А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пчелиный волк" (страница 26)

   – Не могу! Не побегу! – неожиданно воспротивился гном. – Буду стоять тут!
   Гном топнул ногой.
   – Как хочешь, – сказал я. – Только под руку мне не попадайся. Сейчас будем этих бобиков шинковать.
   Я выставил перед собой нож.
   Гоблины захихикали.
   – Смешной ножичек, – сказал главный гоблин и кивнул своему соратнику Витольду.
   Рыжий гоблин Витольд с железным колом кинулся на меня. Колом он размахивал так мощно, что если бы этим колом угодил мне в голову, то, наверное, снес бы ее с плеч по самые пятки.
   Я присел под кол. Железо пролетело над макушкой, а потом я даже и не старался. Просто держал нож. Гоблин пролетел мимо, нож коснулся гоблинской руки.
   Гоблин споткнулся и упал. Почти сразу встал. Правую руку он держал в левой, из обрубленной кисти фонтанчиком била кровь. Неплохой ножичек оказался у Энлиля из Вавилона.
   – Здорово! – восхитился гном. – Надо было по шее!
   Гоблин посмотрел на руку. Остальные засмеялись и насторожились.
   – Осторожнее, – сказал главный гоблин. – У него хитрый нож.
   Он кивнул другому своему товарищу.
   Тот послушно попер на меня. Только не так шустро, как первый, а медленно, с опаской. Я тоже приготовился.
   – Сзади! – крикнул гном.
   Я упал.
   Это снова был Густав. Он запнулся за меня своей дубиной. Я успел взмахнуть ножом. Вверх и направо. Прощай, Густав, ты сам виноват.
   Густав ткнулся лицом в землю. Двигавшийся ко мне с колом гоблин Витольд остановился.
   – Получи! – воскликнул гном. – Сдохните, людоеды!
   Врагов осталось трое. С половиной. Обливавшегося кровью я не считал, не боец.
   – Ну, что? – спросил я у главного гоблина. – Продолжим?
   Главный гоблин рыкнул. Витольд снова двинул ко мне. Но уверенности в нем поубавилось. Теперь он боялся.
   – Ну, давай, Вито, – сказал я ему. – Иди сюда. Из твоего черепа я сделаю подставку для ботинок, ее у меня еще нет. На прошлой неделе мне взгрустнулось, я сжег целую гоблинскую деревню…
   – Гоблины в деревнях не живут, – прошептал гном.
   – Это без разницы, – продолжал я. – Восемнадцать штук как с куста. И с каждого скальп снял предварительно. Твой, Вито, скальп мне нравится, он хороший.
   Витольд задрожал.
   – Шкура у вас, гоблинов, ценная. – Я подмигнул Витольду. – Крепкая.
   – Не бойся его, прыгай! – науськивал главный гоблин.
   – Прыгай, Витольд, прыгай! – продолжал я. – Портфелей из тебя понаделаю, мокасин понашью. Чехлов для наручников.
   Витольд сделал очередной нерешительный шаг.
   – И ты, Густав, тоже! – велел главный гоблин.
   Забавно, однако, подумал я, у них тут что, все Густавы?
   Густав-2 тоже повернул ко мне. Гном, стоявший до этого в каком-то оцепенении, сделал резкое движение правой рукой. Возле моего уха свистнуло, Витольд схватился рукой за глаз. Праща. Гном, оказывается, был ловкий пращник.
   Надо было развивать успех. Я сделал выпад. Быстро так, движение ножа – и широкий гоблинский нос раздвоился.
   Гном снова рассмеялся.
   – Теперь, Витольд, у тебя один глаз, зато два носа, – утешил я гоблина. – Симметрия, в природе важна симметрия.
   Витольд завыл, принялся вертеть своей железкой.
   – Не рекомендую тебе злиться, – посоветовал я. – У тебя ведь один глаз остался? С этим можно жить. Откроешь харчевню, будешь счастлив.
   Витольд на секунду задумался, затем бросил свое пыряло и побежал к лесу.
   Благоразумием гоблины обделены не были.
   Осталось двое.
   – Ну что, ребята? – спросил я. – Танцы-манцы?
   Густав стал отступать.
   – Разумно, – сказал я. – Отходи. У тебя есть где-то полторы минуты, пока я не прирежу твоего шефа. Потом займусь тобой. Так что не теряй времени, беги за Витольдом. Назовете свое заведение «Витольд, Густав и Каннибалы», сокращенно «ВГиК». А может, его шлепнуть?
   Это я уже к гному обратился.
   – Распороть! – злобно крикнул гном.
   – Хорошо! – бешено прошипел предводитель гоблинов. – Можете уходить. Мы вас отпускаем.
   – Не все так просто, – улыбнулся я. – Это не вы нас отпускаете, это мы вас отпускаем. Правда?
   – Не будем их отпускать! – сказал гном.
   – Ладно, – вздохнул я. – Кровопролитие чуждо моей душе, что поделаешь… Но за то, что мы вас отпустим, вы нам… вы нам должны будете.
   – Ну? – насупился гоблинский вожак.
   – А что у вас есть? – спросил я.
   – У нас есть девять золотых орехов.
   – Девять золотых орехов? – сказал я задумчиво и посмотрел на гнома.
   Гном одобрительно кивнул.
   – Ну, ладно, кидайте сюда ваши орехи.
   Старший гоблин полез за пазуху, кинул орехи. Я поймал. Гоблин тут же сделал резкое движение рукой. В нагрузку к орехам.
   Это было что-то вроде боевого дротика – довольно длинная стальная игла. Она довольно бесцеремонно пролетела у меня над ухом.
   – Хватай их! – крикнул неуемный гоблинский начальник.
   – Уходим. – Я схватил за шиворот гнома и кинулся к лестнице.
   Добежал в пять скачков. Швыранул гнома наверх. Тот зацепился за перекладину лестницы и шустро пополз в дирижабль. Рядом снова просвистела игла. Я не стал оборачиваться, полез. Пять или шесть ступеней, и мне в ногу в полном соответствии с киношными эталонами вцепилась мощная рука гоблина.
   Я попытался эту руку стряхнуть, но не тут-то было – Густав оправдывал утверждение о том, что обезьяны сильнее людей. Он начал стягивать меня вниз.
   Швырьк. В руку Густава вонзилась очередная игла. Предводитель гоблинов был далеко не Вильгельмом Теллем. Густав отпустил мою ногу и повис на перекладине.
   – Режь якорь! – крикнул я гному.
   Гном перерубил канат, дирижабль начал подниматься. Оставшийся на земле предводитель гномов подпрыгнул и схватил веревку. Ногами, то бишь нижними лапами, гоблин уцепился за большой камень. А потом поднапружился и стал подтаскивать дирижабль к земле. Именно так. Как спортсмен, силовик, подтаскивает джип, так гоблин подтаскивал дирижабль. Легко. Густав торжествующе зарычал.
   Что делать, я не знал, чуток растерялся. И решил для начала забраться на дирижабль, а там действовать по обстановке. Преодолел три ступеньки и вдруг услышал:
   – Осторожно!
   Я задрал голову и увидел, как в открытый люк дирижабля медленно высовывается холодильник. Холодильник выдвигался и выдвигался. Я уж никак не мог подумать, что такое маленькое существо, как гном, могло справиться с таким большим агрегатом. Но гномы тоже были отмечены силой, холодильник выставился уже до половины. Сначала из него просыпались мороженые лягушки, затем холодильник накренился и посвистел вниз.
   Он пролетел мимо меня, пролетел мимо Густава и с неприятным звуком врезался в предводителя гоблинов.
   Дирижабль сразу же рванул вверх.
   Я быстренько добрался до люка, выглянул.
   Из-под покореженного холодильника в разные стороны торчали руки и ноги гоблинского фюрера. Густав еще болтался, держался одной рукой за лестницу и думал, что предпринять. Лезть вверх на одной руке было затруднительно, а падать не очень хотелось. Земля быстро уходила вниз.
   – Густав, ты знаешь, что такое гравитация? – спросил я.
   – Не-а, – тупо ответил Густав.
   – Сейчас узнаешь.
   Я подрезал Густаву пальцы, Густав полетел. Жалко. Прибить в один день целых двух Густавов, это уже слишком. Ну, да сам виноват.
   – Вот так. – Я спрятал тесак в ножны. – Надо было не в кулинарном искусстве подвизаться, а в искусстве левитации. Почему люди не летают, как птицы? Тебя как зовут, бутерброд?
   – Кипчак, – ответил гном. – Кипчак, сын Робера.
   – Сын Робера, значит. Скажи, Кипчак, кто тут у вас сейчас главный?
   Кипчак принял пристойный вид. Выпрямился, запахнулся в куртку, откашлялся.
   – Главный у нас Пендрагон. Пендрагон Справедливый, правая рука самого Великого Персиваля, пусть пребудет он в сердце каждого!
   Кипчак прижал правую руку к сердцу.
   – Пендрагон… а что ты там говорил о Персивале? Раньше он тут был бугром?
   – Персиваль был не бугром! Персиваль был Великим!
   Понятно. Один великий, другой бугор. Великий Бугор – неплохой титул. Были же Великие Рулевые, Великие Кормчие, Великие Огородники, Великие Городошники, почему бы, собственно, и нет?
   – Давай поподробнее, – предложил я. – Или нет, давай что-нибудь перекусим. После таких приключений всегда хочется есть. И пить.
   – Это точно, – ответил гном. – Я давно не ел. А меня ели.
   Я собрал на стол что было, гном накинулся на еду с азартом злоупотреблявшего диетами человека. Между жевками рассказывал:
   – …А я сбежал. Скучно у них. Работают, работают, работают. А толку никакого. Строят дамбу из глины.
   – Дамбу?
   – Дамбу, – кивнул Кипчак. – Это от потопа. В скором времени потоп ожидается, и они решили от него дамбой спасаться. И строят, и строят. Сначала кирпичи из глины делают, потом складывают, потом землей засыпают. Получается вроде стены. От воды их защитит. Я им говорю, надо лучше плот большой строить, а они как в эту дамбу уперлись, так ничего не видят. Все бросили, огороды не разводят, свиней не разводят, яблоки не разводят, кушать уже нечего, а они все дамбу строят. До неба уже скоро построят, а им все мало. Я им говорю, пойдемте лучше к Пендрагону, будем там жить. Он поможет, он научит, так это старичье не хочет! Хочет все по старинке. Отец мой как узнал, что я уходить решил, так меня к колодцу привязал. Чтобы я не смел. Кожаным ремнем привязал. И ведро спрятал, чтобы я ремень не мог размочить. Ну, я не дурак, я взял да и слюной размочил. Ремни перегрыз да и ушел. Шел-шел, дошел до потопа. Только там столько воды, что никакая дамба не поможет…
   – Кипчак, – попросил я. – А не мог ли бы ты рассказать мне об этом месте подробнее? С начала времен, так сказать. Ты в курсах?
   – Конечно, – кивнул Кипчак. – Я могу рассказать, я всегда рассказчиком был. Я всем все рассказываю…
   Я устроился на диване, закрыл глаза и стал слу-шать.

   Глава 7. Краткий курс истории Страны Мечты в изложении гнома Кипчака, сына Робера

   Кипчак глаза закатил и начал:
   – И было море от края до края, и не было в этом море ни рыбы, ни зверя, ни суши кусочка, ни вообще ничего, только туман. А потом в небе открылась Дверь, в Дверь высунулась Рука. И в Руке этой была Земля, и бросила Рука Землю в воду…
   Тут Кипчак принялся рассказывать нараспев и рассказывал нараспев довольно долго и неинтересно. Миф о создании Планеты Х как две капли воды походил на все остальные мифы: сначала вода, потом земля, потом появляется герой с топором и убивает своего папашу (тут вариации – иногда папаша гробит сыночка) и кидает его в бульон, откуда нарождается другой герой, который убивает первого героя…
   После того как окончились все эти обязательные вводные убийства, началась более интересная история.
   – …С неба упала огромная белая труба, и из нее вышли люди, и было их тьма…
   – А сколько им было лет? – спросил я.
   – Людям всегда одинаково лет. Как тебе. Это гномы стареют. Так вот, дальше было так: из трубы вышли люди, и было их тьма. Стали люди чинить трубу, чтобы подняться обратно на небо. И день чинили, и два, и двадцать два. Но был среди них один, по имени Колобков, и он распаял контуры, и труба больше не полетела. Стали люди и другая тварь жить тут. И люди потом разделились по своим разновидностям. Кто стал магом и волшебником, кто рыцарем, кто эльфом, кто еще кем. И разошлись все по земле. Потом с неба упала огромная серая труба, и из нее вышли гномы разных расцветок, и разошлись они по миру и стали жить, разводить свиней и выращивать земляные яблоки. А потом с неба упала огромная черная труба, и из нее вышли упыри, баньши, гоблины, мертвяки, пицяки, механические чудовища, пифоны и другие нехорошие существа. Разбрелись они по земле и стали вредить гномам, людям и друг другу. И с каждым годом их становилось все больше и больше, и не было от них ни дна, ни покрышки. Стонала от них земля, и лились слезы. И появился тогда рыцарь, отмеченный доблестью, квадрицепсами…
   Тут я не удержался и хихикнул.
   Кипчак взглянул на меня с большой строгостью. Потом продолжил:
   – Отмеченный квадрицепсами, то есть особой степенью любви к людям, но в то же время твердой рукой, именем же Персиваль. Много подвигов совершил Персиваль, много чудовищ и змеев пало от руки его, много добра он совершил. Много казны раздал бедным и неимущим, а особенно любил он народ гномов. Делил с гномами и хлеб, и сыр, и последнее платье. И собрал он вокруг себя соратников, и сели они на коней и поскакали в сторону врагов. Били они их жестоко, с применением всей мощи, и скоро количество нечисти значительно сократилось. Персиваль же отпустил своих братьев по домам, дав каждому в держание по домену, и сказал им: будьте добрыми с народом своим. И среди числа соратников Персиваля особенной доблестью отличался один, именем Пендрагон, что означает…
   – Повелитель драконов, – перебил я.
   – Совершенно верно, – кивнул Кипчак. – Повелитель драконов, да будут счастливы и долги его дни. Он был правой рукой Персиваля, его верным вассалом и оруженосцем…
   Кипчак замолчал, стараясь перевести дух. Затем жадно принялся глотать воду из бурдюка.
   – Жаль, что я не умею рисовать слова, – вздохнул Кипчак, напившись. – Я бы нарисовал всю историю в буквах. Чтобы каждый мог, когда захочет, взять книгу и прочитать все это в подробностях…
   – В подробностях? – удивился я.
   – Конечно, в подробностях. Очень много, очень много пропустил я, – снова вздохнул Кипчак. – Много сражений с чудовищами, с ведьмами, с другими вредными элементами я пропустил, если сид захочет, расскажу их после.
   – Захочет, – заверил я. – Еще как захочет.
   – Я так и знал! – Кипчак вскочил на ноги. – Я так и знал, что найду в лице сида достойного слушателя! Сид ценит старину, дядюшка Абрахам мне всегда говорил, что человек, ценящий старину…
   – Давай, продолжай лучше, – сказал я. – Про дядюшку Абрама потом мне расскажешь…
   Впрочем, мне было приятно, что Кипчак назвал меня сидом – по-моему, мне это прозвище шло. Красиво звучит. И корни благородные имелись у этого прозвища. Информации же от сына Робера поступило много, но вся она была по большей части бестолковая, видимо.
   – Продолжаю лучше, – продолжал Кипчак. – И жил в горах на севере дракон Леопольдус, не помнящий закона, не знающий пощады. И был он зол и свиреп, как тростниковый кот, опустошал деревни, хутора и пажити, и не было от него никакого покоя ни гномам, ни людям, ни твари ползущей, ни птице летящей. И появилась в Стране Мечты прекрасная дева именем Лара, и была она так красива, что птицы, увидев ее лик, забывали о гнездах своих и болтались по миру неприкаянные. Узнал дракон о деве и пошел походом на людей, и захватил Лару в полон. Поселил ее в башне из слоновой кости, высотой почти до неба, кормил же ее одной луковой шелухой. И радость ушла из мира – перестали петь соловьи, вода протухла, а реки встали. В лесах же падали листья, и свет стал тьмой, а время остановилось, и даже песок в песочных часах не пересыпался, а висел ровно посередине. Многие, многие наложили на себя руки, что навсегда отрезало им путь в Валгаллу. Вскочил тогда Персиваль на своего верного коня и взял с собой оруженосца и побратима Пендрагона. И сели они на коней…
   – Ты уже говорил, что они садились на коней, – сказал я.
   – Ну, да, – согласился Кипчак, – говорил. Но это они в прошлый раз садились, а теперь в этот раз сели. И буду я продолжать. Восемнадцать дней и ночей скакали они по пересеченной местности, пока не приблизились к логову Леопольдуса. Был ночной час, и Персиваль с Пендрагоном устроились на ночлег. Утомленные восемнадцатидневной скачкой уснули они крепким сном. И из пещеры выполз коварный Леопольдус, как змея, он подкрался к воинам и стал распространять вокруг свое ядовитое дыхание с намерением отравить рыцарей, вызвав двусторонний отек легких. И они погибли бы, если бы не конь Персиваля Иггдрасиль – он подал рыцарям знак ржанием. Персиваль вскочил, схватил копье и поразил Леопольдуса в межреберное пространство. Разрушилась башня из слоновой кости, и вышла Лара…
   – Пожелтевшая от луковой шелухи…
   – И вышла Лара, пожелтевшая… вернее, прекрасная, как всегда, и природа наполнилась радостью. И зажили Персиваль и Лара хорошо в Прекрасном лесу, и все у них было: и еда, и березовый сок в достатке. И жили они. Лара возделывала огород, а Персиваль занимался научной работой и хранил Секрет…
   – Какой Секрет? – спросил я.
   – Секрет. Его никто не знал, кроме Персиваля. Но тот, кто знает Секрет, может стать Хозяином.
   – Кем?
   – Тем, Кто Сжимает Поручни.
   – Понятно, – сказал я. – Тот, Кто Сжимает Поручни, – это, конечно, круто. Я правильно понимаю? Тот, кто знает Секрет, может стать Тем, Кто Сжимает Поручни?
   – Ага, – подтвердил Кипчак.
   – Ну а что это? Умение летать, бессмертие, способность проходить через стены?
   Кипчак глубокомысленно промолчал. Потом продолжил:
   – Так вот, Персиваль узнал Секрет, и могущество его распространилось. Он снова собрал армию и отправился добивать вражеские отряды, еще таившиеся по углам страны. Они, враги, были обречены, потому что Персиваль появлялся неожиданно и сразу везде и разил нечестивцев в самое черное сердце…
   – Как появлялся? – спросил я.
   – Неожиданно. Его нет, и вот он уже есть. И разит негодяев в самое сердце. Он разил их везде. В болотах, в лесах, в пустыне, в воздухе и на горах. И верный Пендрагон был рядом с ним всегда. И в этой пустыне Персиваль встретил рыцаря, закованного в черную броню, и имя ему было Лорд Винтер. И Лорд Винтер позавидовал славе и доблести Персиваля и одной ночью, чтобы ослабить силы Персиваля, он влил в его ухо ртутную эссенцию. И поскакал он в Урочище Холуи и вступил там в сговор с погаными красными волками, коих не счесть…
   – Постой, – перебил я Кипчака. – Красные волки?
   – Ну да, красные волки. Их тут полно. Кстати, Пендрагон научился их приручать, но это не главное. Персиваль и Пендрагон утром поднялись и стали чистить броню от налета, как вдруг на них напали сонмы волков, и завязался бой. Ослабленный ртутной эссенцией, Персиваль не смог оказать серьезного сопротивления и пал, Пендрагон же, весь израненный, спасся, но слег в одном из пуэбло гномов залечивать раны…
   – Так, значит, Персиваль все-таки мертв? – спросил я.
   – Не мертв, – строго поправил Кипчак. – А пал. И имя его высечено…
   – Ну да, на алмазных скрижалях, знаю. Но он мертв все-таки?
   Кипчак кивнул.
   – Но память его живет в сердце каждого. Вот смотри.
   Кипчак достал из курточки длинный берестяной футляр. Осторожно открыл крышку и вытряхнул свиток.
   Свиток смахивал на карту острова сокровищ, и у меня зародилась надежда, что эта карта Страны Мечты.
   – Это твоя родословная? – спросил я.
   – Это азбука, – ответил Кипчак. – Можешь посмотреть, сид.
   Кипчак протянул мне свиток. Это и впрямь была азбука. Только весьма оригинальная.

А – Арбалет Пендрагона
Б – Благородство
В – Великий Персиваль
Г – Гадские Гоблины

   И все в том же духе. Само собой, буква «П» была Персивалем Великим, буква «Л» Ларой Прекрасной, а буква «О» – Оруженосцем Пендрагоном.
   – И что, помогает грамоту изучать? – спросил я.
   – Помогает. Только я не могу пока читать. Нечего читать. Я как раз шагал во Владиперский Деспотат…
   – Куда? – Я подумал, что ослышался.
   – Во Владиперский Деспотат.
   Так. Страна Мечты продолжала меня удивлять.
   – А почему он так называется? Владиперский?
   – Это знает лишь сам Пендрагон. А гномы не знают, гномы плохо читают. А во Владиперском Деспотате почти все читают – это называется просвещение. У меня была золотая монета, за эту золотую монету можно было выучиться грамоте. Только эти скоты ее отобрали. Тот, который Густав, он ее проглотил. Надо было его распороть…
   – Зачем проглотил? – не понял я.
   – Золото убивает микробов.
   Я осторожно свернул азбуку и отдал ее Кипчаку. Гном спрятал свое последнее сокровище и продолжил повесть:
   – Лорд Винтер думал, что погибли оба, и решил воспользоваться этим. Он сходил в баню и после бани отправился к Ларе. И сказал ей: давай будем жить вместе. Ты будешь возделывать огород, а я буду работать – хранить Секрет за столом под цветущим персиковым деревом. Потому что на самом деле ему нужна была совсем не Лара, ему нужен был Секрет. Но Лара не послушала его. Она прыгнула в море-океан…
   – Так море есть?
   – Есть. Было. Есть, наверное. Лара прыгнула в море, и никто ее больше не видел.
   – А Секрет? – спросил я. – Он что, исчез совсем?
   – На самом деле Секрет не исчез. Перед тем как пасть, Персиваль передал Секрет Пендрагону. И теперь он носитель Секрета. Но я хочу закончить. Лара прыгнула в море, а Лорд Винтер объявил себя наследником Персиваля, Персивалем Вторым. И правил. До тех пор, пока не оправился от ран Пендрагон. Он появился неожиданно, на боевом коне. И ринулся в атаку. И Лорд Винтер был повержен. И прах его заделали в пушку и выстрелили в сторону Северных пределов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация