А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Прохоровка без грифа секретности" (страница 24)

   С учетом создавшейся обстановки представитель Ставки А.М. Василевский приказал П.А. Ротмистрову к 21.00 быть в готовности к нанесению контрудара в случае дальнейшего продвижения противника.

   Немецкий танк Т-IV преодолевает речку по броду

   Если суммировать цифры уничтоженных и подбитых танков в ходе боев 10 и 11 июля под Прохоровкой, указанные в донесениях и воспоминаниях ветеранов, то в дивизии «Адольф Гитлер» к 12 июля не должно было остаться ни одного боеспособного танка. Между тем в донесении штаба этой дивизии говорится, что потерь в течение 11 июля не было (как всегда, имелись в виду безвозвратные потери). К 20.35 11 июля в строю дивизии оставалось 67 танков (с учетом семи командирских), 10 штурмовых орудий и 20 самоходных 75-мм противотанковых пушек «мардер III». Вероятнее всего, завышение числа подбитых и уничтоженных гитлеровских танков в донесениях наших частей связано с тем, что по танкам стреляли из всех видов оружия, и в случае их поражения (остановки, загорания) каждый расчет (подразделение) стремился записать это в свой актив. Ведь с 1 июля 1943 г. действовал приказ о стимулирующих выплатах за подбитую бронетехнику врага63.
   Огонь 45-мм орудий и противотанковых ружей не мог причинить большого вреда танкам с усиленным бронированием. Противотанковые мины, как правило, выводили танки противника лишь на короткий срок. Наиболее распространенными повреждениями ходовой части танка были разрыв гусеницы, реже – повреждение катков.
   Кстати, немецкие танкисты, попав под огонь противотанковых средств, выстреливали из специальных устройств дымовые гранаты, чтобы под прикрытием дымовой завесы отойти в укрытие. Зачастую расчеты наших противотанковых средств, считая, что танк поражен и загорелся, переносили огонь на другую цель. В штабах же добросовестно суммировали цифры донесений. А поскольку поле боя чаще всего оставалось за противником, ему удавалось быстро вводить в строй поврежденные танки. В связи с этим в войска было передано распоряжение штаба фронта «о надежном расстреливании танков противника, чтобы исключить их эвакуацию и реставрирование»64. Видимо, в число уничтоженных и подбитых танков включали бронетранспортеры мотопехоты и транспортеры для подвоза боеприпасов[8].
   То же самое можно сказать и об уничтоженных и подбитых «тиграх», которые зачастую путали с модернизированными танками Т-IV с их длинноствольными пушками с массивным дульным тормозом.
   В 19.45 командующий Воронежским фронтом подписал боевое распоряжение командующему 69-й армией и командиру 2-го тк:
   «Вследствие вашей беспечности и плохого управления противник прорвался в Петровку и к Прохоровке. Приказываю Вам, под Вашу личную ответственность, совместно с частями Ротмистрова и Жадова уничтожить прорвавшегося противника и сегодня же выйти на фронт Васильевка – Беленихино. Исполнение донести»65.
   Резкость Н.Ф. Ватутина понять можно. Оставление опорных пунктов в совхозах Комсомолец и Октябрьский осложнили начавшуюся по его приказу подготовку к проведению контрудара 12 июля. Противник захватил рубеж, намеченный для ввода в сражение танковой армии. В случае его дальнейшего продвижения обе гвардейские армии, предназначенные для контрудара, были бы преждевременно втянуты в бой. А у противника появлялась бы реальная возможность после прорыва армейского рубежа обороны развить наступление в северном направлении и одновременно выйти в тыл 1-й танковой армии через излучину р. Псёл. Наконец, нельзя было допустить захвата Прохоровки, являвшейся станцией выгрузи! 6-й гв. армии, где находились большие запасы материальных средств66.
   О решимости Ватутина удержать Прохоровку свидетельствует И.М. Чистяков:
   «В Прохоровке у нас была перевалочная база. Там у нас тысячи тонн груза: орудия, горючее, боеприпасы, госпитальное оборудование и многое другое. Эвакуировать это? Когда?
   Я вынужден был позвонить командующему фронтом Н.Ф. Ватутину. Он, выслушав мои опасения, ободрил меня шутливым тоном:
   – Что, Иван Михайлович, испугался, заберут твое барахло? Не беспокойся, там стоят армии Жадова и Ротмистрова. Так что не отдадим твою Прохоровку, прикроем еще и авиацией»67.

   В целях усиления обороны и локализации прорыва на рубеж 2 км севернее совхоза Октябрьский, южная окраина Прохоровки были выдвинуты две танковые бригады 29-го тк. Сюда же перебросили истребительно-противотанковый и реактивный минометный полки.
   Немцы, продвинувшись в течение дня на 2,5–3 км, выдохлись и больше активности не проявляли. К 23.00 11 июля обстановка в основном стабилизировалась, и А.М. Василевский, заслушав доклад о готовности танковой армии, сообщил, что контрудар, возможно, будет перенесен на 3.00.
   Командиру 95-й гв. сд гвардии полковнику Ляхову и командиру 9-й гв. вдд гвардии полковнику Сазонову была поставлена задача – ночной атакой выбить противника с занятых им позиций и восстановить прежнее положение. Бои шли всю ночь и завершились лишь перед рассветом. Наши части, сбив боевое охранение противника, несколько улучшили свое положение, но вернуть совхоз Октябрьский не удалось, так как эсэсовцы очень быстро организовали оборону.
   В отчетах наших соединений неоднократно отмечалось, что противник при захвате рубежей немедленно принимал меры по их закреплению. При этом отрывались окопы, оборудовались огневые позиции артиллерии, захваченные опорные пункты и инженерные сооружения приспосабливались к круговой обороне. Подбитые танки, как правило, использовались в качестве огневых точек. Под ними отрывались ячейки, и танк служил для них перекрытием. Для борьбы с контратакующими танками в каждой пехотной роте были созданы команды истребителей танков с запасом противотанковых мин (в том числе магнитных кумулятивного действия) и зарядов ВВ. Танки отводились за линию охранения и глубже в тыл.
   Иногда возникают споры по вопросу – где же был остановлен враг к исходу 11 июля, удалось ли ему ворваться в Прохоровку? Писатель Б.В. Соколов, известный своими экстравагантными высказываниями, даже договорился до того, что немцы захватили Прохоровку и контролировали ее вплоть до 17 июля, когда оставили ее в рамках начавшегося планового отхода. Он спутал деревушку Прохоровка на южном берегу р. Псёл (до войны в ней было всего 49 домов) с поселком Прохоровка, получившим это название по одноименной станции, входившей в годы войны в пределы пос. Александровский (770 домов).
   Действительно, противнику удалось подойти к западной окраине пристанционного поселка. В оперативной сводке 33-го гв. ск на 20.00 11 июля сообщалось:

   «В 15.00 противник, силою до 130 танков и до двух полков пехоты при поддержке большой группы бомбардировщиков, потеснил наши части и вышел на рубеж южн. окр. ПЕТРОВКА, выс. 252, 2. К 15.30 ожесточенные бои продолжались на рубеже АНДРЕЕВКА, свх. СТАЛИНСКОЕ отд. (4 км юго-зап. ПРОХОРОВКА), часть пехоты с танками прорвалась на зап. окр. ПРОХОРОВКА. Результаты боя уточняются». Позднее уточнили: «Наступление пехоты и танков противника приостановлено на фронте: южная сторона оврага, что восточнее Петровки, западная окраина Прохоровки, отм. 230.5»68.

   Положение действительно было настолько серьезным, что по распоряжению военного коменданта на станции были взорваны водокачка и выездные пути. Потом противник был отброшен контратакой частей 9-й гв. сд. Но в его руках остались х. Ямки, высота 252.2 и совхоз Октябрьский. С наступлением темноты противник отвел танки в глубину, оставив на северо-восточных скатах высоты севернее совхоза мотопехоту и противотанковую артиллерию.
   По свидетельству начальника штаба тд «ЛАГ», к вечеру 11 июля «…достигнутый рубеж проходил по линии: х. Сторожевое – западная и восточная окраины леса к северу от него (удерживались 1-м тгп) – вдоль дороги до точки 500 метров северо-западнее высоты 252,2 (удерживалась 2-м тгп) – высота к западу от свх. Октябрьский (удерживалась танковой группой) – восточные скаты высоты 252.2 (удерживалась разведывательным батальоном). Эта линия фронта была доложена командованию корпуса и в этот день больше не изменилась69.
   К исходу дня стабилизировалась обстановка и в излучине р. Псёл. Попытка переправить танки дивизии «МГ» по наведенным двум понтонным мостам западнее Богородицкое (один из них для «тигров») закончилась неудачей. Из-за раскисшего после дождей грунта 57-тонные машины не смогли подняться на крутые откосы правого берега. Наступление противника сорвалось.
   Нашему командованию в течение двух дней удалось сосредоточить на прохоровском направлении значительные силы. В отражении удара тд «ЛАГ» и части сил дивизий «ДР» и «МГ» в той или иной степени участвовали части 2-го танкового корпуса 183-й сд 69-й армии и двух стрелковых дивизий 5-й. Всего в течение 10 и 11 июля здесь было задействовано до 20 стрелковых и мотострелковых батальонов при поддержке не менее 12–13 артдивизионов. Солдаты и офицеры всех частей и подразделений, за редким исключением, сражались мужественно, умело и стояли насмерть. Благодаря их героизму и самоотверженности удалось предотвратить прорыв тылового оборонительного рубежа и отстоять Прохоровку.
   Однако последовательный ввод в бой подходящих резервов позволил противнику бить наши войска по частям. При этом не все было сделано, чтобы своевременно организовать взаимодействие всех сил и средств на этом довольно ограниченном участке на стыке 6-й гв. и 69-й армий. Достаточно сказать, что их штабы вплоть до 16 июля не имели прямой связи. Не сразу было установлено взаимодействие и с подошедшими дивизиями 5-й гв. армии, хотя в это время в 48-м ск находились начальник штаба фронта С.П. Иванов70и командующий 69-й армией В.Д. Крючёнкин.
   Штаб фронта 11 июля отметил факты слабой ориентировки частей на поле боя и недостаточного взаимодействия и поддержания связи с соседями. В результате отдельные подразделения и боевые группы наших войск вели бой между собой, авиация бомбила свои войска, а зенитная артиллерия вела огонь по своим самолетам. Военному прокурору было предписано доложить результаты расследования этих фактов 14.07.43. Командирам частей и подразделений, вводимых в бой, по существу, с ходу, не хватало умения быстро строить оборону и создавать систему огня, прежде всего противотанкового, надежно прикрывать огнем стыки и промежутки. Эта наука давалась большой кровью.
   Обстановка к исходу 11 июля оставалась предельно сложной. Темп продвижения ударной группировки врага резко снизился, но окончательно остановить его не удавалось. За два дня боев части танковой дивизии «ЛАГ» при поддержке всех средств корпуса СС и авиации, продвинувшись на 6–7 км, овладели ключевыми узлами обороны: совхозами Комсомолец, Октябрьский, высотой 252.2 и потеснили наши части в районе Сторожевое. В полуокружении оказались подразделения, оборонявшие Васильевку и Андреевку.
   Продолжались упорные бои и на фронте 1 – й танковой армии, где немцы с утра перешли в наступление, стремясь ударами по сходящимся направлениям из районов Завидовка, Сырцево и ур. Толстое окружить и уничтожить части 6-го тк. К полудню противнику удалось овладеть Раково и выйти к Березовке. Танкам, действовавшим из района урочище Толстое, удалось охватить левый фланг корпуса, части которого оказались в полуокружении. Боевые порядки корпуса простреливались перекрестным артиллерийским и минометным огнем противника и подвергались непрерывным ударам авиации. Получив приказ командующего 1-й ТА на отход, части корпуса вышли в район 1 км западнее Новенькое. На остальных участках обороны танковой армии атаки противника были всюду отбиты. В течение дня части армии продолжали закрепляться и готовиться к участию в контрударе.
   На корочанском направлении командующий 69-й армией в ночь на 11 июля вывел части 81-й гв. и 375-й сд из опасного мешка в районе севернее Белгорода, который образовался в результате продвижения противника. Перегруппировка была проведена в целях сокращения протяженности фронта и создания резервов. С самого начала успешному продвижению танковых соединений 3-го тк врага в северном направлении способствовало отсутствие здесь заблаговременно оборудованных отсечных рубежей и позиций. Противник, наступая вдоль оборонительных рубежей, по выражению генерала В.Д. Крючёнкина, «свертывал наши боевые порядки». Соединения армии вынуждены были спешно перестраивать оборону и отражать танковые атаки на неподготовленной местности.
   Вместо сосредоточения усилий на прочном удержании важных объектов на пути продвижения танков противника наше командование больше всего заботилось о создании сплошного фронта обороны, не считаясь с боевыми возможностями соединений. Так, 305-я сд была развернута на рубеже Сабынино, Шеино, Ушаково протяженностью около 17 км. Ее части, вытянутые «в ниточку», не смогли оказать серьезного сопротивления танковым дивизиям противника. О характере боевых действий на этом направлении говорит и структура потерь соединений 69-й армии. С 5 по 16 июля 92-я гв. сд только пропавшими без вести потеряла 26 % своего состава, 89-я гв. сд – 39 %, а 93-я гв. сд – 45 %.
   На рассвете 11 июля 3-й тк врага из района Мелихово, Дальняя Игуменка начал наступление одновременно в двух направлениях: Хохлово, Киселево и Ольховатка, Верхний Ольшанец. 6-я тд с 503-м ттб «тигров» нанесла сильный удар и прорвала оборону 305-й сд на участке 1004-го сп в районе выс. 230.3 (1 км севернее Шляховое). Части 92-й гв. сд, 305-й сд и 94-й гв. сд, не выдержав танковых атак противника, начали отход в северном и северо-восточном направлении (см. схему 10). Саперы 328-го инженерного батальона заминировали участки местности на направлении продвижения противника. Тем не менее противнику силою до 46 танков с мотопехотой удалось захватить Шляховое и Ольховатку. В это же время 19-я тд, продвигаясь вдоль левого берега р. Северский Донец, после ряда повторных атак к исходу дня овладела Хохлово и Киселево. К наступлению темноты до 30 немецких танков вышло в район Верхний Ольшанец, отдельные группы их стали продвигаться на Ново-Оскочное и Казачье. Наши части были вынуждены отходить на новые рубежи.
   Командующий 69-й армией, чтобы локализовать образовавшийся прорыв и остановить дальнейшее наступление противника на север, принял решение о повторной перегруппировке соединений в ночь на 12 июля и отводе их на новые рубежи. Все это делалось под непрерывной бомбежкой с воздуха. В.Д. Крючёнкин доложил в штаб фронта по телеграфу: «К вечеру со всех соединений неслись вопли о непрерывной бомбежке боевых порядков. Просьба с утра прикрыть».
   Одна из причин относительного успеха врага заключалась в том, что командование 69-й армии 10 июля запоздало с усилением обороны на угрожаемом направлении. По нашему мнению, генерал В.Д. Крючёнкин переоценил опасность удара в восточном направлении на фронте, занимаемом 167-й пд противника, который мог привести лишь к вытеснению соединений 48-го ск с занимаемого рубежа. Поэтому он уплотнил оборону на р. Липовый Донец частями 375-й сд, вместо того чтобы использовать ее на направлении наступления 3-го тк противника. В течение 9 и 10 июля немцы занимались перегруппировкой своих сил в полосе 2-го тк СС. Смена танковой дивизии «МГ» частями 167-й пехотной прошла не замеченной для нашей разведки. К утру 11 июля эта дивизия приняла на себя еще и часть полосы дивизии «ДР»71.
   Противник, несмотря на значительные потери, понесенные в ходе семидневных боев, отнюдь не утратил своих наступательных возможностей. Командующий 4-й ТА Гот объявил, что танковые корпуса армии, начиная с 5 июля, уничтожили и подбили свыше 1000 танков русских, и выразил своим войскам высочайшее признание (если он и преувеличил количество уничтоженных и подбитых танков, то ненамного).
   Немецкой разведке была поставлена задача своевременно установить подход глубоких советских танковых резервов. Без их разгрома продолжать наступление в направлении Курска было невозможно. Немцы об их выдвижении узнали заблаговременно. Уже 9 июля в 20.00 воздушная разведка врага отметила, что с направления Нового и Старого Оскола в западном направлении в район Прохоровки выдвигаются новые танковые и моторизованные колонны. Хауссер 10 июля сделал вывод, что противник подтягивает оперативные резервы в составе одного или двух танковых (механизированных) корпусов.
   Как будут использованы эти соединения, можно было только предполагать. Но еще до начала операции разыгрывались различные варианты их разгрома. В случае нанесения русскими контрудара один из вариантов предусматривал его отражение огнем с места силами дивизий «ЛАГ» и «ДР» с одновременным глубоким охватом обоих флангов их танковой группировки частью сил корпуса СС с запада и силами 3-го тк группы «Кемпф» с юго-востока. Поэтому, в отличие от дивизий СС, атака которых была отложена на утро 12 июля, танковые дивизии группы «Кемпф», вопреки обыкновению, продолжили наступление в направлении Прохоровки и ночью. Попутно планировалось осуществить окружение соединений 69-й армии в междуречье.
   Считая, что выделенных сил для разгрома русских может оказаться недостаточно, Гот решил подкрепить охватывающий маневр тд «МГ» наступлением мд «ВГ» и 11-й тд 48-го тк с форсированием р. Псёл на участке Ильинский, Шипы (замыслы действий сторон на 12 июля показаны на схеме 7). Этот замысел противника подтверждается и двойной рокировкой соединений танкового корпуса СС, проведенной 9 и 10 июля. Сначала тд СС «МГ», основу танкового парка которой составляли танки T-III, была введена в промежуток между дивизиями «ЛАГ» и «ДР» с задачей форсировать Псёл и захватить плацдарм на его северном берегу. Затем тд «ЛАГ», имевшая более мощное вооружение – в основном модернизированные средние танки T-IV, была перегруппирована в центр боевого порядка корпуса – на направление, где ожидался подход крупных танковых резервов русских. Наша разведка, к сожалению, прозевала эту перегруппировку. До сих пор некоторые исследователи, как и Ротмистров, считают (и даже схемы рисуют в своих публикациях), что юго-западнее Прохоровки действовала тд «МГ», а тд «ЛАГ» наступала совместно с 11-й тд в излучине Псёла.

   11 июля в 20.50 Гот своим приказом № 6 поставил следующие задачи войскам 4-й танковой армии на 12 июля:

   «ТА расширяет наступательный фронт на своем восточном фланге и отбрасывает врага южнее Обояни через Псёл на восток. <…> 2 тк СС разбивает врага южнее Прохоровки и создает этим предпосылки к дальнейшему наступлению через Прохоровку. 48 тк отбрасывает 10 тк противника за Псёл юго-восточнее Обояни <…> затем поворачивает на северо-восток. После чего обеспечивает условия для планомерного наступления через Псёл»12.

   В 20.55 11 июля в развитие приказа Г. Гота № 6 Хауссер поставил следующие задачи дивизиям на 12 июля:

   «Дивизии „МГ“ перейти в наступление с плацдарма как можно раньше после рассвета (здесь и далее выделено мною. – Л.Л.), захватить высоты северо-восточнее и прежде всего выйти к дороге Прохоровка, Карташевка. Овладеть долиной р. Псёл атакой с юго-запада, обеспечив левый фланг дивизии «ЛАГ». В последующем овладеть х. Веселый и оврагом восточнее его, отодвинув линию заграждения (охранения) на рубеж Ольшанки. Основные усилия авиации с утра направить на поддержку дивизии «МГ», воздушной разведке с наступлением рассвета быть над фронтом.
   Дивизии «ЛАГ», удерживая на левом фланге занимаемый рубеж, на правом фланге занять Сторожевое и лес севернее, совхоз «Сталинский» и х. Ямки, а также высоты в 2 км восточнее. С устранением угрозы со стороны долины р. Псёл совместно с частями «МГ» захватить Прохоровку и высоту 252.4.
   Дивизии «ДР», удерживая на правом фланге достигнутый рубеж, занять Виноградовку и Ивановку. После овладения правофланговыми частями дивизии «ЛАГ» Сторожевое и лесом севернее, используя их успех, перенести основные усилия в направлении высот юго-западнее Правороть. Удерживать новый рубеж Ивановка, высоты юго-западнее Правороть, высоты 2 км восточнее Сторожевое (иск)»13.

   В ночь на 12 июля дивизия «МГ» начала переправу танков на северный берег Псёла. Противник стягивает на прохоровское направление дополнительные силы. В ночь с 11 на 12 июля мд «ВГ» 48-го тк передала свой участок 3-й тд и выдвинула части к командной высоте 260.8 (23 км южнее Обояни). Ускорили продвижение в направлении Прохоровки и соединения 3-го тк. В 2.00 ночи 12 июля противнику удалось захватить Гостищево. Угроза выхода танков 3-го тк в тыл наших войск, готовящихся к контрудару, стала вполне реальной. Все говорило о том, что противник готовится к решающему рывку.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация