А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Уйти, чтобы вернуться" (страница 12)

   14

   – Взяли в аренду? – спросил Эндрю, когда Пильгес жестом пригласил его сесть в черный полноприводный “форд”, стоявший перед редакцией.
   – Одолжил.
   – Ого, полицейская рация! – Эндрю присвистнул. – Где вы раздобыли эту машинку?
   – Лучше пристегнитесь и закройте бардачок. Глупо не использовать старые знакомства. Будь я врачом, разъезжал бы на карете “скорой помощи”. Вас устраивает такой ответ?
   – Никогда еще не сидел в полицейской машине.
   Пильгес покосился на него и улыбнулся.
   – Ладно, я вас понял. – Он достал из “бардачка” вращающийся фонарь, поставил его на приборную доску и включил сирену.
   – Так вам больше нравится?
   – Гораздо больше, – ответил Эндрю и вцепился в кресло – так лихо Пильгес стартовал с места.
   Через десять минут детектив остановился на перекрестке Чарльз-стрит и Уэст-Энд-хайвей.
   Эндрю повел его на ту аллею, где обычно совершал утренние пробежки, и остановился напротив 4-го пирса.
   – Здесь все и произошло. От одного вида этого места мне становится больно.
   – Психосоматика! Дышите глубже, это полезнее всего. Когда вы думаете об этом вещем сне, вам вспоминается орудие убийства? – поинтересовался Пильгес, глядя вдаль.
   – Это не вещий сон!
   – Согласен, это было на самом деле и произойдет снова, если мы будем тратить время на споры.
   – На меня напали сзади. Когда до меня дошло, что случилось, я уже истекал кровью.
   – Откуда текла кровь?
   – Из носа. И я харкал кровью.
   – Попытайтесь вспомнить, вас не ударили в живот?
   – Нет, а что?
   – А то, что выпущенная в упор пуля на выходе рвет гораздо больше тканей, чем на входе. Если бы в вас стреляли, то у вас вывалились бы на асфальт кишки. Такое, знаете ли, нельзя не заметить.
   – Что, если это был выстрел с большого расстояния, при помощи оптического прицела?
   – Вот и я о том же. На противоположной стороне шоссе нет никаких крыш, совершенно негде как следует устроиться, чтобы подстрелить по пологой траектории из такой дали конкретного бегуна, одного из множества. И потом, вы же говорите, что умерли десятого июля?
   – Девятого. А что?
   – Да вы оглядитесь! Листва уже сейчас почти полностью закрывает аллею, а уж в июле… Нет, выстрел был произведен горизонтально, кем-то, кто вас преследовал.
   – Я не почувствовал никакой боли в животе.
   – Значит, вас убили холодным оружием. Остается только выяснить каким. Дышите, вы опять побледнели.
   – Не очень приятный разговор…
   – Где искать вашего Саймона?
   – В такой час он на работе. У него мастерская старинных автомобилей на Перри-стрит.
   – Как удачно! Это в двух шагах отсюда, к тому же я – любитель видавших виды тарантасов.

   Войдя в гараж, Пильгес застыл с широко разинутым от изумления ртом. “Крайслер-ньюпорт”, “де-сото”, бежевый “плимут”-кабриолет, “фандерберд” 1959 года, “форд-крестлайн” 1954-го и много чего еще было расставлено в безупречном порядке и сияло чистотой. Детектив побрел как завороженный к “паккарду-мейфэр”.
   – Невероятно, – шептал он на ходу, – такой же был у моего отца… С тех пор я второго такого не видел.
   – Ограниченный выпуск, – объяснил подошедший Саймон. – Этот экземпляр задержится у меня ненадолго, такая редкая модель обретет нового владельца не позднее пятницы.
   – Хватит болтать, мы здесь не для того, чтобы купить машину! – прикрикнул на него Эндрю. – Этот человек со мной.
   – Ты здесь? Мог бы предупредить, что заявишься.
   – Может, высылать заранее визитную карточку? Если хочешь, я могу уйти.
   – Брось, просто я…
   – Он терпеть не может, если я застаю его в тот момент, когда он охмуряет очередного клиента, – сообщил Эндрю Пильгесу. – Согласитесь, у него здорово получается. “Этот экземпляр задержится у меня ненадолго, такая редкая модель обретет нового владельца не позднее пятницы”… Чего только не наслушаешься! На самом деле эта колымага ржавеет здесь уже пару лет, еще прошлым летом он махнул на нее рукой, к тому же она не на ходу, это я вам говорю!
   – Успокойся, все и так ясно. Говори, зачем пришел, у меня дела.
   – Какая симпатичная у вас дружба! – подал голос Пильгес.
   – Пригласишь нас к себе в кабинет? – спросил Саймона Эндрю.
   – У тебя странный вид. Что-то случилось?
   Эндрю промолчал.
   – Что случилось, спрашиваю? – не отставал Саймон.
   – Лучше обсудим это у вас в кабинете, – предложил Пильгес.
   Саймон указал Эндрю на лестницу, ведущую на антресоли.
   – Не сочтите за неделикатность, – обратился он к Пильгесу, пропуская его вперед, – вы кто?
   – Друг Эндрю. Но вы не ревнуйте, нам с вами не придется соперничать.
   Саймон усадил посетителей в два глубоких кресла перед собой. Эндрю стал рассказывать ему свою историю. Саймон слушал не перебивая. Когда по прошествии часа Эндрю сообщил, что рассказ его окончен, Саймон сначала долго его разглядывал, потом снял телефонную трубку.
   – Я звоню знакомому врачу, с которым каждую зиму катаюсь на лыжах. Он превосходный терапевт. У тебя, наверное, диабет. Я слышал, что при резком подъеме уровня сахара в крови часто происходят нарушения психики. Не волнуйся, что бы это ни оказалось, причину найдут…
   – Не утруждайте себя, – сказал Саймону Пильгес, опуская руку на телефон, – я уже предлагал ему обратиться к моему знакомому врачу-неврологу, но ваш друг уверен в том, что рассказывает.
   – Вы его в этом поддерживаете? – спросил Саймон, поворачиваясь к Пильгесу. – Вы умеете найти подход к людям, браво!
   – Господин владелец гаража, я не знаю, в порядке у вашего друга голова или нет, зато без труда распознаю искренность. За тридцать пять лет службы в полиции мне приходилось сталкиваться с совершенно ненормальными делами. Тем не менее я не подавал в отставку.
   – Так вы сыщик?
   – Бывший.
   – А я, между прочим, не просто владелец гаража, я торгую произведениями искусства. Ну да ладно. Что это были за дела?
   – Взять хотя бы одно из моих последних расследований. Женщину в коме похищают с больничной койки.
   – Оригинально, – процедил Саймон.
   – Я заподозрил одного архитектора, милейшего человека. Я быстро пришел к убеждению, что он виновен, но что-то не клеилось, я никак не мог понять его мотив. Разоблачить преступника, не выяснив причин его поступков, – только половина работы. Тому человеку, совершенно нормальному, незачем было такое вытворять.
   – И что вы сделали?
   – Я стал за ним следить и через несколько дней нашел эту молодую женщину. Он прятал ее в заброшенном доме в долине Кармел.
   – Вы его задержали?
   – Нет. Он похитил женщину, спасая ее от врача и от родственников. Вся эта публика решила отключить ее от аппаратуры. Он утверждал, что она попросила его о помощи, появившись у него в квартире. Абсурд, скажете вы? Но он был так искренен и к тому же совершил, по сути, хороший поступок: вскоре после того, как я доставил женщину обратно в больницу, она пришла в себя. Поэтому я закрыл дело, заключив, что этот человек по-своему оказал помощь несчастной, попавшей в беду.
   – Похоже, так же вы поступаете и со мной? – вмешался Эндрю.
   – Я уже рассказывал вам все это за ужином вскоре после нашей небольшой аварии, помните? Разве не поэтому вы ко мне обратились? Вы ведь наверняка подумали: “Раз этот безумец поверил в такую историю, то поверит и мне”.
   – Разве я ошибся? – с улыбкой спросил Эндрю, вторя Пильгесу.
   – Просто консультация врача для очистки совести! – взмолился Саймон. – Разве я многого прошу?
   – А вот я, кажется, пока ни о чем тебя не просил, – отрезал Эндрю.
   – Но ты просишь поверить, что тебя убьют через несколько недель и что ты совершенно в этом уверен, так как уже мертв… А так – нет, какие просьбы! В общем, без обследования не обойтись, потому что, слушая вас, я начинаю подозревать, что дело не терпит отлагательства.
   – Признаться, я тоже сначала отреагировал так же, как вы, – сказал Пильгес. – Но не скрою, у вашего друга особый дар.
   – Это какой же? – удивился Саймон.
   – Объявлять о некоторых событиях прежде, чем они произойдут.
   – Только этого не хватало! Выходит, пройти обследование придется мне самому, ведь я здесь единственный, считающий эту историю невероятной.
   – Ладно, Саймон, забудь. Напрасно я тебя побеспокоил. Это детектив настоял. Пойдемте. – Эндрю встал.
   – Куда? – спросил Саймон, преграждая ему путь.
   – Ты – никуда, у тебя же завал работы, а мы продолжим наше расследование и отыщем того, кто меня убил, пока не поздно.
   – Секунду! Как же мне все это не нравится! Ну совершенно не нравится! – Саймон забегал по кабинету. – Торчать здесь одному, пока вы вдвоем будете…
   – Уймись, Саймон! Это не шутки, под угрозой моя жизнь.
   Саймон схватил со спинки кресла пиджак.
   – Можно узнать, куда вы направляетесь?
   – Лично мне надо наведаться в Чикаго, – сообщил Пильгес уже в дверях. – Одна нога здесь, другая там. – Он махнул рукой шагнувшему следом Саймону: – Не беспокойтесь, я найду выход.
   Саймон подошел к окну кабинета и проводил взглядом инспектора, зашагавшего по улице.
   – Ты действительно можешь предсказать события следующих недель?
   – Только те, которые запомнил, – уточнил Эндрю.
   – Как пойдут мои продажи?
   – В начале июля ты загонишь кому-то “понтиак”.
   – Как это у тебя получается?
   – Ты пригласил меня, чтобы отпраздновать эту сделку… и заодно поднять мне настроение.
   Глядя на друга, Саймон тяжело вздохнул.
   – Только “понтиак”? Да, наступили трудные времена. Подумать только, в прошлом году я продавал по две машины в месяц. У тебя есть для меня другие добрые известия?
   – Ты проживешь дольше меня, что уже неплохо, верно?
   – Послушай, Эндрю, если ты меня дурачишь, то можешь признаться в этом уже сейчас, все равно ты заслужил “Оскара” в номинации “лучший актер”. Я тебе почти поверил.
   Эндрю промолчал.
   – Что ж, пускай. Важно одно: для тебя это правда. Редко приходится видеть тебя в таком унынии. С чего начнем?
   – Как ты считаешь, Вэлери способна меня убить?
   – Если ты действительно бросил ее сразу после свадьбы, в тот же вечер, то неудивительно, если у нее на тебя зуб. А вдруг ее папаша решил отомстить за дочь?
   – Он не фигурирует в моем списке подозреваемых. Значит, еще один.
   – Знаешь, меня посетила простая мысль, как тебе избежать новых покушений. Когда женишься в следующий раз, постарайся держать себя в руках первые пару месяцев, тогда у тебя будет сразу на двух подозреваемых меньше.
   – Все это из-за тебя.
   – Почему из-за меня?
   – Если бы ты тогда не затащил меня в “Новеченто”, я бы ни за что не…
   – Ну ты даешь! В той истории, которую ты только что рассказал, ты сам просил меня пойти туда опять.
   – Не верю, что она способна на убийство, даже в состоянии аффекта.
   – Ты говоришь, что убийство совершено холодным оружием. Она могла бы ткнуть тебя чем-нибудь из ассортимента своей операционной, этого добра у нее там навалом, да и удар получился точный… Тут нужна ловкость.
   – Прекрати, Саймон!
   – Не прекращу. Пришел – терпи. Можешь доложить своему отставному инспектору, что с этой минуты мы с ним соперники. Твоего убийцу найду я! Кстати, что ему понадобилось в Чикаго?
   – Объясню по дороге.
   Саймон достал из ящика стола ключи, отвел Эндрю вниз, в мастерскую, и указал на “паккард”:
   – Мне надо показать этого дедушку клиенту. У нас встреча около его дома на 66-й улице. Тебя подбросить? Хотя зачем мне ехать на эту встречу, раз ты предрекаешь, что до июля я все равно ничего не продам…
   – Ты же все равно не поверил мне до конца?
   По пути Эндрю прилежно отвечал на вопросы Саймона, которые сыпались как из рога изобилия. Перед зданием “Нью-Йорк таймс” они расстались.

   На своем рабочем месте, на мониторе компьютера, Эндрю нашел записку. Оливия Стерн срочно требовала его к себе. За перегородкой тихо, почти шепотом вел телефонные переговоры Фредди Олсон. Когда он так секретничал, это означало, что ему попалось дело, которое он хочет приберечь для себя. Эндрю откинулся в кресле и припал ухом к перегородке.
   – Когда совершено убийство? – спрашивал Олсон у собеседника. – Третье нападение такого рода? Понятно, понятно… Хотя нож в спину – это для Нью-Йорка совсем не оригинально. Не рановато ли делать вывод, что орудует серийный убийца? Я постараюсь разобраться. Спасибо, будут новости – позвоню. Еще раз спасибо.
   Олсон положил трубку и встал – наверное, в туалет. Эндрю давно подозревал, что Фредди наведывается туда не только справлять нужду, разве что у него проблемы с мочевым пузырем. Учитывая постоянное возбуждение коллеги, можно было предположить, что он нюхает кокаин.
   Как только Фредди удалился, Эндрю бросился к его столу – знакомиться с его записями.
   Накануне в Центральном парке, около пруда с черепахами, получил ножевые ранения мужчина. Нападавший нанес ему три удара и сбежал, оставив его умирать. Но раненый выжил и теперь находился в отделении экстренной помощи больницы Ленокс-Хилл. Об этом говорилось в “Нью-Йорк пост” – таблоиде, охочем до таких происшествий. Олсон записал две даты и два адреса: 13 января, 141-я улица, и 15 марта, 111-я улица.
   – Можно узнать, что ты здесь забыл?
   Эндрю вздрогнул от неожиданности.
   – Как видишь, работаю, в отличие от некоторых.
   – За моим столом?
   – То-то я не нахожу своих вещей! – притворно ахнул Эндрю. – Ошибся кабинкой, извини! – Он вскочил.
   – За болвана меня держишь?
   – Со мной такое бывает. Прости, меня вызывает главная. И вытри нос, у тебя там что-то белое. Ел вафлю, наверное?
   Фредди потер ноздри.
   – Как понимать твои намеки?
   – Никаких намеков. Ты что, занялся задавленными собаками?
   – Что еще за ерунда?
   – Эти даты и адреса в твоем блокноте – шавки, попавшие под автобус? Учти, моя подруга – ветеринар, если тебе нужна помощь в расследовании, то она…
   – Читатель сопоставил три нью-йоркских покушения с применением холодного оружия. Он уверен, что орудует серийный убийца.
   – И ты разделяешь его уверенность?
   – Три нападения с использованием ножа за пять месяцев в двухмиллионном городе – слабоватая статистика, но Оливия поручила мне разобраться.
   – Ну, тогда гора с плеч. Не то чтобы мне было скучно в твоем обществе, просто меня ждут.
   И Эндрю отправился к Оливии Стерн. Она пригласила его войти.
   – Как продвигаются ваши поиски? – спросила она, не переставая что-то набирать на компьютере.
   – Мои люди шлют новые сведения, – соврал Эндрю. – Мне нужно встретиться с несколькими людьми. Есть один интересный след… Так что, возможно, мне придется отлучиться из Буэнос-Айреса.
   – Что за след?
   Эндрю напряг память. После прыжка в прошлое он почти не уделял времени журналистскому расследованию, потому что был полностью занят своей собственной участью. Чтобы удовлетворить любопытство главного редактора, стал припоминать подробности поездки, в которую ему еще только предстояло отправиться.
   – Ортис вроде бы поселился в деревушке у подножия гор, неподалеку от Кордовы.
   – Вроде бы?
   – Я буду уверен, только когда сам там окажусь. До отъезда меньше двух недель.
   – Как я уже вам говорила, мне нужны четкие доказательства, документы, свежая фотография. Не могу довольствоваться чьими-то откровениями, разве что они прозвучат из уст совершенно безупречных персонажей.
   – Когда вы такое мне говорите, у меня возникает впечатление, что вы принимаете меня за любителя, а не за профессионала. Это обидно!
   – Вы слишком обидчивы, Эндрю, так недалеко и до паранойи…
   – Поверьте, у меня есть на это основания, – отрезал он, вставая.
   – Я пошла на крупные расходы ради вашей статьи, так что не подводите меня, у нас с вами нет права на ошибку.
   – Поразительно, как часто я слышу в последнее время это предостережение! Кстати, вы поручали Олсону расследовать дело о серийном убийце?
   – Нет, а что?
   – Ничего, – ответил Эндрю, покидая кабинет Оливии Стерн.
   Вернувшись к своему компьютеру, он открыл на мониторе карту Манхэттена и нашел адреса, записанные Олсоном. Два первых убийства были совершены на краю парка: 13 января на 141-й улице, 15 марта – на 111-й. Местом третьего покушения стала 79-я улица. Если действовал один и тот же преступник, то он, похоже, перемещался с севера на юг. Эндрю тут же посетила мысль, что нападение, которому подвергся он сам, продолжило ось этого спуска в ад. Он навел справки о последнем раненом, схватил пиджак и пулей вылетел из редакции.
   В коридоре он на бегу глянул на улицу через широкое окно. Кое-что внизу привлекло его внимание. Он достал телефон и набрал номер.
   – Хотелось бы мне знать, с какой стати ты торчишь, спрятавшись за дерево, у выхода из моей конторы?
   – Откуда ты знаешь? – спросил Саймон.
   – Я тебя вижу, олух!
   – Ты меня узнал?
   – Да, по плащу и шляпе.
   – А я хотел остаться неузнанным…
   – …и потерпел неудачу. Что ты затеял?
   – Ничего, просто слежу за твоим коллегой Олсоном. Как только он выйдет, я за ним увяжусь.
   – Ты спятил!
   – Что еще мне предпринять? Зная, что мои машины не будут продаваться целых два месяца, я решил не тратить зря время в гараже, когда тебя пытаются убить. Говори потише, ты выдаешь меня своим ором.
   – Ты выдаешь себя и без моей помощи. Подожди, я сейчас. И выйди наконец из-за дерева!
   Подбежав к переминавшемуся на тротуаре Саймону, Эндрю оттащил его за рукав от дверей “Нью-Йорк таймс”.
   – Изображаешь частного детектива Филипа Марлоу? Смех, да и только!
   – Между прочим, этот плащ стоит бешеных денег. Настоящий “Барберри”!
   – Тебе в нем не жарко на таком солнцепеке?
   – Ты возомнил себя воскресшим Иисусом и читаешь мне нотацию за то, что я изображаю частного детектива?
   Эндрю подозвал такси, заставил Саймона сесть в него и попросил водителя отвезти их на угол Парк-авеню и 77-й улицы.
   Через десять минут такси доставило их к отделению неотложной помощи больницы Ленокс-Хилл.
   Саймон первым ворвался внутрь и бросился к дежурной.
   – Здравствуйте, – начал он, – я привел к вам своего друга…
   Эндрю снова схватил его за рукав и оттащил от стойки дежурной.
   – Опять что-то не так? Ты не пойдешь к психиатру?
   – Давай так, Саймон: либо ты прекращаешь ломать комедию, либо убираешься восвояси. Понятно?
   – Я думал, что ты в кои-то веки принял верное решение. Если ты не собирался к врачу, то зачем мы приехали в больницу?
   – Одного человека пырнули в спину ножом. Я хочу с ним поговорить. Твоя задача – помочь мне незаметно проникнуть к нему в палату.
   Физиономия Саймона расплылась от удовольствия: наконец-то он оказался полезен!
   – Что мне сделать?
   – Вернись к дежурной, назовись братом Джерри Маккензи и скажи, что пришел его навестить.
   – Все будет в лучшем виде!
   – Сначала сними свой дурацкий плащ.
   – И не подумаю! – сказал Саймон, удаляясь.
   Через пять минут Саймон подошел к Эндрю, отдыхавшему на скамеечке в зале для посетителей.
   – Ну как?
   – Палата 720. Только посещение больных начинается в час дня. А главное, у двери палаты дежурит полицейский, так что туда ходу нет.
   – Не везет! – Эндрю махнул рукой.
   – Нам поможет этот беджик. – И Саймон украсил свой плащ маленьким самоклеящимся прямоугольником.
   – Откуда у тебя это?
   – Я предъявил документы, назвался братом бедняги Джерри, с которым у нас разные отцы, отсюда разница в фамилиях. Дескать, я его единственный родственник и специально примчался из Сиэтла.
   – И она тебе поверила?
   – Похоже, я внушаю доверие, к тому же этот плащ убедил ее в правоте моих слов: ведь в Сиэтле триста шестьдесят пять дней в году льет дождь. Я даже попросил у нее номер телефона, чтобы пригласить поужинать, мне так одиноко в чужом городе…
   – Она дала тебе свой номер?
   – Нет, но предложение так ей польстило, что она дала мне второй значок, для моего водителя. – Саймон прилепил бедж на пиджак Эндрю. – Пойдемте, Джеймс.
   В кабине лифта, поднявшего их на седьмой этаж, Саймон положил Эндрю руку на плечо:
   – Говори. Это совсем не трудно, вот увидишь.
   – Что говорить?
   – “Спасибо, Саймон”.

   Прежде чем впустить Эндрю и Саймона в палату, полицейский у дверей тщательно их обыскал.
   Эндрю подошел к дремлющему раненому. Тот открыл глаза.
   – Я журналист и не представляю для вас никакой опасности.
   – Расскажите это политикам… – пробормотал пострадавший и вытянулся на койке. – Мне нечего вам сказать.
   – Я здесь не по профессиональной надобности, – начал Эндрю, подходя ближе.
   – Убирайтесь, а то я закричу!
   – Меня ударили ножом, как и вас. То же самое случилось еще с двумя людьми при похожих обстоятельствах. У меня есть подозрение, что все мы пострадали от руки одного и того же преступника. Просто ответьте, запомнили ли вы что-нибудь. Его лицо, оружие, которым он нанес вам удар?
   – У вас что, плохо с головой? Он же напал сзади!
   – Вы ничего не успели увидеть?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация