 32-й мсбр в направлении Михайловки при поддержке огня танков 36-го гв. отпп.
   После 14.00 части дивизии «МГ», наступавшие в излучине р. Псёл, прорвав оборону 52-й гв. сд, вышли к реке в районе х. Полежаев. После неудачной попытки форсирования реки танковая группа противника продолжила наступление с целью выйти к дороге Карташевка – Прохоровка и совершить более глубокий обход основных сил танковой армии. Командир 18-го тк, оценив опасность выхода тд «МГ» в тыл корпуса, отменил ввод в бой 110-й тбр, развернув ее на левом берегу Псёла.
   В 14.30 при выходе танков тяжелого танкового полка на юго-западные окраины Андреевки подразделения были обстреляны 9 танками и ПТО противника. Танки «Черчилль» лейтенантов Корягина и Малышева, маневрируя под огнем врага, подошли к немецким танкам на дистанцию действительного огня. Точным огнем они подожгли средний танк T-IV и подбили один тяжелый. Под огнем остальных танков противника обе наши машины загорелись, члены экипажей получили тяжелые ранения.
   Практически к 11 часам продвижение обоих корпусов было остановлено сильным огнем артиллерии и танков противника. Части понесли большие потери. К 12 часам 170-я тбр на подступах к Октябрьскому потеряла до 60 % танков, а к исходу дня – три четверти боевых машин. Сгорел в танке комбриг подполковник В.Д. Тарасов, умер от ран командир первого батальона капитан Исаев. В 36-м гв. ттп осталось в строю два танка, 8 боевых машин были подбиты и требовали ремонта. До 12.00 отдельные роты и батальоны еще пытались атаковать, но безрезультатно.

   Немецкие солдаты берут в плен раненого танкиста
   I'
   Массовые потери отрицательно сказались на настроении личного состава. Судя по всему, никто не ожидал, что противник успеет подготовить столь хорошо организованную оборону, насыщенную средствами ПТО и танками. Низкий темп продвижения танковых бригад, величина и динамика потерь в танках свидетельствуют, что навязать гитлеровцам ближний бой так и не удалось. Наши танкисты, зажатые в узком коридоре между р. Псёл и урочищем Сторожевое, не смогли реализовать свое численное преимущество над врагом и более высокую маневренность своих боевых машин.
   Попробуем проследить развитие обстановки с утра 12 июля, взглянув на нее с противоположной стороны – по выдержкам из донесений тд СС «МГ», которая начала наступать в 5 часов утра еще до переправы на плацдарм основных сил дивизии:

   «03.15. Наступление противника из района Веселый на юг силой до батальона без танков. В Васильевке в жестоком уличном бою прорвались к центру села. Танки дивизии „ЛАГ“ ведут огневой бой с танками противника, продвигающимися из Петровки на юго-запад.
   Сильный огонь артиллерии и пехоты. Активные действия авиации противника (группа самолетов нашей авиации нанесла удар по мостам через Псёл. – Л.Л.).
   06.30: Начатое в 04.00 наступление совместно с переправившимися накануне танками в направлении бараков (западнее Ключи) развивается медленно (здесь и далее выделено мною. – Л.Л.). Очень сильный огонь артиллерии и «катюш». О наступлении на северо-восток докладов до сих пор не поступало.
   07.05: В 3 км восточнее Петровки очень большое скопление пехоты.
   08.22: Два вражеских полка и почти 40 танков в 07.45 начали движение к Михайловке и высотам юго-восточнее.
   Танковые части противника, наступающие вдоль долины реки на юг, прорвали слабое фланговое прикрытие ЛАГ и атаковали артиллерию, где все-таки основная часть вражеских танков была уничтожена в ближнем бою огнем прямой наводкой».
   «Дивизия ЛАГ в течение всего дня вынуждена отражать сильные атаки 40 танков с севера, нескольких полков пехоты при поддержке танков с северо-востока и сильные атаки пехоты и танков с востока. Атаки ведут к местным прорывам, которые, однако, заканчиваются уничтожением прорвавшегося врага»26.

   С борта самолета-разведчика противника передали: «10.50 (11.50). Наши танки 1 км вост., 3 км вост. и 4,5 км юго-вост. ВАСИЛЬЕВКА – без изменений. Бомбардировка района ПРОХОРОВКА. <…> Зенитный огонь противника, орудия среднего калибра».

   Тем не менее, несмотря на большие потери, сильный огонь артиллерии противника и бомбежку, танкисты были полны решимости выполнить поставленную задачу. Танки 32-й бригады полковника А.А. Линева на максимальной скорости пошли в обход совхоза с востока, увлекая за собой личный состав батальона автоматчиков. В 13.00, подавив огонь противотанковых орудий противника, танкисты 29-го тк атакой с юго-востока, подразделения 170-й тбр 18-го тк – с северо-запада совместно с частями 42-й и 9-й гв. дивизий наконец овладели Октябрьским.
   Из штаба 9-й гв. вдд доложили: «В районе совхоз Октябрьский захвачена штабная машина и знамя. В районе совхоз Сталинск. отд. – пленный (русский), по показаниям которого перед фронтом дивизии действует дивизия СС «Адольф Гитлер»27. Командир пулеметного расчета 7-й роты 23-го гв. вдп гвардии рядовой Б.И. Запсельский вместе с танками одним из первых ворвался в совхоз. Он захватил вражескую штабную машину с документами и, погрузив в нее 17 раненых солдат и офицеров, вывез их на медпункт полка.
   Когда танковые бригады после почти 5-часового тяжелого боя ворвались в совхоз, по ним нанесла удар группа наших штурмовиков, обстреляв танкистов из пушек и сбросив кумулятивные бомбы28. Видимо, доклад о захвате опорного пункта в Октябрьском запоздал или подразделения не удосужились обозначить свое положение. Впрочем, до некоторых бригад опознавательные сигналы для своей авиации были доведены только к 17 часам.
   Танки противника отошли от совхоза за противотанковый ров и продолжали вести огонь с выгодной для них дистанции. Наши танкисты, захватившие Октябрьский, неожиданно для себя наткнулись на него. Скорее всего, их не предупредили о рве или они забыли о нем в горячке боя. Северная стенка рва была намного выше южной. По существу, для танкистов Ротмистрова это был не ров, а контрэскарп. Поэтому обнаружить его на местности при движении от совхоза, учитывая плохие условия наблюдения из танков и дым от горящих машин, было трудно. Участники боя с немецкой стороны рассказывали, что несколько русских танков в ходе атаки свалились в него. Так, Вильгельм Рее, радист одного из командирских танков тд «Адольф Гитлер», в диалоге с нашими ветеранами – участниками боя 12 июля – вспоминал: «Они [русские танки] неслись на нас на полном газу. На нашем участке им препятствовал противотанковый ров. На полном ходу они влетали в этот ров, за счет своей скорости преодолевали в нем три-четыре метра, но потом как бы замирали в слегка наклонном положении с пушкой, задранной кверху. Буквально на мгновение! Воспользовавшись этим, многие наши командиры танков стреляли прямо в упор»29.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация