А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Прохоровка без грифа секретности" (страница 11)

   2-й гв. тк полковника A.C. Бурдейного получил задачу, переправившись на западный берег р. Липовый Донец, уничтожить противника в районе Непхаево (в 7 км южнее рубежа, занимаемого 5-м гв. тк. – Л.Л.), Сошенков и перерезать дорогу Белгород – Обоянь в районе с. Крапивинские Дворы. Наступление корпуса развивалось тяжело, авиация противника буквально висела над боевыми порядками частей. Но к 20.00 26-я гв. тбр, овладев колхозом «Смело к труду», сумела перерезать шоссе Белгород – Обоянь. Однако дальнейшее продвижение стало опасным для корпуса, так как его правый фланг из-за окружения 5-го гв. тк оказался открытым. Поэтому в 0.30 7 июля командующий фронтом отдал приказ об отводе корпуса на восточный берег р. Липовый Донец.

   Командир 5-го гв. тк Кравченко А.Г.

   К сожалению, попытка нашего командования контратаками танковых соединений по флангу вклинившейся группировки противника закрыть образовавшуюся брешь в обороне не увенчалась успехом. Сказалось качественное превосходство противника в танковом вооружении в открытом бою и, чего греха таить, его большой опыт в применении танковых частей и подразделений.
   В 20.33 6.07.43 Н.Ф.Ватутин отдал приказ:

   «Отдельные танки противника прорвались через Лучки и направляются на Кочетовку.
   Приказываю:
   Под личную ответственность Катукова и Кравченко уничтожить прорвавшиеся танки противника, прочно закрыть промежуток между Яковлево и Лучки и ни в коем случае не допустить прорыва противника. Для этого 31 тк немедленно двинуть в район Лучков.
   О принятых мерах немедленно радируйте»57.

   Увы, через вторую полосу обороны прорвались не отдельные танки, а танковые части двух дивизий противника. И пресловутый промежуток закрывать было уже поздно и нечем. Несмотря на упорное сопротивление наших войск, массированные удары авиации и ввод в бой двух резервных танковых корпусов, насчитывающих 400 танков, и их яростные контратаки, остановить противника не удалось.
   Опасность развития прорыва в стороны флангов и в северном направлении нарастала с каждым часом. Положение осложнялось тем, что между вторым и третьим оборонительными рубежами восточнее Ольховатки не было заблаговременно подготовленных позиций. Третий (тыловой) оборонительный рубеж 6-й гв. армии был намеренно оттянут от второго на 20–30 км. Он опирался на единственное на этом направлении естественное препятствие – реку Псёл, болотистая пойма которой сама по себе была серьезным препятствием для танков противника. Рубеж на северном берегу этой реки западнее Васильевки до
   7 июля не был занят войсками. Восточнее Васильевки на широком фронте – до 30 км – оборонялись части 183-й сд 48-го ск 69-й армии. Уплотнить оборону в случае необходимости планировалось за счет маневра силами и средствами с неатакованных участков и выдвижения резервов.
   По приказу командующего фронтом войска 6-й гв. и 1-й танковой армий были усилены соединениями, снятыми с участков 40-й и 38-й армий, не задействованных в отражении наступления противника. На угрожаемом направлении сосредоточиваются усилия авиации фронта. 7 июля с 4.40 до 6.40 1-й штурмовой авиакорпус двумя группами в 33 и 46 штурмовиков под прикрытием 66 истребителей нанес удар по скоплению танков противника в районе Сырцево и Яковлево. И в этот раз были применены авиабомбы ПТАБ-2,5, -1,5. В бомбовые отсеки каждого самолета загружалось до 200 таких бомб. Они оказались весьма эффективным средством борьбы с танками противника, так как при бомбометании эскадрилья штурмовиков создавала большую зону поражения58.
   Об одном из таких налетов рассказал пленный немецкий офицер: «Шестого июля в 5 часов утра <…> на нашу группу танков – их было не меньше сотни – обрушились русские штурмовики. Эффект их действий был невиданный. При первой же атаке одна группа штурмовиков подбила и сожгла около 20 танков. Одновременно другая группа обрушилась на отдыхающий в автомашинах мотопехотный батальон. На наши головы градом посыпались бомбы мелкого калибра и снаряды. Было сожжено 90 автомашин и убито 120 человек. За время войны на Восточном фронте я не видел такого эффективного действия русской авиации»59. В последующем немцы были вынуждены перейти к большему рассредоточению предбоевых и боевых порядков, что затруднило им управление танковыми частями. В то же время отметим, что в течение 6 июля из 1078 самолето-вылетов авиации 2-й ВА только 309 были совершены по танкам и мотопехоте противника60.
   В ходе наступления враг понес большие потери в живой силе и технике. В первые два дня операции армия Гота потеряла уничтоженными и подбитыми и по причине технических неисправностей (это касалось в основном танков «пантера») до 300 танков и штурмовых орудий. Например, в мд «ВГ» из 350 танков (включая 200 «пантер») к исходу 6 июля в строю осталось 73 танка, из них около 40 «пантер» и до десятка штурмовых орудий61. Тем не менее противник стремился развить успех в северном направлении, одновременно пытаясь охватить левый фланг 3-го мк и свернуть оборону наших войск на второй полосе обороны.
   Неотступно преследуя наши отходящие части и используя возникшую при отходе неразбериху, немцы небольшими силами сумели вклиниться в оборону 285-го сп 183-й сд у совхоза Комсомолец в 10 км юго-западнее Прохоровки (положение подразделений полка показано на схеме 4).
   Из боевого донесения № 8 от 8 июля 1943 года штаба 285-го сп:

   «1. Противник танками (130 шт.) при поддержке авиации в 18.00 6.7.43 г. (выделено мною. – Л.Л.) подошел к нашему переднему краю. <…> В 16.30 группе танков (10 шт.) удалось просочиться в районе 4-й стрелковой роты, по дороге, идущей из Тетеревино на Ивановский Выселок. Условием для прорыва танков противника послужило: при отходе автомашин и танков 51 и 52 гв. сд 6 гв. армии, которых противник преследовал вплотную, ввиду этого не было возможности перекрыть дорогу, идущую из с. Тетеревино на Ивановский Выселок, противотанковыми минами.
   Танки в составе 10 штук подошли к опушке леса южн. свх. Комсомолец. Нашей противотанковой артиллерией подбито 2 танка, остальные возвратились в район высоты 258.2 и вели бой по ходам сообщений с 4 ср., в результате часть роты была подавлена и расстреляна танками, часть отошла в 1 и 3 сб. До 70 танков с группами автоматчиков вели бой с 3 и 5 ср.
   В результате с 18.00 6.07.43 г. до рассвета 7.07.43 г. было уничтожено танков противника 6 штук и пехоты до тридцати человек»62.

   В донесении шла речь о действиях передового (разведывательного?) отряда противника. Доклад о 130 танках относился к 8 июля. Что же произошло, почему танки противника не были остановлены огнем перед передним краем оборонительного рубежа? Из боевого донесения № 03 штаба 183-й сд:

   «Обозы, автомобили и часть танков, преследуемые немецкими танками и с воздуха авиацией, отходили по дороге на выс. 258.2. <…> по юго-западным [скатам] выс. 258.2 проходил передний край 4 ср 285 сп, впереди переднего края проходил противотанковый ров, имея оставленный проход по дороге. Обочины были заминированы и ограждены. У ограждений была команда разграждения прохода, которая должна была закрыть проход после прохождения частей 51 и 52 гв. сд, чего последняя не сделала, в результате чего танки противника проникли на выс. 258.2»63.

   Виновников чрезвычайного происшествия нашли быстро. Но этот прискорбный факт свидетельствовал, что командование частей и подразделений, располагавшихся в тылу, в 25–28 км от переднего края главной полосы обороны 6-й гв. армии, проявило благодушие и беспечность. Еще 5 июля командир 48-го ск генерал-майор 3.3. Рогозный после проверки оборонительного рубежа направил командирам 107, 183, 305-й сд распоряжение по устранению недостатков в оборудовании позиций и охране проходов в заграждениях. Он приказал восстановить разминированные участки минных полей и подготовить команды в готовности снять ограждения с противотанковых и противопехотных препятствий, заминировать проходы в них и дороги. Но его указания не были выполнены. Судя по всему, разведка в сторону противника не велась, информация о положении впереди действующих частей отсутствовала. Не был продуман и порядок пропуска отходящих войск через инженерные заграждения и передний край тылового рубежа (отмечались случаи подрыва танков и автотранспорта на своих минных полях). Впрочем, сама постановка такого вопроса при подготовке операции, несомненно, была бы расценена как проявление пораженческих настроений со всеми вытекающими из этого последствиями.
   Вечером 6 июля отдел по изучению армий Востока германского генштаба докладывал: «Попытка противника до выяснения масштаба и целей нашей операции сдержать немецкое наступление войсками, развернутыми на позиции, и фронтовыми резервами в основном не удалась. Он преждевременно бросил в бой оперативные резервы. <… > Противник, по-видимому, пытается сдержать немецкое наступление на возможно большем расстоянии от Курска и с этой целью бросает в бой все наличные силы»64.

   Действительно, уже к исходу второго дня операции возможности фронта по усилению обороны были в основном исчерпаны. Но гитлеровцы просчитались: в распоряжении советского командования, в отличие от 1941–1942 гг., находились мощные стратегические резервы.
   6 июля командующий Воронежским фронтом обратился в Ставку ВГК с просьбой усилить фронт четырьмя танковыми и двумя авиационными корпусами. Ее представитель А.М. Василевский поддержал его просьбу: «<…> Со своей стороны считаю целесообразным для дальнейших активных действий усилить фронт двумя танковыми корпусами с подачей одного из них в район Прохоровки (30 км юго-восточнее Обояни) и другой в район Короча; для этой цели можно было бы использовать 10 тк от Жадова и 2 тк от Малиновского из Валуек. Кроме того, считал бы целесообразным Ротмистрова выдвинуть к р. Оскол, в район южнее Старый Оскол»65.
   И.В. Сталин согласился с предложением А.М. Василевского. К 19.00 7 июля 10-й тк в составе 185 танков и САУ под командованием генерал-майора В.Г. Буркова вышел в район севернее ст. Прохоровка. Из состава Юго-Западного фронта начал выдвижение 2-й тк генерал-майора А.Ф. Попова. В 0.40 7 июля начальник Генштаба отдал распоряжение о привлечении всей авиации Юго-Запад-ного фронта (17-й ВА) для боевой работы в полосе Воронежского.
   Ставка В ГК, оценив наконец степень опасности, угрожающей Воронежскому фронту, отменяет ранее принятое решение о передаче Центральному фронту 27-й армии.
   Из воспоминаний командующего Центральным фронтом К.К. Рокоссовского:
   «<…> Утром мы получили второе распоряжение: 27-ю армию, не задерживая, направить в распоряжение Воронежского фронта. <…> Ставка предупредила, чтобы мы рассчитывали только на свои силы. При этом на нас возлагалась дополнительная задача – оборона Курска…
   – Имейте в виду, – сказал Сталин, – положение вашего левого соседа тяжелое, противник оттуда может нанести удар в тыл ваших войск»66.
   Насколько положение было серьезным, можно понять из воспоминаний заместителя командующего Центральным фронтом по тылу генерала H.A. Антипенко:
   «На второй или третий день некоторым лицам из руководства Центрального фронта стало казаться, что противнику все же удастся прорвать нашу оборону. <…> Были рекомендации: немедленно эвакуировать подальше в тыл все имущество, сосредоточенное на фронтовых складах. <…> Я обратился лично к командующему.
   К. К. Рокоссовский сказал:
   – Немцам не удалось достичь решительного успеха за первые два дня. Тем не менее это возможно теперь. А если уж произойдет такое несчастье, то мы будем драться в окружении, и я, как командующий фронтом, останусь с окруженными войсками»67.
   Кроме 27-й армии, которая заняла оборону в Курском укрепленном районе, на угрожаемое направление выдвигаются еще две общевойсковые армии. Ставка категорически потребовала от командования Воронежского фронта: «Во что бы то ни стало остановить стремительное наступление противника на рубеже р. Псёл, захватив в свои руки инициативу»68(выделено мною. – Л.Л.).

   Вражеская атака отбита

   Н.Ф. Ватутину самому не давала покоя мысль перехватить инициативу и навязать противнику свою волю. Тем более это соответствовало требованию Ставки. В соответствии с его приказом командующий 6-й гв. армией в ночь на 7 июля спланировал контрудар. Решение о нанесении контрудара в создавшейся обстановке кажется странным: все соединения 6-й гв. армии были связаны боем, 51, 52 и 67-я гв. сд понесли большие потери, а ее левофланговые 89-я гв. и 375-я сд оказались отрезанными от основных сил, и управление ими было затруднено. В 1-й танковой армии только 31-й тк еще не был втянут в бой. Однако этот корпус, сформированный непосредственно перед началом операции, не имел своей мотопехоты и положенных по штату артиллерийских и минометных частей и значительно уступал в огневой мощи другим соединениям танковой армии. Попытка атаковать из положения обороны заведомо была обречена на неуспех.
   И уже в 1.25 7 июля командующий фронтом приказал: «Предстоящую операцию по нанесению удара левым крылом армии отменить ввиду сложившейся обстановки, недостатка резервов и невозможности в столь короткий срок сосредоточить части в исходное положение, тем более что некоторые части уже были связаны противником»69.
   Отмена контрудара, намеченного на 7 июля, – прямое следствие разговора со Сталиным. Приведем выдержку из доклада Ватутина Сталину после завершения оборонительной операции:
   «<…> к утру 7.7.43 г. было решено встретить дальнейшую атаку противника танковыми соединениями с места. <…> Противник к этому времени уже смял центр 51-й гв. сд, и если бы было принято решение наносить контрудар танковыми соединениями, то при отсутствии уже прочного фронта стрелковых войск в полосе шоссе мы быстрее израсходовали бы свои силы, а противник наверняка прорвался бы на ОБОЯНЬ, а далее он начал бы развивать успех на КУРСК. Это в корне изменило бы для нас в худшую сторону обстановку и помешало бы нашим наступательным операциям, которые готовились в районе ОРЛА.
   К этому времени от Вас лично по телефону ВЧ был получен приказ «изматывать противника на подготовленных рубежах и не допустить его прорыва до тех пор, пока не начнутся наши активные действия на Западном, Брянском и других фронтах»70(выделено мною. – Л.Л.).
   Как показали дальнейшие события, решения Ватутина не всегда базировались на всесторонней оценке обстановки. В частности, он не учитывал качественное превосходство противника в танковом вооружении и его господство в воздухе и поэтому зачастую ставил соединениям задачи, значительно превышающие их боевые возможности.
   На рассвете 7 июля части мд «ВГ» и 11-й тд противника одновременно атаковали боевые порядки 1-й и 3-й мех-бригад 3-го мк вдоль обояньского шоссе, стремясь прорвать оборону 1-й танковой армии и охватить левый фланг мехкорпуса. Одновременно противник планировал выйти во фланг 31-му тк, противостоящему частям тд «ЛАГ». Атака танков поддерживалась авиацией, которая группами по 60–80 самолетов через каждые 5—10 минут бомбила расположение наших войск. В результате неоднократных атак бригады не смогли удержать занимаемых позиций и начали отход в северо-западном направлении. Их отход прикрывала 49-я тбр, которая вела бой с преследующими танками противника методом подвижных засад. К исходу дня эта бригада также отошла в Сырцево. Подошедшая в этот район 112-я тбр 6-го тк завязала встречный бой с танками противника, в результате которого подбила 6 танков «тигр» и 15 танков других марок, потеряв при этом 15 танков Т-34.
   В связи с неустойчивым положением на левом фланге 3-го мк распоряжением командующего 1-й ТА в район Верхопенье выводится 200-я тбр 6-го тк, а 180-я тбр из резерва фронта подтягивается ближе к фронту в ур. Становое. В районе Сырцево, Верхопенье сосредоточивались части отошедшей 67-й гв. сд. Танки и пехота заняли оборону, имея задачу не допустить распространения противника в северном и северо-западном направлениях. Для усиления частей, занявших оборону в районе Верхопенье, им были приданы 11-й гв. ап и 12-й иптап, которые заняли огневые позиции для стрельбы прямой наводкой.
   Заметим, что командующий и штаб фронта не определили порядок совместных действий соединений танковой армии в полосе обороны 6-й армии. Возможно, командующие армиями получили на этот счет устные указания Ватутина. Но, судя по не всегда согласованным действиям танковых и стрелковых соединений, в результате чего они неоднократно попадали в тяжелое положение, тесного взаимодействия между ними наладить сразу не удалось.
   Наиболее ожесточенные бои в течение дня продолжались на направлении действий тд «ЛАГ». Она нанесла удар из района Покровка на Малые Маячки, Грезное, стремясь охватить левый фланг танковой армии. Выдвигавшиеся на это направление соединения 31-го тк опоздали с выходом в назначенные районы, так как мосты через р. Солотинка в Береговом и Кочетовке были взорваны саперами по приказу командования 6-й гв. армии. На устройство переправ из подручных материалов и разведку бродов через болотистую речушку Салтыковку ушло много времени. Бригадам корпуса пришлось развертываться и вступать в бой с ходу. Соединения 31-го тк оказали упорное сопротивление наступающему противнику. Однако вечером по приказу командования его части были вынуждены оставить Большие Маячки. Затем противник силами до 40 танков и батальона пехоты потеснил 237-ю тбр на западную окраину Грезное, где ей удалось закрепиться.
   В результате ожесточенных боев левый фланг 1-й ТА оказался отброшенным на северо-запад, а фронт ее обороны растянулся на 45 км. Для усиления угрожаемого направления распоряжением командующего фронтом из состава 38-й и 40-й армий Катукову были переданы 309-я сд, три истребительно-противотанковых бригады, гаубичный, минометный и танковый полки. Сюда же были перегруппированы части 9-й зенитной дивизии из 40-й армии, что позволило усилить прикрытие войск от ударов с воздуха. М.Е. Катуков производит перегруппировку, усилив 31-й тк 192-й тбр и 1244-й иптап из состава 40-й армии. В результате, несмотря на мощный нажим, эсэсовцы в этот день так и не смогли продвинуться дальше на северо-запад.
   Были отбиты и попытки противника выйти к р. Псёл и с ходу форсировать ее. С утра 8 июля на левый берег р. Псёл в районе с. Красный Октябрь вышла без одного стрелкового полка 52-я гв. сд. После боев на главной полосе обороны с превосходящими силами противника и последующего отхода командный состав дивизии в течение двух дней собирал свои разрозненные подразделения. К 21.00 8.07 на рубеже Кр. Октябрь, Прохоровка, Козловка заняли оборону подразделения 11-й мсбр под командованием полковника Бородина из состава 10-го тк. Западнее оборонялись подразделения 237-й тбр 31-го тк. В район Прохоровки выдвигался переданный из состава Юго-Западного фронта 2-й тк, танковые бригады которого должны были подойти во второй половине дня 8 июля.
   Таким образом, пробив брешь в нашей обороне, противник не смог вырваться на оперативный простор. Командующий ГА «Юг» стремился расширить фронт наступления, чтобы ударом в стык 6-й гв. и 69-й армий прорвать третий оборонительный рубеж русских. Части дивизии СС «ДР» попытались овладеть совхозом Комсомолец, но подразделения 285-го сп 183-й сд отразили все атаки противника и удержали этот важный опорный пункт. Батальоны 20-й гв. тбр и 6-й гв. мсбр корпуса генерала А.Г. Кравченко, отбив в течение 7 июля 11 атак, удержали позиции в районе станции Беленихино. Во второй половине дня противник прекратил атаки и начал сосредоточивать бронетехнику в районе хуторов Калинин, Озеровский.
   Упорное сопротивление наших войск позволило сковать силы противника и выиграть время для выдвижения резервов на угрожаемое направление. В район ст. Прохоровка выдвигался переданный из состава Юго-Западного фронта 2-й тк, танковые бригады которого должны были подойти во второй половине дня 8 июля. Но обстановка в полосе фронта по-прежнему оставалась чрезвычайно сложной. В 1-й ТА наиболее пострадавшим за первые три дня боев оказался 3-й мк, части которого, за исключением 10-й мбр, понесли значительные потери. В несколько лучшем положении находился 6-й тк, на участке которого противник продолжал вести себя сравнительно пассивно. Донесения разведки говорили о том, что враг готовит с утра 8 июля новый удар с целью выйти в район Обояни. Ставка все время запрашивала о принятых мерах. Непрерывные звонки из Москвы не способствовали созданию нормальной рабочей обстановки в штабе фронта.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация