А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Прохоровка без грифа секретности" (страница 23)

   Попытки противника с ходу прорвать второй рубеж обороны были отражены организованным огнем всех средств. На позиции десантников обрушился огонь артиллерии, в том числе и шестиствольных минометов.
   Согласно донесению 2-го тк, противник в 10.00 силою 80—100 танков атаковал в двух направлениях: свх. Комсомолец, выс. 241.6, свх. Октябрьский и свх. Комсомолец, б.[балка] Моложавая, Козловка. В 11.30 атака противника на фронте обороны корпуса отбита. В 12.25–12.50 авиация противника, до 80 самолетов, бомбила боевые порядки частей корпуса. Генерал Попов запросил самым срочным порядком оказать помощь истребительной и бомбардировочной авиацией и танками 2-го гв. тк.

   Немецкое полевое 105-мм орудие па позиции

   Об упорстве и мужестве гвардейцев свидетельствуют документы и воспоминания ветеранов. Бой батальона поддержали огнем два дивизиона – 1/233-го гв. ап 95-й гв. сд майора Бугаева и 3/7-го гв. вдап 9-й гв. вдд гв. старшего лейтенанта Свинухина (погиб в октябре 1943 года на Днепре). 9-я батарея 3-го дивизиона находилась в балке севернее совхоза на закрытой огневой позиции. 7-я и 8-я батареи гвардии ст. лейтенантов И. Устинова и С.И. Дмитриевского вели огонь прямой наводкой более двух часов. В этом бою 7-я батарея, выпустив по врагу более 200 снарядов, героически погибла. Лишь несколько человек, оставшихся в живых, с противотанковыми гранатами заняли оборону у разбитых орудий. На поле боя горело 12–15 танков и самоходок52. За 11 июля, согласно оперативной сводке № 45 штаба артиллерии 9-й гв. вдд, пропало без вести 50 человек младшего командного и рядового состава, разбито четыре 76-мм орудия, семь автомашин, убито две лошади.
   В связи с тем, что участок между рекой и с. Ямки обороняли части двух разных дивизий (к тому же основные силы 95-й гв. сд находились за рекой), сразу организовать централизованное управление всеми расположенными здесь артчастями, видимо, не успели. В связи с этим возникли трудности в осуществлении маневра огнем в зависимости от складывающейся обстановки: вовремя сосредоточивать его на угрожаемом направлении и своевременно переносить на другое. Недостаточно был прикрыт огнем и стык двух полков. Это, несомненно, сказалось на устойчивости обороны.

   Отражение танковой атаки противника в районе вые. 252.2

   Под прикрытием бомбежки противник выдвинул вперед артиллерию. Можно было видеть, как немцы выкладывали снаряды на грунт, готовясь поддержать атаку огнем прямой наводкой непосредственно из боевых порядков танков и мотопехоты. Наглость врага не осталась безнаказанной. Снаряды наших батарей точно накрыли цель. После очередного налета авиации противник возобновил атаку. Основной удар противника пришелся по 3-му батальону десантников в совхозе Октябрьский. В 12.30 немцы начали штурм высоты 252.2. Бой за высоту продолжался с переменным успехом до 16.10. После ввода в бой дополнительных сил немцам удалось отбросить наши подразделения за железную дорогу. После захвата высоты эсэсовцы нанесли удар по левому флангу 2-го батальона 287-го гв. сп, смяли его и начали продвигаться к Петровке. В донесении командира полка подполковника Соловьева говорится, что батальон был сбит с рубежа во время очередной атаки 80 танков противника и связь с ним потеряна. Батальон был рассеян превосходящими силами немцев, и его подразделения отошли на северные окраины с. Прелестное, так как враг основные силы бросил на Петровку53.

   Ход боя 11 июля на этом участке в журнале боевых действий тд «ЛАГ» излагается следующим образом:
   «11.7.1943: В 05.00[6] утра начались атаки двух батальонов 2-го тгп ЛАГ на Прохоровку. Плохие дороги заставили отложить начало этих атак (попав под огонь артиллерии или встретив упорное сопротивление русских, немцы сразу начинали ссылаться на плохие дороги и погоду. – Л.Л.).
   В 06.25 наступление было остановлено сильным артиллерийским огнем с высоты 252,4, из с. Прелестное и из с. Петровка, обрушившимся на левый фланг атакующих. А на правом фланге полку пришлось отбивать яростную контратаку танков противника, выскочивших из леса к юго-западу от х. Ямки. 2-й тгп доложил об обнаружении неизвестного прежде противотанкового рва непосредственно к юго-западу от свх. Октябрьский.
   В 06.30 1-й тгп ЛАГ получил приказ приготовиться к удару через лес к северу от х. Сторожевое, чтобы не позволить противнику атаковать наш правый фланг из этого хутора или из х. Ямки.
   В 06.45 усиленному разведывательному батальону был отдан приказ принять участие в ударе на север на Андреевку и Васильевку, как только 2-й тгп возобновит свое продвижение вперед.
   В 07.05 артполк и 55-й полк шестиствольных минометов получили приказы сосредоточить огонь на разведанных целях к северу от р. Псёл, чтобы поддержать наступление 2-го тгп и разведбата.
   В 08.00 дивизия затребовала атаку пикировщиков перед фронтом 2-го тгп. В 09.05 2-й тгп и разведбат использовали результаты бомбежки и перешли в атаку. В 09.50усиленный
   2-й батальон при поддержке штурмовых орудий и «тигров» ворвался на северную часть высоты 252,2 и, продолжая развивающееся почти как по учебнику наступление, захватывал траншею за траншеей в яростных рукопашных схватках. 1-й батальон успешно ворвался в противотанковый ров и даже сумел овладеть его частью. 1-я рота саперного батальона немедленно начала сооружение перехода через ров и проделывание проходов в минных полях.
   В 10.15 танковая группа получила приказ наступать. В 12.30 она преодолела противотанковый ров и атаковала южный склон высоты 252,2 ("важно: основные силы танкового полка дивизии немцы ввели в бой только в 13.30 по московскому времени. – Л.Л.). В 13.10 танковая группа, завязшая было в бою с переменным успехом, сумела переломить его ход и овладела высотой 252,2. Затем она нанесла удар на свх. Октябрьский, расположенный в низине. В 13.30 русские провели танковую контратаку по правому флангу 1-го батальона 2-го тгп к югу от высоты 252,2, но были отбиты.
   В 11.50 командир 1-го тгп доложил, что его часть продвинулась вперед до самого изгиба железной дороги и изготовилась наступать на лес к северу от х. Сторожевое около полудня. В 12.15 2-й и 3-й батальоны при поддержке дивизиона артполка «ЛАГ» занялись очисткой от противника леса к северу от х. Сторожевое.
   В 14.50 танковая группа застряла перед численно превосходящими силами врага, а оба ее фланга оказались открыты.
   К 16.50 усиленный 1-й батальон 2-го тгп, продвигаясь вдоль железнодорожной насыпи, захватил рощу к юго-востоку от высоты 252,2. Усиленный 1-й тгп между тем вел ожесточенный бой, продвигаясь шаг за шагом, пока не овладел юго-восточной опушкой леса»54.

   В это время рота эсэсовцев с 12 танками попыталась форсировать р. Псёл у с. Красный Октябрь, чтобы расширить плацдарм и отвлечь часть наших сил от Петровки. Но эта попытка была сорвана контратакой подразделений 290-го гв. сп. Но ликвидировать плацдарм в излучине и на этот раз не удалось. Одновременно противник при поддержке танков и авиации атаковал опорный пункт в Октябрьском и в 14.00 овладел им. После чего стал развивать наступление вдоль грейдера силами 30 танков на Прохоровку.
   Бой у совхоза Октябрьский отличался особой ожесточенностью, и его постройки несколько раз переходили из рук в руки. Об оставлении Октябрьского говорится в боевом донесении штаба 9 гв. вдд на 15.00:

   «1. Авиация противника группами 15–20 самолетов с промежутками 20–30 минут бомбит оборону дивизии. Главный удар наносит по высоте 252,4, Барчевка, свх. Октябрьский, высота 252,2.
   2. На передний край обороны 3/26 вдгсп противник трижды переходил в атаку силой до батальона при поддержке 6–7 танков. Все атаки отражены, подбито
   6 танков. В 14.00 до 30 танков и до полка пехоты в четвертый раз перешли в атаку в направлении 3/26 сп (свх. Октябрьский). Благодаря превосходству в силах противник овладел свх. Октябрьский.
   Командир дивизии решил: сосредоточить весь огонь артиллерии дивизии по наступающим частям противника, контрударом 2/26 сп и 23 сп восстановить положение.
   28 вдгсп быть в готовности поддержать атаку 23 вдгсп в направлении Лутово, выс. 252.2.
   3. 26 вдгсп испытывает недостаток в боеприпасах, подвоз задерживается. Питает за счет подобранных. Отдано распоряжение о сокращении б/комплекта 28 вдгсп и передаче 26 вдгсп»55.

   Контратака имела успех, и противник был выбит из совхоза Октябрьский. Командующий 5-й гв. армией так вспоминал об этом драматическом моменте: «<…> надо признать, мы не предполагали, что события на фронте будут развиваться столь стремительно и что нам не удастся заблаговременно занять оборону на рубеже Обоянь, Прохоровка». Кстати, авторы некоторых публикаций ошибочно считают, что бой 9-й гв. вдд 11 июля поддерживал 57-й гв. тп, имевший на вооружении 21 танк КВ. Этот полк принял участие в боях только с 18 июля.
   В это время противнику удалось прорваться к Петровке. Дело в том, что 3-й сб 287-го гв. сп не успел с рассветом выйти в назначенный ему район и занять свое место в первом эшелоне полка. В результате рубеж по фронту около 4 км был занят силами одного батальона и штрафной роты. Более того, этот батальон в силу недисциплинированности, а возможно, и трусости командира не занял и новый район у с. Прелестное. Направление на Петровку оказалось неприкрытым, и примерно в 16.00 23 танка противника прорвались к селу.
   Командир 95-й гв. дивизии полковник А.Н. Ляхов выдвинул к Петровке 3-й батальон 284-го гв. сп и свой последний резерв – роту автоматчиков. На правом берегу реки развернулась батарея 2/233-го гв. ап, а к высоте 252.4 спешно перебросили из-за реки две батареи 301-го иптап (см. схему 6). Начальник штаба артиллерии дивизии взял управление всей артиллерией на этом участке в свои руки и без промедления организовал сосредоточенный огонь по прорвавшимся танкам. Немцы, понеся потери, оставили окраины Петровки (интересно, что следов этого эпизода в немецких документах обнаружить не удалось). Видимо, отходящие от села танки противника нанесли удар во фланг и тыл подразделениям, выбившим эсэсовцев из совхоза Октябрьский. В итоге немцам удалось опять ворваться в поселок. Противник силами 30 танков попытался возобновить наступление вдоль грейдера на Прохоровку. В этот момент подразделения 23-го гв. вдсп остались без поддержки артиллерии, которая, понеся потери, меняла огневые позиции. Но на помощь полку пришли летчики 1-го шак генерал-лейтенанта В.Г. Рязанова. Штурмовики сначала дали залп ракетами по танкам противника, а затем обрушили на них массу противотанковых авиабомб ПТАБ.
   Немцы попытались продвинуться и по левому берегу р. Псёл. В Васильевке и Андреевке оборонялись 1-й и 2-й батальоны 11-й мсбр, усиленные танками 99-й тбр и двумя батареями 1502-го иптап 2-го тк. В 17.00 11 июля эсэсовцы ворвались в Васильевку. Был подбит танк комбрига полковника Л.И. Малова, а сам он ранен и отправлен в медсанбат. Контратакой резервного танкового батальона противник был выбит из Васильевки[7]. Однако в результате прорыва немцев к Петровке подразделения 99-й тбр были отсечены от основных сил корпуса и продолжали вести бой в Андреевке в полуокружении до утра следующего дня56. Окончилась неудачей и попытка противника силами роты эсэсовцев с 12 танками форсировать р. Псёл у с. Красный Октябрь, чтобы расширить захваченный плацдарм. К исходу дня обстановка в излучине р. Псёл стабилизировалась. Попытка переправить танки дивизии «МГ» по наведенным двум понтонным мостам у Богородицкое (один из них для «тигров») закончилась неудачей.

   Из донесения дивизии «МГ»:
   «Два моста через Псёл севернее Богородицкое установлены в 14.20, однако наступление с плацдарма 11 июля невозможно. Дождь до такой степени размыл дороги и местность, а также, прежде всего, береговые откосы, что даже танки останавливались. Передвижение тяжелых орудий по крутым береговым откосам исключается. Из-за погодных условий воздушная поддержка невозможна. Эти обстоятельства принуждают к тому, чтобы срок наступления передвинуть на 12 июля. Это самый крайний срок, чтобы это предприятие на северном берегу вообще можно будет осуществить. При дальнейшей отсрочке наступления невозможно будет удерживать относительно маленький плацдарм от многократных вражеских атак в течение 11 июля, число и мощь которых все возрастают»51.

   Выдержки из донесений и сводок штаба тд СС «ЛАГ» 11 июля:
   «Наступление на Прохоровку в результате задержки обоих соседей (дивизий «МГ» и «ДР». – Л.Л.) было приостановлено. Фронтальное наступление на Прохоровку из-за сильных противотанковых и артиллерийских обстрелов с юго-востока и господствующей высоты 252.4 возможно лишь при больших потерях (выделено мной. – Л.Л.).
   Оживленная деятельность вражеской авиации и, прежде всего, налеты штурмовиков. Умеренная деятельность наших воздушных сил. Наши бомбы упали на дивизион самоходок, есть потери.
   Достигнутые линии: к 16.30 западная часть Сторожевое и лес севернее от него по направлению дороги, 500 м северо-западнее высоты 252.2, восточная окраина свх. Октябрьский.
   2 танковый полк подчинен усиленному 2 танко-гренадерскому полку. 1 усиленный танко-гренадерский полк дивизии «ЛАГ» – Тетеревино. 2 танко-гренадерский полк – южнее свх. Октябрьский. Артполк – Тетеревино. 55 минометный полк – свх. Комсомолец».
   «Наступление на Прохоровку натолкнулось на упорное сопротивление. Нашему продвижению особенно мешает фланкирующий огонь артиллерии, в том числе тяжелых орудий, из района Правороть, Петровка и Береговое. Взятый уже совхоз Октябрьский поэтому снова был оставлен»58.

   Командир дивизии «ЛАГ» сделал вывод, что продолжение фронтальной атаки на Прохоровку стало бы причиной тяжелых потерь, так как противник располагал сильной артиллерией, в т. ч. противотанковой. И что дальнейшее наступление на Прохоровку возможно только после захвата дивизией «МГ» высот западнее станции и подавления обороны русских огнем артиллерии и ударами авиации. Командиру корпуса около 17.00 в штабе дивизии, расположенном в с. Лучки (северные), доложили предложение сосредоточить всю наличную артиллерию корпуса 12.07.1943 для поддержки атаки дивизии «МГ» на высоту 226.6. После совещания по телефону со своим начальником штаба штандартенфюрером Остендорфом обергруппенфюрер Хауссер выразил свое согласие с этим планом.
   Штаб дивизии «ЛАГ» доложил:

   «Потери противника за 11 июля (только в результате наступления 2-го тгп): 21 танк (7 уничтожено „тиграми“, 6 – „четверками“ (то есть танками T-IV. – Л.Л.), 5 – штурмовыми орудиями и 3 – противотанкистами), 36 противотанковых пушек, 9 орудий, захвачено 320 пленных и перебежчиков.
   Наши потери: 21 убитый (включая 1 офицера), 203 раненых (включая 6 офицеров).
   Наши танковые силы на 11.07.1943: 4 T-II, 5 T-III, 47 T-IV, 4 Т-VI, 10 штурмовых орудий StuG и 20 самоходных 75-мм противотанковых пушек «Мардер III»59.

   Штаб корпуса подвел итоги за день:
   «По донесениям дивизий, в течение 11 июля уничтожено 72 танка противника (тд „ЛАГ“ – 57, тд „ДР“ – 7, тд «МГ» – 8)»60.

   Несмотря на внушительные цифры потерь, нанесенных русским, Хауссер вынужден признать неудачу наступления тд «ЛАГ» на Прохоровку. Это многое объясняет в понимании последующих событий 12 июля.
   Основную роль в отражении танковых атак под Прохоровкой играла артиллерия. Огневые позиции выбирались на танкоопасных направлениях, чтобы при прорыве танков в глубину обороны можно было вести огонь прямой наводкой. Многое зависело от выдержки расчетов и умения командиров управлять огнем.
   В связи с этим приведем интересные и, на наш взгляд, весьма поучительные воспоминания командира 1-го дивизиона 7-го гв. ап 9-й гв. вдд капитана К.В. Казакова. В состав дивизиона входили две пушечные батареи (76-мм пушки ЗИС-З), третья батарея – гаубичная (122-мм гаубицы). В качестве тягачей использовались автомашины «Студебеккер». Совершив 120-км марш, дивизион к 4.00
   11 июля занял позиции на юго-западной окраине Прохоровки (слева от железной дороги) и к 7.00 был готов к открытию огня (см. схему 6).
   «Примерно в 10 часов из лощины юго-западнее высоты 252.2 появилось около 20 немецких танков. Потеснив стрелковые подразделения и продолжая движение к Прохоровке, танки вышли на рубеж 700–800 м от 1-й батареи. Впереди двигалось самоходное орудие. Оценив обстановку, я приказал командиру 1-й батареи гвардии лейтенанту Н.Н. Троицкому открыть огонь одним орудием по самоходке. Первый выстрел – прямое попадание! Однако бронебойный снаряд, попав в лобовую часть брони самоходки, срикошетил, не причинив ей никакого вреда. САУ остановилась и ответным выстрелом вывела стрелявшее орудие из строя (снаряд пробил щит и разбил панораму).
   Вот тут-то и сработало принятое мною тактическое решение расположить батарею «углом назад». Дал команду командиру 2-й батареи гвардии старшему лейтенанту П.С. Грузинскому открыть огонь одним орудием по самоходке, которая стояла еще на месте и находилась от батареи на расстоянии 450–500 метров. Первым выстрелом борт САУ был пробит, а от второго она запылала. (К большому сожалению, проявивший большое мужество и отвагу в этом бою гв. старший лейтенант Павел Семенович Грузинский, находясь в боевых порядках пехоты, 14 или 15 июля был сражен вражеской пулей). Воодушевленные успехом, 1-я и 2-я батареи открыли огонь по танкам противника бронебойными снарядами и, с установкой на картечь, по пехоте. Потеряв еще один «тигр», 7 средних танков и до двух рот пехоты, немцы вынуждены были отойти. (В этом бою 3-я батарея участия не принимала.)
   Через некоторое время противник предпринял вторую атаку с учетом расположения 1-й и 2-й батарей и попал под фланговый огонь 3-й батареи гвардии лейтенанта В.Д. Трошкина. Своим губительным огнем по бортам и гусеницам танков гаубичная батарея сыграла важную, если не решающую роль в отражении этой танковой атаки немцев. Оставив на поле боя еще один «тигр», 5 средних танков, 2 автомашины и до взвода мотопехоты, противник вынужден был отойти на исходные позиции на нашем участке и прекратить атаки.
   Несмотря на ожесточенные атаки танков, артиллерийско-минометный огонь и бомбежку, потери материальной части и личного состава были минимальными. Было выведено из строя одно орудие (первым стрелявшее по самоходке) и ранено около 10 человек из расчетов и 3 – из взвода управления (при восстановлении связи). Почти все раненые остались в строю, а орудие было восстановлено (готово к бою) в ночь на 12 июля.
   Под воздействием противника 2-й и 3-й батальоны 28-го гв. вдсп отошли к Прохоровке, оставив 3-ю батарею почти без прикрытия. Мне с командного пункта дивизиона пришлось наблюдать, как командир нашего полка гвардии майор В.К. Валуев с пистолетом в руках останавливал отходивших стрелков.
   <… > Учитывая удачное расположение огневых позиций дивизиона, я решил их не менять»61.
   Вот это было опрометчивое решение. Видно, пожалел командир бойцов, не приказал оборудовать новые позиции. Немцы обычно не прощали таких ошибок.
   В районе урочища Сторожевое также весь день с небольшими перерывами шел ожесточенный бой. Используя складки местности и лесной массив, 169-я тбр, усиленная батальоном 58-й мсбр, совместно с частями 183-й сд успешно отбивала атаки противника. Однако в ходе боя правофланговой боевой группе тд «ЛАГ» противника удалось пробиться в лес севернее х. Сторожевое и овладеть совхозом «Сталинское отделение» и х. Ямки. Командующий 69-й армией решил частями 48-го ск во взаимодействии с частями 2-го гв. и 2-го тк контратаковать и уничтожить прорвавшуюся группировку противника.
   2-й гв. тк получил задачу в 20.00 контратаковать противника в направлении Сторожевое, Прохоровка. В 21.30 батальоны 25-й гв. тбр подполковника С.М. Булыгина по приказу командира корпуса заняли оборону на северной окраине Сторожевое для отражения возможной атаки эсэсовцев со стороны совхоза «Сталинское отделение». 4-я гв. тбр корпуса, выдвинувшись вдоль железной дороги, вступила в бой севернее Беленихино, чтобы воспретить попытке противника обойти Сторожевое с юга.
   Восточнее железной дороги наступала боевая группа в составе тгп «Германия» дивизии СС «ДР». Захватив с. Ивановский Выселок, немцы попытались продвинуться в направлении Сторожевое, Правороть. 15 танков противника вышли на южную опушку рощи, что юго-западнее Сторожевого. Три тяжелых танка прорвались на окраину хутора, а до 15 машин с мотопехотой двинулись вдоль железной дороги. Здесь врага встретил огнем 755-й истребительно-противотанковый дивизион 2-го гв. тк под командованием капитана Терехова, занявший позиции на безымянной высоте в 2 км восточнее Виноградовки. Позиции дивизиона еще до начала атаки подверглись сосредоточенному огню шестиствольных минометов и бомбежке с воздуха. Но когда танки перешли в атаку, артиллеристы в полную силу использовали мощь своих 85-мм противотанковых орудий. Эти пушки, созданные на базе 85-мм зенитных орудий образца 1939 года, могли успешно бороться с любым типом танков противника. Бронебойный снаряд орудия, обладающий высокой начальной скоростью, при угле встречи 90 градусов на дистанции до 1000 м мог пробить броню до 100 мм. Подкалиберный снаряд имел еще большую бронепробиваемость. Конструктивные особенности орудия позволяли вести круговой обстрел с темпом до 20 выстрелов в минуту. Не выдержав плотного и меткого огня, противник приостановил атаку. На поле боя осталось дымиться 9 вражеских машин. В этот день немцы больше не предпринимали попыток прорваться в восточном направлении. Однако орудия дивизиона, имевшие слишком большие габариты (по высоте более 2 м), было сложно укрыть и замаскировать. Поэтому артиллеристы при отражении атаки также понесли большие потери: 6 человек было убито, 31 ранен, были разбиты 4 орудия и 3 автомашины «Студебеккер»62.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация