А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Прохоровка без грифа секретности" (страница 10)


   «Противник к 14.30 5.07.43 г. овладел Гремучий и силою до двух танковых дивизий стремится выйти на шоссе Белгород, Обоянь для дальнейшего наступления на Курск.
   Пр иказываю:
   1. Командиру 2 гв. Тацинского танкового корпуса к 24.00 5.07.43 г. выдвинуться в район: МТС, Сажное, Лозы, Сажное.
   Штакор – Сажное.
   Задача: прочно оборонять вышеуказанный район. Не допустить распространения противника на север и северо-восток. Быть готовым с рассвета 6.07.43 г. во взаимодействии с 5 гв. тк перейти в контратаку в направлении: Крюково, Крапивинские Дворы и далее на Гремучий, Белгород.
   2. Командиру 5 гв. танкового корпуса к 24.00 5.07.43 г. выдвинуться в район: Лучки, Тетеревино, Малиновка (2 км восточнее Тетеревино. – Л.Л.).
   Штакор – Калинин (2 км южнее Беленихино).

   Задача:
   а) Занять оборону на рубеже: Лучки, Тетеревино, Петровка (х. Петровский 4 км юго-западнее Тетеревино. – Л.Л.) и ни при каких обстоятельствах не допустить прорыва противника в направлении Прохоровка.
   б) Быть готовым с рассвета 6.07.43 г. во взаимодействии с 2 гв. тк перейти в контратаку в направлении: Тетеревино, Быково и далее Раковка.
   3. Танки в обороне окопать. Потребовать от войск быстрых и решительных действий.
   4. Иметь в виду, что в течение ночи на рубеж Меловая, Сырцево, Яковлево выдвигается 1 танковая армия»46.

   К 5.00 6 июля 5-й гв. тк, насчитывающий 216 танков, вышел в район х. Озеровский, урочище Козинка, Тетеревино47. Для обеспечения своего правого фланга командир корпуса генерал A.A. Кравченко на рубеж высот 243.2 и 246.3 (2 и 4 км восточнее Яковлево) выдвинул танковый отряд, усиленный мотострелковой ротой. Как показали дальнейшие события, этого оказалось недостаточно. Судя по району, назначенному 5-му гв. тк, в штабе фронта в это время больше думали об участии корпуса в контрударе совместно с танковой армией, нежели об усилении обороны 51-й гв. сд, которая оборонялась на фронте до 18 км на рубеже: выс. 226.0, южная окраина Солонец, высоты 243.2, 246.3, Нечаевка, Б.[будка] (2 км южнее Тетеревино), (иск) Малиновка. На второй полосе обороны закрепились понесшие потери танковые роты 230-го отп, части 28-й иптабр и отошедшие подразделения 496-го и 1008-го иптап. Однако промежуток между Яковлево и Лучки (южн.) шириной до 5 км танками не был усилен.
   Надо признать, что командующий танковой армией и командиры резервных танковых корпусов были поставлены в весьма трудное положение. Выполнение задачи по созданию прочной обороны и одновременно – по подготовке контрудара требовали создания различных группировок сил и средств. Эти вопросы, несомненно, рассматривались в ходе отработки различных вариантов действий при подготовке к операции. Однако командование фронта вряд ли учитывало возможность столь быстрого преодоления противником главной полосы обороны.
   В ходе боя за нее было выявлено многократное количественное и качественное превосходство противника в танках. Передовые бригады 1-й танковой армии в столкновении с «тиграми» и «пантерами» понесли большие потери (49-я тбр потеряла до 60 % танков), и командующий войсками фронта был вынужден отказаться от запланированного контрудара. О контрнаступлении на Томаровку в создавшейся обстановке не могло быть и речи. Танковыми соединениями было решено усилить оборону второй полосы в противотанковом отношении, чтобы во взаимодействии с войсками 6-й гв. армии остановить продвижение противника на обояньском направлении.
   К сожалению, в связи с отменой контрудара командование фронта не уточнило задачу 5-го гв. тк и не организовало взаимодействие его с 3-м мк. Оба танковых корпуса были переданы в оперативное подчинение командующего 6-й гв. армии, который уточнил задачу 5-му гв. тк – занять оборону на рубеже (иск) Яковлево, Нечаевка, Тетеревино, где занимали оборону части 51-й гв. сд. По какой-то причине, приведшей впоследствии к трагическим последствиям, корпус занял другой рубеж – значительно севернее – ур. Козинка, выс. 232.0, Лучки (южные), Тетеревино. Здесь развернулись в первом эшелоне 22-я и 20-я гв. тбр, во втором – в районе Озеровский и роща сев. Собачевский – 21-я гв. тбр и 48-й гв. ттпп. Так что, вопреки часто высказываемому мнению, корпус локтевой связи с 3-м мк танковой армии в районе Яковлево не имел. И 156-й гв. сп (без 3-го батальона), оборонявшийся на рубеже (иск) Яковлево, Лучки был усилен только подразделениями мотострелковой 5-го гв. тк.
   О драматических обстоятельствах отмены контрудара вспоминает М.Е. Катуков: «Утром противнику удалось потеснить части 52, 67 и 71-й гвардейских дивизий. <…> Нашей армии ставилась задача – 6 июля нанести контрудар в общем направлении на Томаровку. Этот пункт приказа очень волновал нас. И не потому, что пугали большие по масштабам наступательные действия.
   К этому времени в 1-й танковой сложилось общее мнение, что наносить танковым бригадам и корпусам контрудар при сложившейся обстановке просто нецелесообразно.
   Ну, хорошо, мы двинемся на немцев… Но что из этого получится? Ведь их танковые силы не только превосходят наши численно, но и по вооружению обладают значительным преимуществом! Это никак не сбросишь со счета. Вражеские «тигры» могут бить из своих 88-мм орудий по нашим машинам на расстоянии до 2 километров, находясь в зоне недосягаемости огня 76,2-мм пушек наших «тридцатьчетверок». Словом, гитлеровцы в силах и с дальних рубежей вести с нами успешный огневой бой. Так следует ли давать им в руки такой сильный козырь? Не лучше ли в этих условиях повременить с контрударом, делать по-прежнему ставку на нашу тщательно подготовленную глубоко эшелонированную оборону?
   <…> Эти соображения мы доложили командующему фронтом. Ждали ответа, но не получили его и к исходу ночи. А между тем срок выполнения пункта приказа о контрударе наступил, и нам ничего не оставалось, как выдвинуть танки.
   Скрепя сердце я отдал приказ о нанесении контрудара. <…> Уже первые донесения с поля боя под Яковлево показывали, что мы делаем совсем не то, что надо. Как и следовало ожидать, бригады несли серьезные потери. С болью в сердце я видел с НП, как пылают и коптят «тридцатьчетверки».
   Нужно было во что бы то ни стало добиться отмены контрудара. Я поспешил на КП, надеясь срочно связаться с генералом Ватутиным и еще раз доложить ему свои соображения. Но едва переступил порог избы, как начальник связи каким-то особенно значительным тоном доложил:
   – Из Ставки: товарищ Сталин.
   Не без волнения взял я трубку.
   – Здравствуйте, Катуков! – раздался хорошо знакомый голос. – Доложите обстановку!
   Я рассказал Главнокомандующему о том, что видел на поле боя собственными глазами.
   – По-моему, – сказал я, – мы поторопились с контрударом. Враг располагает большими неизрасходованными резервами, в том числе танковыми.
   – Что вы предлагаете?
   – Пока целесообразно использовать танки для ведения огня с места, зарыв их в землю или поставив в засады. Тогда мы могли бы подпускать машины врага на расстояние триста метров и уничтожать их прицельным огнем.
   Сталин некоторое время молчал.
   – Хорошо, – сказал он наконец. – Вы наносить контрудар не будете. Об этом вам позвонит Ватутин.
   Вскоре командующий фронтом позвонил мне и сообщил, что контрудар отменяется. Я вовсе не утверждаю, что именно мое мнение легло в основу приказа. Скорее всего, оно просто совпало с мнением представителя Ставки и командования фронта.
   После разговора с генералом Ватутиным я отправился в корпус Кривошеина, где в это время противник предпринял очередную атаку. На узком фронте, наступая вдоль Обояньского шоссе, он бросил в бой до 200 танков. Со стороны Яковлево доносился глухой непрерывный гул.
   Кривошеина я нашел в лесистом овраге. Рядом со щелью стоял его автофургон, в котором командир корпуса кочевал по фронтовым дорогам вместе с женой. Генерал что-то кричал по телефону. Увидев меня, закруглил разговор, положил трубку, поднес руку к козырьку:
   – Товарищ командующий, противник предпринял наступление.
   – Это я сам вижу. Какими силами?
   – На участке корпуса до четырехсот танков!
   – Не преувеличиваешь, Семен Моисеевич?
   – Какое там преувеличиваю! Только на позиции Горелова – сто танков. На позиции Бабаджаняна – семьдесят!
   <…> Наконец зазвонил полевой телефон. Горелов, затем Яковлев и Бабаджанян[1] доложили, что первая атака врага отбита. Я облегченно вздохнул и поздравил Кривошеина с хорошим началом»48.
   Катуков, не получив ответа от Ватутина, был вынужден апеллировать к Сталину. Учитывая складывающуюся обстановку, он не испугался высказать свое несогласие с командующим фронтом, тем самым поставив под сомнение утвержденный план операции. Не каждый на его месте смог бы решиться на такой шаг. Ведь Катукова могли обвинить в неисполнительности и даже в трусости. Но Сталин знал его еще по трагическим событиям 41-го года, когда он, командуя 4-й тбр, смог задержать наступление превосходящих сил Гудериана под Орлом и Мценском.

   Командир 3-го МК 1-й ТА генерал-майор Кривошеин С.М. 1943 г.

   В случае нанесения контрудара противник получил бы возможность максимально использовать свое качественное превосходство в танковом вооружении. Бой на открытой местности с теми же «пантерами» и «тиграми» привел бы к быстрому уничтожению наших танков. Поэтому последовавшее решение отменить контрудар и задействовать соединения армии Катукова и обоих танковых корпусов для усиления обороны второй полосы с учетом создавшейся обстановки было вполне обоснованным. Танковые подразделения как бы цементировали оборону стрелковых частей. Применение танковых засад во взаимодействии с ПТОПами дивизий второго эшелона 6-й гв. армии позволяло с наименьшими потерями отражать удары значительно превосходящих сил противника.
   Командующий фронтом принял меры по усилению и других направлений. 2-й гв. тк из резерва фронта, имевший в строю 217 танков, прикрыл направление на Гостищево на фронте 10 км49. 35-й гв. стрелковый корпус (92-я и 94-я гв. сд) и 305-я сд выдвигались для усиления корочанского направления50. Несколько странный маневр совершила 93-я гв. сд корпуса, которая получила задачу выдвинуться к 3.00 6 июля в район Прохоровки и занять рубеж Петровка, свх. Октябрьский, Правороть за частями 183-й сд в 35 км от переднего края главной полосы обороны. Видимо, она должна была составить резерв фронта. К утру 6 июля дивизия сосредоточилась в районе Прохоровки, где сразу же получила новый приказ – к 7.00 7 июля занять оборону вдоль восточного берега реки Липовый Донец на участке Рождественка, Нов. Лозы, Крюково. К сожалению, этот выгодный отсечный рубеж не был заблаговременно подготовлен к обороне. Боевое охранение части дивизии выставили на западном берегу реки. Южнее вдоль реки развернулись части 89-й гв. сд.

   Командующий 1-й ТА генерал-лейтенант танковых войск Катуков М.Е.

   Танковые корпуса Гота, прорвавшие оборону русских на двух отдельных участках, ко второму дню операции сомкнули свои фланги у Яковлево. Враг наращивал усилия, стремясь с ходу прорвать второй оборонительный рубеж русских. После 1,5-часовой артподготовки в 11.30 противник крупными силами пехоты и танков атаковал позиции наших войск. Начались ожесточенные бои. Мех-бригады 3-го мк в течение дня отразили четыре атаки танков и мотопехоты противника. При прорыве танков противника в глубину обороны стрелковые подразделения не покидали своих окопов, отсекая пехоту противника огнем всех средств. Вот пример самоотверженных действий стрелков. Два танка шли прямо на окоп, в котором находилось отделение старшего сержанта И.Т. Зинченко. Казалось, спасения уже нет. И тогда Зинченко, схватив три противотанковые гранаты, бросился под вражеский танк. Второй танк повернул вспять. Отважному воину посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза51.
   Танки противника, прорвавшиеся на некоторых участках в полосе 3-го мк, частично были уничтожены огнем ПТР, гранатами и бутылками с горючей смесью. Остальные боевые машины были вынуждены отойти обратно. Танкисты Катукова совместно с пехотой 6-й гв. армии отбили 8 атак противника, в которых участвовало от 40 до 120 танков, поддержанных авиацией.

   Командир 3-й мбр 3-го мк (в 1943 г. полковник) Бабаджанян А.Х.

   «Особенно жестокие бои разгорелись в районе Яковлево, где оборону занимала 1-я гвардейская танковая бригада В.М. Горелова вместе с частями 51-й гвардейской стрелковой дивизии, – вспоминает М.Е. Катуков. – Против них наступала танковая дивизия СС «ЛАГ». Вдоль шоссе Белгород – Обоянь двинулось 120 танков противника. Первый удар принял на себя 2-й танковый батальон гвардии майора С.И. Вовченко, который имел к этому времени всего 10 машин. Тем не менее он смело вступил в бой с 70 танками противника.
   В этом бою отличился командир взвода лейтенант B.C. Шаландин. Его взвод стала обходить группа тяжелых и средних танков противника. Авиация гитлеровцев висела в воздухе. И все же, действуя из засад, герои подпускали танки на дистанцию прямого выстрела и били по их наиболее уязвимым местам. Экипаж Шаландина уничтожил два «тигра» и «пантеру». Но вот в разгар боя танк Шаландина был подбит и загорелся. Командир взвода был ранен, но продолжал вести бой. Вокруг рвались снаряды. Сверху пикировали «Мессершмитты». Но Шаландин продолжал посылать снаряд за снарядом. Получили тяжелые ранения механик-водитель старший сержант В.Г. Кустов и стрелок-радист старший сержант В.Ф. Леколизев. Вражеский снаряд повредил пушку. Стало трудно вести огонь прямой наводкой. Тогда Шаландин принял решение таранить ближайший «тигр». Заряжающий сержант П.Е. Зеленин занял место водителя, и пылающая «тридцатьчетверка» врезалась в фашистский танк. «Тигр» вспыхнул. Герои сгорели в танке[2].
   Когда мне сообщили о критической ситуации в Яковлево, я приказал выдвинуть из второго эшелона 49-ю танковую бригаду. Она подоспела вовремя и, открыв губительный огонь, заставила немцев приостановить атаки на Яковлево»52.
   Не найдя слабого места в обороне 1-й гв. мбр и потеряв до 40 танков, немцы прекратили атаки на этом участке.

   Герой Советского Союза гв. лейтенант Шаландин B.C.

   Герой Советского Союза командир 1-й гв. тбр полковник Горелов В.М. (1899–1944)

   Не имели успеха и попытки противника с ходу форсировать р. Пена на участке Чапаев, Шепелевка. Организованным огнем левофланговых частей 6-го тк и 90-й гв. сд были отбиты четыре атаки противника. Не добившись успеха в полосе 6-го тк и 3-го мк западнее Яковлево, противник оставил здесь заслоны и перенес основные усилия в направлении стыка 3-го мк 1-й ТА с 5-м гв. тк.

   Именно здесь, на участке Лучки, Яковлево, Гот еще до начала операции планировал сосредоточить основные усилия для прорыва второй полосы русских. Об этом свидетельствует начертание разграничительных линий соединений 48-го тк противника, которые наступали в северо-восточном направлении. В 12.30 мотопехота танковых дивизий «ЛАГ» и «ДР», поддержанная танками, атаковала позиции 156-го гв. сп (без 3-го сб) 51-й гв. сд, в том числе и ПТОП № 27 в районе с. Лучки. После упорного боя подразделения полка, занимавшие первую позицию, не выдержали удара и стали отходить. По немецким данным, подразделения полка «Фюрер» тд «ДР» в 14.20 (16.20) овладели с. Лучки. Мотопехота тд «ЛАГ» блокировала отошедшие подразделения 51-й гв. сд в Покровке и с. Бол. Маячки. Танковые группы обеих дивизий стали развивать наступление в северном и северо-западном направлениях. Танковый отряд тд «ЛАГ» овладел Лучки (сев.) и стал преследовать отходящие по грейдеру части русских в направлении Прохоровки53.
   Из «Доклада о боевых действиях 5 гв. Стк»:
   «<…> В 13.00, сосредоточив до двух пехотных полков и 200 танков в роще 5 км юго-восточнее Яковлево, противник с новой силой бросился в атаку на Лучки и, прорвав оборону на участке 156 гв. сп, к 15.00 овладел Лучки, Нечаевка. Не выдержав ожесточенного напора противника, 154 и 156 гв. сп <…> начали беспорядочно отходить в северо-западном направлении. 158 гв. сп, загнув правый фланг до выс. 210.7, продолжал оборонять рубеж: выс. 210.7, Тетеревино, (иск.) Волобуевка. Командующий 6 гв. армией, узнав о беспорядочном отходе 51 гв. сд, в 4.00 отдал приказ навести в дивизии полный порядок и немедленно закрепиться на рубеже южн. окр. Сух. Солотино, южн. окр. Мал. Маячки»54.

   Памятник B.C. Шаландину

   После захвата противником с. Лучки и прорыва его в глубину обороны части 3-го мк, оборонявшиеся в Яковлево, оказались в сложном положении. Корпусу пришлось, продолжая сдерживать атаки противника с фронта, одновременно перегруппировать часть сил на свой левый фланг. Тем не менее во второй половине дня противнику удалось овладеть этим важнейшим противотанковым опорным пунктом на второй полосе обороны. В обороне наших войск образовалась опасная брешь. Возникла серьезная угроза продвижения противника в направлении Большие Маячки, Грезное, Кочетовка и далее в тыл соединений 1-й танковой и 6-й гв. армий. Чтобы локализовать дальнейшее распространение противника, М.Е. Катуков отдал распоряжение генералу С.М. Кривошеину о выдвижении в район Ульянов, Большие Маячки, Яблочки 100-й тбр.
   Командующий 6-й гв. армией генерал И.М. Чистяков решил силами двух танковых корпусов контратаковать противника. 5-й гв. тк должен был отбросить прорвавшиеся части противника на рубеж Яковлево, Лучки и восстановить оборону на второй полосе. Однако контратака успеха не имела. Более того, противник нанес большие потери контратакующим частям и к 16.30 окружил две бригады и танковый полк корпуса в районе урочища Козинка.
   Об обстоятельствах окружения командир корпуса генерал А.Г. Кравченко доложил командующему Воронежским фронтом:
   «В период выдвижения танковой группировки противника мне было передано командиром 23 ск требование от Вашего имени о переброске двух танковых бригад и танкового полка «Черчилль» за пределы своего района (выделено мной. – Л.Л.) для контратаки противника в районе высот 246.3, 243.2 и роща северо-восточнее. Кроме этого распоряжения, отданного от Вашего имени, ко мне прибыл с полномочиями от командующего 6 гв. А полковник Никифоров, который угрожал применением оружия, если корпус не пойдет в контратаку. Это распоряжение было мною выполнено. Несмотря на то что участок обороны корпуса был ослаблен, части корпуса до 23.00 6.07.43 г. продолжали сдерживать основные силы противника, пока не были окончательно окружены. Выйдя с боями из окружения, корпус занял оборону по линии железной дороги на участке Ивановский Выселок, Беленихино, (иск.) Тетеревино, имея охраняющие части 1 км западнее железной дороги. Ведя ожесточенные бои с крупными танковыми силами противника и не поддержанный действиями соседа справа (части 1 ТА) и слева (части 2 гв. тк), корпус в течение 6.07.43 г. потерял 110 танков»55.
   Таким образом, корпус потерял половину своих танков и не удержал занимаемый рубеж. Вряд ли ему удалось нанести противнику сопоставимые потери. Окружив основные силы 5-го гв. тк и овладев х. Калинин, немцы попытались с ходу захватить станцию Беленихино. Однако командир 20-й гв. тбр. подполковник П.Ф. Охрименко, собрав все силы, оставшиеся вне кольца окружения, в том числе 60 человек 3-го батальона 6-й гв. мсбр, быстро организовал оборону и отбил атаку противника, который отошел к х. Калинин. По свидетельству заместителя начальника штаба 21-й гв. тбр капитана Н.Г. Андроникова, командир и штаб корпуса, располагавшиеся на хуторе, чудом вышли из-под удара танков противника, но связь с окруженными соединениями была временно потеряна.
   Не получив приказа на отход, танкисты продолжали сражаться в окружении. В 23.00, собрав оставшиеся танки в единую группу (к этому времени лишь 22-я гв. тбр имела 8 танков Т-34 и 16 Т-70), командиры окруженных частей решили с боем прорываться в направлении Беленихино56. Кольцо окружения оказалось неплотным, и к 8.00 7 июля части корпуса, потеряв 11 танков Т-70, вышли в лес в 1,5 км восточнее станции.
   В какой-то мере неудачные действия корпуса объяснялись несогласованными и противоречивыми распоряжениями со стороны штабов фронта и 6-й гв. армии. Контрудар был отменен, но корпус так и не установил локтевую связь с частями 3-го мк в Яковлево. Начальник штаба 5-го гв. тк полковник Серов был своевременно предупрежден разведотделом фронта о возможности удара противника в направлении Лучки, Калинин, Беленихино. Надо было готовиться к отражению его атак. Но командиру 5-го гв. тк стали угрожать оружием, если корпус не перейдет в контратаку! Видимо, у А.Г. Кравченко, как и у М.Е. Катукова, возникли большие сомнения относительно целесообразности контратаки без соответствующей подготовки и огневой поддержки, если ему стали угрожать оружием.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация