А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Удивительная этимология" (страница 8)

   Цветные моря

   Цветовые названия имеют многие моря.
   Белое море названо так из-за льдов, которые семь месяцев в году покрывают этот водный бассейн. Учёные предполагают, что впервые название Маре Альбум – «Море Белое» было проставлено на карте Петра Планция, относящейся к 1592 г. А ещё через два года фламандский картограф Г. Меркатор не только выведет на своей карте латинское наименование, но и сопроводит его русским «Белля море». По одной из версий Балтийское море – тоже «белое», ибо наименование происходит от латышского балте и литовского балтас – «белый».
   Красное море получило своё имя не потому, что находится на юге, а из-за микроскопических красящих водорослей, в название которых входит греческое слово эритрос (erythros) – «красный». Между прочим, за морем долгое время удерживалось греческое название Эритрейское, а затем оно было буквально переведено. Но осталась Эритрея – название провинции в Эфиопии. Есть город Эритре в Греции.
   Жёлтое море и впрямь жёлтое от впадающих в него рек с мутной илистой водой, особенно в пору паводков.

   Саргассово море имеет «растительное» название. 16 сентября 1492 г., во время первого перехода Колумбовых каравелл через Атлантический океан, в дневнике мореплавателя появилась запись: «Начали замечать множество пучков зелёной травы, и как можно было судить по её виду, трава эта лишь недавно была оторвана от земли»… Но вот прошло ещё три недели, а огромный участок Атлантики, покрытый пучками оливково-зелёных водорослей, всё не кончался. Море напоминало неоглядные плавучие луга. И следует другая запись, которая сообщает, что на их пути было «столько травы, что казалось, всё море кишело ею».
   Растения, покрытые множеством воздушных пузырьков, напоминали испанским морякам сорт винограда «сарга», выращиваемый на родных холмах Испании. Имя Маре де лас Саргас собственно и означало «виноградное море», «море виноградных лоз».
   Саргассово море не похоже на другие моря. Посмотрите на карту. Вы увидите, что у этого моря нет берегов. По словам Жюля Верна, это «озеро в открытом океане». Кстати, фантаст полагал, что именно глубины этого моря поглотили Атлантиду. У суеверных моряков море пользовалось дурной славой: они считали, что в нём живут чудовища, утаскивающие корабли в бездонную пучину.
   Среди островов Индонезии вы найдёте море с удивительным названием – Флорес (цветочное). Так его назвали португальцы. А вот почему – давайте вспомним: Флора в древнеримской мифологии – богиня цветов, весны и юности. Латинское слово fōs (fōris) обозначает цветок (другое значение – «цветущее состояние»). Когда знаменитый естествоиспытатель Карл Линней издал труд о растительном мире своей страны, он озаглавил его «Шведская флора». Видимо, этот учёный и является автором принятого в науке термина: флора – совокупность видов растений, присущих какой-то природной области, стране или её части. Знакомое нам теперь море Флорес ласкает берег острова Флорес.


   Название Мраморное море также имеет отношение к одному острову. На морском пути «пролив Босфор – пролив Дарданеллы», ближе к последнему, лежит остров Мармара. То же имя носит и город на этом острове. Остров, известный разработками белого мрамора, дал название и морю. Мрамор по-гречески – marmaros, по-латыни – marmor; мармор/мрамор – такая перестановка звуков (метатеза) свойственна многим языкам, в данном случае она произошла в русском языке.

   Реки и озёра

   Посмотрите на карту нашей планеты. С севера на юг и с юга на север текут большие реки и маленькие речушки, играющие исключительную роль в жизни человечества. Они являются источниками воды и обеспечивают рыболовство, один из древнейших промыслов; испокон веков они были артериями (их так и называют «голубыми артериями» Земли), связывавшими народы между собой. Но реки издавна служили и рубежами, разделявшими племенные территории.
   Как и по каким причинам возникли названия рек? Что скрывается за их иногда странными именами? Эти вопросы обязательно возникают у всякого любознательного человека.
   Учёные утверждают, что в районе Волго-Клязьминского междуречья, к которому относится и Московская область, до появления славян существовал какой-то индоевропейский язык, весьма близкий к современным балтийским. К концу I тыс. н. э. эти древние балты контактировали с финно-угорским населением, представленным, в частности, племенами меря и мурома, известными по упоминаниям их в летописи. В VIII-IX вв. в этих местах появляются первые славянские колонисты, но и после прихода славян балтийское население не отступило, осталось на своих местах (об этом свидетельствуют упоминания летописи под 1058 и 1147 гг. о балтийском племени голядь, обитавшем по реке Протве, на юго-западе современной Московской области). Из сказанного следует, что в данном географическом районе представлена гидронимия балтийского происхождения, финно-угорского и славянского, отчего имена рек и речушек этого региона, а их свыше двух тысяч, часто вызывают затруднения и требуют серьёзного научного анализа.
   Самые крупные реки Московской области – Волга и Ока. Правда, первая омывает территорию на протяжении всего 15 км (из 3530 км её общей длины), а вторая течёт по области 204 км (из 1500 км). Естественно, что названия этих крупных европейских рек давно привлекали внимание топонимистов, которые предлагали самые различные гипотезы. Так, название Волга объясняли из славянского влага. Дело в том, что Волги есть не только в России, но и в Польше и Чехии: в Польше такое название – Вильга (Wilga) – носит река бассейна Вислы, а в Чехии течёт река Влга (Vlha), относящаяся к бассейну Лабы. Тёзки нашей Волги позволяют восстановить древнейшую фонетическую структуру разбираемого гидронима. В праславянскую эпоху это слово звучало как vьlga (влажная, мокрая; ср. польск. wilgos – влажность), с одной стороны, отложившееся в глаголе волгнуть (становиться влажным), прилагательном волглый, а с другой – близкородственное (поскольку имеет ту же основу, но с перегласовкой о/ь) существительному влага, или (считая, что слово влага заимствовано из старославянского языка) древнерусскому волога (жидкость, вода). Звуковое сходство, по мнению учёных, слов Волга и влага не является случайным: это слова одного и того же корня. Волга названа так просто потому, что она река, т. е. поток, текущая вода, влага.

Бассейн Волги

   Течёт река Волга

   У нашей Волги-матушки – целых три имени. Вот что об этом рассказывает Л. В. Успенский в своей интереснейшей книге «Имя дома твоего».
   «У колыбели Волги собрались если не семь фей – крёстных матерей со своими подарками-именами, то во всяком случае не меньше трёх «назывателей». Они принесли ей три разных имени, и Волга -только последнее из них.
   Неведомо, кто назвал нашу реку первым из этих имён, но мы его знаем. Оно звучало так: Ра. Древние греки и римляне знали это имя, но не были его авторами. Неизвестно, что и на каком языке значило оно, хотя предположений было немало. Русский языковед XIX в. О. И. Сенковский приводит сообщение древнеримского историка Марциллина: «Недалеко от Танаиса (Дона. – Л. У) течёт река «Rha», на берегах которой – заросли лекарственного корня того же имени» Этот корень – обычный ревень, по-латыни – rheum, по-французски – rubarbe, т. е. rha barbarum, – поясняет Сенковский.
   Если бы это было на самом деле так, в наименовании обычного ревеня дошло бы до нас древнейшее из имён Волги, его последняя тень. Но так ли это? Скорее всего – нет.
   Второе имя принадлежит уже более близким к нам племенам. Те «неразумные хазары», с которыми воевал киевский князь Олег, звали Волгу – Итиль; даже столица их царства, стоявшая на той же Волге, носила это имя. Много споров было по поводу его происхождения и значения; есть основания думать, что значило оно – это уже не должно нас удивить – просто река. Хазары жили в местах, издревле населённых родственным им племенем волжских булгар. Вполне возможно, что слово итиль значило «река» именно по-булгарски. Это тем более похоже на правду, что в языке современных волгарей – чувашей, потомков и родичей древних булгар – слово итиль и сейчас значит «река». «Волга – Итиль» – так они зовут сейчас реку, на которой протекла вся история их народа.»

   Название Ока предлагалось из славянского око (глаз), из финского joki (река), но остановились на балтийском толковании; ср. литов. akis, латыш. acis – «бьющий из глубины ключ», «небольшое открытое пространство воды в зарастающем озере или болоте».
   Название Клязьма (река начинается на территории Московской области и течёт по ней на протяжении 245 км из своих 686 км) некоторые исследователи считают самым древним гидронимом Подмосковья, сохранившимся ещё со времени каменного века. Объяснение этого слова требует глубокого лингвистического анализа, и оно, по утверждению учёных, – в будущем.
   Название реки Москва лидирует по количеству объяснений, от самых примитивных любительских домыслов до вполне научных гипотез. Автор XVII в. считал возможным образование этого слова из сложения личных имён внука библейского праотца Ноя Мосох и его жены Ква, а учёный XVIII в. в основе гидронима видел русское слово мостки. Допускалось даже участие в образовании этого названия древних пермян и использование прапермских географических терминов моск – «ключ, родник, источник, поток, приток» и ва – «река». По финно-угорской гипотезе, слово Москва объясняется как «Медвежья река» или «река Медведица». Существует даже санскритская гипотеза, т. е. исходя из «праязыка», по которой слово Москва означает «освобождение, спасение».
   Но широкое признание среди специалистов получила балтийская этимология гидронима Москва, разработанная академиком В. Н. Топоровым (1982). Он убедительно показывает, что источником древнейших форм Москва, Московь, Москова могли быть балтийские формы типа Mask-(u)va, Mask-ava или Mazg-(u)va, Mazg-ava, обозначавшие нечто «жидкое, мокрое, топкое, слякотное, вязкое». Конечно, в целом река Москва не может считаться болотистой, но на отдельных участках её течения подобная характеристика была вполне возможной. Достаточно вспомнить, что начинается река в Старьковом болоте (оно же Москворецкая Лужа), что близ Боровицкого холма находились урочища Болото и Балчуг (с татарского – топь, грязь), что были затопляемый Васильевский луг, Лужники.
   Однако В. Н. Топоров обращает внимание и на возможность иного объяснения: тот же корень mask-/mazg– мог пониматься как указание на извилистость реки (ср. литов. mazgas – узел, megzti -вязать). Посмотрев на карту Московской области, мы убедимся, что таких «узлов» не вяжет ни одна река данного края, а это её отличительная особенность, которую не могли не отметить древние поселяне.
   Среди названий рек следует выделить те, что имеют значение «река, водный поток». Кстати, вспомним, что само слово река является общеславянским. Оно образовано, вероятно, с помощью суффикса -ка от основы, имеющей индоевропейский характер (ср. лат. rivus – ручей, др. – инд. rayas – поток, retas – течение).
   Река Нара (лп Оки) своё название получила из балтийских языков (литов. nara – поток), как и река Лама (пп Шоши) – литов. loma, латыш. lama «низина, узкая длинная долина; болото; маленький пруд, лужа». Гидронимы Лобня (лп Клязьмы), Лобца (лп Истры), Лобь (пп Шоши) восходят к балтийскому географическому термину loba, lobas (долина, русло реки). Сюда же относится и гидроним Лопасня (лп Оки), где балтийская основа осложнена распространённым в названиях рек русским суффиксом -ня. Названия Руза (лп Москвы) и Русса (Рузца, Русца) (лп Лоби) имеют в основе термин, родственный латышскому слову ruosa (узкий луг с ручьём, расположенный между полями или лесами). Наконец, две реки Сетунь (обе пп Москвы) имеют название, сравнимое с литовским sietuva и латышским sietava – «глубокое или широкое место реки; середина реки».
   Что касается гидронима Яуза, то известны четыре реки с таким названием, из которых три находятся в Московской области: одна – приток Москвы, другая – Сестры и третья – Ламы. Ещё одна Яуза протекает в Смоленской области (пп Гжати). Вариант названия Ауза позволяет сопоставить этот гидроним с рядом аналогичных названий в Латвии: реки Аузас и Аузец, болото Аузу, луг Аузи. Сравнительно ограниченная территория этих названий: запад Московской области, Смоленская область, Латвия – позволяет предполагать их общее балтийское происхождение, хотя значение названия для учёных остаётся невыясненным.
   Названия таких рек, как Дуба (лп Рузы), Дубенка (лп Нары, лп Клязьмы), Дубна (пп Волги, пп Клязьмы), кажутся очевидными по своему происхождению – от славянского наименования дерева дуб. Конечно, в большинстве случаев это действительно так, но нельзя забывать ещё и о том, что в балтийских языках, чьё первенство в гидронимии утверждается большинством учёных, есть основа dub-: литов. dubine (углубление), du be (долина, впадина, котловина), dubuma (яма, впадина, углубление) и др. Так что, определяя название реки с основой дуб-, следует принимать во внимание не только растительность по берегам водного потока, но и местность, по которой он протекает. Подтверждением этого может служить гидроним Поля (пп Клязьмы) от балтийской основы pal, pol (болото), тем более что практически на всём протяжении эта река течёт по Шатурским болотам.
   А вот название реки Большая Смедва (пп Оки), в летописи Смядва, внешне выглядит как балтийское, образованное с суффиксом – (u)va (ср. Москва, Протва). Однако учёные утверждают, что название имеет вятичское происхождение. Дело в том, что у южных и западных славян известно слово смед, имеющее в различных формах значение «коричневый, бурый, смуглый, карий». На их территории известен и ряд топонимов: Смядово (Смедово) в Болгарии, Смедовац в Сербии, Смядово в Польше и др. Учитывая, что всё это названия населённых пунктов, можно предполагать, что они образованы не непосредственно от прилагательного смед, а через антропоним Смед. Антропонимические основы хотя и реже, но встречаются и в речных названиях.
   На северо-востоке Московской области, на границе Сергиево-Посадского района с Владимирской областью, протекает река Мо-локча. Выяснению происхождения этого названия помогает наличие вариантов Молохта и Молокша, которые были зафиксированы в материалах Генерального межевания конца XVIII в. Эти варианты показывают, что элемент -окча образовался из топоформантов -охта и -окша, которые являются родственными вариантами единого древнего термина со значением «река». Учёные указывают на сохранение следов этого древнего финно-угорского термина в мансийском языке, где есть термин ахт (протока). Этот термин как в качестве топоформанта, так и самостоятельно, в качестве названия рек, широко распространён по всему европейскому Северу. Достаточно вспомнить реку с названием Охта, впадающую в Неву в Санкт-Петербурге, и ещё многочисленные реки Охта, озёра Охтозеро, реки Охтома, Охтонга, Охтуя, а также Санохта, Се-рохта, Солохта, Челмохта, Шомохта и др. Следует отметить и реку Шибахта (лп Дубны, пп Волги), в названии которой представлена древняя форма -ахта.
   Кстати, нельзя не заметить созвучия -охта/-ахта с понятным для любого русскоговорящего человека словом охота, и сразу же вспоминается… Заглянем на самую восточную окраину нашей страны. Её омывает суровое, вечно холодное, но богатое морским зверем и рыбой Охотское море. На первый взгляд, оно и названо так по этим своим качествам: море охотников, море звероловов и рыбаков… А ведь нет!
   Охотское море получило своё имя по сравнительно небольшой речке Охоте, впадающей в его воды. Это бывает: Карское море названо по реке Каре; так получилось и тут. Но уж река Охота, наверное, как раз и была сущим раем для промышленников, добывавших зверя и птицу, раз её назвали так…
   Придя в эти края, русские землепроходцы спрашивали у местных жителей – ламутов (теперь мы зовём их эвенами), как называется эта река. Ламуты отвечали: «Окат», потому что на их языке слово окат значит «река». Русские же услышали не окат, а своё слово охота и поняли его по-своему, как имя собственное. Возле устья реки Охоты они построили порт и назвали его Охотск, а вскоре и море, куда она впадала, стало Охотским. Имя это обошло все страны мира, звучит на всех языках, значится на всех географических картах. Имя – ошибка… Впрочем, мы найдём немало примеров таких ошибок, но об этом позже.
   Основа мол– в сочетании с различными топоформантами также широко распространена по всему Северу: Мола (бассейн Сухоны), Молва (бассейн Оки), Молонга (бассейн Сухоны), Моленьга (бассейн Ваги), Молога (бассейн Костромы), Молокша (бассейн Волги) и др. Значение основы учёные пока не определили, но её принадлежность к языку народа, населявшего Север до прихода славян, считают бесспорной.
   Несомненную близость с гидронимией Севера, имеющей преимущественно финское происхождение, обнаруживают также гидронимы Вондюга, Куйма, Курга, Пихта, Сеньга, Сундуш, Ялма, Ямуга и др.
   Некоторые из финских названий могут быть определены как мерянские. Прежде всего это река Яхрома (пп Сестры, пп Волги), самая крупная из рек с финскими названиями. В гидрониме вычленяют основу яхр-, определяя её как мерянское «озеро», и топофор-мант -ма.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация