А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пчелиный волк" (страница 33)

   – В каком народе? – Пендрагон хлюпнул водой.
   – В основном, в гномьем. Гномов стало много…
   – Это хорошо, что много. Гномы доверчивы, трудолюбивы. Особенно если с детства воспитывать. Народ надо воспитывать, Застенкер, народ любит уважение. Он любит, чтобы вождь был простой такой, такой же, как они сами. А тебе бы все по морде да по морде!
   – По морде надежнее. – Застенкер тоже добавил себе кипяточку. – Так что вот. Кроме сказок и легенд, ничего. А вообще в народе…
   Застенкер выдержал паузу.
   – В народе муссируются слухи, что Персиваль жив.
   Пендрагон занервничал.
   – Что будто бы тогда, на болотах, он спасся…
   – Фигня! – Пендрагон даже вскочил в своем тазу. – Абсолютная фигня! Не мог он тогда спастись! Тогда никто не спасся, только я и Зимин! Ты же видел этих красных зверей! Один такой быка может убить! А там, на болотах, их тысячи были! Мне до сих пор кошмары снятся!
   Пендрагон сел, вытер лоб.
   – Не мог он спастись… – сказал Пендрагон уже с сомнением.
   – Ты сам видел, как он погиб? – вкрадчиво спросил Застенкер.
   – Да… Нет. Не мог он уцелеть!
   – Чего же ты тогда волнуешься? – прищурился Застенкер.
   – Чего-чего, ничего! – деспот схватил чайник, нечаянно плеснул себе на ногу, зашипел.
   Застенкер злорадно хихикнул. Пендрагон принялся дуть на ногу и дул, наверное, с минуту. Потом сказал:
   – Во-первых, тогда я многого не знал. Ну, в смысле, о Персивале. И вообще, о том, как тут все устроено… А во-вторых, этот урод Зимин мне тысячу раз рассказывал, как Перца убили. Он-то это видел. Сам, собственными глазами…
   – Его можно допросить? – деловито спросил Застенкер.
   – Нельзя. Он еще тогда смотался.
   – Ты в этом уверен?
   – Увереннее не бывает. Он тогда в Лариску втрескался… Кстати, о ней ничего не слышно?
   – Ничего, – помотал головой Застенкер.
   – Жаль… Ну, так вот. Зима тогда в Лариску втрескался, а она его послала!
   Пендрагон радостно рассмеялся, вспоминая былые приключения.
   – Лариска его послала, Зима стал тосковать, ну а потом, как у всех этих романтиков, пошел к столбу… Свалил короче. Знаешь, я думаю, хорошо, что мы этот столб затопили. Теперь только мы координаты знаем.
   – Вот шлепну тебя, буду один координаты знать, – буркнул Застенкер. – Кстати, говорят, что уже появились другие места выхода…
   – Какие?
   – Какой-то камень, какое-то дерево…
   – Дерево… – Пендрагон снова подлил себе водички. – Дерево. Ну как можно работать в таких условиях? Столб затопили – дерево выросло! Как я могу заниматься государством, когда в мире нет стабильности?! Когда помощники – идиоты! Шлепнет он меня! Ты же без меня ничего не можешь, Застенкер! В тебе нет экономической жилы. К тому же Перца в лицо знаю только я! Ну, может, еще пара человек здесь. А остальных мы тю-тю. Как нежелательных элементов.
   Пендрагон рассмеялся.
   – И не забывай, что это я – Левая Рука Персиваля, – сказал деспот надменно. – Я! Народ меня любит! А ты всего лишь моя крыса на поводке.
   Застенкер злобно промолчал.
   – Ты уверен, что этого Зимина нельзя достать? – спросил он.
   – Абсолютно нельзя. Но я ему верю. Он на самом деле видел, что Перец сдох. Зимин, конечно, урод, но причин обманывать меня у него не было.
   – Послать бы кого…
   – Ты же знаешь, билет только в одну сторону, – сказал с сожалением Пендрагон.
   – Знаю. Но мне наша ситуация начинает нравиться все меньше и меньше. Здесь Персиваля нет – он погиб. Если его нет здесь, то, значит, он там? В нормальном мире?
   Застенкер пододвинулся поближе к огню.
   – Не знаю, – пожал плечами деспот. – Не знаю.
   Он задумчиво хрустел орехами и смотрел в потолок.
   – Народ ропщет, – сказал Застенкер. – Этих красных тварей становится все больше и больше… Они наглеют. Будто кто-то ими руководит…
   – Кому сейчас легко? – вздохнул Пендрагон. – Все мы работаем на износ ради блага Деспотата!
   – Только кто-то работает на износ тут, в тепле и безопасности, а кто-то в пустыне…
   – Не нравятся мне твои настроения, Застенкер, – нахмурился Пендрагон. – Что-то вы там совсем распустились…
   – Ну да…
   – А ты думаешь, мне было легко?! – неожиданно рявкнул Пендрагон. – Когда мы с Персивалем по болотам?! По пояс в грязи, по горло в крови?! Ты думаешь, нам было легко?! Да у нас даже еды никакой не было, манной небесной питались!
   Застенкер сказал что-то. Тихо-тихо. Я не расслышал. Но прекрасно прочитал по губам.
   «Мне-то можешь не гнать», – сказал Застенкер.
   Они снова помолчали.
   – Он как-то должен отреагировать… – задумчиво сказал Пендрагон. – Если он здесь, то давно бы нас разыскал. Мы тут такого понаворочали… Если он там…
   Застенкер с сомнением хмыкнул.
   – Ты знаешь, – сказал он. – В последнее время тут странные вещи происходят…
   – Странные? Какие еще странные вещи?
   – Свиньи, – ответил Застенкер.
   – Какие еще свиньи? Тут что, все на этих свиньях помешались, что ли?
   – Свиньи на парашютах.
   Пендрагон открыл рот.
   – Повторяю, – сказал Застенкер. – В последнее время зафиксировано несколько случаев появления свиней на парашютах. Ты вот думаешь, откуда этот твой поэтический приз?
   Они замолчали и молчали довольно долго.
   – Может, кто-то… Самолет построил?
   Застенкер покачал головой:
   – Отработаны все версии. Самолет, катапульта, пердолеты. Даже дракон. Ничего. Кстати, свиньи еще и раскрашены в черно-белую клетку. Такси, так сказать…
   – Значит… – Пендрагон как-то напрягся. – Значит…
   – Это оттуда.
   Снова молчание. Пендрагон активно забулькал ногами в тазу.
   – Ты хочешь сказать, что в игру вступила какая-то новая сила?
   – Я просто сопоставляю факты. – Застенкер пошевелил пальцами.
   – И что тебе говорят эти факты?! О чем может сказать свинья на парашюте?!
   – О многом. Раскладываю по полочкам. Для того чтобы сбросить свинью на парашюте, нужны деньги. Для того чтобы сбросить несколько свиней на парашютах, нужны еще большие деньги. Но все это копейки по сравнению с теми деньгами, которые нужны для того, чтобы пробить барьер.
   – Какой барьер? – якобы не понял Пендрагон.
   – Барьер между тем миром и этим. Его с плеча не проплюнуть. Я даже не знаю, что нужно для того, чтобы его проплюнуть… И если это у кого-то получается, то это значит, что за нас всерьез взялись. Кто-то взялся…
   Я позавидовал аналитическому уму этого Застенкера. Молодец. Просто молодец. Только он не знает еще, кто именно этот «кто-то». Если бы он знал…
   Ван Холл Корпорейшн.
   Ван Холл Корпорейшн.
   Ван Холл Корпорейшн.
   Я думаю, желание играть в крутые игры у Застенкера исчезло бы.
   Хотя…
   А Ван Холл молодец, в очередной раз скажу. Мало ему, что тот мир к ногтю прижал, так он еще и на этот замахнулся. Масштабный мужик, нечего сказать. Помучаю его подольше.
   – Ерунда! – Пендрагон снова выскочил из тазика. – Никто там ничего не знает. И вообще, это детская страна, кто может нами…
   Застенкер пожал плечами.
   – А может, это он и есть? – почесал голову Пендрагон. – Может, Перец сидит там и готовит нам большую козу? С его-то возможностями…
   – У тебя паранойя, Пень, – поморщился Застенкер. – Тяжела ты, шапка Мономаха? Да?
   Деспот подбросил в камин полено.
   – Не думай, Пень, – успокоил Застенкер. – Если бы это был Перец, он был бы уже здесь. Ох, он взял бы тебя за лилипуты! Постарался бы! От души постарался! А его нет. Так что все спокойно, не дергайся. Владиперский Деспотат навсегда!
   – Я и не дергаюсь…
   – Правильно и делаешь, – зевнул Застенкер. – Все болезни от нервов, это в тысяче мест написано. Ты что в воду добавляешь?
   – Соду, – вздохнул деспот. – И бычьи слезы. У тебя есть бычьи слезы? Могу дать.
   – Есть еще. Разморило меня что-то, хорошо у тебя тут. Ты вообще, конечно, молодец, все правильно делаешь. Как у нас успехи?
   – Нормально успехи, – ответил Пендрагон. – Почти пятьдесят килограммов уже накопали. Танк работает, кобольдов наделали. Это было трудно. Оружие. Да и народца понавербовали тоже. Пипл тянется. Не так много народу, как раньше, но идут…
   Деспот замолчал.
   – Вторжение почти готово.
   Когда Пендрагон это сказал, я чуть не рассмеялся. Они тут тоже готовят вторжение. Кобольдов навербовали. Ван Холл сапоги-скороходы стряпает, бластеры, супербулат, не говоря уже об экранолетах. А эти кобольдов навербовали…
   Вторжение!
   А может, это кто-то из этих? Тогда, ночью, секиру мне в горло? Пендрагон, конечно, не похож, а вот этот Застенкер… Вроде шустрый. Может, это он тогда у нас пошустрил? Бластеры у них есть. Ладно, посмотрим.
   – Только без Перца дело не пойдет, – вздохнул Пендрагон. – Без него вся эта армия… Тьфу, никому не нужна.
   – Это точно. – Застенкер подбавил воды в таз. – Слушай, Пень, у меня вопрос к тебе всегда был.
   – Ну?
   – Вот ты найдешь своего Перца. Заманишь как-нибудь, ты хитроухий. А дальше что? Если правда все, о чем вы тут все рассказываете, то он… В лучшем случае он тебя пошлет просто. Или на месте разотрет. Шлепнет. А?
   Пендрагон отрицательно покачал головой, поморщился от боли.
   – Не разотрет, – сказал он. – Я знаю кое-что… Кое-что, что ему интересно. Должно быть…
   – Ай, Пендрагон-Пендрагонишко, хитрый человек с тяжелым взглядом, – засмеялся Застенкер. – Ах, юлишь, собака. Почему ты так уверен, что он обязательно полезет сюда?
   Застенкер вытащил из тазика ноги и стряхнул с пальцев воду.
   – Ничего я не юлю. – Пендрагон тоже вытащил ноги. – Все, знаешь ли…
   – Ты меня пугаешь, Пень. – Застенкер отставил тазик. – Перец обязательно полезет сюда, ты, я вижу, тоже к маме не особо спешишь. Почему это? Что ж вы так тот мир не любите?
   – Про Нострадамуса слыхал? – спросил деспот.
   – Ну, слыхал.
   – Так вот. Нострадамус прямо пишет, что в две тысячи пятьдесят втором году Земля погибнет в огненном тигле. Упадет на Солнце.
   – Лапша все это, – прищурился Застенкер. – Не верю я в это. Ничто никуда не упадет… А вот ты что-то знаешь, хорек толстомордый…
   – Я тебе говорю, – ухмыльнулся деспот. – Истинно, говорю, Земля упадет на Солнце. Они все сгорят.
   – А мы?
   – А мы нет. Страна Мечты и Владиперский Деспотат находятся не на Земле.
   – А где? – спросил пытливый Застенкер.
   – Там, – уклончиво ответил Пендрагон. – В пространствах…
   – В пространствах? Что-то ты все-таки знаешь, Пень ушастый. Скажи мне! Скажи!
   Пендрагон засмеялся:
   – Пошел ты в дебри дальние, в леса пустынные, и не видеть тебе дня, и не слышать тебе ночи, ни покрышки, ни Покрышкина, ни Кожедуба, ни Джанибекова [27], ни вообще никого…
   – Ты мне по ушам не езди, – сказал Застенкер. – Не Айртон Сенна [28], мои уши к воздействиям устойчивы. Будь короче… Краток.
   – Пошел ты, – сказал Пендрагон короче.
   – Ну, ладно, – вздохнул Застенкер. – В дальние так в дальние. Я привез тебе тут сюрпризец.
   Деспот насторожился:
   – Какой сюрпризец?
   – Такой.
   Застенкер достал сверток и грохнул его на стол.
   – Что это? – спросил Пендрагон.
   – Смотри сам, – ответил Застенкер.
   Пендрагон принялся разворачивать. Медленно, будто опасался, что внутри окажется замороженная змея. Но змеи не оказалось. В свертке был меч. Красивый, я такие видел только по телику. Длинный, похожий на шпагу, с гардой, выполненной в виде дерущихся кашалота и морского дракона, с широкой крестовиной.
   – Откуда это у тебя? – тихо спросил Пендрагон.
   – Достал вот, – надулся от гордости Застенкер. – Я не ты, сиднем не сижу…
   Пендрагон поднял меч. Огляделся. Лениво разрубил чугунную кочергу.
   Хорошая сталь, подумал я. Интересно, если его стравить с нашим супербулатом, кто победит?
   – Когда-то, – Пендрагон вернул меч на стол, – он принадлежал Перцу. Потом он отдал его за татуировку Поленову, бродячему художнику. Потом не знаю… Где ты добыл эту вещицу?
   – У гномов стащил. Есть одно очень интересное пуэбло. Они этому мечу поклонялись. Знаешь, эти гномы… Я им удивляюсь. У них в этом пуэбло есть театр, а всех гномов зовут так смешно. Розенкранц, Гильденстерн, Офелий, даже Гамлет есть, честное слово…
   – Поленов был просто помешан на театре, настоящий театральный маньяк, – задумчиво сказал Пендрагон. – Таскался туда-сюда по стране, что-то вынюхивал – не знаю, но мне кажется, что этот Поленов был связан с Перцем. Мне кажется, он на него шпионил…
   – Вот и я что хотел сказать, да ты меня перебил. Они этому мечу поклонялись и считали, что он принадлежал Поленову. Теперь самое смешное. Они считают, что Поленов – это воплощение Перца…
   Застенкер ненатурально засмеялся.
   – Знаешь, – Пендрагон потрогал обмотанную голову. – Я что-то устал. И сам запутался во всем этом. Иногда мне кажется, что мы как-то заигрались…
   – Я же говорю, тяжела ты, шапка Мономаха. Может, не по размеру? Может, хватит геополитика корчить? Может, пора лыжи намазывать?
   – А народ? – спросил деспот. – А пятьдесят килограмм платины? А перспективы? Так что придется задержаться. Да и не хочу я. Мне здесь, в общем-то, нравится. Кстати, о самом Поленове ничего не слышно?
   – Нет. Гномы говорят, что он ушел.
   – Куда?
   – Неизвестно. Они говорят, «ушел в обитель Мельпомены». Что это означает, я от них так и не добился. Смотался, наверное, удрал. А может, помер. Там у них эпидемия какая-то, я не стал долго задерживаться.
   – Эпидемия? – Пендрагон отшатнулся от меча.
   – То ли смехотун, то ли роняйка. Нет, кажется все-таки смехотун…
   Они принялись разговаривать про этот самый смехотун, про брюшной тиф и туляремию, про сальмонеллез, про недоимки, про то, что неплохо бы образовать школу для воспитания гномовской молодежи, еще про что-то неинтересное. Я слушал левой половиной мозга, а правой половиной думал. Выстраивал концепцию. Понимал.
   Персиваль. Он же Перец. Кажется. Тот, кто знает Секрет. Секрет Дверей. Возможность проникновения в любую точку пространства.
   Какое-то время назад Персиваль, великий здешний герой, погиб. Или не погиб. Никто точно не знает, что с ним случилось. И где он теперь. В нормальном мире или здесь. Персиваль исчез. И теперь его ищут.
   Его ищет Пендрагон. Для того, чтобы перетащить в настоящий мир пятьдесят килограммов платины. Чтобы стать богатеньким и счастливеньким. Еще, наверное, хочет чего-то великого – по его морде видно, что с хотениями у него все в порядке.
   Персиваля ищет Ван Холл. Для того, чтобы узнать Секрет Дверей. Для того, чтобы узнать Тайну.
   Его ищу я. Потому что он вполне может знать, кто я, – Йодль тогда на это вроде как намекал.
   И еще. Через… через сколько-то дней капсула, спящая в моих легких, лопнет. И я умру. Не хотелось бы. Не хотелось бы умереть, не увидев розовый снег на вершинах Анд, не увидеть парящих кондоров, впрочем, я повторяюсь. Тушеного крокодила опять же с Варгасом еще не отведал.
   И имя. Мое имя.
   А есть еще вроде какая-то Тайна. Гораздо более интересная, чем секрет прохождения через стены или возможность появления в любой точке пространства.
   Неожиданно я услышал кое-что и отвлекся от своих мыслей. Пока я ворочал мозгом, беседа политиков плавно переросла в ссору.
   – А правда… – спросил Застенкер, – правда, что ты у него это… холуем был? Пятки ему лизал? Я слышал, что Перец любил чирьи выдавливать? И всех своих денщиков заставлял на это смотреть…
   Пендрагон напрягся.
   – Думай, что говоришь, баран!
   – А чего тут такого? – заюлил Застенкер. – Мало кто у кого был холуем? Мало ли кто кому прыщи расковыривал…
   – Я не был у него холуем! И ничего у него не расковыривал!
   – Знаю, знаю, ты был у него доблестным соратником!
   – Не знаешь ты всего… – покачал головой деспот. – Не все так просто, как тебе кажется, ой, не все… Если бы ты знал…
   – А ты расскажи! – Застенкер жадно повернулся к Пендрагону. – Расскажи! Поведай полную, так сказать, версию, облегчь душу.
   Деспот бросил орехи и надулся от спеси.
   – Расскажи, – хмыкнул он. – А ты вот достоин, чтобы я тебе рассказал? Чем ты заслужил? Тайна – она одна…
   Застенкер поднялся со стула.
   – Ты, Пень, просто лажанавт, – сказал он неожиданно. – Я тебя вижу насквозь, вплоть до селезенки! Второго Персиваля из себя разыгрываешь! Тоже мне, Воин Зла недобитый! Ты мне что обещал?! Открывается портал! И из него вываливается стая здешних чудовищ! И они крушат супермаркеты! Захватывают вокзалы, почты, мосты! Мочат всех направо и налево! И никто не может их остановить! Поганый вонючий мир в руинах! И где все это?
   Оказывается, Пендрагон все-таки был маленьким фюрером, подумал я. Оказывается, полцентнера платины ему было мало. Ему еще и власть была нужна. И не только над Планетой Х… Только там шансов у него немного, Ван Холл может быть всего один.
   – Жаль, что твой ишак тебя не прибил копытом, – сказал Застенкер. – Только это неудивительно. От прочтения твоей дешевой поэмы у него все силы пропали. Ничтожный властитель, ничтожный поэт!
   – Молчал бы, урод! – ответил деспот. – Вспомни, где я тебя откопал? Сидел на цепи в гномовском пуэбло, они тобой детишек пугали! Чучело! Чучело просто!
   – Значит, я чучело? – чересчур спокойно спросил Застенкер.
   – Чучело!
   – А ты Наполеон недоделанный! Кстати, я по случаю узнал, как тебя зовут на самом деле.
   – Лучше молчи, – предупредил деспот.
   – А то что?
   – А то пожалеешь.
   – На самом деле тебя зовут…
   Застенкер не успел договорить. Деспот схватил меч, и огрел им Застенкера по голове. Плашмя. Застенкер сел на стул.
   – Я тебя предупреждал, – сказал Пендрагон. – Народ меня любит!
   Застенкер потряс головой.
   – Народ за мной, – повторил Пендрагон. – И ты помни о своем месте! Холоп! Чирьи ему расковыривать… А ты достоин?!
   Застенкер почесал шею.
   – Ну, ты и сволочь, – сказал он. – Сейчас я тебе устрою… туляремию…
   Застенкер быстро нагнулся, поднял тазик и окатил деспота горячей водой.
   Пендрагон завизжал. Застенкер сделал выпад тазиком и хряпнул Повелителя Драконов по голове.
   Тазик загудел. Застенкер засмеялся.
   Но в крепости черепа деспота сегодня я уже убедился, череп его был тверд. Пендрагон отреагировал мгновенно. Он снова схватился за меч и ткнул им в Застенкера. Застенкер загородился тазиком. Меч прошил тазик и застрял в нем. Застенкер крутанул посудиной. Меч и тазик отлетели в угол. Противники оказались друг перед другом безо всякого оружия.
   – Пес подзаборный, – сказал Пендрагон, отряхиваясь. – Шавка вшивая…
   – Самозванец, – ответил Застенкер. – Тебя повесят за щиколотки, не пройдет и месяца. Предупреждаю тебя…
   Затем безо всякого перехода они схватились врукопашную. Пендрагон превосходил своего противника в весе, Застенкер был юрок и быстр. Политики дрались несколько минут. Молча. Лишь фыркая, кряхтя, переворачивая стулья. Неумело, но с полной самоотдачей дрались.
   И пока они дрались, я понял, что этот Застенкер не мог поставить мне тогда шрам. Не мог он так хорошо притворяться.
   Значит, не он.
   Потом драчующиеся устали и уселись друг напротив друга. Тяжело дыша.
   – Ты просто какой-то дубозвон, – сказал Пендрагон.
   – От дубозвона слышу, – ответил Застенкер.
   И они снова пустились в драку. Отчего мне стало сразу видно, что оба, и Застенкер и Пендрагон, отнюдь не политики, не крутованы и не государственные деятели, а просто мальчишки.
   В этот раз драка протекала еще медленнее, а закончилась довольно необычно. Пендрагон дотянулся до чайника и поразил им Застенкера в спину.
   – Ай! – взвизгнул Застенкер. – Значит, так! Ну, ладно! Сам напросился.
   – Не смей, придурок! – взволнованно крикнул Пендрагон.
   Но было поздно. Застенкер неожиданно присел и сделал обратный кувырок через голову. Раз, другой, третий и…
   Вместо Застенкера на полу стоял волк.
   Вот это да! Круто. Ван Холлу и в самом деле есть чем интересоваться. Такого я еще не встречал.
   Оборотень.
   Пендрагон не перепугался. Устремился было к тазику с мечом, но оборотень опередил. Рывком запрыгнул на стол и уставился на деспота желтыми глазами.
   – Брось свои штуки, – злобно сказал Пендрагон. – А то по-настоящему поссоримся…
   Но оборотень шуток бросать не хотел. Он хотел поссориться. Зарычал, обнажая верхнюю челюсть с острыми, как гвозди, клыками.
   Пендрагон сунул руку за пазуху и выхватил пузырек с розоватой водой. Отвинтил крышку.
   – Это аконит, – предупредил он. – На всю жизнь шрамы останутся, учти. А если в глаз попадет… Ты же обещал без дела не оборачиваться!
   Волк зарычал.
   – Так не честно, Застенкер. – Пендрагон спрятал пузырек. – Знаешь, твои манеры в последнее время меня просто удручают. Вы все вокруг просто взбесились…
   Деспот даже всхлипнул.
   – Но я открыт для конструктивного диалога…
   И совершенно неожиданно, безо всякого перехода завопил:
   – Стража! На помощь!
   Я толкнул дверь и ворвался внутрь. Волк повернулся в мою сторону.
   – Стреляй! – заорал Пендрагон. – Это оборотень! Чудовище!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [33] 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация