А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Прохоровка без грифа секретности" (страница 22)

   Первоначально контрудар намечалось нанести с рубежа Васильевка, свх. Комсомолец, Беленихино, который в основном обеспечивал нанесение удара во фланг основной группировке противника, наступавшей вдоль обояньского шоссе. Однако командование фронта с некоторым запозданием среагировало на усиление группировки противника на прохоровском направлении. Перегруппировка 10-го тк, а затем и 5-го гв. тк в полосу 1-й танковой армии усилила ее оборону, но отрицательно сказалась на устойчивости обороны на подступах к Прохоровке. В результате к исходу 10 июля рубеж, первоначально намеченный для контрудара, был в значительной мере утрачен.
   Необходимо было срочно усилить оборону на стыке 6-й гв. и 69-й армий. Были приняты меры, чтобы ускорить выход на угрожаемое направление соединений 5-й гв. армии. Согласно приказу командующего фронтом, на рубеж х. Веселый, с. Васильевка, х. Сторожевое к утру 11 июля предстояло выйти двум стрелковым дивизиям 33-го гв. ск генерал-майора И.И. Попова. В излучину р. Псёл на рубеж х. Веселый, х. Полежаев выдвигалась 95-я гв. сд полковника А.Н. Ляхова, на рубеж с. Васильевка, с. Прелестное, х. Ямки – 9-я гв. вдд полковника А.М. Сазонова.
   10 июля в 14.30 командующий 5-й гв. армией потребовал к 4.00 11.07.43 г. занять указанные рубежи, обратив особое внимание на противотанковую оборону, для чего в первую очередь выбросить на рубеж обороны артиллерию. В ходе выдвижения задачи дивизиям были уточнены с учетом результатов боя 10 июля. Так, в связи с задержкой 9-й гв. вдд с выходом на рубеж западнее Прохоровки распоряжением командира 33-го ск полоса обороны 95-й гв. сд была расширена до свх. Октябрьский (иск).
   Из воспоминаний командующего 5-й гв. армией А.С. Жадова:

   «Утром 11 июля дивизии 32-го гв. ск начали занимать оборону по северному берегу р. Псёл на участке Обоянь, Ольховатка. Впереди атаки небольших групп танков противника отражали части 31-го и 10-го танковых корпусов 1-й танковой армии совместно с частями 51-й гв. сд 6-й гв. армии.
   Соединения 33-го гв. ск занимали оборону на рубеже Семеновка, Веселый. Перед ними вела тяжелый бой с танками противника 52-я гв. сд 6-й гв. армии. Сплошного фронта не было»37.

   К сожалению, при совершении марша в своем тылу соединения армии не выделили сильные передовые отряды, что осложнило занятие назначенных им рубежей обороны. Принятию адекватных мер при резком изменении обстановки мешало отсутствие или запаздывание своевременной информации штаба фронта со стороны подчиненных штабов, которые зачастую теряли связь с соединениями и не всегда знали истинное положение дел в своих полосах обороны.
   Командующий фронтом вынужден был сам запрашивать обстановку. Так, в 12.40 11 июля Николаев (Н.Ф. Ватутин) запрашивает по телеграфу начальника штаба 69-й армии полковника Протаса:
   «1. Вышла ли стрелковая дивизия от Жадова на участок Васильевка, свх. Комсомолец, если нет, то где она?
   2. Где находится 96-я тбр, какую задачу она выполняет?
   3. Где находится включенный в Ваш состав 148-й тп?
   4. Что делает Бурдейный (командир 2-го гв. тк. – Л.Л.)?
   5. Что Вам известно об обстановке в районе Богородицкое?
   6. Имеете ли Вы связь с Рогозным? Сколько танков в 148-м тп?»38.
   В результате переговоров выяснилось, что штаб 69-й армии не знает обстановки на прохоровском направлении, не имеет связи с левофланговой дивизией 5-й гв. армии и не знает, какую задачу она выполняет. Речь шла о 9-й гв. вдд, которая в это время уже вела бой западнее Прохоровки. О каком взаимодействии между соседними армиями в этом случае может идти речь?
   Командующий фронтом вынужден сам растолковывать, какие танки стоят на вооружении приданных армии танковых полков! Выяснилось, что в 148-м отп осталось не 4 танка «Черчилль», а 13 Т-34 и 2 Т-70, а в 96-й тбр соответственно 24 и 5.
   Николаев: «1. Немедленно устраните недочеты в работе штаба. К Вашему стыду, Вы не знаете обстановку в такой серьезный момент. <…> Организуйте бесперебойную связь.
   2. Без надобности Бурдейного в бой не втягивать, учитывая известную Вам перспективу (командир 48-го ск генерал Рогозный просил о помощи силами 2-го гв. тк. – Л.Л.). Отражение атаки на прохоровском направлении должен осуществить Рогозный своими средствами, и за это лично отвечать будет Рогозный.
   <…> На прохоровское направление должна выйти одна дивизия Вашего соседа справа. Немедленно организовать с ней взаимодействие.
   4. Приказываю 148-й тп немедленно направить по маршруту (диктует маршрут). Полку прибыть в Бол. Псинка и явиться к Жадову в его подчинение. В указанный пункт полку прибыть к 20.00 11 июля. Обеспечить горючим и боеприпасами. Командиру полка или начштаба выехать к Жадову немедленно и явиться к нему не позднее 18.00 за получением задач…»39.

   Эта несколько пространная выдержка из переговоров по телеграфу многое говорит о серьезности создавшейся обстановки на прохоровском направлении 11 июля и одновременно о стиле и методах работы командования фронта и подчиненных ему штабов. Командующий вынужден был лично «скрести по сусекам», чтобы найти хоть какие-то средства для усиления обороны на угрожаемом направлении, детально расписывать порядок перегруппировки и переподчинения 15 танков! Значит, у него не было уверенности, что в противном случае это распоряжение будет своевременно выполнено. Не секрет, что при переподчинении соединений, особенно средств усиления, соответствующие начальники зачастую хитрили, затягивали передачу и «грабили» передаваемые части. А маневр силами и средствами вдоль фронта и так занимал значительно больше времени, нежели из глубины40.
   Отнюдь не желая как-то принизить достоинства Н.Ф.Ватутина, действительно талантливого военачальника, хотелось бы отметить, что длительная работа в штабах наложила отпечаток на его методы работы в должности командующего фронтом.
   На этот счет есть интересные наблюдения К.К. Рокоссовского. В ноябре 1943 г. в полосе 1-го УФ, которым командовал Н.Ф. Ватутин, противник перешел в наступление и снова овладел Житомиром. Положение становилось угрожающим. Верховный Главнокомандующий, находившийся в то время на переговорах с Рузвельтом и Черчиллем в Тегеране, пошел на беспрецедентный шаг. Он по телефону ВЧ приказал командующему соседним Белорусским фронтом К.К. Рокоссовскому срочно выехать к Н.Ф. Ватутину в качестве представителя Ставки, разобраться в обстановке на месте и принять все меры к отражению наступления врага. При этом ему предписывалось в случае необходимости немедленно вступить в командование 1 – м УФ, не ожидая дополнительных указаний.
   Вспоминает К.К. Рокоссовский:
   «– Меня несколько удивляла система работы Ватутина. Он сам редактировал распоряжения и приказы, вел переговоры по телефону и телеграфу с армиями и штабами. А где же начальник штаба? Генерала Боголюбова я нашел в другом конце поселка. Спросил его, почему он допускает, что командующий фронтом загружен работой, которой положено заниматься штабу. Боголюбов ответил, что ничего не может поделать: командующий все берет на себя.
   – Нельзя так. Надо помочь командующему…
   Поговорил я и с Ватутиным на эту тему. К замечанию моему он отнесся со всей серьезностью. Смутился:
   – Сказывается, что долго работал в штабе. Вот и не терпится ко всему свою руку приложить»41.
   Рокоссовский доложил Сталину, что Ватутин как командующий фронтом находится на месте и войсками руководит уверенно. Вскоре положение на 1-м УФ было выправлено.
   Впрочем, Ватутин был поставлен в такие условия, когда приходилось работать, по существу, без начальника штаба. Парадоксально, но факт: начальник штаба фронта, по его собственному признанию, с 6 июля до завершения сражения под Прохоровкой находился в Короче, лишь иногда выезжая в соединения 69-й армии!
   Дело в том, что Сталин, обеспокоенный положением дел и бесконечными обещаниями уточнить обстановку, 6 июля приказал остаться на командном пункте фронта одному Ватутину, остальных членов Военного совета фронта разослать по армиям. Распределили обязанности следующим образом: Н.С. Хрущеву выехать на обояньское направление к генералу И.М. Чистякову, начальнику штаба С.П. Иванову – на корочанское в 69-ю армию к генералу В.Д. Крючёнкину, а генералу И.Р. Апанасенко – на стык с Юго-Западным фронтом к генералу М.С. Шумилову. По словам С.П. Иванова, на работе штаба это не отразилось, так как благодаря хорошо налаженной и непрерывной информации командующий, его заместители и члены Военного совета постоянно были в курсе всех событий, происходивших на фронте.
   Анализ архивных документов и особенно многочисленных переговоров командования фронта со штабами армий показывает не столь благостную картину. Прохождение информации как снизу вверх, так и сверху вниз оставляло желать много лучшего. Это отрицательно сказывалось на управлении войсками. Вышестоящие штабы не могли отслеживать истинное положение своих войск и действия противника, накапливать сведения о нем и, следовательно, прогнозировать дальнейший ход боевых действий и активно влиять на развитие оперативной обстановки. Нижестоящие командиры, не зная общей обстановки, зачастую действовали вслепую. Повсеместная практика назначения наблюдателей и «толкачей» в нижестоящие звенья управления была вынужденной мерой, которая свидетельствовала о недостаточной подготовке нижестоящих командиров и штабов и о неверии в то, что они справятся со своими обязанностями в сложных условиях обстановки. В некоторых случаях это помогало делу, но постоянное отсутствие ответственных руководителей на своих постах отрицательно сказывалось на устойчивости всей системы управления войсками.

   Вернемся к изложению событий 11 июля. Передовые подразделения 95-й гв. сд начали выходить на указанные рубежи в излучине р. Псёл с рассветом 11 июля и сразу приступили к оборудованию позиций под прикрытием впереди стоявших частей 52-й гв. сд и 11-й мсбр. Но и здесь не сразу было налажено взаимодействие.
   В донесении штаба 95-й гв. сд сообщается:

   «Воспользовавшись тем, что 52-я сд, не дождавшись смены частями 95-й гв. сд, оставила позиции, противник вышел на выс. 226.6, занял траншеи, подготовленные 52-й сд, и приспособил их для обороны на север. <…> Заняв выс. 226.6 и Ключи, противник получил возможность наблюдать за выходом наших частей на сев. берег р. Псёл и под прикрытием автоматчиков начал строить свои переправы»42.

   Трудно сказать, так ли было на самом деле, но немцы никогда не упускали возможности нанести удар во время смены или перегруппировки наших частей. Во всяком случае, им удалось несколько расширить захваченный накануне плацдарм и выйти на гребень выс. 226.6. С этой высоты оборона наших войск просматривалась на многие километры. Поредевшие подразделения 11-й мсбр (без двух мсб) и двух полков 52-й гв. сд с трудом сдерживали натиск эсэсовцев. К тому же они испытывали недостаток боеприпасов43.
   Действия наших войск в излучине 11 июля поддерживали 245-й отп (на 12.00 11 июля в полку насчитывалось всего 14 танков «Генерал Стюарт» и «Генерал Ли») и батареи 12-й минбр. От ударов с воздуха части прикрывали два зенитных полка. Несмотря на принятые меры, возможность вернуть важную в тактическом отношении высоту, пока противник занимал ее относительно слабыми силами, была упущена. Забегая несколько вперед, заметим, что на подступах к этой высоте в последующие дни было пролито много крови. Кстати, в труде Генерального штаба «Курская битва» говорится, что «к утру 11 июля наши войска отбросили немцев за р. Псёл, нанеся им большие потери, полностью восстановили положение на этом участке»44. Это утверждение полностью противоречит фактам и является типичным примером «лакировки» событий минувшей войны.
   287-й гв. сп (1896 чел.) 95-й гв. сд, усиленный 109-й отд. штрафной ротой (247 чел.) с 1/233-м гв. ап дивизии, занял оборону на левом берегу реки на окраинах сел Андреевка, Михайловка, Прелестное, северо-восточная окраина свх. Октябрьский. Положение его подразделений показано на схеме 6.
   Восточнее на рубеже Октябрьский, Лутово заняли оборону части 9-й гв. вдд, усиленной 301-м иптап. Это было наиболее укомплектованное соединение 5-й гв. армии. Дивизия имела наибольшее количество личного состава – 9018 человек, 76 орудий, 170 минометов45. Ее боевой порядок был построен в два эшелона. 26-й гв. вдп (2025 чел.) под командованием подполковника Кашперского Г.М. оседлал железную и грейдерную дороги, которые проходили через центр его обороны. На рубеже свх. Октябрьский, высота 252.2 (100 метров от дороги на свх. «Сталинское отделение») окопался 3-й гв. сб. За свх. Октябрьский занял оборону 1-й батальон в с. Лутово, фронтом на юг – 2-й сб (см. схему 6).

   Командир 26-го гв. вдп 9-й гв. вдд подполковник Кашперский Г.М.

   Таким образом, за окопавшимися впереди подразделениями бригад 2-го тк развернулись два полка разных дивизий, составившие второй рубеж обороны. Имевшихся в их составе 23 орудий (полк десантников имел всего 7 орудий вместо 16 по штату) и сотни ПТР было недостаточно для создания прочной противотанковой обороны, учитывая, что противник, по данным разведки, усиливал свою группировку. Недостаток противотанковых средств компенсировали за счет развертывания в глубине обороны артиллерии двух дивизий. Всего на рубеже Прелестное, Октябрьский, Лутово шириной 7 км было сосредоточено до 100 орудий (из них более половины калибра 76-мм и 122-мм) и более 170 минометов. Средняя плотность составила 14–15 орудий и столько же ПТР на 1 км фронта. Система артиллерийского огня строилась так, чтобы держать под обстрелом все доступные для действий танков направления. При этом на наиболее опасном участке – от совхоза Октябрьский до железнодорожного полотна – было подготовлено несколько рубежей сосредоточения огня.
   На рассвете под прикрытием танков 26-й тбр на назначенный рубеж начали выдвигаться подразделения 58-й мсбр. С 5.00 подразделения бригады начали окапываться впереди десантников.
   Юго-восточнее Васильевки на северо-западных скатах высоты 241.6 занял оборону 3-й батальон бригады, 2-й начал окапываться на северо-восточных скатах этой высоты, ближе к грейдерной дороге. Перед дорогой на Михайловку был вырыт противотанковый ров, откосы которого были заминированы. К сожалению, строительство рва не было завершено до конца. По существу, это был эскарп, высота северной стенки которого была высотой 4,5 м, а южной – 1,2.

   Герой Советского Союза ст. сержант 58-й мсбр 2-го тк Борисов М.Ф.

   Гот также усиливает группировку своих войск. Принимаются меры, чтобы высвободить мд «ВГ», скованную боем с 6-м тк армии М.Е. Катукова. Участок у Сухо-Солотино, занятый 1-м тгп дивизии «ЛАГ», принимает 11-я тд 48-го тк. Ее части в районе Кочетовки провели несколько силовых разведпоисков для прощупывания обороны русских. Тд «ДР» к 10.00 11 июля сдала свой участок до северной окраины Калинин 167-й пехотной дивизии, полоса ответственности которой расширилась до 17–18 км. Но противнику пришлось вносить коррективы в свои планы. Из-за плохих дорожных условий и сильного огня нашей артиллерии инженерные части корпуса не сумели к утру доставить и навести понтонный мост для переброски танков через Псёл. Наступать же в излучине реки без танков Хауссер не решился. Поэтому дивизии «МГ» была поставлена ограниченная задача – захватить высоту 226.6 и, наступая вдоль поймы реки, обеспечить левый фланг дивизии «ЛАГ».
   Задача корпуса СС на 11 июля осталась прежней. Наступление было назначено, как всегда, с рассветом – в 4.15 (5.15). Командир 2-го тк СС решил сосредоточить основные усилия на участке х. Сторожевое, высота 241.6. На правом фланге одна ударная группа наступала на хутор. В центре вдоль железной дороги и грейдера по-прежнему действовали основные силы 2-го тгп. За ним уступом вправо следовал 1-й тгп в готовности нарастить удар. На левом фланге ударная группа в составе усиленного разведывательного батальона наносила удар в направлении сел Андреевка, Прелестное.
   На рассвете под прикрытием танков 26-й тбр на назначенный рубеж начали выдвигаться подразделения 58-й мсбр. С 5.00 подразделения бригады начали окапываться впереди десантников. Видимо, разведке противника удалось установить, что в противостоящих частях русских происходит какая-то перегруппировка, и они решили воспользоваться выгодным моментом. Они атаковали раньше назначенного времени – в 5.00 (по данным 287-го гв. сп, даже раньше – в 3.00, возможно, это была разведка боем). Батальоны 58-й мсбр не успели окопаться и подготовиться к отражению атаки. В результате короткого боя они были сбиты с занимаемого рубежа. Подразделения бригады отошли частью к Васильевке, частью – к высоте 252.2.
   В этот критический момент боя большое мужество и стойкость проявили бойцы и командиры отдельного истребительно-противотанкового артдивизиона 76-мм орудий мотострелковой бригады. Дивизион вышел в район юго-западнее совхоза Октябрьский утром и вступил в бой с ходу. Отвагу и высокое мастерство проявил 19-летний комсорг дивизиона старший сержант Михаил Борисов, находившийся в третьей батарее, которой командовал старший лейтенант Павел Ажиппо. На батарею двигалось 19 танков. В ходе боя погиб расчет одного из орудий. М. Борисов бросился к орудию. По воинской специальности сержант был наводчиком, поэтому без труда справился с прицелом. Первый танк загорелся на средней дистанции, второй и третий – вблизи огневой позиции орудия… Артиллерист сумел в одиночку выстоять в ожесточеннейшей схватке и подбить 7 машин.
   Танкисты противника сосредоточили весь огонь на орудии М. Борисова. Через несколько минут очередным снарядом орудие было искорежено, а сержант контужен. За поединком наблюдал с НП 1-го батальона 58-й мсбр в с. Ямки командир корпуса генерал-майор А.Ф. Попов. По его приказу начальник политотдела корпуса полковник Чернышов на машине вывез Михаила в госпиталь в Чернянку. Контузия оказалась легкой, и через несколько дней он был уже в строю. За этот подвиг старшему сержанту М. Борисову было присвоено звание Героя Советского Союза. При отражении этой атаки отличилась вся батарея под командованием ст. лейтенанта П. Ажиппо. Из 19 танков, двигавшихся по полю, было подбито 1646.
   Развитие обстановки на подступах к Прохоровке можно проследить по архивным документам (даются в выдержках):
   Из оперсводки 287-го гв. сп: «<…> С 3.00 11.07.43 противник предпринял наступление в направлении Прохоровки. <…> С 7.00 над боевыми порядками полка начала активно действовать авиация противника, в налетах участвовало 15–50 самолетов. На участке полка сбито 4 самолета. Подбито 4 танка»47.
   Из информации штаба 69-й армии на 9.00 11 июля: «<…> С 6.00 противник ведет артмин. огонь по боевым порядкам 183 сд и 2 тк. В районе свх. Комсомолец и х. Тетеревино сосредоточено до двух пехотных полков»48.
   Из оперсводки штаба 183-й сд на 13.00 11 июля: «<…> По сведениям разведки, противник частями «Рейх» и «А. Гитлер» оставил заслон на рубеже: Калинин, Петровский фронтом на восток и основными силами пытается пройти в направлении Прохоровки. В районе Тетеревино, Ивановский Выселок, свх. Комсомолец установлено действие до 130 танков противника»49.
   Из донесения командующего Воронежским фронтом И.В. Сталину: «183-я сд совместно с частями 2-го тк до 12.00 отразила атаку противника силой до 30 танков с пехотой из района свеклосовхоза Комсомолец вдоль шоссе на Прохоровку. В 13.00 противник силою до 150 танков возобновил наступление…»50.
   2-й тгп противника, медленно продвигаясь вдоль железной дороги, вышел к х. Сторожевое и начал теснить подразделения 169-й тбр 2-го тк и 183-й сд. Заградительным огнем гаубичных батарей 7-го гв. ап и 1/233-го гв. ап с закрытых позиций пехота противника была отсечена от танков. Бой продолжался около двух часов, первая атака противника была отбита. Но нашим войскам явно не хватало поддержки авиации. Бомбардировщики Люфтваффе буквально висели над полем боя. Всего с 7 до 13 часов было зарегистрировано до 250 самолетопролетов Ю-88. Наши самолеты группами по 5—10 самолетов иногда ввязывались в бой с истребителями прикрытия, но существенного влияния на общий ход событий они не оказывали. В итоге немцам все же удалось преодолеть первый рубеж обороны.
   Противник, понесший большие потери в предыдущих боях, уже не применял таких массированных танковых атак, как при прорыве главной полосы обороны. Он искал слабые места в обороне и атаковал боевыми группами при поддержке танков в 25–30 машин. К 10.30 эсэсовская мотопехота через неприкрытый небольшой промежуток между левым флангом 26-й тбр и железнодорожным полотном вышла к позициям 3-го батальона 26-го гв. вдп. у совхоза Октябрский51. Встреченная плотным огнем батальона капитана Д.И. Борискина, она залегла перед противотанковым рвом. Поле перед рвом и передним краем обороны десантников было заминировано в ночь на 11 июля, но с неполной плотностью минирования. Тем не менее инженерные заграждения, прикрытые огнем танков и противотанковых средств, задержали противника и дали возможность частям дивизии полковника А.М. Сазонова подготовиться к бою.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация