А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Прохоровка без грифа секретности" (страница 21)

   Наши потери: 26 убитых (включая 1 офицера), 168 раненых (включая 8 офицеров) и 3 пропавших без вести.
   Приказ на 11.7.1943 был коротким: продолжить наступление на Прохоровку»20.

   В излучине р. Псёл ожесточенный бой продолжался весь день. К 19 часам гренадеры боевой группы «Беккер» дивизии «МГ» форсировали реку и захватили участок берега шириной 800 метров, пытаясь продвинуться в направлении высоты 226.6. Группа «Баум» преодолела реку у х. Ключи и стала развивать наступление в северном направлении на х. Веселый. Немцы овладели первой и второй траншеями и подошли к хутору. В 21.15 из дивизии «МГ» Хауссеру доложили, что высота 226.6 взята. Но контратакой 151-го гв. сп и учебного батальона дивизии противник был выбит из второй траншеи. А к 4.00 утра 11 июля части 52-й гв. сд сумели вытеснить противника и из первой траншеи в районе х. Ключи, но полностью очистить излучину не удалось. Немцам удалось прочно закрепиться на плацдарме в районе Красный Октябрь (у х. Ключи) и на скатах высоты 226.621.
   Постепенно напряжение боя спало, только в районе х. Сторожевое бой продолжался до полуночи. Наши войска отразили атаки частей корпуса СС, не позволив немцам прорвать оборонительный рубеж и с ходу овладеть станцией. За день боя противник смог продвинуться на 2–2,5 км. Однако оставление одного из важнейших опорных пунктов – совхоза Комсомолец и захват противником плацдарма на правом берегу р. Псёл ухудшили положение обороняющихся на юго-западных подступах к станции. На занимаемом рубеже оборонялись поредевшие подразделения 285-го сп, усиленные танками бригад 2-го тк, которые тоже понесли серьезные потери. В 26-й тбр, закрепившейся на северо-восточных скатах выс. 241.6, после боя 10 июля на ходу осталось всего 12 танков (из них 9 легких). Не лучше было состояние и других бригад корпуса. Оборона подступов к Прохоровке нуждалась в немедленном усилении.
   Положение на фронте 6-й гв. и 1-й танковой армий 10 июля также оставалось чрезвычайно сложным. В 4 часа утра, воспользовавшись слабо прикрытым промежутком между 3-м мк и 6-м тк, немцы перешли в наступление на высоту 243 и после трехчасового боя заняли ее. Перегруппировав свои силы, противник отбросил 200-ю тбр и вышел к окраинам Новенькое, охватив фланг 6-го тк и 184-й сд. Отдельные группы танков и мотопехоты 200-й и 112-й тбр продолжали вести бой. Лишь с наступлением темноты им удалось сосредоточиться в районе Березовки. В результате тяжелых боев 6-й тк понес большие потери. К исходу 10 июля в его составе оставалось на ходу 35 танков и не более 10 противотанковых орудий. С наступлением темноты штаб корпуса приступил к сбору разрозненных частей и подразделений и к организации противотанковой обороны.

   Фельдмаршал Манштейн заслушивает доклад об обстановке в полосе 4-й ТА, июль 1943 г.

   Другая крупная группа немецких танков из района Новоселовки повела наступление на позиции, занимаемые частями 10-го тк. Прорвавшиеся отдельные танки были частично уничтожены огнем артиллерии, остальные контратаками отброшены в исходное положение. 3-й мк во взаимодействии с пехотой и артиллерией 309-й сд в течение дня отразил попытки противника прорваться к северу на Обоянь. Части 31-го тк также удержали занимаемые позиции.
   10 июля П. Хауссер сделал следующие выводы из данных разведки:
   «Северо-восточнее изгиба железной дороги – крупные силы противника, в том числе 40 танков (169-я тбр 2-го тк. – Л.Л.). Противник подтягивает оперативные резервы. <…> Надо рассчитывать на появление перед 2 тк С С одного-двух танковых или мехкорпусов (выделено мною. – Л.Л.). Войсковая разведка установила, кроме 3 мехкорпуса и 6 танкового корпуса, наличие 31 тк 1 ТА северо-восточнее Обояни. Исходя из этого, у противника, несомненно, имеются следующие оперативные резервы: 2 гв. тк, 5 гв. тк, 2 тк, 3 мк, 31 тк, 6 тк и, предположительно, 10 мк на дуге р. Псёл.
   За период с 8 по 10 июля включительно части тд «ЛАГ» захватили 17 танков. Подбито и уничтожено танков: частями тд «ДР» – 97, тд «МГ» – 22, всего 136 танков, взято в плен 307 чел. По уточненным данным, соединения 2 тк СС за период с 5 по 10 июля уничтожили 244 танка, взяли в плен около 2,5 тыс. чел.»22.
   В сводку тд «ДР», очевидно, вошли танки 5-го гв. тк, который в окружении в районе ур. Козинка 6 июля и в ходе контрудара понес значительные потери.
   Противник также понес значительные потери. Количество боеспособной бронетехники в армии Гота снизилось наполовину. К полудню 10 июля она потеряла безвозвратно 64 танка и штурмовых орудия, 462 единицам бронетехники требовался ремонт. К 19.00 (20.00) 10 июля в соединениях 2-го тк СС оставалось 272 боеспособных танка и штурмовых орудия: «ЛАГ» – 79, «ДР» – 89, «МГ» – 104. В это число вошли 27 боевых машин (из них 5 «тигров»), отремонтированных с 1 по 10 июля в танкоремонтных мастерских23.
   Общие потери корпуса СС с 4 по 10 июля включительно составили не менее 206 танков и штурмовых орудий (по другим данным – не менее 236 танков), то есть 46 % от их количества на утро 4 июля. Безвозвратные потери за этот период составили всего 13 % от общих потерь – 20 единиц (в том числе 2 «тигра» и 3 штурмовых орудия)24.
   При этом большая часть подбитых боевых машин получила незначительные повреждения, которые устранялись вблизи переднего края. 153 единицам бронетехники требовался краткосрочный ремонт, 20 проходили долгосрочный ремонт, и 2 танка нуждались в отправке в Германию.
   Примерно такое же положение было и в 3-м тк. Например, к исходу 10 июля в результате двухдневных ожесточенных боев в районе Мелихово в 6-й тд из 107 танков в строю осталось 47. Но безвозвратные потери в период 4—10 июля в 7-й и 19-й тд составили всего 10 и 3 танка соответственно.
   В связи с большими потерями и отставанием группы «Кемпф», а также упорным сопротивлением русских и их активными действиями на флангах у командования ГА «Юг» возникли колебания по поводу дальнейшего использования сил.
   В 10.00 11 июля при обсуждении создавшейся обстановки в районе ст. Долбино (14 км юго-западнее Белгорода) на совещании Манштейн задал вопрос генералу Кемпфу:
   – Сможет ли 3-й тк продолжить наступление в северном направлении или же придется повернуть на юг 4-ю ТА?
   Кемпф ответил, что это будет известно, как только будет взята возвышенность к востоку от Сабынино (6 км восточнее ст. Гостищево. Речь идет о возвышенности в районе Шляхово. – Л.Л.) – этим вечером, не ранее.
   Начальник штаба 4-й ТА предложил как можно скорее высвободить дивизию «ВГ» и переместить ее в район Пересыпь на р. Псёл (5 км западнее Веселый, то есть западнее дивизии «МГ». – Л.Л.), чтобы дивизия смогла начать наступление 13 июля. Но прежде дивизия должна будет атаковать 6-й тк и заставить его отойти. На предложение Манштейна о повороте 2-го тк СС на юг он ответил:
   – Было бы хорошо, если бы 2-й тк СС сохранил направление движения на северо-восток, потому что все остальное ранее было задумано вокруг этого (выделено мною. – Л.Л.). Было бы лучше использовать для атаки в южном направлении 24-й тк25.
   Знаменательное совещание. Повернуть 4-ю танковую армию или даже только один танковый корпус СС на юг – навстречу ЛАГ «Кемпф» – означало отказ, хотя бы и временно, от развития наступления на север. По словам генерала Рауса, рассматривался даже вариант перегруппировки 3-го тк на восточный фланг 4-й ТА26. Это свидетельствует о серьезных сомнениях Манштейна в благополучном исходе операции, особенно с учетом неудачи 9-й армии на севере Курского выступа. В итоге он оставил за собой право на принятие окончательного решения. Но последующее развитие обстановки этого не потребовало.
   А причины для колебаний были. Общая обстановка на Курской дуге начала меняться в пользу советских войск. Наступление ударной группировки ГА «Центр», вклинившейся в оборону Центрального фронта на глубину 10—
   12 км, было практически остановлено. Воронежский фронт был усилен двумя армиями. К утру 11 июля на тыловом рубеже начали развертываться соединения 5-й гв. армии.
   Рассказывает ее командующий генерал-лейтенант А.С. Жадов:
   «10 июля в районе КП армии я встретил представителя Ставки Верховного Главнокомандования Маршала Советского Союза А.М. Василевского. Это была моя первая встреча с Александром Михайловичем. Я доложил ему о состоянии армии и о полученной задаче. Александр Михайлович был очень озабочен. Он сказал мне:
   – Обстановка в полосе 6-й гвардейской и 1-й танковой армий очень сложная. Противник рвется на Обоянь. Хотя наши войска и остановили его продвижение, но не исключена возможность, что он перегруппирует свои главные силы, попытается нанести удар на Прохоровку и далее повернуть на север, чтобы обойти Обоянь с востока. Поэтому нужно быстрее выйти на указанный рубеж, организовать оборону и не допустить прорыва противника за реку Псёл»27.
   Согласно приказу генерала Жадова, 32-й гв. ск (13-я и 66-я гв. сд и 6-я гв. вдд) к утру 11 июля должен был занять оборону по р. Псёл на участке Обоянь, Ольховатка, 33-й гв. ск (95-я, 97-я гв. сд и 9-я гв. вдд) – на рубеже Семеновка, Веселый, южная окраина Прохоровки. К этому времени назначенные участки обороны были заняты соединениями 5-й гв. танковой армии. Однако Ротмистров отвел свои соединения с занимаемого рубежа, не поставив в известность Жадова. Поэтому смена войск прошла неорганизованно.
   Участник боев под Прохоровкой Г.А. Олейников приводит краткий пересказ разговора по телеграфу командующего фронтом с П.А. Ротмистровым:
   «Ватутин:
   – Доложите, какая у Вас обстановка? Где Ваши части? Увязана ли работа с Жадовым?
   Ротмистров докладывает обстановку, в частности и об отводе танковых бригад.
   Ватутин:
   – Первое – обращаю Ваше внимание на неточное выполнение приказов и допущенное Вами самоволие. <…> Считаю неразумным с Вашей стороны производить отвод в дневное время на виду у противника.
   Ротмистров докладывает, почему так произошло.
   Ватутин:
   – Советую Вам после получения приказа не заниматься дискуссиями, а приказы принимать к точному выполнению. <…> Ваши действия за последние два дня явно неудовлетворительные. <…> На первый случай предупреждаю Вас»28.
   Можно понять командующего танковой армией: он стремился отвести свои соединения в глубину обороны, чтобы сохранить для них свободу маневра. Ведь уже было принято принципиальное решение на проведение контрудара. Оставалось выбрать направление и рубеж ввода армии в сражение. На утро 11 июля была запланирована рекогносцировка в районе Шахово с командирами корпусов. Однако это не может служить оправданием нежелания согласовывать важные вопросы взаимодействия с командующим 5-й гв. армии. К тому же развертывание, а затем отвод бригад 18-го танкового и 5-го гв. механизированного корпусов вряд ли остались не замеченными для противника.
   Окончательно остановить противника пока не удавалось. О тяжелом моральном состоянии командования Воронежского фронта в связи с неудачами и сильнейшем психологическом давлении из Москвы можно судить по воспоминаниям члена Военного совета фронта Н.С. Хрущева:
   «К тому времени наше положение ухудшилось. Мы исчерпали свои резервы. Положение складывалось тяжелое, Москва проявляла нервозность. Помню, как перед моим отъездом к Катукову мы с Ватутиным разговаривали со Сталиным. Потом взял трубку Молотов[4]. Молотов всегда в таких случаях вел разговор грубее, чем Сталин, допускал оскорбительные выражения, позволял себе словесную бесконтрольность. Но чего-либо конкретного, кроме ругани, мы от него не услышали. Он ничем не мог нам помочь, потому что в военных вопросах был нулем, а использовался в таких случаях как бич, как дубинка Сталина. В оскорбительном тоне он говорил с командующим, потом со мной. Не хочу допускать в свою очередь неуважительных выражений в его адрес, потому что при всех его отрицательных качествах Молотов по-своему был честен, а его преданность Советской власти не дает мне права отзываться о нем плохо, когда речь идет о войне. В кризисные моменты он проявлял грубость, но в спокойной обстановке – нет, и я понимал, что в те часы он мог только ругаться. Положение-то сложилось грозное: шутка ли сказать, три полосы обороны, где были почти сплошь расположены танки, противник «прогрыз»29.

   Тут Никита Сергеевич опять поднапутал. К исходу 10 июля противник, продвинувшись на глубину примерно 30 км, лишь несколько вклинился в третью полосу обороны. Но обеспокоенность Ставки положением на Воронежском фронте можно было понять. При планировании оборонительной операции расчет строился на удержании противника в пределах тактической зоны обороны. Естественно, основное внимание уделялось подготовке и инженерному оборудованию главной и второй полос обороны.
   По вполне понятным причинам армейскому (тыловому) рубежу уделялось значительно меньше внимания и сил. Многое, что было запланировано, сделать не удалось, так как местные жители использовались в основном на строительстве аэродромов и железной дороги Старый Оскол – Ржава, а саперным частям на это не хватило времени. Согласно отчетам, к началу наступления противника работы по оборудованию армейского рубежа 6-й гв. армии были выполнены на 77 %30.
   На тыловом рубеже более или менее была подготовлена только первая позиция, состоящая из ротных опорных пунктов глубиной до одного километра. Батальонные районы обороны были намечены на картах и в лучшем случае отрекогносцированы на местности. В глубине полосы работы даже не начинались. Так, на рубеже Прелестное, свх. Октябрьский, высота 252.2, с. Ямки, х. Сторожевое окопные работы начали производиться уже в ходе оборонительной операции. Выдвигавшиеся на этот рубеж соединения были вынуждены строить оборону, по существу, с самого начала: заниматься самоокапыванием. Несколько лучше в этом отношении обстояло дело непосредственно на участках обороны частей 183-й сд, которые продолжали оборудование позиций уже в ходе боев.
   Командующий 69-й армией генерал В.Д. Крючёнкин, на этот раз правильно оценивший возникшую угрозу прорыва противника к станции, принимает меры по усилению обороны. Резервов у него не было. Прежде всего решили уплотнить оборону на самом опасном направлении за счет перегруппировки 227-го сп 183-й сд. Полк получил задачу в ночь на 11 июля занять рубеж выс. 241.6, Сторожевое.

   Командир 2-го тк генерал-лейтенант Попов А.Ф.

   Однако противник уже вышел на этот рубеж. Поэтому подразделения развернулись на рубеже Сторожевое, Виноградовка, Жимолостное с задачей прикрыть южные подступы к станции.
   Принимаются меры по ускорению выдвижения к Прохоровке 58-й мсбр корпуса генерала А.Ф. Попова, которая была на подходе. По численности она равнялась полнокровному стрелковому полку, но нуждалась в усилении артиллерией31. К 21.00 бригада сосредоточилась в с. Красное (6 км юго-восточнее станции). Пехота находилась в пути уже третьи сутки и нуждалась в отдыхе. Но в 0.16 11 июля командир корпуса приказал немедленно маршем вывести бригаду в район Михайловка, Андреевка, лес севернее Сторожевое, высота 245.8. При этом имеющимся транспортом в первую очередь выбросить на рубеж обороны артиллерию, минометы, ПТР, обеспечив их мерами боевого охранения. По занятии бригадой своего рубежа танками и огневыми средствами 99, 26 и 169-й тбр организовать узлы сопротивления в районах обороны батальонов по указанию ее командира. Готовность обороны к 4.00 11.07.43 г.32. На выход в указанный район, находившийся в 15–17 км от с. Красное, и создание обороны отводилось три часа!
   В состав 48-го корпуса В.Д. Крючёнкин включил 81-ю гв. сд генерал-майора И.К. Морозова. До этого дивизия четыре дня вела тяжелейшие бои в окружении в районе Старый Город, Ближняя Игуменка (северо-восточнее Белгорода). Утром 10 июля она только вышла из окружения, потеряв при этом всю дивизионную, полковую и противотанковую артиллерию. На 3.00 11 июля соединение насчитывало порядка 3500–4000 человек33. Дивизия заняла оборону во втором эшелоне на рубеже выс. 147.0, Волобуевка, Сажное, Кривцово, Щолоково с задачей прочно удерживать этот рубеж и быть в готовности совместно с 2-м гв. тк контратаковать в направлении Беленихино, Малые Маячки во фланг наступающей на Прохоровку дивизии противника.
   К 11 июля темп продвижения противника замедлился, но угроза прорыва армейского рубежа обороны оставалась реальной. Тем более что к этому времени фронт потерял свыше 55 тыс. чел.34. Кардинально переломить обстановку в свою пользу можно было только вводом в сражение переданных фронту армий А.С. Жадова и П.А. Ротмистрова. В ночь на 11 июля Военный совет Воронежского фронта доложил в Ставку, что в шестидневных боях на обояньском направлении противник понес огромные потери и не имеет больше резервов. И поэтому ударную группировку на прохоровском направлении он сосредоточил за счет ослабления своих флангов. Этот вывод имел под собой основание. Но, как показали последующие события, урон, нанесенный противнику, был значительно преувеличен и ему удалось сохранить свои наступательные возможности35.
   По согласованию со Ставкой командование Воронежского фронта приняло решение нанести утром 12 июля контрудар войсками пяти армий. Основная роль в контрударе отводилась 5-й гв. танковой армии, задачу которой поставил лично Н.Ф. Ватутин. По воспоминаниям П.А. Ротмистрова, командующий фронтом знал, что одна треть армии состоит из легких танков Т-70, которые практически не могли в открытом бою успешно бороться со средними немецкими танками.
   «Меня срочно вызвали на КП командующего фронтом генерала армии Н.Ф. Ватутина, размещенный в районе Обояни, – вспоминал П.А. Ротмистров. – Здесь же находились представитель Ставки Верховного Главнокомандования маршал А.М. Василевский, координировавший действия Воронежского и Юго-Западного фронтов, и начальник штаба фронта генерал-лейтенант С.П. Иванов. Они тепло поздоровались со мной, а затем обстоятельно ориентировали меня в сложившейся обстановке на Воронежском фронте.
   Командующий фронтом пригласил меня поближе к карте и, указывая карандашом на район Прохоровки, сказал:
   – Не сумев прорваться к Курску через Обоянь, гитлеровцы, очевидно, решили перенести направление главного удара несколько восточнее, вдоль железной дороги на Прохоровку. Сюда стягиваются войска второго танкового корпуса СС, которые должны будут наступать на прохоровском направлении во взаимодействии с сорок восьмым танковым корпусом и танковыми соединениями группы «Кемпф».
   Н.Ф. Ватутин взглянул на А.М. Василевского и потом, обращаясь ко мне, продолжал:
   – Так вот, Павел Алексеевич, мы решили противопоставить эсэсовским танковым дивизиям нашу танковую гвардию – нанести контрудар противнику пятой гвардейской танковой армией, усиленной еще двумя танковыми корпусами.
   – Кстати, танковые дивизии немцев имеют новые тяжелые танки «тигр» и самоходные орудия «фердинанд»[5]. От них очень пострадала первая танковая армия Катукова. Знаете ли вы что-либо об этой технике и как думаете вести борьбу с ней? – спросил А.М. Василевский.
   – Знаем, товарищ маршал. Их тактико-технические данные мы получили из штаба Степного фронта. Думали и над способами борьбы.
   – Интересно! – заметил Н.Ф. Ватутин и кивнул мне: мол, продолжайте.
   – Дело в том, что «тигры» и «фердинанды» имеют не только сильную лобовую броню, но и мощную 88-мм пушку с большой дальностью прямого выстрела. В этом их преимущество перед нашими танками, вооруженными 76-мм пушкой. Успешная борьба с ними возможна лишь в условиях ближнего боя, с использованием более высокой маневренности танков Т-34 и ведением огня по бортовой броне тяжелых машин немцев.
   – Образно говоря, идти в рукопашную схватку, брать их на абордаж, – сказал командующий фронтом и снова вернулся к разговору о предстоящем контрударе, в котором должны были принять участие также 1-я танковая, 6, 7 и 5-я гвардейские общевойсковые армии.
   Н.Ф. Ватутин выразил опасение, что немецкие танки могут прорваться к Обояни, и был приятно удивлен, когда я по своей инициативе предложил прикрыть его КП частью сил своего резерва. Тут же я связался с К.Г. Труфановым по рации, установленной в моей машине, и отдал соответствующее приказание. Через два часа передовой отряд частью сил занял оборону по большому ручью впереди КП командующего фронтом и установил связь с 6-й гвардейской армией генерала И.М. Чистякова.
   Во второй половине дня [10 июля] я вернулся на свой командный пункт с боевым приказом. Армии надлежало с утра 12 июля перейти в решительное наступление совместно с 1-й танковой, 5-й гвардейской общевойсковой армиями, уничтожить противника юго-западнее Прохоровки и к исходу дня выйти на рубеж Красная Дубрава, Яковлево»36.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация