А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пчелиный волк" (страница 19)

   Коровин накрыл котел с пираньями крышкой, потряс его. Достал из рубища деревянную плошку, наклонил котел и наполнил плошку нездорового вида слизью.
   – Раздевайся, – велел Коровин.
   Я стал послушно раздеваться. Походная аптечка улетела куда-то вместе с рюкзаком, пренебрегать народными средствами не стоило.
   – Слизь пираньи содержит дезинфицирующие вещества, заражения не будет, – объяснил Коровин. – И заживет быстрее. Как на сотруднике лодочной станции.
   Я поглядел на Коровина. С побитой мордой, но с юмором. Это мне нравилось.
   Куклачев с Планеты Х швырнул мне миску. Я оторвал от лохмотьев комбинезона полосу, намотал ее на длинную палочку, палочку обмакнул в слизь и стал замазывать свои повсеместные язвы.
   Не могу сказать, что это было приятно. Слизь сама по себе отвратительная субстанция, слизь пираний тем более. Она воняла рыбой, к тому же оказалась еще и чрезвычайно жгучей. Но я терпел. Терпел и думал, что потом, когда заживут все эти прокусы, я останусь покрыт многочисленными шрамами. Причем шрамами позорно-мелкопоместными, будто меня побило крупной, с горох, ветрянкой. Другое дело шрамы колюще-рубленые, а тут…
   Выбирать было не из чего, и скоро я оказался обмазан слизью с ног до головы.
   – Не бойся, скоро засохнет, – успокоил Коровин. – Нормально будет.
   В правом моем ухе засвистело, глаз задергался.
   – Что? – заботливо спросил Коровин. – Что опять?
   – Свистит в ушах, – сказал я. – В правом. А может, в голове…
   – Не расстраивайся, – успокоил Коровин. – Тут у всех в голове свистит. У некоторых даже голоса в голове. Даже у Доминикуса и то чердак не в порядке. Представь, ему кажется, что он изюбрь.
   – Изюбрь? – По виду Доминикус на изюбря совсем не походил, походил на жертву фальсификаторов лисьих шуб.
   – Изюбрь. Самый настоящий изюбрь. Ему кажется, что он в Беловежской Пуще обитает, пьет ключевую воду и кормится корой с дуба. Я одного гипнотизера встретил, и он мне про это рассказал.
   При слове «изюбрь» Доминикус приосанился, выставил хвост и наполнился внутренним благородством. Будто он действительно пил ключевую воду и кормился корой с дуба.
   Говорит «мама» и считает себя изюбрем. Круто.
   – У меня, – рассказывал Коровин, – как я сюда попал, в голове вообще полгода свистело. Будто Соловей Разбойник поселился… Слушай, а ты вообще понимаешь, куда ты угодил?
   – В болото, – сказал я.
   – Это точно. Я видел, там у тебя парашют, кажется, был… Ты, вообще, кто? Парашютист?
   Я пожал плечами.
   – Так ты что, сюда случайно попал? – удивился Коровин. – И на парашюте… Первый раз вижу, чтобы сюда на парашютах попадали…
   – Я? – покачал головой. – Не знаю… Может, и случайно…
   – Погоди, погоди. – Коровин даже схватил меня за руку. – Так ты что, сюда не хотел?
   – Куда «сюда»? – спросил я.
   – Ну да… память отшибло, – пробормотал Коровин. – Ладно, подождем, когда ты вспомнишь, времени у нас три вагона. Однако если ты сюда попал – то, значит, хотел. Поэтому ничему не удивляйся. И не спрашивай каждую минуту, где ты. Очень скоро сам поймешь. А пока надо решить насущные проблемы, костер-то, кажется, разгорелся. У тебя нет случайно горстки фасоли?
   – Нет, – ответил я.
   – Жалко. – Коровин подбросил в огонь хворостин. – Я так по фасоли соскучился… Жалко, что Доминикус не собака…
   Коровин потрепал своего кошака за шею.
   – Почему? – удивился я.
   – Во-первых, он мог бы искать трюфели, а это вкусно. А во-вторых, он мог бы зализывать раны. Собаки отлично зализывают раны, у них слюна бактерицидная. Доминикус бы тебя отлично зализал, даже без слизи обошлись бы…
   Доминикус бросил на меня плотоядный взгляд, и я подумал, что, если бы Доминикус был собакой, я бы не стал записываться к нему на зализывание.
   – Но собак тут, к сожалению, нет, – вздохнул Коровин. – Живых.
   – Мертвые только? – спросил я.
   – Электрические только.
   – Электрические собаки? – Я вспомнил железную голову странной твари на полу в ангаре Ван Холла.
   – Электрические, – кивнул Коровин. – Железные, роботы, короче. Но это в пустынях, а пустынь сейчас мало осталось. Почти не осталось. И лесов тоже. Влажность повысилась. Я думаю, электрические собаки сейчас тоже все повымерли. Коррозия их сожрала, тут коррозия очень сильная, влажность повысилась, говорю же.
   Коровин постучал грязным ногтем по котлу, на котле действительно была маленькая коррозия. С копейку.
   Коровин поежился. Доминикус тоже поежился.
   – Почему? – спросил я. – Почему влажность повысилась?
   – Потоп был, – ответил Коровин. – Это ответ на твой вопрос.
   – Какой потоп?
   – Всемирный, само собой.
   Коровин был совершенно серьезен. Он подкинул в огонь еще дровишек, затем поставил туда котел с пираньями и облизнулся. И Доминикус облизнулся. К вареным пираньям Доминикус был тоже неравнодушен.
   – Потоп – это что, – я ткнул в низкие облака, – типа, разверзлись хляби небесные?
   – Ну да, – Коровин кивнул. – Только не хляби, все было гораздо хуже. Нашлись тут придурки, решили нефть добывать… Раньше ведь как все было – нужен бензин, приличные люди идут к эльфам…
   – К эльфам? – спросил я.
   – Угу. К эльфам.
   – Эльфы – это такие маленькие человечки в зеленых курточках? – спросил я. – Ирландская мифология?
   Коровин помотал головой.
   – Эльфы, они… – Он пошевелил пальцами в воздухе. – Эльфы, они, как мы. Умеют разное…
   Я вспомнил, как Коровин стрельнул молниями в воду, и спросил:
   – Ты что, тоже из них, что ли?
   – Я? – Коровин усмехнулся. – Не, ну что ты… Это так, один чувак научил. Четыре месяца тренировки – и ты тоже так сможешь. А эльфы… Обычные простые ребята. Могли всякую ерунду осуществлять. В смысле, материализовывать… Так вот. Нужен бензин – идут к эльфам. А потом эльфы переводиться стали. Вырождаться.
   – Почему?
   – А кто его знает… Ну, так вот, все меньше и меньше эльфов стало, а бензин-то нужен. Вот некоторые придурки и решили нефти подразыскать. Стали бурить. Бурили, бурили, и как-то ночью из скважины ударила вода. Вода текла и текла, и никак ее не могли остановить, вот все и заболотилось. А потом и пираньи завелись, и вообще…
   Он плюнул.
   – И вообще история темная. Никто ничего не знает. Я тоже не знаю, и лучше ко мне не приставай.
   Мне и не хотелось приставать. Во всяком случае пока.
   – Тут что, везде вода? – поинтересовался я. – И вообще, где мы?
   – Воды много, а везде ли она, я не могу сказать. Во многих местах. Раньше все пустыни больше были, леса большие, теперь вот все изменилось. Ни тебе лесов, ни тебе пустынь. Болото, бобры разные…
   Коровин поворошил в костре палкой.
   – Так где мы все-таки находимся? – повторил я главный вопрос.
   – Ну… – Коровин посмотрел в серое небо. – Я вообще-то тебе говорил – не спрашивать. Но если в общих чертах. Когда я попал… сюда… Когда я попал сюда, я называл это место Изумрудным Островом.
   – Изумрудным? – Я обвел взглядом просторы.
   Честно говоря, изумрудного вокруг было мало.
   – Ну да, Изумрудным, – устало кивнул Коровин. – Изумрудный Остров, Земля Святого Патрика, Край Трилистника.
   – И что, мы находимся в этом самом Краю Трилистника?
   Коровин кивнул.
   – Вообще, этому месту тьма названий. – Коровин помешал палкой в котле, отчего по округе распространился зловещий рыбный запах. – Каждый придумывает ему название по сердцу. Лукоморье, Зазеркалье, Страна за Северным Ветром, Сердце Ойкумены, Прекрасный мир, Зрачок Фармацевта, Сад Ирий, Страна Мечты – это очень часто употребляется, только оно не совсем верное. Еще много других… Место Снов, Реальность-Два.
   Коровин рассмеялся.
   – Реальность-Два, Реальность-Двадцать Два, какая разница. Суета сует, как говорится… Хотя, конечно, не без своих приятностей… Правда, в последнее время их не так уж и много, но, как говорится, в семье не без урода.
   Коровин подцепил за хвост пиранью, отломил кусочек, попробовал.
   – Пойдет, – сказал он. – Лаврушки только не хватает.
   – Можно есть? – с сомнением спросил я.
   – Настояться должны.
   Коровин снял котел с огня, убрал его в сторону. Привалился к дереву. На лице его читалось полное умиротворение и довольство. Странный тип. Если бы меня угораздило оказаться в таком местечке, я не был бы таким беспечным.
   Впрочем, похоже, меня угораздило. Низкий поклон вам, гады. Ван Холл, Седой, Йодль. Ну, ничего, устрою я вам трибунал по военным преступлениям. Вернусь только.
   – А ты сам что тут делаешь? – спросил я. – В Сердце Ойкумены?
   – Бегу от неправедных гонений, – признался Коровин.
   – Диссидент, что ли, местный?
   – Ну да, типа того, – кивнул Коровин. – Узник совести.
   Коровин продемонстрировал руки. На запястьях синели шрамы. Одинаковые шрамы. Кандалы. Были когда-то кандалы.
   Интересно. Кандалов я никак уж не ожидал. Особенно в Лукоморье.
   – Ты-ты-ры вольности сестра, свобода в мрачном подземелье… – продекламировал Коровин. – Вот так-то, старина Бенкендорф, почти полгода в шурфах старался.
   Коровин предъявил свои мозолистые ладони.
   – Что копал? – спросил я.
   – Я же говорю, старался, – ответил Коровин. – Золото искал.
   – Много нашел?
   Я не просто так спросил. Страшные секреты страшными секретами, но такой тип, как Ван Холл, везде ищет выгоду. И если тут существовали запасы каких-нибудь ПИ – золота, урана или молибдена, то его интерес был вполне понятен. Ископаемые Земли стремительно истощаются, поэтому разрабатываются проекты использования ископаемых океанского дна и даже Луны. Так что интерес Ван Холла оправдан. И вполне вероятно, что на этом интересе можно сыграть. По возвращении.
   – Много золота? – спросил я снова.
   – Не-а, – помотал головой Коровин. – Ничего почти. Песок один, меньше пробирки. Нет тут никаких запасов, это сразу понятно. А эти гады меня шесть месяцев лопатой заставляли работать. Застенкер… Ты бы видел этого Застенкера, настоящий зверь! Кстати, мой верный Доминикус в этой обстановке проявил чудеса моральной стойкости…
   Я представил, в какой области Доминикус может проявить чудеса моральной стойкости, и мне стало смешно и грустно одновременно.
   – Как ты сказал? Застенкер?
   – Застенкер, – кивнул Коровин. – Такая сволочь, просто представить трудно. Правая рука Пендрагона.
   – Кого?
   Про Пендрагона они, кажется, тогда что-то говорили…
   Все интересней и интересней. И очень хотелось спросить… Но спешить не стоило. Три месяца – это конечно, мало, но все равно, спешить не стоило. Все должно идти своим путем, все должно случиться в свое время. Успею. Ван Холл не ввел меня в курс здешней политики, может, оно и правильно. Свежий глаз лучше видит.
   – Что говорить о всяких мерзавцах. – Коровин подставился к огню. – Я расскажу тебе лучше о Доминикусе.
   Услышав свое имя, Доминикус потянулся и снова сказал «мама».
   – Так вот, – рассказывал Коровин. – Доминикусу предложили вступить в сделку с нравственными устоями. Ему предложили должность банального крысолова в третьем штреке, причем безо всякого содержания! Питаться же он был должен исключительно крысиным мясом! Но Доминикус предпочел голодать!
   – Какой молодец! – восхитился я. – Никогда не слышал ничего подобного! Просто триумф духа, честное слово!
   – Это потрясающе, – вздохнул Коровин. – Простое, бессловесное существо… А я вот слаб, я работал на них…
   Коровин замолчал. Он сидел возле огня, ворочал в котле палкой, нюхал воздух. Доминикус лежал на охапке полусырых коряг, мерцал зелеными зрачками и громко урчал перевариваемой рыбой. Я сидел напротив костра с другой стороны и думал, что мне делать дальше.
   Судя по всему, обрывки топографических сведений, касающихся Планеты Х, пошли Доминикусу под хвост. Пустынь на самом деле нет. И теперь Планета Х напоминает большое, кишащее пираньями болото, перемежающееся редкими островами суши…
   Коровин поддел варево палкой, понюхал, поморщился.
   Еще бы не морщиться, получавшееся кушанье пахло премерзопакостнейше. Где ты, Варгас? Где вы, личинки пальмовых короедов в одноименном масле?
   Я содрогнулся. На базе я подраспустился. Привык к приличному провианту. Жрать болотных пираний мне совсем не улыбалось.
   – Так или иначе, но поесть надо, – поморщился Коровин. – Давненько я не ел. А ты? Ты что ел в последний раз?
   Коровин спросил это с таким трепещущим интересом, что я решил его немножко порадовать.
   – Да так, – я зевнул, – всякую ерунду…
   – Расскажи, это, может быть, интересно.
   Теперь уже громко заурчало у Коровина.
   – Последний мой завтрак был прост, – сказал я. – Салат «Золото Рейна», куриное филе, фаршированное луком, сыром и белыми грибами, запеченное на углях, рыбное ассорти…
   – Рыбное ассорти? – простонал Коровин.
   – Ну да, рыбное ассорти. Копченая белуга, муксун, лосось, ну, омуль само собой…
   – Хватит. – Коровин решительно притянул к себе котел. – Рыбное ассорти…
   – Знаешь, Коровин, а у меня с собой был кусок жареного дикого…
   – Чего?! – шепотом спросил Коровин. – Что у тебя с собой было? Кусок жареного дикого чего?!
   – Поросенка. Кусок поросенка. В пальмовых листьях.
   Коровин стукнул себя по голове и зарычал.
   – Конечно же, эти мерзкие пираньи все сожрали! Ну что ж! Ответим им тем же!
   – Послушай, Коровин, – спросил я. – А стоит ли их есть? Не кажется ли тебе, что это как-то…
   – Что тебя смущает?
   – Понимаешь, эти пираньи, они все откусили от меня по изрядному куску. И проглотили. Как же я буду есть их? Получится, что я в чем-то ем самого себя…
   Коровин задумался. Зачесал щеку своими грязными ногтями.
   – Нет, – сказал он через минуту. – Тут никакого напряга нет. Они же не успели тебя толком переварить.
   Это был аргумент.
   – И потом, – Коровин продолжил свое оправдание зла. – И потом… Если бы они заели тебя до смерти, то тогда совсем другое дело. А в нашем случае это, можно сказать, акт возмездия.
   Коровин выудил из котла большую маслянистую рыбину, оторвал голову и врубился в чешуйчатый бок.
   – Кушай, – сказал он. – Тут по-другому не прожить.
   Он был прав. Я вздохнул, пожелал себе удачи и, стиснув зубы, приступил к крупной сочной пиранье.
   – Ананасов кислых не хватает, – сказал я, прожевав первый кусок. – С кислыми ананасами любая рыба идет изумительно…
   – И с кашей, – прошамкал Коровин.
   – Мама, – сказал Доминикус.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация