А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пчелиный волк" (страница 21)

   Коровин так разволновался, что мне даже лень было с ним спорить. Я пожал плечами, бросил на землю котел и принялся разводить костер. Не то чтобы мне было холодно, просто делать-то все равно нечего, а костер… Костер, он и есть костер, на него смотришь – и хорошо.
   Поэтому я распалил огонь, устроился возле и стал наблюдать за Коровиным, втягивая приятный, пахнущий прелой травой дымок.
   Коровин пристроил Доминикуса на прогнившее поваленное дерево, сам уселся напротив. Доминикус никак не хотел успокаиваться, ерзал, глядел по сторонам, принимался лизать лапы. Это здорово мешало Коровину, он вышел из терпения и навесил Доминикусу щелбан. Доминикус задрожал и неестественно замер.
   – Мама, – произнес Коровин.
   – Мама, – дюралюминиевым голосом ответил Доминикус.
   – Мама.
   – Мама.
   – Чего ты его все время одному и тому же слову учишь? – спросил я. – Научил бы чему-нибудь интеллектуальному. Например, слову «октаэдр».
   – Не получится. Любое существо, когда появляется на свет, говорит «мама». Только по-своему, конечно. По-кошачьи, по-собачьи. Поэтому научить данному слову проще всего. А сейчас мы приступим к освоению новых филологических территорий…
   И после двадцати минут вдалбливания в кошачью голову слова «мама» наступил черед вдалбливанию слова «папа». Вынести это было довольно сложно, поэтому я отвалился от костерка в лебеду.
   – Далеко не уходи, – посоветовал Коровин. – Тут заблудиться легко.
   – Мама, – сказал Доминикус.
   Я плюнул и углубился в лебеду. Лебеда была спокойна и тиха: ни ветер не продует, ни мышь не проскачет, ни суслик какой. Мертвая тишина, даже какая-то зачумленная. Вот она, деревня Мертвоотрыжка, вот она, вселенская тоска.
   Поглядел вверх и снова немного удивился. Сквозь бледно-голубое небо просвечивало созвездие Большой Медведицы, несколько не к месту перекошенное и странно двоящееся. Вообще-то днем звезды видно далеко не изо всякого колодца, не говоря уж о трубах. А отсюда их было видно, будто я вместе со всем этим миром находился на дне колодца, простиравшегося на… на… простиравшегося, короче.
   Парцифаль, добрый нелепый дурачок, наткнувшийся в темном лесу на странный колодец…
   – Стой! – послышался голос Коровина. – Стой, зараза!
   Я поспешил к месту нашего стояния и прибыл к нему вовремя. Коровин чинил расправу над своим домашним животным. Каким-то образом Коровин умудрялся держать Доминикуса за грудки и трясти. Будто на коте имелся пиджак. Да, роль пиджака играла отвисшая от долгого воздержания от пищи шкура. Тряс Коровин хорошо, с должным остервенением, Доминикус же был неприступен и невозмутим.
   Внезапно гнев Коровина резко сменился на милость. Он перестал трясти своего любимца, вместо тряски прижал его к себе и стал качать, поглаживая по голове и приговаривая:
   – Оголодал… оголодал, бедняжка, нельзя же так с животинкой…
   Коровин погладил кота еще разок и выпустил его на землю. Я заметил, что Доминикус снова раздут. Судя по форме этой раздутости, несколько минут назад он потребил остатки сушеной пираньи.
   – Не вытерпел, – сказал Коровин. – Не вытерпел, бедняга.
   – Коровин, – поморщился я. – Последний прием пищи, если мне не изменяет память, имел место вчера. Примерно пополудни. Ты бы лучше кота учил не русской речи, а манерам…
   – Произошла пренеприятная вещь… – Коровин почесался.
   – Я заметил, – кивнул я. – Почему на моем жизненном пути встречаются исключительно дрессировщики? Все кого-то дрессируют, дрессируют… Кто собаку, кто кошечку, кто бенгальского хомяка… Коровин, может, хватит зоопсихологии, а? Может, пойдем? Ты же сам сказал, тут надо идти. Так давай идти. Собирайся.
   Собираться особо Коровину было нечего, он посадил на плечо проштрафившегося рыбоеда, я закинул за спину котел. Путь был чист, мы шли до начала темноты. Испытывая легкие муки голода. Муки раздражали, от них я отвык за последнее время, как и от отсутствия горячей воды. К счастью, вечером мы встретили заброшенный сад. Фруктовые деревья давно одичали и не плодоносили, зато акаций было много.
   – Радуйся, Коровин, – сказал я. – Сегодня у нас на ужин национальная ирландская каша.
   – Из чего? – упаднически спросил Коровин.
   – Из акации.
   – А почему ирландская?
   Я не ответил, взял котел и принялся собирать сухие стручки. Коровин посмотрел, посмотрел, потом присоединился к собирательству. Акация была тоже диковатая и вся чуть ли не в узел завязанная. На собирание стручков ушло почти два часа. И еще час на лущение. В результате к полному наступлению темноты у нас набралась почти треть котла мелких коричневых зернышек. Я залил их водой, добытой из растения, похожего на гигантский ревень, и поставил на огонь. Кстати, этот самый гигантский ревень, только в порубленном виде, я добавил и в кашу из акации.
   Каша получилась ничего. Ничего хорошего. Но есть можно, особенно если у тебя богатая фантазия. Жуешь акацию, а воображаешь, что это перловка с луком и килькой в томате.
   Красиво. Я хотел придумать какой-нибудь сюжет картины на поедание каши из акации, но фантазии у меня не хватило, поскольку фантазия пробуждается поступлением в организм белка, фосфора и цинка, то есть веществами, которыми богаты, к примеру, устрицы.
   После каши мы стали спать.
   Заброшенный сад был заброшен прямо посередине лебедового поля – ни усадьбы, ни сторожки, так что пришлось спать прямо под яблонями. Всю ночь яблони стучали друг о дружку мелкими зелеными яблоками, что сначала мешало мне, а потом я привык. Под утро яблоки ни с того ни с сего стали падать, так что пришлось откатываться от деревьев в сторону. Одно яблоко стукнуло в лоб Доминикуса, но он сильно не пострадал.
   Немного пострадал Коровин – он спал так крепко, что падающие яблоки его слегка побили. Голову, в частности. В результате голова Коровина оказалась покрыта лиловыми шишками и стала похожа на шляпку молодого мухомора. Коровин проснулся, но ушибам значения не придал, а зеркала у него не было.
   Так начался четвертый день моего путешествия по Планете Х. Именно в четвертый день начались события, которые привели меня туда, куда привели.

   Глава 3. Краткий курс истории Планеты Х в изложении бывшего эльфа Коровина, или Воскрешение памяти

   Кроме шишек на лысине Коровина и ушибленного яблоком Доминикуса, с утра ничего необычного не было.
   Обычное утреннее бурчание в животе, тотальная ненависть, все по полной программе. Поле лебеды, которое меня начало уже изрядно доставать. И отсутствие информации, которое надо было срочно восполнить. Я решил, что сегодня, нет, даже не сегодня, а сейчас, со мной произойдет частичное воскрешение памяти. Оглядевшись, я выбрал яблоко попомятей и поменьше, подкинул, а потом поймал на лоб.
   Стукнуло небольно, я бы сказал, профилактически.
   – Вспомнил! – радостно воскликнул я. – Я вспомнил!
   – Ну, чего ты еще вспомнил? – недовольно проснулся Коровин.
   – На меня упало яблоко, и я вспомнил!
   – Какое, однако, совпадение, – поежился от холода Коровин. – На Ньютона тоже какое-то яблоко упало, и чем это кончилось для человечества? Е=мс2!
   – Это Эйнштейн придумал, – сказал я.
   – На него тоже яблоко упало?
   – На него упала фига. И вообще, при чем здесь Эйнштейн? Я говорю, вспомнил…
   – Как ты тут оказался? – проявил Коровин слабый интерес.
   – Не как, а зачем, – поправил я.
   – Тоже неплохо. – Коровин потер плечи. – И зачем тебя сюда принесло? Только не говори, что собираешься проповедовать гномам разумное, доброе, вечное…
   – Я должен разыскать человека.
   Коровин заинтересовался. Нащупал яблоко, плюнул на него, протер о рубище, попробовал. Плюнул.
   – Ты должен разыскать какого-то конкретного человека, – спросил он, – или человека вообще? В этическом, так сказать, смысле? В смысле диогеническом?
   – В смысле чудлана одного, – объяснил я.
   – Как интересно, – сказал Коровин. – Поведай мне эту историю, жрать-то все равно нечего.
   – История проста, – ответствовал я. – Было все, значит, так. Бродил я по Неаполю…
   Коровин вздрогнул. Я продолжил свою грустную повесть, в которой было сплошное вранье.
   По Неаполю я не бродил, брега солнечной Италии были мне недоступны со степенью недоступности кратера Гагарина, раскинувшего свои кольца на обратной стороне Луны.
   Как-то раз, в дождливые недели ноября, я изучал труды античных философов одной рукой, другой сжимая теннисный мяч, принадлежавший некогда одной великой теннисистке. Жизнь моя была тогда преисполнена приключений и легкости, я числился вольным работником в одном детективном агентстве, естественно, в свободное от основной учебы время, в общем, жил, не парился, копил на снегоход.
   И вот однажды, ну да, как раз в те самые дождливые недели ноября, к нам в агентство заглянул прилично одетый джентльмен. Оказалось, что он адвокат и душеприказчик одной пары из Южно-Африканской Республики. Пара была не бедная, ей принадлежали две алмазные шахты и несколько гранильных мастерских на границах округа Кимберли. Определенное время назад они решили завести ребенка, но, так как пара была уже в годах, обязанность по вынашиванию младенца была возложена на одну молоденькую девушку, найденную через Интернет.
   Девушка жила в Иркутске, она согласилась стать суррогатной матерью за пятьдесят тысяч долларов и пятилетнее содержание. Необходимые манипуляции были произведены, однако перед самым появлением на свет наследника бриллиантового королевства у девушки случился нервный срыв, и она удрала в Россию, где след ее затерялся.
   Пара не впала в отчаяние и начала розыски беглянки и своего наследника. Однако розыски затянулись, поскольку девушка неожиданно к сыну охладела, сдала его в дом ребенка, а сама ушла в ашрам.
   Но бриллиантовый шахтер и его супруга не отчаивались и посылали одного эмиссара за другим. Поиски растянулись более чем на десять лет. И удача была уже близка, специально нанятым агентом было вычислено место пребывания этого юноши, как вдруг он исчез. Проведенное расследование показало, что наследник шахт и гранильных мастерских попал сюда. Судьба вмешалась в развитие этой истории – около трех месяцев назад южноамериканская пара погибла. Их личный самолет разбился над озером Танганьика, они туда на сафари ездили. А завещание осталось. В общем, меня и напрягли. Квартиру обещали.
   Коровин нахмурился.
   – А как попал сюда, все равно не помню, – сказал я. – Клянусь ушами Нибелунгов, ретроамнезия, видно. Провалы. «Илиаду» частично помню, «Одиссею» уже нет.
   – У тебя был парашют, – сказал Коровин. – Видимо, откуда-то прыгал…
   – Видимо, – согласился я.
   – А вообще интересная история. – Коровин заглянул в котел на предмет обнаружения каши из акаций. – А как этого баклана звали? Того, что ты должен отыскать?
   – Персиваль, – ответил я. – Родители завещали назвать его в честь рыцаря Круглого Стола. Они даже самый крупный алмаз, добытый на своей шахте, так назвали.
   Эту историю я придумал вчера, перед сном. Под вой дурацкого ветра, под угрожающее перешептывание кровожадных леммингов, откочевывавших к северу.
   – Я знал его, – сказал Коровин. – Этого Персиваля.
   Я сделал заинтересованное лицо.
   – Тут его не только я знал, – сказал Коровин. – Многие его знали. Я могу рассказать…
   Рассказать Коровин не успел – над нашими головами что-то просвистело. Протрещало. Примерно так же трещат по спицам пристегнутые к велосипедным вилкам открытки. Или рикошетирующие пули.
   Я инстинктивно пригнулся. Вспышка справа, вспышка слева. Коровин не пригнулся, что меня насторожило, но я решил, что он просто опытный, знаком с местной аэронавтикой.
   Доминикус спрятался под рубище.
   – Смотри-ка ты, – хмыкнул Коровин. – Еще летают… А я думал, уже все…
   Я успел забросить взгляд вслед за пролетевшей пулей и успел его опознать. Летающая метла. Та, что лежала под № 18 в морозном ангаре триллионера и властителя мира Ван Холла.
   Пердолет.
   А верхом на нем барбос в сиреневом плаще.
   – Помело, – сказал Коровин. – Последнее помело полгода назад видел…
   – Это что, на самом деле летающая метла? – спросил я.
   – Почти, – сказал Коровин. – Устройство такое. Раньше Магический Орден на таких летал…
   – А теперь?
   – А теперь Магического Ордена нет. Теперь они все к Пендрагону ушли, в Деспотат…
   – К кому? – усмехнулся я.
   – К Пендрагону. В Деспотат. Ты не знаешь, но я, опять же, расскажу…
   Коровин остановился. Коровин возложил длань на очи свои. Коровин рек:
   – Сначала была тьма, потом стал свет, ну а потом все как положено, каждой твари по харе. Если говорить откровенно, я не очень хорошо знаю здешнюю историю, гномьим легендам же доверять нельзя, поскольку гномы в сущности своей лживы, как ирокезы. Но кое-что я сказать могу…
   – …Пришла туча со стороны Золотого Города, и отверзлись врата, и узрели они престол, отлитый из огня и сиянья, от которого лопались перепонки, глаза же вытекали в раскаленный воздух…
   – Смотри-ка ты. – Коровин сощурился. – Откуда?
   – Не знаю. У меня же провалы в памяти…
   – Ну да, само собой. Ладно, буду рассказывать. Вот так. Когда-то давно здесь было… Точно не знаю, что здесь было. Я знал одного парня, он составлял карту, так вот, он говорил, что у этого места не очень давняя история. Он составил даже свою теорию по поводу всего этого…
   Коровин умудрился кивнуть одним кивком на все четыре стороны света. Затем продолжил:
   – Видишь ли, в некотором роде это такая… если объяснять в скучных терминах, Страна Мечты, я уже говорил. То есть тут так или иначе они сбываются, мечты. И даже случайные мысли и слова сбываются иногда. А мечтать в массовом порядке люди стали не так уж давно…
   – Почему? – не понял я.
   – Все просто. – Коровин почесал Доминикусово пузо. – О чем люди мечтали раньше? Ну, пожрать хорошенько, ну, не работать. По максимуму стать царем. Вот и все. Энергетический потенциал у подобных мечтаний был крайне низок. Потом, с развитием цивилизации, мозги у людей усложнялись. За счет того, что им приходилось работать все меньше и меньше, они все больше и больше думали. Ну и мечтали тоже, соответственно, больше. В двадцатом веке, особенно во второй его половине, произошел всплеск мечтаний. В основном это связано с развитием техники и средств коммуникации. Количество ЭМ…
   – ЭМ? – спросил я.
   – Энергия Мечты, – пояснил Коровин. – Так называл тот, кто составил карту этого места, субстанцию мечтаний. Ну так вот, количество ЭМ резко возросло. Книги, затем радио и телевидение, затем компьютеры добавили перцу… Короче, в один прекрасный момент ЭМ стала созидающим фактором, и возникло место, где эти мечты получили возможность реализоваться. Это о вопросе… как называется наука о всем?
   – Онтология [19], – сказал я.
   Коровин поглядел на меня с уважением.
   – Доклад в школе делал, – соврал я. – «Что такое философия» назывался.
   – Понятно. Ну так вот, об онтологии все. Говоря проще: пипл мечтал-мечтал и намечтал. И вот стали тут появляться разные фантазеры. Космонавты, мушкетеры, индейцы, ковбои, рыцари, волшебники, ну, все, короче, даже эльфы. А поскольку мечтают все о разном, то вместе с ними стали потихонечку реализовываться и их фантазии. Оживать стали. Сначала все вроде бы ничего было, терпимо. Гномы завелись, единороги, летуны, другие зверушки. Все тихо-мирно, все спокойно. Хорошее время было, я, правда, уже не застал… Ну а потом понеслось. Сначала вампиры, потом оборотни, потом мертвяки, живоглоты, а потом и не сосчитать кого… Красные Руки поперли, упыри, гробы летающие, опять же саблезубые бараны. Пара левиафанов даже была, как плотину прорвало… И всем стало жить очень тяжело, поскольку вредных существ стало гораздо больше, чем добрых, и они стали всем досаждать…
   Я не смог удержаться, честное слово, перебил:
   – И появился он, весь в белом, и меч его был быстр! Все-таки он, Воин Добра?
   Коровин беззвучно хихикнул.
   – Почти так. Все почти так, клянусь Мигелем Гваделупским! Тогда объявился один парень. У него были странные способности. Он мог появляться в разных местах и доставать разные вещи. И он начал войну против всей этой дряни. Собрал рыцарей и начал помаленечку хлопать всех этих гадов. И вполне удачно начал. Только вот гадов становилось тоже все больше и больше, просто толпы какие-то хлынули…
   – Почему? – перебил я снова.
   Коровин хихикнул уже в голос.
   – А ты будто не знаешь, почему? – спросил он. – Время изменилось, мечты стали жестче. Все стали мечтать о разной дряни. Где ты сейчас найдешь даже одного приличного мечтателя? Ты не знаешь?
   – Не знаю, – ответил я.
   Я снова врал. Я знал одного мечтателя. Вернее, мечтательницу. Сирень. Наверняка ее фантазии были вполне необузданны. Странно, как до сих пор она сама сюда не попала.
   – Я тоже не знаю, – продолжил Коровин. – Так вот. Этот парень стал потихоньку объединять разные кланы. Волшебников, эльфов, рейнджеров, следопытов, всех, короче. И все они начали мочить разную нечисть…
   – Ты уже говорил.
   – Ну да, – сбился Коровин. – Все шло нормально. Как вдруг этот парень почувствовал, что…
   Коровин неожиданно замолчал и прислушался. Я тоже прислушался.
   – Показалось, – сказал Коровин. – Но нам все равно в ту сторону. Так вот, этот парень, он почувствовал, что за ним вроде как наблюдают. И пусть никаких явных признаков не было, этот парень ощущал себя как под микроскопом. Дело в том, что он попал сюда… Короче, он уходил от погони. Он участвовал в одном научно-военном эксперименте, вернее, его заставили в нем участвовать… И теперь они не хотели оставить его в покое, они считали его своим оружием, своим топором. А он не хотел быть ничьим топором! И так уж получилось, что он привел своих врагов сюда…
   Так, подумал я, это уже интереснее. Уже ближе к теме, уже горячее, приложись лбом, останется след.
   Совпадает с тем, что знал я.
   А вообще интересно – страна мечты. То есть получается, что у тех, кто попадает сюда, то, о чем они фантазировали в нашем беспонтовом мире, исполняется наяву. Ну, вот я попал тоже. Как мои мечты, начнут теперь сбываться? А какие у меня мечты? Раз не сбывается – значит, никаких нет. Почему? Потому, что я в чем-то ущербный человек, отпечатков – и тех у меня нету. Хотя… конечно, есть у меня мечта! А моя Южная Америка, мачу-пикчу, Тегусигальпа, Кондоры и Анды! Что, этого мало? Видимо, да, подумал я. Ведь мачу-пикчу, озеро Титикака и Анды существуют на самом деле, я выполняю задание и за свои деньги запросто отправлюсь в свою Южную Америку. А сюда выносят волны только тех пацанов и девчонок, которые мечтают о невозможном – типа рыцарских турниров, эльфийских песнопений и прочего. Ясно – мечты должны быть только детско-приключенческие: фантазии ролевиков, геймеров, любителей рубилово-фантастики и всяких романтических фэнтеж. Подумав так, я успокоился.
   Коровин смотрел на небо. Я заметил, многие люди любят без дела смотреть на небо, я сам такой. В какой-то книжке я читал, что привычка смотреть на небо является одним из доказательств существования бога.
   – Его звали Персиваль, и я был с ним знаком, – сказал Коровин. – Персивалю нужно было отсюда бежать, но он не мог все бросить. У него была подруга, и ему было жалко всех этих… Короче, тогда возникла идея устроить некое…
   Над нами провыл еще один летательный аппарат, похожий на помело, на сей раз пилот был в кожаной куртке, прямо беспечный ездок, честное слово. Коровин проследил за ним взглядом бывалого бывальца.
   – Мне кажется, – он сощурился, – мне кажется, там впереди какое-то строение…
   Коровин указал пальцем в сторону горизонта.
   – Ты посмотри, что там такое, у меня от голода глазные мышцы не в тонусе…
   Я посмотрел. Далеко-далеко, километрах в пяти, прямо посреди поля возвышался невысокий крепкий амбар. Амбар как амбар, пшеницу раньше, наверное, хранили. Или табак. В Аргентине в таких амбарах листья табачные вялят. Перед сворачиванием в сигары.
   Помело долетело до амбара, описало круг над крышей, зависло, а потом опустилось вниз.
   – Странно, – сказал Коровин. – Я что-то чувствую. Какие-то вибрации…
   Я прислушался к собственным ощущениям, но никаких вибраций не ощутил.
   – Сила. – Коровин сжал кулаки. – Я чувствую силу!
   – Это оттого, что мы акации вчера наелись. Акация очень питательна, содержит много хрома…
   – Там. – Коровин указал на амбар. – Там что-то происходит! Посмотри, как встала дыбом шерсть у Доминикуса!
   Шерсть Доминикуса действительно поднялась дыбом, но этому могло было быть сто двадцать восемь причин. Например, блохоактивность.
   – Там что-то необычное… – прошептал Коровин. – Давно я не чувствовал…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация