А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Прохоровка без грифа секретности" (страница 17)

   В связи с ухудшением обстановки в полосе обороны 6-й гв. армии танковой армии было приказано выдвинуться непосредственно на прохоровское направление. В 23.40 был получен приказ к исходу 9 июля выйти в район Бобрышево, Бол. Псинка, Прелестное, Прохоровка с задачей: быть в готовности отразить быстро продвигающегося противника, который 8 июля занял Кочетовку. Указанный район сосредоточения находился примерно в 100 км от района дневного отдыха.
   В целом переброска танковой армии почти на 350–400 км в течение 6–9 июля прошла организованно, вне воздействия авиации противника. В пути от Острогожска до ст. Прохоровка из 706 танков и САУ армии по техническим причинам вышло из строя 110 единиц, то есть примерно 15 %. К 12 июля примерно 50 % вышедших из строя боевых машин было восстановлено.
   29-й тк к 12.00 9 июля сосредоточился в районе 20–25 км севернее Прохоровки и приступил к оборудованию полосы обороны. 18-й тк получил задачу выдвинуться к Прохоровке и с марша занять оборону во втором эшелоне наших войск на рубеже х. Веселый, х. Полежаев, свх. Октябрьский, х. Сторожевое.
   О выдвижении 5-й гв. армии131в своих мемуарах рассказал командующий А.С. Жадов:

   «Прилетевший 8 июля на командный пункт армии генерал-полковник И.С. Конев сообщил, что приказом Ставки 5-я гвардейская армия переходит в подчинение командования Воронежского фронта, и тут же поставил задачу: к утру 11 июля выйти на рубеж р. Псёл, занять оборону и не допустить дальнейшего продвижения противника на север и северо-восток. И. С. Конев предупредил, что восточнее Прохоровки к исходу дня 9 июля сосредоточиваются корпуса 5-й гвардейской танковой армии генерал-лейтенанта танковых войск П.А. Ротмистрова.
   Выдвижение армии на указанный рубеж мы провели организованно и быстро, этому помогла проведенная заранее рекогносцировка. Армия не была обнаружена авиаразведкой противника и совершила марш в полном составе и без каких-либо помех»132.

   Сведения о боевом и численном составе соединений 5-й гв. армии показаны в табл. 6:

   Таблица 6
   Боевой и численный состав соединений 5-й гв. армии по состоянию на 10 июля 1943 года


   Источник: ЦЛМО РФ. Ф. 5-й гв. Л. Оп. 4852. Д. 38. Л. 53.
   Примечание: полная численность армии составляла примерно 80 тысяч человек.

   Командование вермахта, несомненно, сознавало, что план быстрого окружения советских войск в Курском выступе терпит крах. Бои и на северной, и на южной стороне Курской дуги приняли затяжной характер. Германский историк Г. Хейнрици (бывший командующий 4-й армией) в связи с этим писал: «Хотя и был отражен контрудар части оперативных резервов Советов, направленный против 4-й ТА, путь в глубину вражеских оборонительных позиций все равно не был открыт. Русские танковые соединения и войска, занимавшие позиционную оборону, блокировали немецкое наступление. На дороге к Обояни в излучине р. Пена, как и в треугольнике рек Сев. Донец, враг прочно удерживал свои позиции и был готов к активным действиям». И далее: «После первых четырех дней битвы уже не могло быть сомнения в том, что план «быстрого» отсечения Курской дуги не удался»133.
   Но Гитлер, продолжавший верить в превосходство своих новых танков, 9 июля решил, что операция должна продолжаться, и в ответ на многократные ходатайства командования ГА «Юг» разрешил ему использовать резервный 24-й тк.
   Отдел по изучению армий Востока констатировал: «Общее впечатление о боевых операциях противника до сих пор еще не изменилось <…> После того как враг бросил фронтально против немецких клиньев свои группировки, сформированные на флангах, вряд ли можно ожидать удара крупных сил по немецким флангам. Опасность такой операции возникнет лишь после перенесения противником направления главного удара в другое место и после того, как будут обнаружены соответствующие переброски сил из глубины»134.

   9 июля ожесточенные бои продолжались на всем фронте вклинения. Юго-западнее Прохоровки к 2.00 части тд «ЛАГ» установили соприкосновение с частями тд «ДР». Тд «МГ», передав занимаемый рубеж Сажное, Гостищево 167-й пд, в течение ночи была перегруппирована на участок Тетеревино, Лучки (сев.) для ввода в бой в промежуток между двумя дивизиями первого эшелона. С утра 9 июля ее части перешли в наступление с задачей отбросить как можно дальше на запад части 31 – го тк и захватить плацдарм р. Псёл в районе Кр. Октябрь, создав тем самым условия ее форсирования (см. схему 4).
   В 14.25 боевая группа (на базе тгп «Эйке») снова овладела х. Веселый (2 км северо-западнее Мал. Маячки) и вышла к высоте 224.5 (1,5 км южнее Кочетовки). Боевая группа «Беккер» (на базе тгп «Туле») нанесла удар в направлении Кр. Октябрь, пытаясь прорваться вдоль реки на север, но была остановлена в 2,5–3 км от Ильинского. Под давлением превосходящих сил противника подразделения 11-й мсбр 10-го тк оставили Красный Октябрь и отошли на правый берег реки и в Козловку. Повторной атакой противнику в 20.45 удалось овладеть Козловкой, но дальнейшее продвижение его на Васильевку также было остановлено. Захватив 4-километровый участок левого (южного) берега, противник попытался с ходу форсировать реку. Но эта попытка была сорвана огнем всех средств частей 52-й гв. сд. Переправившаяся при поддержке огня четырех танков пехота противника (до двух рот) была окружена и полностью уничтожена.
   Само по себе русло реки Псёл в этом районе имело ширину всего от 20 до 30 м (за исключением нескольких искусственных водоемов). Но ее широкая болотистая пойма, к тому же разбухшая после июльских дождей, представляла собой серьезное препятствие для танков и способствовала созданию прочной обороны. Довольно высокий северный берег обеспечивал хороший обзор и обстрел подступов к реке многослойным огнем. В течение
   9 июля разведчики 11-й мсбр 10-го тк насчитали 70 танков, действующих в направлении Кр. Октябрь, и 24 танка – в направлении Козловки, всего 94. Довольно точное наблюдение: по данным немецкого архива, в тд СС «МГ» на 9.07.43 г. насчитывался 81 танк и 12 штурмовых орудий.
   Выдержка из донесения 4-й ТА противника:

   «9 июля в 18.45 гренадерским полком „Е“ дивизии „МГ“ взята Козловка. Занятие высоты 226.6 из-за сильного огня артиллерии, трудной местности и плохой проходимости дорог не удалось. Полк будет наступать снова в 10.00 после артиллерийской и авиационной подготовки и постановки дымовых завес. На это же время отложено наступление дивизии „ЛАГ“.
   Из-за сильных грозовых дождей размокшие дороги затрудняют передвижение моторизованных войск»135.

   Следует заметить, что противник не зря так упорно пытался захватить плацдарм именно в районе высоты 226.6. Излучина реки, обращенная в сторону наступающего, является обычно наиболее удобным местом для форсирования, так как при этом исключается фланкирующий огонь непосредственно по участку переправы войск. Но это справедливо лишь при условии, что исходный берег очищен от противника. В этом случае обороняющиеся за рекой войска противника сами подвергаются уничтожающему огню не только с фронта, но и с флангов. Этим обстоятельством и объясняется особая ожесточенность боев за села, расположенные в пойме реки.
   Командование 69-й армией поставило задачу: во что бы то ни стало удержать важную в тактическом отношении высоту 226.6 и села на левом берегу реки. В дополнение ко 2-му батальону 11-й мсбр, оборонявшему Васильевку, в пойму реки была направлена 99-я тбр с двумя батареями 1502-го иптап. Одновременно было решено поддержать войска на угрожаемом направлении ударами авиации по районам сосредоточения танков и мотопехоты противника.
   Так как прямой связи штаба армии с командным пунктом воздушной армии и тем более с ее соединениями не было, начальник штаба 69-й армии полковник С.М. Протас в 2.58 9 июля отправил в штаб фронта шифрограмму с требованием:

   «1. 9.7.43 г. бомбардировать танки, пехоту противника в направлении:
   а) Прохоровка,
   б) Беленихино – Короча
   с предварительной доразведкой и вызовом с КП командарма (выделено мною. – Л.Л.).
   2. Прикрыть с воздуха боевые порядки армии.
   3. Направить оперативную группу ВВС со средствами связи на КП командарма»136.

   Здесь необходимо сделать небольшое отступление. Планом операции предусматривалась высылка в штабы армий оперативных групп ВВС со средствами связи. Однако это не было выполнено. Не было в передовых частях и авианаводчиков. Только 9 и 10 июля в 1-ю и 5-ю гв. танковые армии были высланы заместитель командующего и заместитель начальника штаба 2-й ВА. Однако эти высокие авиационные представители не имели средств связи с авиасоединениями, и их роль свелась лишь к докладам командованию 2-й ВА о наземной и воздушной обстановке.
   В этих условиях вызов авиации в ходе боя был проблемой, которую можно было решить только через штаб фронта. Пока заявка проходила через все инстанции, обстановка менялась, и удар наносился или по пустому месту, или, что значительно хуже, по своим войскам. В свою очередь, из-за несвоевременного доведения задач командующим воздушной армией командиры авиасоединений зачастую не имели времени на организацию боевых вылетов. Поэтому доразведка объектов ударов проводилась не всегда.
   Немудрено, что ударам нашей авиации подверглась даже Прохоровка – станция выгрузки 6-й гв. армии, в районе которой находились тысячи тонн груза для нее. Справедливости ради заметим, что в заявке не были указаны конкретные объекты ударов, а названные ориентиры находились в нашем тылу. Хотя не исключено, что имелась в виду Прохоровка на южном берегу р. Псёл, которую среди других сел, слившихся в единый населенный пункт без четко выраженных границ, летчикам выделить было просто невозможно.
   О том, как была выполнена заявка полковника Протас, сказано в его же шифрограмме, отправленной в 12.30 следующего дня:
   «С 7.00 до 9.00 9.7.43 г. до 60 Ил-2 бомбардировали боевые поряди! 285, 295 сп 183 сд в пунктах: Васильевка, свх. Комсомолец, выс. 241.6, ущерб выясняем. Прошу информировать, по чьей заявке бомбардировали данные пункты»137.
   Удар 60 штурмовиков – да по месту бы! Но он, к великому сожалению, пришелся в основном по подразделениям 285-го сп майора А.К Карпова. Видимо, из-за отсутствия прямой связи наземные войска не были предупреждены о времени нанесения удара и поэтому своевременно не обозначили свой передний край. Нередко наших летчиков вводили в заблуждение опознавательные полотнища, выкладываемые подразделениями второго эшелона и даже тыловиками. Они принимали их за передовые части. Сказался, видимо, и недостаточный боевой опыт некоторых командиров эскадрилий и экипажей самолетов. А на доразведку объектов удара, как всегда, не хватило времени. Сведений о потерях личного состава и о результатах расследования найти в фондах ЦАМО РФ не удалось.

   Обстановка в полосе 1-й танковой армии к 9 июля оставалась предельно сложной. Командарма очень беспокоило, что оборона армии не имеет глубины, нет сил для создания второго эшелона или сильного резерва. Озабоченность М.Е. Катукова разделял и командующий фронтом, который решил усилить танковую армию 5-м гв. и 10-м тк противотанковыми средствами. Накануне в 22.00 8 июля он отдал распоряжение 5-му гв. тк сдать рубеж обороны свх. Комсомолец, с. Ясная Поляна, х. Тетеревино 183-й сд (на этот участок вышли ее левофланговые части с рубежа Виноградовка, Новоселовка, Шипы) и перейти в оперативное подчинение 1 – й ТА.
   В 0.35 9 июля Н.Ф. Ватутин лично по телеграфу отдал приказ командиру 10-го тк: сдать участок обороны Васильевка, свх. Комсомолец 2-му танковому корпусу и также перейти в оперативное подчинение Катукова. В ходе перегруппировки планировалось пополнить оба корпуса материальной частью и личным составом. Они должны были занять оборону позади 3-го мк и 31-го тк. Для Н.Ф. Ватутина главной заботой на тот момент было усилить наиболее угрожаемое направление. Хотя командующий фронтом не исключал, что Манштейн может изменить направление удара.
   Некоторые исследователи обвиняют командование Воронежского фронта в неправильной оценке обстановки, складывающейся к 10 июля. Мол, немцы сосредоточивают на прохоровском направлении лучшие танковые соединения, а командующий фронтом в это же время передает отсюда два танковых корпуса генералу М.Е. Катукову, явно ослабляя оборону 69-й армии. Тем более что у Васильевки находился стык 6-й гв. и 69-й армий, а это, как известно, весьма уязвимое место в построении обороны. Видимо, какая-то доля истины в этой критике есть. Возможно, угрожаемое направление можно было усилить за счет более решительной перегруппировки сил 6-й гв. и 40-й армий, а также соединений самой 1-й танковой армии на ее левый фланг. Но так можно рассуждать только с позиции сегодняшнего дня, когда раскрыты все карты.
   Ватутин исходил из того, что противник наносит главный удар на Обоянь. Ведь против 6-й гв. и 1-й танковой армий, все соединения которых были втянуты в бой, наступали четыре танковые дивизии армии Гота из шести. На прохоровском направлении 8 июля действовала в основном лишь тд «ДР», к которой только с утра 9-го присоединились части тд «МГ». Поэтому командование фронта решило не рисковать. При этом учитывалось, что на подходе к Прохоровке уже были две свежие гвардейские армии. 5-я гв. ТА к исходу 9 июля должна была выйти в район Прохоровки. К тому же из двух передаваемых танковых корпусов реальную силу представлял лишь 10-й тк.
   5-й гв. тк все равно надо было выводить из боя для восстановления боеспособности. Кроме того, надо учитывать, что Н.Ф. Ватутин разрешил оставить в занимаемых районах мотопехоту танковых корпусов. Так, 11-я мсбр 10-го тк продолжала вести бои в излучине р. Псёл до вечера 12 июля. А 6-я гв. мсбр 5-го гв. тк была выведена из боя в районе Беленихино лишь к исходу 14 июля138. Последующие события в основном подтвердили правомерность решения Ватутина.

   Немцы с утра 9 июля попытались полностью овладеть районом Сырцево, однако все попытки противника переправиться через р. Пена были отбиты, и 6-й тк в основном удержал занимаемые им позиции. Особенно упорные бои развернулись за крупный узел нашей обороны – Верхопенье. Здесь враг ввел в бой на узком участке фронта крупные силы танков и мотопехоты.
   На угрожаемом направлении занял хорошо замаскированные позиции 1837-й иптап (14 76-мм орудий) 27-й иптабр. Рано утром вдоль шоссе на Обоянь начали выдвигаться до 100 танков и САУ с мотопехотой противника. Два «заигрывающих» орудия, выставленные отдельно, непосредственно у шоссе, открыли огонь по головным танкам с дистанции 2000 м. Противник, обнаружив их, устремился вперед. Когда колонна втянулась в сектор обстрела, все батареи одновременно открыли внезапный фланговый огонь с дистанции 500 м. В течение 8 минут полк уничтожил и подбил 26 вражеских танков и 7 САУ. Атака противника была сорвана139.
   К сожалению, в немецких архивных документах пока не удалось обнаружить подтверждения этого поучительного и удачного для наших противотанкистов боя. На 24.00 8 июля в мд «ВГ» насчитывалось 39 танков T-III и T-IV, примерно 10 «тигров» и 10 «пантер». К исходу 9 июля в строю оставалось 27 T-III и T-IV, 8 «тигров». Данных о штурмовых орудиях в течение 7–9 июля не поступало140.
   Гот не оставлял попыток разгромить соединения 1-й танковой армии путем охвата ее правого фланга. 6-й тк, усиленный 60-м отп из 38-й армии, получил задачу расширить фронт обороны в сторону своего левого фланга на 2 км к северу от с. Верхопенье. Однако левофланговая 200-я гв. тбр заняла только северную окраину села. Таким образом, участок между Верхопеньем и Калиновкой остался незанятым. Противник воспользовался этим и выбил наши войска из Верхопенья. В 12 часов наступающим танкам противника удалось смять боевые порядки 86-й тбр и овладеть Новоселовкой. Части 31-го тк в течение дня отразили несколько атак танков противника, но в связи с отходом частей 3-го мк его правый фланг оказался под угрозой охвата противником со стороны шоссе. В конечном итоге 31 – й тк был вынужден оставить Кочетовку.
   К 16 часам на этом участке создалась довольно сложная обстановка. Однако к этому времени стали подходить танковые бригады 10-го танкового корпуса, которые пошли в контратаку и остановили противника. За день немцы продвинулись на обояньском направлении на 6–8 км, потеряв, по донесениям наших частей, подбитыми и сожженными в общей сложности до 295 танков. Это была очередная попытка выдать желаемое за действительность. С такими потерями в бронетехнике немцы выдохлись бы уже к 10 июля. В боях 8 и 9 июля 2-й тк СС потерял 834 человека, в том числе убитыми – 168, пропавшими без вести – 315.

   В это время на корочанском направлении соединения генерала Кемпфа с большим трудом преодолевали упорное сопротивление 69-й армии. Выход их на р. Короча был сорван, но еще можно было попытаться создать внешний фронт планируемого окружения советских войск по р. Корень. В связи с обнаружением выдвижения глубоких резервов русских Манштейн потребовал усилить нажим со стороны армейской группы «Кемпф».
   Как оценивал враг положение наших войск в полосе наступления армии Гота к исходу 9 июля, можно понять по дневному сообщению 4-й ТА:

   «1. Оценка положения:
   Танковый бой южнее Псёл продолжается. 2-й гв. тк на восточном берегу Липового Донца прекратил атаки против восточного фланга, так как, предположительно, повернул свои основные силы против атакующих клиньев армейской группы «Кемпф». Части 5-го гв. и 2-го тк в районе южнее Прохоровки можно считать разбитыми, так как оттуда атаки прекратились. 3-й мех-корпус из-за концентрического наступления обоих танковых корпусов также понес большие потери (здесь и далее выделено мною. – Л.Л.). 6-й гв. тк на западном берегу Пены занимает невыгодное тактическое положение и атакуется на широком фронте. Следует ожидать повторных атак пехоты, усиленной отдельными танками из района Дмитриевка на юго-восток.
   11-я тд 48-го тк заняла Покровский…
   Мд «ВГ» очистила восточную часть Верхопенья, заняла Новоселовку и основными силами повернула на юго-запад, чтобы уничтожить отходящего на север противника западнее Пены.
   3-я тд заняла Сырцево…»141.

   Весьма оптимистическая оценка обстановки, особенно на прохоровском направлении. На обояньском направлении перегруппировку наших сил немцы посчитали отходом.
   К исходу дня 9 июля основные силы 5-й гв. ТА сосредоточились в районе Бобрышово, Средняя Ольшанка (15 км северо-западнее Прохоровки), Марьино, Прохоровка. Стрелковые соединения 5-й гв. армии были от Прохоровки на расстоянии суточного перехода. Поэтому танковой армии была поставлена задача усилить оборону на угрожаемом направлении. В 23.00 9 июля П.А. Ротмистров приказал 18-му тк к рассвету 10 июля занять оборону на северном берегу р. Псёл на рубеже Веселый, Полежаев, южная окраина Прелестное, южная окраина Александровский (станция Прохоровка). 5-й гв. мк генерала Б.С. Скворцова двумя мехбригадами также занял оборону на северном берегу р. Псёл западнее 18-го тк на участке р. Запселец, (иск) Веселый. 29-й танковый корпус составлял второй эшелон армии. Танки, артиллерию и личный состав было приказано окопать, частям быть в готовности к отражению атак противника и к активным наступательным действиям с рассветом 10 июля.
   С выходом 5-й гв. ТА на тыловой оборонительный рубеж 6-й гв. армии общее соотношение в танках, в том числе и на прохоровском направлении, резко изменилось в нашу пользу. При использовании танков Ротмистрова в обороне можно было окончательно и гарантированно отразить наступление значительно ослабленной группировки войск Манштейна.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация