А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Прохоровка без грифа секретности" (страница 16)

   Для солдат и офицеров, отражающих в данный момент массированную атаку танков и мотопехоты врага, не имеет значения, кто и как считает средние плотности и соотношение в силах. Они могут рассчитывать только на свои силы с учетом средств усиления, а также на своевременную помощь соседей и резервов. А командиры и старшие начальники должны обеспечить им благоприятные условия для выполнения поставленной боевой задачи по удержанию конкретного рубежа. Ибо, какими бы совершенными ни были заблаговременно подготовленные полосы укреплений и заграждений, основа обороны – люди. И то, что противнику не удалось осуществить свой план быстрого отсечения Курской дуги, заслуга советских солдат и офицеров, стойкость, массовый героизм и самоотверженность которых позволили во многом компенсировать просчеты командования.
   В чем же причины стратегического просчета Ставки и командования Воронежского фронта в определении направления главного удара ГА «Юг» и его силы? Ведь в обыденном сознании прочно утвердился стереотип об успехах нашей разведки при подготовке битвы под Курском. Действительно, данные стратегической разведки, в том числе заграничной резидентуры, позволили заблаговременно вскрыть планы гитлеровского командования по отсечению Курской дуги. Ставка и лично Сталин всегда уделяли особое внимание московскому стратегическому направлению. Здесь нашим войскам противостояла мощная группировка врага – ГА «Центр». На этом направлении были сосредоточены основные усилия всех видов разведки. Хотя входящая в ее состав 2-я танковая армия была таковой только по названию (тд – 3, мд – 1, пд – 13) и, конечно же, не шла ни в какое сравнение с танковой армией Гота. Именно на этом направлении были сосредоточены основные усилия всех видов советской разведки.
   Разведке с помощью партизан и подпольщиков удалось установить практически все танковые и моторизованные соединения врага в районе южнее Орла, в том числе и выведенные из ржевско-вяземского выступа. Командующему ЦФ К. К. Рокоссовскому на основе тщательного изучения группировки войск и знания тактических и оперативных приемов противника удалось правильно определить направление его главного удара. И в соответствии с этим создать на этом направлении наибольшую плотность сил и средств и в тактической зоне обороны, и в отношении оперативных резервов.
   Условия для ведения разведки в полосе Воронежского и Юго-Западного фронтов были намного сложнее, чем на московском направлении. В ходе харьковской наступательной операции наша агентура на освобожденной территории была легализована, партизаны покинули свои базы. Их отряды были расформированы, а личный состав обращен на доукомплектование армий. В ходе контрнаступления немецко-фашистских войск в марте 1943 года наши войска потерпели поражение и были вынуждены оставить Харьков и Белгород. Времени для восстановления агентурной сети в полном объеме не было. Не успели эвакуировать из Харькова даже госпитали с ранеными.
   Со своей стороны командование ГА «Юг» принимало строжайшие меры по маскировке войск и обеспечению скрытности подготовки к операции. Авиации была поставлена задача по воспрещению ведения воздушной разведки русских. В целях введения нашей разведки в заблуждение осуществлялись различные меры дезинформации. В соединениях ЛАГ «Кемпф» во всех частях были заменены опознавательные знаки боевых машин и транспортных средств. Танкисты соединений СС сменили свою черную форму на обычную полевую. Тем не менее группировка, состав и местонахождение почти всех соединений ГА «Юг» были установлены. Однако предназначение танковых дивизий противника, находившихся на значительном удалении от линии фронта, по-прежнему оставалось неясным. Их могли использовать для удара не только по кратчайшему направлению на Курск, но и в стык Воронежского и Юго-Западного фронтов.
   С получением данных о выдвижении танковых дивизий противника наши самолеты-разведчики сфотографировали прифронтовую полосу на глубину 10 км, но вскрыть исходные районы для наступления не удалось. Тем не менее командующий фронтом принял некоторые меры по усилению обороны 6-й гв. армии. В частности, в ее полосу обороны были выдвинуты две танковые бригады и два артполка из состава 1-й танковой армии. Учитывая степень угрозы, этих мер оказалось явно недостаточно.
   С началом наступления противника еще не поздно было принять меры по усилению обороны второй полосы. Возможности фронта в этом отношении не были использованы. Командование фронта явно не ожидало, что противник сумеет так быстро преодолеть главную полосу обороны. Хотя, казалось бы, куда еще больше усиливать – и так на направлении наступления танковой армии Гота развернули дополнительно к двум дивизиям два танковых и механизированный корпус. А это более 600 танков и САУ на фронте менее 40 км, не считая понесших потери 245-го и 230-го отп, а также 200 танков 2-го гв. тк в районе Гостищево. О многократном общем превосходстве противника в танках уже не могло быть и речи. Тем не менее вторая полоса была прорвана в самые короткие сроки.
   В связи с этим возникает вопрос: где с самого начала операции сосредоточивала свои усилия 4-я танковая армия Гота? Насколько известно автору, этот вопрос не нашел прямого ответа в публикациях о курской оборонительной операции. Собственно, Ватутин сделал правильный вывод: противник наносит главный удар на обояньском направлении, вспомогательный – на корочанском. Но где конкретно и какими силами – в полосе 48-го тк или корпуса СС? В целом ряде документов подчеркивается, что противник сосредоточивает основные усилия вдоль шоссе Белгород – Обоянь – Курск.
   М.Е Катуков в своих воспоминаниях пишет: 1-я танковая армия к 24 часам 5 июля оседлала наиболее танкоопасное направление – автостраду Симферополь – Москва в районе села Яковлево. Но это не соответствует истине. Как раз на этом шоссе в районе с. Яковлево оказался стык между 3-м мк и 5-м гв. тк, а правильнее даже – не стык, а промежуток между танковыми соединениями шириной 4–5 км, прикрытый только стрелковыми подразделениями. Стыки между частями (соединениями) – обычно самое слабое место обороны. До начала операции их обеспечению уделялось большое внимание, предусматривался целый ряд мероприятий, выделялись силы и средства, о чем составлялись соответствующие акты. В ходе боев об этом часто забывали или просто не успевали принять соответствующие меры. Согласно уставу за обеспечение стыка отвечает (как и в вермахте) правый сосед, в данном случае – 3-й мк. Но командир этого корпуса не принял никаких мер по его надежному обеспечению и организации взаимодействия с соседом слева – 5-м гв. тк. Связаться с корпусом по радио не удалось, ограничились направлением к нему офицеров связи. Выдвинутого генералом А.Г. Кравченко небольшого танкового отряда, усиленного стрелковой ротой, оказалось недостаточно, и второй оборонительный рубеж 6-й гв. армии был прорван как раз в этом месте.
   Гот наносил главный удар силами 2-го танкового корпуса СС, который по своей численности, укомплектованности и вооружению частей, подготовке и боевому опыту личного состава превосходил другие соединения вермахта. С самого начала командование ГА «Юг» возлагало особые надежды на фанатично преданных гитлеровскому режиму эсэсовцев. Корпус СС наступал в центре оперативного построения группировки войск Манштейна. Справа его должен был обеспечивать 3-й тк АГ «Кемпф», слева – 48-й тк. Корпус Хауссера получил больше средств усиления, особенно реактивных шестиствольных минометов (около 180), его поддерживало с самого начала в четыре раза больше самолетов, чем 48-й тк. Генерал Кемпф несколько раз просил усилить поддержку его соединений авиацией, но неизменно получал вежливый отказ, так как усилия авиации были сосредоточены в полосе действий корпуса Хауссера.
   Тогда, спрашивается, почему же такое мощное средство, как 39-й танковый полк – 200 «пантер», – придали 48-му тк? Этот вопрос обсуждался 2 июля командованием 4-й ТА в связи с высказанной Хауссером озабоченностью относительно отмеченного усиления обороны противника в полосе наступления корпуса СС. Командующий 4-й ТА отметил, что сегодня еще нельзя принять определенное решение и что использование полка «пантер» будет зависеть от характера действий 1-й танковой армии русских. Корпусу СС в любом случае будет оказана необходимая поддержка120.
   И 48-й тк получил на усиление 39-й полк именно в предвидении возможного контрудара силами танковой армии Катукова. Гот уже 6 июля своим приказом № 2 нацеливает корпус Хауссера на захват рокадной дороги Прохоровка – Карташевка и возвышенности севернее нее. Корпусу СС предписывалось с достижением этой цели быть готовым к наступлению в северном направлении. 48-му тк ставится задача на преодоление р. Псёл на участке между Ольховатский (2 км западнее Веселый), Шипы (14 км юго-восточнее Обояни) и захват возвышенности восточнее Шипы121.
   В подтверждение позволим себе привести выдержку из оценки обстановки командованием 4-й танковой армии противника 20 июня 1943 г.:

   «За последнее время противник еще более укрепил свои позиции, значительно усилил свои средства обороны и, кроме того, по весьма достоверным сведениям, выдвинул 1-ю танковую армию в район Обоянь, Курск. Несмотря на это, успешное проведение операции „Цитадель“ все еще возможно. Однако, учитывая широкий размах мероприятий противника, она займет более продолжительное время, чем можно было предполагать до сего времени. Поэтому объединение с 9-й армией произойдет позже намеченного срока.
   Можно полагать, что после прорыва обеих оборонительных полос противника задача 4-й танковой армии будет состоять в разгроме 1-й танковой русской армии, ибо без ее уничтожения проведение операции немыслимо» (выделено мною. – Л.Л.)

   С момента выхода передового отряда 2-го тк СС 6 июля к тыловому оборонительному рубежу 6-й гв. армии в районе Тетеревино важное направление на Прохоровку до 8 июля прикрывал один стрелковый полк 183-й сд. Подготовленный рубеж по северному берегу р. Псёл западнее Васильевки не был занят войсками. Положение спас М.Е. Катуков, который спутал все карты Готу. В связи с этим следует отметить заслуги воинов соединений 1-й танковой армии, которые отвлекли на себя не только соединения 48-го тк противника, но и тд «ЛАГ».
   В свою очередь, воины 375-й сд 6-й гв. армии и 81-й гв. сд 7-й гв. армии, удержав занимаемые позиции, не позволили противнику ввести в бой 6-ю тд севернее Белгорода. Тем самым они разобщили усилия 4-й ТА и группы генерала Кемпфа. И для обеспечения восточного фланга армии Гота пришлось задействовать части тд СС «МГ». А 2-й и 5-й гв. танковые корпуса своими активными действиями сковали тд «ДР». В результате противнику нечем было нарастить удар в северном направлении. Только к утру 9 июля на направление главного удара смогла выйти тд «МГ», пересдавшая свой участок 168-й пд. Мы еще специально остановимся на этом чрезвычайно важном вопросе.
   Смеем утверждать, что Манштейну удалось перехитрить и Чистякова, и Ватутина относительно направления главного удара танковой армии Гота. Осуществив захват позиции боевого охранения русских накануне наступления только на участке 48-го тк, противнику удалось отвлечь их внимание от направления, где будет действовать корпус СС. Соединения последнего в это время находились в исходных районах на рубеже дороги Белгород – Томаровка в 10 км от нашего переднего края (см. схему 11). Эсэсовцы Хауссера захватили нужные им высоты за два часа до атаки переднего края 5 июля.
   При постановке задачи Катукову Ватутин сделал следующий вывод из оценки противника:
   «Противник силою пяти танковых дивизий перешел в наступление с фронта Зыбино, Раково и к 15.00 в двух местах вклинился в передний край нашей обороны, занял Федоров, Гремучий, стремясь выйти на шоссе Белгород – Обоянь для дальнейшего наступления на Курск между Коровино и Черкасское, и распространяется на Красный Починок (выделено мною. – Л.Л.)»123. Все указанные пункты – в полосе наступления 48-го тк противника (Красный Починок в 5 км западнее Черкасское). В действительности основные силы корпуса после прорыва обороны русских западнее Черкасское повернули на северо-восток, имея задачу поддержать наступление Хауссера124.
   Когда Ватутин подписывал этот свой приказ, части 52-й гв. сд уже оставили Быковку, и оборона дивизии была рассечена на две части. А 2-й тк СС уже к исходу первого дня вышел ко второй полосе обороны 6-й гв. армии. Кстати, то, что главный удар наносил корпус СС в полосе обороны 52-й гв. сд, признал задним числом в своем докладе по итогам операции и представитель Генштаба при Воронежском фронте.
   Ватутин, ставя задачу Катукову на развертывание танковой армии на второй полосе обороны, приказал: «Действуйте по варианту номер три», то есть по ранее разработанному плану. Решение, несомненно, нуждалось в уточнении. Прежде всего, надо было решить, где сосредоточить основные усилия в обороне второй полосы. При постановке задачи 5-му гв. тк Ватутин предупредил, что противник силою до двух танковых дивизий стремится выйти на шоссе Белгород – Обоянь для дальнейшего наступления на Курск. Но ничего не было сделано для усиления обороны на стыке танкового корпуса и 3-го мк. Хотя в 10 км по шоссе в районе Красная Дубрава находились два инженерных батальона с большим запасом противотанковых мин. Соединения 6-го тк, которые при нанесении контрудара планировалось использовать на заходящем фланге, оказались вдали от эпицентра событий. С контратакой, проведенной по решению командующего 6-й гв. армией, которую не поддержали части 3-го мк, опоздали: противник уже нанес поражение стрелковым частям на участке прорыва.
   Н.Ф. Ватутин действительно был талантливым военачальником, но длительная работа в штабах наложила отпечаток на его методы работы (он сам это признавал). Хрущев мало смыслил в военных вопросах, но неплохо разбирался в людях. Он говорил, что Ватутин был больше штабистом, чем командующим. Хорошо зная «изнутри» работу Генштаба, он лично редактировал распоряжения и приказы, копии которых в обязательном порядке отправлялись туда. Его очень заботило впечатление, которое могло сложиться о нем «наверху». Молодому командующему фронтом, видимо, не хватало решительности и самостоятельности в столь ответственной должности.
   В связи с критическими высказываниями в адрес Ватутина интересно мнение Жукова о нем: «Это был высокоэрудированный и мужественный военачальник». Своеобразная оценка. Но для характеристики полководческих качеств такой фигуры, как командующий войсками фронта, этого недостаточно. Между Ватутиным и Жуковым были далеко не простые отношения. Малоизвестный факт: оказывается, Н.Ф. Ватутин не был награжден за форсирование Днепра и успешную операцию по освобождению столицы Украины – Киева. По свидетельству начальника штаба фронта С.П. Иванова, это было связано с резким обострением личных взаимоотношений между Ватутиным и Жуковым (скорее это было связано с неудачными действиями войск фронта при отражении сильного контрудара противника под Житомиром). «Тов. Жуков органически ненавидел тов. Ватутина и неоднократно грозил, что он его зааттестует, называл его «пузырем» и прочее»125.
   Так что Г.К. Жуков не столько защищал Н.Ф. Ватутина, сколько пытался оправдать серьезный просчет Ставки ВГК (и свой) в определении силы и направления удара противника. Ставка (Жуков) утвердила план оборонительной операции Воронежского фронта, оборона которого строилась без четко выраженной идеи сосредоточения основных усилий на направлении наиболее вероятного главного удара противника. Это Жуков доложил Сталину, что «оперативно-тактическое расположение частей фронта, группировка сил и средств по армиям и по направлениям у меня не вызывает никаких сомнений. Я считаю, оперативные решения Военного совета фронта отвечают обстановке и возможностям противника»126(выделено мною – Л.Л.). И ответственность за то, что армия, а затем и фронт оказались в тяжелом положении, должны разделить между собой Жуков и командующий фронтом.

   Командующий 5-й гв. А генерал-лейтенант Жадов А. С.

   Командующий 5-й гв. ТА генерал-лейтенант танковых войск Ротмистров П.А.

   8 июля в 15.40 Н.Ф. Ватутин и Н.С. Хрущев, не надеясь на успех контрудара, доложили в Ставку:
   «Противник, несмотря на огромные потери, настойчиво стремится прорвать наш фронт на обояньском направлении. Не исключено, что он будет продолжать усиление своих войск на обояньском направлении, стаскивая их с других участков фронта, главным образом с участка ЮЗФ и ЮФ.
   Для более прочного прикрытия обояньско-курского направления, а главное, для обеспечения своевременного перехода наших войск в контрнаступление в наиболее выгодный момент считаем необходимым теперь же начать быстрое выдвижение:
   А) армии Жадова – в район Обоянь, Прохоровка, Марьино;
   Б) танковой армии Ротмистрова – в район Призначное (10 км вост. Прохоровка), Короча, Скородное.
   Кроме того, просим усилить авиацию Воронежского фронта двумя истребительными и одним штурмовым авиакорпусами»127.

   Ставка ВГК еще до этого доклада приняла решение по усилению Воронежского фронта двумя гвардейскими армиями – 5-й А.С. Жадова128и 5-й танковой П.А. Ротмистрова129– из состава Степного фронта. 6 июля в танковую армию прилетел командующий этим фронтом генерал-полковник И.С. Конев, который проинформировал П.А. Ротмистрова о боевой обстановке.
   Рассказывает командарм:
   «<…> Наиболее мощный удар противник наносит на курском направлении из района Белгорода. В связи с этим, – сказал Иван Степанович, – Ставка приняла решение о передаче Воронежскому фронту 5 гв. ТА и 5 гв. А. Вам надлежит в очень сжатые сроки сосредоточиться вот здесь. – Командующий очертил красным карандашом. Примерно через час после того, как улетел И.С. Конев, позвонил по ВЧ И.В. Сталин.
   – Вы получили директиву о переброске армии на Воронежский фронт? – спросил он.
   – Нет, товарищ Иванов, но об этом я информирован товарищем Степиным.
   – Как думаете осуществить передислокацию?
   – Своим ходом.
   – А вот товарищ Федоренко говорит, что при движении на большое расстояние танки выйдут из строя, и предлагает перебросить их по железной дороге.
   – Это делать нельзя, товарищ Иванов. Авиация противника может разбомбить эшелоны или железнодорожные мосты, тогда мы не скоро соберем армию. Кроме того, одна пехота, переброшенная автотранспортом в район сосредоточения, в случае встречи с танками врага окажется в тяжелом положении.
   – Вы намерены совершать марш только ночами?
   – Нет. Продолжительность ночи всего семь часов, и, если двигаться только в темное время суток, мне придется на день заводить танковые колонны в леса, а к вечеру выводить их из лесов, которых, кстати сказать, на пути мало.
   – Что вы предлагаете?
   – Прошу разрешения двигать армию днем и ночью…
   – Но ведь вас в светлое время будут бомбить, – перебил меня Сталин.
   – Да, возможно. Поэтому прошу вас дать указание авиации надежно прикрыть армию с воздуха.
   – Хорошо, – согласился Верховный. – Ваша просьба о прикрытии марша армии авиацией будет выполнена. Сообщите о начале марша командующим Степным и Воронежским фронтами.
   Он пожелал успеха и положил трубку»130.

   Доклад Сталину

   В 1.30 7 июля армия начала выдвижение. Командующий БТ и MB Красной Армии Федоренко Я.Н., сомневавшийся в целесообразности совершения марша танковой армии своим ходом, назначил для контроля начальника кафедры академии БТ и MB генерала Груздева и преподавателя одной из кафедр майора Сергеева Л.B.
   За передовым отрядом под командованием генерал-майора Труфанова последовали 29-й и 18-й танковые корпуса. Каждому корпусу отводилось по два маршрута.
   За движением танковой армии наблюдал с воздуха на самолете У-2 командующий Степным фронтом генерал И.С. Конев. Он был недоволен решением Ставки о передаче двух армий Воронежскому фронту, считая, что целесообразнее сохранить сильные резервы для контрнаступления. Но Ставка решила, что сначала надо остановить врага, а потом уже думать о его окончательном разгроме.
   Выход в район южнее г. Старый Оскол был лишь первым этапом перегруппировки армии. В районе дневки соединения и части армии в течение дня приводили в порядок боевую технику и транспорт, подтягивали отставшие машины, вели текущий ремонт и заправку ГСМ. Люди отдыхали от изнурительного марша.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация