А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пчелиный волк" (страница 24)

   – Коровин просто неудачник! – крикнули из зала. – Лапша! Позорник…
   – Да Коровин просто дурак был! – крикнул еще кто-то. – Вы знаете, что он своего кота пробовал в гепарда превратить?
   – Он вообще сюда случайно попал, – сказал Энлиль. – По дурости своей. А мы теперь…
   Я не успел ничего предпринять, честное слово.
   – Это ты сюда случайно попал! – Коровин вскочил с места. – Я же знаю! А вы вот знаете, как попал сюда этот Энлиль?
   Эльфы с грохотом повернулись в нашу сторону.
   – Энлиль! – громко сказал Коровин. – Ты просто жалкий подсирала! Там, в том мире, тебя даже в ПТУ брать не хотели! А знаете почему? Потому что он страдал одной весьма смешной болезнью…
   – Кто это там выступает? – с угрозой спросил Энлиль.
   – Не видно! – крикнул наш сосед спереди. – В каком-то котле…
   – Рожа побитая… – сказали справа.
   – Он страдал… – хотел было продолжить Коровин.
   – Замолчи, Архилох, – сказал Энлиль. – Иначе я обрушу на твою голову ледяной шквал!
   Я спешно устранился в сторону. Второй ледяной шквал в мои планы совершенно не входил. Лицо Коровина столь быстро перешло в цветовую гамму китайского флага, все шрамы слились в один, я даже испугался, что сейчас оно, это лицо, лопнет.
   В амбаре стало тихо, даже мыши на стрехах замолчали, убоявшись приближающейся грозы.
   – Я не узнаю тебя, – насмешливо сказал Энлиль. – Как-то ты скукожился. Усох… Даже ростом стоптался. Плохо быть не эльфом? А, Архилох?!
   – Как ты меня назвал? – тихо спросил Коровин.
   – Я назвал тебя твоим настоящим именем. Не Коровин, не Василий, но Архилох! Что в переводе означает…
   – СУПЕРЛОХ!!! – дружным хором произнесло эльфийское сообщество.
   – Гады! – мощно заорал Коровин. – Какие же вы гады! Как я вас всех ненавижу!
   Что-то Коровин не удержался. Надо было удерживаться до конца, а он почти сразу в конфронтацию пустился.
   – СУПЕРЛОХ!!! – повторили хором эльфы.
   – Свиньи! Вы все просто свиньи! Сборище грязных свиней!
   Коровин вытянул вперед руки.
   – Ну что же ты, Коровин, – насмешливо повторил Энлиль. – Порази нас громом! Или ты разучился делать даже такие простые вещи?
   Коровин заревел совершенно как-то по-ослиному.
   Эльфы загоготали.
   – Так вот! – крикнул Коровин. – Слушайте! Слушайте, грязные собаки! Я во всеуслышанье объявляю, что отныне, с сегодняшнего дня я выступаю из ваших рядов официально…
   – Как это мило с твоей стороны, Коровин! – остановил его Энлиль. – Ты милостиво выходишь из наших рядов! Тем более что мы тебя и так из этих рядов вышибли! Если выражаться твоим языком – вышибли как шелудивого пса!
   Эльфы засвистели.
   Коровин сорвал с головы котелок. При виде его лысой головы эльфы засвистели еще громче. И даже затопали ногами.
   – Нож! – пророкотал Коровин. – Нож мне!
   – Как ты опустился, Коровин! – засмеялся Энлиль. – У тебя нет даже ножа!
   – А вы все предатели! – ответил Коровин. – Шкуры трехгрошовые, вы недостойны носить звание эльфа! И это не вы меня вышибли, это я сам ушел!
   Некоторые эльфы от смеха даже свалились со стульев.
   – Дайте ему нож, – велел Энлиль Сироткин. – Посмотрим, на что он способен.
   Ближайший к нам рыжий эльф подал Коровину самодельный нож. Коровин схватил клинок, оглядел амбар бешеным прожектором и полоснул лезвием по приклеенной косичке. Раздался зубильный скрип, волосы не отрезались, у меня по шкуре пробежал мороз.
   – Тупой, – выдохнул Коровин, поморщившись от боли. – Какая подлая шутка, как раз в вашем подлом стиле. Дайте мне настоящий нож!
   Энлиль кивнул. Рыжий сунул Коровину другой нож. Этот был поострее, Коровин отсек косичку. С горечью на нее посмотрел, после чего швырнул ее в лицо рыжему.
   – Ты чего на меня свои космы разбрасываешь?! – злобно спросил тот и отбросил волосы куда-то вбок.
   Эльфы принялись брезгливо перекидывать коровинскую косичку друг другу, по амбару покатился веселый переполох.
   – Мне твоя лохматость ни к чему! – снова повторил хозяин ножа.
   Коровин ему не ответил, Коровин произвел вещь довольно мерзкую, недостойную не то что эльфа, но и вообще любого приличного человека. Коровин набрал воздуха, зажал пальцем правую ноздрю и сморкнул во владельца ножа.
   Сморчок был произведен с удивительной ловкостью и умением, жертва не ожидала такой наглости от изгнанника, она инстинктивно отпрянула, свалилась на пол и едва смогла произнести:
   – Скотина какая…
   – Так будет с каждым! – заявил Коровин. – Все слышали? Так будет с каждым!
   – Вышвырните отсюда это простейшее, – велел со своего возвышения Энлиль. – Нам надо завершить повестку.
   Несколько эльфов решительно шагнули к Коровину.
   – Какое подлое собрание, – грустно сказал вновь облысевший Коровин. – Какое подлое собрание… И эти люди были когда-то моими друзьями… Как низко…
   В амбаре стало тихо.
   – Я же сказал – вышвырните! – повторил сурово Энлиль.
   И в тишине я вдруг точно услышал свирель. Или рожок. Рожок все-таки, наверное. Ну, может быть, флейта. Милая музыка, успокаивающая сущность. Почти так же играл часовой. Но только почти.
   Эльфы испугались. Задвигались, зашевелились, забеспокоились.
   – Спокойно! – рявкнул Энлиль. – Это провокация! Не будем поддаваться на провокации! Соблюдайте порядок!
   Дверь амбара отворилась, и внутрь влетел часовой.
   Влетел в буквальном смысле слова.

   Глава 5. Эвтаназия Оболваненных Лягушек

   Часовой пролетел метра четыре, ударился об пол, подкатился к Энлилю. На ноги не поднялся. Энлиль кивнул. Двое ближайших эльфов подхватили стража под руки, оттащили к стене и прислонили в сидячем положении.
   Затем ворота амбара открылись шире, и в помещение вошла команда. В черной лакированной броне, с круглыми щитами за спиной, с луками и изогнутыми короткими секирами.
   Я сразу узнал эти секиры – те самые, с шипом на обухе, получекан этакий. Впрочем… Оружие еще ни о чем не говорит.
   Их было человек шесть.
   И все они были девчонками.
   Это было видно, даже несмотря на броню, оружие и короткие татаро-монгольские шлемы.
   Они были красивы.
   Хотя, может, мне это просто показалось, я, кроме Сирени, девчонок не видел уже сто лет. Поэтому мне они все красивыми казались. Длинные ухоженные волосы, заплетенные в мелкие аккуратные косички. Лица, чересчур бледные, но с тонкими чертами, да и вообще… Девчонку от парня отличишь в любом камуфляже.
   Они остановились, и вперед вышла их руководительница. Я руководительниц сразу чувствую. Броня с малиновой насечкой, отсутствие каски, общая начальственность в фигуре и жестах. Уверенность. Двух пистолетов «Тесла-С» не хватает. Ну-ну, посмотрим…
   Предводительница шагнула к Сироткину.
   – Чем обязаны? – осведомился Сироткин надменно. – Мы вас, кажется, не приглашали…
   – Нам и не нужно твое приглашение, – ответила предводительница. – Ваше позорное сборище не имеет никаких полномочий, чтобы нас куда-то приглашать.
   – Молодец, Ариэлль! – крикнул Коровин. – Так этих гадов!
   Однако. Одна Мэрриэль, другая Ариэлль, башку свернешь, язык сломаешь.
   – Помолчи, Коровин, – сказала эта Ариэлль. – С тобой у нас будет отдельный разговор. А ты, Сироткин, постыдился бы!
   – А чего мне стыдиться? – Энлиль театрально обратился к амбару. – Не вижу, чего мне стыдиться…
   – Ты испортил идею, – сказала Ариэлль. – Я даже по-другому скажу – ты надругался над идеей. Ты и такие, как ты! Разве это эльфы?
   Ариэлль презрительно оглядела амбар.
   – Это ведь не эльфы. Это сброд какой-то! Бомжи, бродяги, тунеядцы! Оборванцы, лодыри и ничтожества! Разве таким должен быть эльф? Разве доблесть эльфа в том, чтобы месяц не мыться и неделю не чистить зубы? Чтобы жить в шалаше, давить клопов и жрать хвою и желуди? Разве нормальный эльф будет обижать слабых? Разве он будет отнимать еду у гномов? Разве он будет за бутылку лимонада материализовывать оружие криминальным элементам? А ведь вы такие! И он – этот ваш Энлиль, призывает вас к одному – зарасти коростой, обовшиветь и морально разложиться! Скоро вы докатитесь до того, что выйдете на большую дорогу!
   – А ты нас не учи! – крикнули из зала. – Учи своих лохушек! И здесь нет больших дорог!
   – Сепаратистка! – подхватил Энлиль. – Стиральный порошок! Русалка бесхвостая!
   Пассаж про стиральный порошок и русалку имел успех, благородное собрание рассмеялось. Ариэлль не смутилась совершенно.
   – Эльф должен быть чистым в помыслах и чистым в быту! – продолжала она. – Эльф должен стремиться улучшить мир! А вы только ухудшаете! Чумазые!
   Чумазые эльфы загоготали.
   – Пойдя на поводу у шута и политикана, вы утратили человеческое достоинство!
   – А мы и не человеки! – крикнули из зала.
   – Вас, как я погляжу, бесполезно в чем-то убеждать. Но для проформы предложу – вступайте в ЭОЛ – Эльфийскую Ортодоксальную Лигу, – подлинную хранительницу мирового эльфийского наследия! Не буду вас агитировать, хотите прозябать – прозябайте, хотите загнивать – загнивайте. Хуже другое. Хуже то, что вы пособничаете уничтожению всего вокруг. Ваш начальник с потрохами продался этой сволочи Пендрагону! А вы в курсе, что Пендрагон и его шайка формируют армию?! Армию дураков и подонков! И они хотят, чтобы к каждой роте дураков был приписан эльф! Для материализации припасов и метания молний! Вы хотите быть пендрагонскими холуями?
   Хорошо говорила. Я гляжу, тут многие хорошо говорят. Одаренные.
   – Вы хотите быть пендрагонскими холуями?
   Эльфы не ответили, ответил Сироткин.
   – Наглая бабская ложь! – заявил он. – Ни слова правды. Наветы и поклепы! Пропаганда ЭОЛа! Эльфийская Ортодоксальная Лига! Эльфийская Обезмозгленная Лапа! Банда взбесившихся психопаток!
   – Я гляжу, разговора у нас не получится, – сказала Ариэль. – Ну, да пусть это останется на вашей совести. Мы здесь для того, чтобы решить более насущную проблему. И сейчас я выступаю не от своего имени… Хотя и от своего тоже…
   – Ты уж разберись как-нибудь! – ехидно прокомментировал Сироткин. – А то детский сад какой-то!
   – Не перебивай, пожалуйста. Нам нужен Коровин. Видишь ли, он нам кое-что должен…
   – Наглая ложь! – вмешался Коровин. – Я этим прачкам ничего не должен!
   – Он нам должен, – сказала Ариэлль. – И мы с него взыщем.
   – Что значит взыщем?! – возмутился Сироткин. – Взыщем! Сначала мы его как следует прибьем, а потом посмотрим. Дамочка, встаньте в очередь! Мы не собираемся уступать ничего вашей шайке! Даже такой отброс, как Коровин, – и то вам не достанется! И вообще, я не собираюсь с вами торговаться, пошли вон с нашего симпозиума!
   – Без Коровина мы не уйдем, – спокойно сказала Ариэлль.
   – Маалчать! – заорал Энлиль так пронзительно, что Ариэлль в самом деле замолчала. – Маалчать! Вон отсюда!
   Ариэлль отступила под защиту своих соратниц.
   – Почтеннейшая публика! – уже спокойнее обратился Энлиль к своим соратникам. – Вот оно – порождение ехидны и ползучего шовинизма!
   Энлиль указал пальцем на Ариэлль.
   – Где демократия?! – вопросил он. – Где права человека?! В свою жалкую банду эта особа принимает только девчонок! Это раз! Она – махровая закомплексованная глупая женская шовинистка! ЭОЛ! Экспедиция Оборванных Лохушек! Но даже не всех девчонок принимают в эту Экспедицию! Принимают только тех, у кого подходящие уши! Удлиненной формы и чтобы без мочек были! Посмотрите!
   Эльфы-мальчики разом поглядели в сторону эльфов-девочек. Девочки чуть-чуть смутились, секиры дрогнули. Я тоже пригляделся к девчонкам. Вернее, к их ушам. Аккуратные, маленькие, без мочек. И в самом деле чуть удлиненные кверху. Красивые уши.
   – Это настоящий ушиный расизм! – крикнул Энлиль. – И они еще смеют называться эльфами! Эльфы – самые простые и человечные! Эльфы – эгалитаристы! А вы, мадам, просто хабалка! Элитарные Остроухие Лоботряски!
   Зал одобрительно загудел. Ободренный Энлиль продолжал со страстью:
   – Это настоящий ушиный фашизм! Ариэлль, ты сама измеряешь своим подружкам длину ушей? С помощью линейки? С помощью штангенциркуля? А может, ты им еще череп измеряешь? Чтобы правильные пропорции были? Ответь!
   Но Ариэлль не ответила. Энлиль продолжал обличать:
   – А между тем эта, с позволения сказать, эльф в миру была весьма заурядной особой! Я узнал – ее зовут Анька Косолапова! Девушки! За кем вы идете – за Косолаповой!
   Ариэлль никак не отреагировала на замечание Оберэльфа.
   – А здесь ее мания величия раздулась до неимоверных размеров! Гражданка Косолапова объявила себя единственным ортодоксальным и настоящим эльфом! Навербовала банду таких же неудачниц, как сама, и теперь терроризирует нашу славную страну!
   Мне показалось, что они снова забыли про Коровина и теперь можно будет потихоньку уйти.
   Но уйти не удалось.
   – Эвтаназия Оболваненных Лягушек! – разорялся Сироткин. – Гэбня кровавая! Эзотерическая Обязательная Лоботомия!
   Он вообще не на шутку разошелся, так и удар можно схлопотать.
   – А ты просто баба! – не удержалась Ариэлль. – Склочная баба! А твой Пендрагон баран!
   – Взять их, – подчеркнуто равнодушным голосом велел Энлиль и, подумав минутку, добавил с удовольствием. – И высечь!
   Эльфы грозно встали, складывающиеся стульчики щелкнули.
   Эльфы-девчонки сомкнулись в кольцо и ощетинились секирами.
   Коровин быстренько оглядел амбар – он явно подумал то же, что и я. А я подумал, что лучше момента для отступления не найти – вот-вот враждебные партии сойдутся в смертельной битве, а в ходе смертельной битвы до таких мелочей, как судьба какого-то там Коровина, никому не будет дела.
   Но Коровин все испортил. Заверещал, подхватил котел, размахнулся и швырнул посуду в предводителя эльфов.
   Котел пролетел через весь амбар и врезался в голову Энлиля Сироткина, родившегося в Вавилоне и являвшегося прямым тезкой шумерского бога. Сироткин взмахнул ногами и завалился за стол.
   – Энлиля убили, – сказал кто-то в тишине.
   Ариэлль расхохоталась.
   – Да он прикидывается! – объявил Коровин. – А если не прикидывается, то тем лучше. Узурпатор… А, поглядите-ка, жив-здоров!
   Энлиль приподнялся на локте. На лбу у него багровой синевой наливалась внушительная блямба.
   – Бейте! – прохрипел Энлиль. – Бейте эту сволочь! Он привел остроухих! Он с ними заодно! Иуда! Во имя Мэрриэль! Во имя Персиваля! Гасите всех!
   – Плевать я на вас хотел! – не унимался Коровин. – На вас и на вашу Мэрриэль! А Персиваль ваш был просто дурак!
   Девчонки, однако, почему-то не спешили вступить в битву, Коровин в чем-то просчитался. И эльфы на призыв гасить всех подряд не очень откликнулись, проливать кровь особо не спешили. Мне вообще показалось, что они хотят для начала загасить Коровина, а потом уж заняться своими остроухими конкурентками. Сначала дела, девчонки, однако, подождут.
   – Клал я на вас! – громко повторил Коровин. – На всех клал! Все эльфы – говномэны!
   – Он кощунствует! – выкрикнул Энлиль. – Мэрриэль отвернется от нас! Персиваль проклянет всех эльфов! Бейте же его! Бейте же кого-нибудь! Озверейте!
   Эльфы озверели и, скрипя зубами, направились к Коровину. Вид у них был решительный, я подумал, что синяками в этот раз Коровин не отделается. Убить не убьют, а вот переломы разной степени тяжести организовать вполне могут.
   Коровин отступал к стене амбара, эльфы надвигались на него. Энлиль слез с помоста и, покачиваясь, пытался пробраться к Коровину через толпу, намереваясь расправиться с ним собственноручно.
   Обстановка накалялась. Я даже подумывал перейти от сценария «Капитан Немо» к сценарию «Супермен», но тут за стенами амбара задудел рожок. Затем еще, в другой стороне и далеко. И еще. И еще. Отовсюду. Энлиль замер с потрясенным лицом. Предводительница девчоночьих эльфов шагнула к Энлилю.
   – Сироткин, сложи оружие! – потребовала Ариэлль. – И вы будете отправлены домой. Без излишнего кровопролития. Сложи оружие, вы окружены войсками ЭОЛ! Периметр контролируется!
   – Во тебе, хабалка! – Энлиль показал Ариэлль счетверенную фигу. – И тебе и твоей ЭОЛ! Русские не сдаются!
   Ариэлль выхватила меч, Энлиль молниеносно выхватил несвойственный сословию эльфов газовый баллончик и пшикнул прямо в глаза нападавшей. Предводительница ортодоксальных эльфов уронила меч, схватилась за глаза. Энлиль подскочил к ней, обхватил за плечи и ударил коленом в живот. Туда, где не было брони.
   Кикбоксинг, определил я. Энлиль Сироткин владел приемами кикбоксинга. Во всяком случае, одним приемом. Ариэлль кувыркнулась на пол.
   – Смерть остроухим! – заорал Энлиль. – Мочите их, ребята!
   Ариэлль попыталась подняться, но Энлиль пнул ее еще разик, для верности.
   И тут же остроухие девчонки принялись с поразительной скоростью стрелять из своих коротких луков, так что амбарное пространство мгновенно заполнилось визжащими стрелами и воплями раненых эльфов. Я успел заметить, что стрелы несмертельные, со специальными ограничителями, не позволяющими втыкаться глубже чем на сантиметр. Но мне лично не хотелось, чтобы в мою тушку воткнулся даже сантиметр.
   Что оставалось? Я хорошенько размахнулся и запустил сундучком в светильник. Эльфийская лампа лопнула, и стало почти темно. Иглы тусклого света, пробивающиеся сквозь соломенную крышу, не освещали почти ничего. Эльфы загалдели, в темноте замелькали разноцветные молнии, запахло горелым.
   – Бейте! – послышался голос Энлиля. – Мочите!
   Пошел электрический треск, молнии наполнили амбар, я услышал, как кричат Коровин и еще несколько незнакомых мне эльфов. В плечо воткнулась стрела. Больно и неприятно.
   – Не стрелять! – заорал Энлиль. – Солома загорится! Бейте так!
   Молнии погасли, в темноте же драка приняла неконтролируемый характер. Эльфы всех мастей и полов, забыв про Коровина, с большим удовольствием лупили друг друга. Кусались, царапались, щипались и лягались. Что-то гремело и лязгало, даже, кажется, взрывалось. Иногда среди вспышек молнии я видел Энлиля Сироткина. Сироткин был вооружен котлом – тем самым, от которого понес урон в виде шишки. Энлиль наносил короткие разящие удары, на лице же у предводителя эльфов было совсем не эльфийское по своей хищности выражение.
   Вот тебе и бог ветра.
   Коровина видно не было, но за него я особо не волновался – шансов улизнуть в такой суматохе у него было достаточно. Поэтому я решил подождать Коровина снаружи и стал медленно пятиться к выходу.
   Сделал три шага – и тут же кто-то набросился на меня со спины. Я треснул придурка затылком в нос. Вражеский нос приятно хрустнул, и меня тут же отпустили. Я пнул еще кого-то, дернул за волосы, выбил чей-то эльфийский зуб, боднул в эльфийскую челюсть, меня треснули по спине чем-то очень похожим на эльфийскую пряжку.
   После чего я вылетел на воздух. И тут же пополз в рожь, вернее, в лебеду. Отполз немножко и стал наблюдать.
   Крыша амбара все-таки вспыхнула и загорелась вся сразу, большим веселым костром. Эльфы завыли и рванули к выходу. Выломали ворота и вывалились на улицу. Куча помятых волосатых придурков с фингалами и расцарапанными рожами.
   Остроухие эльфийки выглядели не лучше. Броня встопорщена, лица раскраснелись и тонкие белила потекли слезами, луки поломаны, косички торчком. Веселые девчонки, живые, мне понравились.
   Вся эта орава выскочила из амбара и швыранулась врассыпную. Часть к противоположной стороне амбара, откуда немедленно в небо взлетело несколько пердолетов и даже один махолет с велосипедным приводом. Затем мимо меня проскакал десяток эльфов на конях и штук двенадцать на тачанке, запряженной почему-то верблюдом, которого я как-то раньше не заметил.
   Остроухие снова затрубили в рожки, и из лебеды им ответили, на этот раз уже ближе. Эльфийки одурело погрузились в заросли и исчезли.
   Предпоследним из амбара выволокся прикованный к гире Гельминт Лидский. Он передвигался как бурлак с картины Репина, впрягшись в свое отягощение и наклонившись вперед. Довольно быстро, кстати, передвигался. Гельминт огляделся и, не сказав последнего «прости», утонул в лебеде.
   Последним же, как и полагается вождю, учителю и штандартенфюреру, амбар покинул Энлиль. Энлиль хромал, пурпурная хламида его была разодрана вдоль, лицо расцарапано и покрыто боевой грязью. Былой решимости у Энлиля на лице не наблюдалось. Он потерянно огляделся в поисках лестницы, ведущей на его дирижабль.
   И я мгновенно понял, что надо делать. Я выскочил из лебеды и быстрым шагом направился к Энлилю.
   – Ты кто? – спросил Энлиль, когда я приблизился на расстояние удара.
   – Франциск, – ответил я.
   – Какой еще Франциск? – не понял Энлиль. – Из Повезло?
   – Ассизский, – сказал я. – Для друзей просто Асси. Песню слышал? По лесу шагал Франциск, собирал цветочки? «Анаболик Бомберс»?
   И легонько ударил Энлиля в солнечное сплетение. Легкий супертолчок, безвредно, но очень больно. Этот гад пинался коленом, почему мне нельзя?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация