А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Прохоровка без грифа секретности" (страница 25)


   Решение на контрудар Н.Ф. Ватутин принял еще в ночь на 11 июля. Оно было одобрено и утверждено представителем Ставки ВГК маршалом А.М. Василевским. Судя по привлекаемым силам и направлениям ударов пяти армий фронта, фронтовой контрудар преследовал решительную цель – окружить основные силы вклинившейся группировки противника, завершить ее разгром и восстановить утраченное положение. В случае успеха контрудар должен был перерасти в контрнаступление.
   «Замысел этой операции заключался в нанесении врагу концентрических ударов, которые намечалось осуществить: а) с рубежа Меловое, Новенькое в общем направлении на Березовку, Сырцево, Яковлево – силами 5 гвардейского и 10 танкового корпусов, объединенных под командованием 1 танковой армии, и 22 гвардейского стрелкового корпуса (90 гвардейская, 184 и 219 стрелковые дивизии) 6 гвардейской армии; б) с рубежа Веселый, Михайловка, Ямки, Беленихино[9] на Грезное, Бол. Маячки, Яковлево – силами 5 гвардейской танковой армии и части сил 5 гвардейской армии (этот удар в дальнейшем предполагалось силами 5 гвардейской танковой армии развить на юг, на Быковку); в) с рубежа Калиновка, выс. 244.8 в общем направлении на Красная Дубрава (1 км севернее Гремучий), Покровка – силами соединений 23 гв. ск 6 гвардейской армии»74. В контрударе принимала участие и 7-я гв. армия – ее 49-й ск наносил удар в направлении Крутой Лог, Разумное, Дальние Пески.
   Основную роль в осуществлении этого замысла должна была сыграть 5-я гв. ТА. Она была полностью укомплектована личным составом и техникой. К исходу 9 июля два ее танковых и механизированный корпуса сосредоточились в 30 км от линии фронта75. С учетом армейских и тыловых частей армия насчитывала 44 625 человек76.
   В 2.45 11 июля Н.Ф. Ватутин подписал распоряжение о передаче 2-го и 2-го гв. танковых корпусов в подчинение П.А. Ротмистрова. До сих пор продолжаются споры о количестве бронетехники у Ротмистрова77. Пора бы закончить дебаты по этому вопросу. Данные о наличии танков, САУ и артиллерии в частях и соединениях 5-й гв. ТА в составе пяти корпусов на 11 июля 1943 г. представлены в таблице 8. На 17.00 11 июля в армии по списку числилось с учетом переданных в ее оперативное подчинение 2-го гв. и 2-го танковых корпусов – 951 танк и САУ. Но не надо забывать, что армия совершила марш в район боевых действий своим ходом на расстояние около 350 км. В связи с этим 96 танков и 5 САУ несколько отстали и еще находились в пути к районам сосредоточения, 24 танкам требовался ремонт. То есть в строю находилось 826 боевых машин. В отчете о боевых действиях армии значится, что армия с приданными соединениями и частями усиления на 12 июля имела 838 танков и САУ, в том числе: Т-34 – 501, Т-70 – 261, МК-4 «Черчилль» – 31, САУ – 45; орудий 76-мм – 79, 45-мм ПТО – 330, 82-мм и 120-мм минометов – 495; установок БМ-13 – 39, ПТР – 100778. Небольшая разница в количестве боевых машин объясняется непостоянной величиной ремонтного фонда.
   В 5-й гв. армии только в семи стрелковых и 29-й зенитной дивизиях было более 62 тысяч человек, 644 орудия и 1100 минометов всех калибров79. С вводом в сражение двух гвардейских армий количественное превосходство в силах и средствах над противником на прохоровском направлении стало еще большим.

   На основе решения командующего штаб фронта в течение ночи и утра 11 июля разработал план контрудара. Командующие армиями узнали о нем к вечеру 11 июля. До штабов армий задачи на контрудар были доведены ориентировочно в период с 12.00 до 17.00 11 июля. Все мероприятия по подготовке к наступлению в армиях намечалось провести в течение 11 июля и в ночь на 12 июля. Именно на эти сроки обычно ссылаются те исследователи, которые утверждают, что контрудар готовился наспех и войска не имели достаточного времени на подготовку к наступлению.
   На самом деле подготовка к контрудару началась значительно раньше получения войсками основных планирующих документов штаба фронта. Командующий 5-й гв.
   ТА задачу получил еще 10 июля лично от Н.Ф. Ватутина. По свидетельству командарма, он еще до этого с командирами корпусов 9 и 10 июля проводил рекогносцировку района будущих боевых действий. На основе отданных устных и частных распоряжений можно было организовать целенаправленную работу по подготовке к наступлению. Кстати, имеются данные, что решение командующего фронтом на контрудар уже к утру 11 июля было сообщено командующим армиями для разработки планов наступления в масштабах армий80.
   П.А. Ротмистров и командиры соединений стремились максимально использовать время для подготовки войск к предстоящему контрудару. Прежде всего необходимо было выбрать наиболее выгодный рубеж ввода в сражение танковой армии. Как вспоминал в 1987 году бывший начальник штаба 5-й гв. ТА генерал В.Н. Баскаков, первоначально штаб фронта предлагал нанести танковый удар из района излучины р. Псёл в направлении Яковлево. Однако из-за сложного рельефа местности, крутого берега реки, заболоченной поймы и недостаточного количества переправочных средств (в составе армии был лишь один 19-й отдельный понтонный батальон) развернуть здесь танковые части не представлялось возможным. Кроме того, опасались нанесения удара в лоб, а не по флангу основной группировки противника. Поэтому данное предложение было сразу отвергнуто.

   Таблица 8
   Донесение о состоянии материальной части и обеспечении 5-й гв. ТА на 17.00 11 июля 1943 г.



   Источник: ЦАМО РФ. Ф. 332. Оп. 4948. Д. 67. Л. 12.

   Как вариант было предложено развернуть армию южнее Прохоровки и нанести удар по правому флангу эсэсовского корпуса в направлении Шахово – Яковлево. Здесь нашим войскам противостоял относительно слабый противник – части 167-й пд, оборонявшейся на фронте до 17 км. Удар двумя танковыми корпусами на фронте 6–7 км выводил в тыл корпуса Хауссера. Перерезав основную дорогу Белгород – Обоянь, наши войска создавали реальную угрозу окружения основных сил 4-й ТА противника.
   Командир 29-го тк генерал И.Ф. Кириченко с группой офицеров штаба и командирами бригад с 3.00 до 6.00 11 июля провел рекогносцировку района Лески, железнодорожная будка, что в 2 км западнее Лески, казарма (на северной окраине ст. Тетеревино. – Л.Л.), с. Шахово. Цель рекогносцировки: выбрать исходные позиции для корпуса и пути выхода к ним, определить возможность прохода танков и артиллерии через ручей Сажновский Донец, через заминированную насыпь железной дороги и лог Сухая Плота, выбрать места для КП и НП, а также ОП артиллерии.
   К сожалению, этот вариант не был принят, так как местность южнее Прохоровки, по словам П.А. Ротмистрова, затрудняла развертывание главных сил армии и ограничивала маневренность танковых соединений. Но дело, видимо, было не только в условиях местности. На этой местности позднее немцы успешно наступали против 2-го гв. тк. А наши танки обладали более высокой проходимостью. Скорее всего, это наиболее перспективное направление было отвергнуто не только из-за трудностей, связанных с преодолением препятствий. Видимо, командование фронта и Ставки ВГК, опасаясь прорыва немцев у Прохоровки, не решилось увести основные силы танковой армии с угрожаемого направления.
   Единственно приемлемым для применения крупных танковых сил был признан участок местности между р. Псёл и х. Сторожевое. После проведения рекогносцировки в районе Прохоровки с командирами корпусов именно здесь предложил П.А. Ротмистров нанести удар основными силами армии. Это предложение было одобрено штабом фронта. Удар здесь мог привести и в конечном счете привел к столкновению с основными силами 2-го тк СС.
   В 11.00 11 июля командир 29-го тк подписал боевой приказ № 03 на наступление:

   «1. Противник – до 4 танковых и 1 мех. дивизии продолжает теснить наши части в северо-восточном и восточном направлении, пытаясь соединиться с северной группировкой Орловско-Курского направления.
   К 11.00 11.7.43 года передовые части вышли: Кочетовка, Красный Октябрь, Васильевка, свх. Комсомолец, Ивановский Выселок, Ясная Поляна, Беленихино и далее на юг по линии ж.д. до Гостигцево.
   2. 29 тк с 36 полком МЗА, 76 полком PC, полком 10 иптабр – задача в 3.00 12.7.43 года атаковать противника в полосе <…>
   3. Я решил – атаковать противника одним эшелоном – впереди 32 тбр, за ней 31, 25 тбр и 53 мсбр.
   (Далее излагаются боевые задачи, полный текст приказа см. в Приложении 7)
   <…> 10. Я с опергруппой штакора до 8.00 12.7.43 КИРП. 1 км сев. – зап. Прохоровка, в дальнейшем за боевыми порядками 31 тбр»81.

   После рекогносцировки в корпусах и бригадах продолжалась работа по подготовке к наступлению. Однако к 14.00 11 июля обстановка под Прохоровкой резко ухудшилась. Противник потеснил наши части и занял Октябрьский и выс. 252.2, то есть овладел намеченным исходным рубежом атаки бригад первого эшелона 5-й гв. ТА.

   «<…> обстановка для нанесения контрудара резко осложнилась, – вспоминал П.А. Ротмистров, – планомерная подготовка его была сорвана.
   В связи с изменившейся обстановкой мы ночью уточняли задачи корпусам, оставив оперативное построение прежним, перенесли рубеж развертывания главных сил армии непосредственно западнее Прохоровки.
   Для подготовки к действиям оставалось 10–12 часов, из которых половина темного времени. Эта обстановка привела к тому, что командиры корпусов принимали решения и ставили задачи бригадам по карте. Приказы же на наступление были доставлены бригадам и отдельным полкам к 24 часам 11 июля»82.

   Боевые задачи армии и соединений были изложены в боевом приказе № 03. Штарм – Ржавец. 18.00 11.07.1943:

   «1. Противник на Белгородском направлении, введя в бой крупные силы танков, пытается развить успех в северном направлении – на Обоянь, Курск
   (до 400 танков) и в восточном направлении – на Александровский, Скородное, Старый Оскол (до 300 танков).
   В районе Покровка, Яковлево, Бол. Маячки отмечено до 100 танков противника.
   2. 5 гвардейская танковая армия с 2 тк, 2 гв. Ттк, 10 иптабр, 27 пабр, 522 и 1148 гаи бм, 26 зен. див., 16 и 80 гмп, 1529 сап с 10.00 12.07.43 г. (выделено мною. – Л.Л.) наносит удар в полосе: справа – Береговое, Андреевка (иск.), Красная Поляна, Красная Дубрава; слева – Правороть, Беленихино, отм. 232.0, курган с отм. + 1,1 (3 км юго-вост. Яковлево) и во взаимодействии с 5 гв. А и 1 гв. ТА уничтожает прорвавшуюся группировку противника в районе: Покровка, Грезное, Кочетовка, не допуская отхода его на юг.
   К исходу дня выходит на рубеж: Красная Дубрава, отм. 254,5, Яковлево, имея в виду в дальнейшем наступать в юго-зап. направлении. Исходное положение на рубеже: Прелестное, Сторожевое, Мал. Яблоново – занять к 24.00 11.07.43 г.
   Готовность атаки 3.00 12.07.43 г. Начало атаки – дополнительным распоряжением.
   3. 18 тк с 80 гмп, одним 76 мм иптап, одним 57 мм иптап 10 иптабр – сломить сопротивление противника на рубеже: Андреевка, роща, что сев. – зап. свх. Комсомолец и уничтожить противника в районе: Красная Дубрава, Бол. Маячки, Красная Поляна, повернувшись фронтом на север, обеспечить наступательные действия армии на юг.
   Граница слева: иск. отм. 252.4, иск. сев. – зап. опушка рощи (1 км сев. свх. Комсомолец), иск. МТФ (что на сев. окр. Большие Маячки).
   4. 29 тк с 76 гмп, 1529 сап – сломить сопротивление противника на рубеже: роща (что 1 км сев. свх. Комсомолец), свх. Комсомолец – уничтожить его группировку в районе: Лучки, Большие Маячки, Покровка.
   К исходу 12.07.43 г. выйти в район Покровка и рощи зап. и южнее Покровка, в дальнейшем быть готовым к действиям на юг. Граница слева: Грушки, Сторожевое, Ясная Поляна, отм. 228.4, мельница на сев. окраине Погореловка. До начала атаки корпус поддерживает 378 гаи.
   5. 2 гв. Ттк с 16 гмп, одним 76 мм иптап 10 иптабр сломить сопротивление противника на рубеже: Ясная
   Поляна, Беленихино, уничтожить его группировку в районе: Яковлево и лес восточнее, в дальнейшем быть готовым к наступлению в южном направлении.
   6. 2 тк – оставаясь на занимаемом рубеже, прикрыть сосредоточение армии в исходном районе, не допустить прорыва противника в восточном направлении.
   С началом атаки всеми огневыми средствами поддержать наступление 18, 29 тк и 2 гв. Ттк, в дальнейшем пропустить их через боевые порядки корпуса – быть готовым атаковать противника в направлении Сух. Солотино.
   7. 5 гв. Змк к 24.00 11.07.43 г. сосредоточиться в районе: Соколовка, Драный, Красное, Высыпной, Сагайдачное. Камышевка и быть в готовности развить успех 29 тк и 2 гв. Ттк в общем направлении на Прохоровка, Лучки, Смородино.
   С началом действий в подчинение корпуса переходит 678 ГАП.
   8. Артиллерия:
   А) Группа усиления – начальник – зам. командующего артиллерией 38 А полковник Давыдов. Состав: 27 пушечная бригада, 522 и 1148 ran бм.
   Б) Группа PC – командир группы – полковник Юфа.
   Состав: 76,16 и 80 гмп.
   Задачи:
   A) Десятиминутный огневой налет по переднему краю на участке: Васильевка, свх. Комсомолец, Ивановский Выселок, Беленихино.
   Б) Пятиминутный методический огонь в глубине противника.
   B) Пятиминутный огневой налет по переднему краю и глубине обороны противника. (Огонь открывается по объектам согласно заявкам, требованиям командиров корпусов).
   Группе PC:
   A) Огневой залп по переднему краю обороны противника в момент начала артобработки противника.
   Б) Второй залп – по объектам переднего края, конец артиллерийской обработки.
   B) С началом атаки танков артиллерия группы усиления по заявкам и указаниям командиров корпусов переносит огонь в глубину вкл. до шоссейной дороги Обоянь, Белгород у высот 251.2 и 254.5 и на правом фланге до 2/3 артиллерии в район справа: Красный Октябрь, Веселый, Грезное, Козловка и далее: Кочетовка, Сухо-Солотино, Рыльский. 1/3 артиллерии в район слева: Калинин, Собачевский, ур. Козинка, Тетеревино, в дальнейшем в район: Лучки, выс. 246.3, перелески зап. Петровский.
   Г) Группа PC – по одному залпу в глубину обороны противника по заявкам командиров корпусов.
   Д) Артиллерия, приданная корпусам, сопровождает атаку танков огнем и колесами по плану командиров корпусов.
   7. Отряд генерал-майора Труфанова в составе:
   1 огкмцп, 53 гв. тп, 689 иптап, батарея 678 ran – мой резерв. Быть готовым сосредоточиться в район Правороть с целью обеспечения левого фланга армии.
   8. 1 эшелон Штармас 17.00 11.07.43 г. – Скоровка (7 км сев. – вост. Прохоровка).
   НП – отм. 252.4 (2 км сев. – зап. Прохоровка).
   9. Доносить:
   A) О выступлении в исходный район.
   Б) О сосредоточении в исходном районе.
   B) О готовности к наступлению.
   Г) О начале наступления.
   Д) В дальнейшем через каждые два часа, согласно табелю срочных донесений»83.

   В приказе командарма определены две группировки противника: главная пытается развить успех в северном направлении – на Обоянь, Курск, другая – в северо-восточном – на Александровский (Александровка, которая упоминается в документах фронта. – Л.Л.), Скородное, Старый Оскол.
   Этот вывод в основном согласуется с оценкой намерений противника, сделанной в боевом донесении фронта № 00217 от 11 июля, 24.00: «Войска 69-й армии в течение дня вели упорные бои с наступающим противником силой до 150 танков с пехотой из района свх. Комсомолец в направлении Прохоровки и силою до 250 танков с пехотой с рубежа Дальняя Игуменка, Мясоедово в общем направлении на Корочу»84.
   Таким образом, контрудар был нацелен в промежуток между ними – во фланг главной, наступающей на Обоянь. Это была ошибка. Трудно предположить, на каком основании был сделан вывод, что две группировки противника на восьмой день операции будут наступать по расходящимся направлениям. Видимо, этот вывод явился следствием преувеличения сил ЛАГ «Кемпф» противника. На самом деле значительно ослабленный потерями 3-й тк генерала Брейта в соответствии с замыслом Манштейна основными силами наступал на Прохоровку.
   Командир 18-го тк генерал Б.С. Бахаров утром 12 июля провел дополнительную рекогносцировку. Приказ на наступление № 67 был оформлен и подписан им за 1,5 часа до атаки в 7.00 12 июля. В первом пункте приказа приведены следующие данные о противнике:

   «1. Противник крупными силами продолжает стремиться овладеть г. Обоянь. Перед фронтом корпуса отдельные танковые группы атаками теснят наши части…» (выделено мною. – Л.Л. Полный текст приказа – см. Приложение 7).

   Обращает на себя внимание отсутствие во всех приведенных выше приказах конкретных данных о противостоящем противнике, его составе и намерениях, начертании переднего края, наличии и расположении его противотанковых средств. Например, обоим танковым корпусам поставлена задача – сломить сопротивление противника на рубеже: Андреевка – роща, что сев. – зап. свх. Комсомолец, сам совхоз – то есть на глубине 3–5 км от нашего переднего края. А эти километры еще надо было преодолеть! Остается уповать на то, что в ходе рекогносцировок до подчиненных были доведены хоть какие-то конкретные данные о противнике, без чего невозможно организовать бой. В приказах ни слова не сказано о стрелковых дивизиях, которые должны были действовать в полосах наступления танковых соединений. Видимо, танковые начальники самонадеянно рассчитывали сразу оторваться от пехоты.
   В более сложных условиях проходила подготовка к контрудару в 5-й гв. армии, три дивизии которой вступили в бой и в течение 11 июля отражали атаки противника.
   «Вечером я получил приказ командующего фронтом, – вспоминал командующий 5-й гв. армий А.С. Жадов, – в котором армии ставилась задача с утра 12 июля нанести контрудар левофланговым 33-м стрелковым корпусом совместно с 5-й гвардейской танковой армией в направлении Большие Маячки; правофланговым 32-м корпусом совместно с 6-й гвардейской армией – в направлении Красная Поляна, Гремячий. Ближайшей задачей 5-й гвардейской армии был выход в район Грезное, Малые Маячки, Тетеревино, совхоз Комсомольский, последующей – в район Погореловка, Яковлево.
   На организацию контрудара оставалось всего несколько часов светлого времени и короткая летняя ночь. За это время нужно было многое сделать: принять решение, поставить задачи соединениям, провести необходимую перегруппировку, распределить и расставить армейскую и приданную армии артиллерию; вечером на усиление армии прибыли минометная и гаубичная артиллерийская бригады. К сожалению, они имели крайне ограниченное количество боеприпасов – меньше половины боекомплекта.
   Вся организационная работа проходила на НП армии. Решение принималось в присутствии руководящего состава штаба и управлений армии. Здесь начальник оперативного отдела наносил его на карту с указанием задач корпусам и дивизиям. Одновременно эти задачи оформлялись в виде боевых распоряжений и с офицерами связи отправлялись по назначению. Затем были определены задачи артиллерии, инженерным войскам, а также решены другие вопросы, связанные с предстоящим наступлением. После завершения всей этой работы большая часть офицеров штаба и управлений армии, политического отдела отправилась в соединения и части, для того чтобы помочь их командирам подготовить подчиненных к выполнению поставленных задач»85.
   На самом деле работа по подготовке контрудара и в этой армии началась раньше – до получения приказа фронта. Такой вывод можно сделать из текста боевого распоряжения № 064/оп, подписанного А.С. Жадовым в 1.15 12 июля:

   «1. В связи с нанесением с утра 12.7.43 г. удара 5 ТА (так в тексте. – Л.Л.) на левом фланге Армии в общем направлении Думное, Покровка, в частичное изменение ранее отданного приказа. Армия в предстоящем наступлении 12.7.43 г. наносит удар не правым, а левым флангом.
   2. 33 гв. ск, используя удар танков, решительным наступлением в общем направлении Большие Маячки, во взаимодействии с 32 гв. ск и танками уничтожить противостоящего противника.
   Главный удар корпуса нанести силами 97 гв., 95 гв. и 42 гв. сд., 9 гв. вдд и 52 гв. сд, построенных в одном эшелоне, имея наибольшее усилие на своем левом фланге. Ближайшая и последующая задачи – прежние.
   3. 6 гв. вдд – армейский резерв, к утру 12.7 сосредоточиться в районе Средняя Ольшанка, выс. 243.5, Остренький, имеет задачей при необходимости развить успех в общем направлении Петровка, Васильевка, Грезное»86.

   Итак, ранее главный удар сначала планировалось нанести силами правофлангового 32-го ск. Если бы корпус был усилен танками, то такое решение имело бы смысл – ударом в стык между 11-й тд и тд СС «МГ», основные силы которой уже начали переправу на плацдарм, отсечь ее от 48-го тк. Но, видимо, такое решение не соответствовало решению командующего фронтом (и он не утвердил его в последний момент). Как показали последующие события, наступление соединений 32-го ск без поддержки танков 31-го тк 1-й ТА успеха не имело, так как левый фланг корпуса СС был прикрыт частями 11-й тд противника.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация