А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пчелиный волк" (страница 15)

   – Вот и хорошо. – Ван Холл спрыгнул на пол. – Я предъявил вам все существующие доказательства. Информация у вас имеется, делайте выводы. Две минуты.
   Мне лично две минуты не понадобились. Я помнил про «там».
   – Я сделал выводы, – сказал я. – Если зверь с долларами в глазах не может существовать в нашем мире, то, значит, он существует в другом. Если сжатый воздух не может существовать в нашем мире, значит, он существует в другом.
   Ван Холл кивнул.
   – А вы? – Он посмотрел на Дрюпина и Сирень.
   – Ну, я… – начал мямлить Дрюпин.
   Вмешалась Сирень:
   – Если эти предметы появились здесь, то границу между нашим миром и тем миром можно каким-то образом преодолеть. Отсюда вывод. Анализ ДНК с этого… аппарата позволяет сказать, что его построили… Его построили дети.
   – Угу.
   – Вы хотите сказать, что какие-то ребята из нашей страны живут в том мире? – спросил Дрюпин.
   – Точно. – Ван Холл показал нам кулак с оттопыренным большим пальцем.
   Мне стало неприятно. Нет, я ожидал чего-нибудь в этом духе, но надеялся, что… Я надеялся, что это все-таки будет ученый-маньяк. Наплодивший монстров, с которыми надо бороться не на жизнь, а на смерть. С помощью бластеров, револьверов, супербулата и другого оружия.
   А оказалось, что все это на самом деле «там».
   – Теперь последний вывод, – сказал я. – Кто-то должен отправиться на разведку этого… параллельного мира? Так? И этот кто-то я? А почему именно я? Я не хочу!
   Сирень посмотрела на меня с легким презрением.
   – Пусть Дрюпинг идет! – продолжал я. – А я не готов. У меня растяжение ахиллесова сухожилия, мне нужна квалифицированная медицинская помощь! А этот коновал Йодль меня только витаминами пичкает…
   Я довольно долго рассказывал, почему я не могу в ближайшее время участвовать в мероприятиях, связанных с физическим и умственным напряжением. Пусть. Пусть думают, что я не хочу.
   – Хватит, – утомился Ван Холл. – Твой разговорный талант широко известен…
   – А вы голландец? – неожиданно спросил я.
   Ван Холл оторопел. И какое-то время смотрел на меня совершенно тупо. У Дрюпина медленно отвисала челюсть. Уже во второй раз.
   – Так вы голландец? – снова спросил я.
   – С чего ты взял?
   – Фамилия у вас.
   Ван Холл хмыкнул.
   – Фамилия… Фамилия фамилией…
   – Сколько раз вы запускали установку? – спросил я.
   Ван Холл оторопел еще больше. Потом усмехнулся.
   – Седой в тебе не ошибся, – сказал он. – Седой не ошибся в каждом из вас. Вы так похожи на… Короче, у него чутье, он умеет выбирать. Ты прав. Ты совершенно прав. Установку запускали семнадцать раз.
   – Для чего предназначена установка? – с другой стороны спросила Сирень.

   Глава 10. Страна за Северным Ветром

   Ван Холл уселся на стул. Достал портсигар, свернул себе дежурную папироску из рисовой бумаги, закурил.
   – В тысяча девятьсот пятнадцатом году американский астроном Ловелл предсказал существование девятой планеты Солнечной системы. Он называл ее Планета Х. Планета Икс. Тогда над ним многие смеялись. Говорили, что эту планету никогда не видели и даже не просчитывали. Ловелл не слушал, продолжал искать. Но не нашел, потому что умер. Планету Х открыли через пятнадцать лет, это был Плутон. А еще через шестьдесят с небольшим лет у Плутона нашли спутник. И назвали его Харон. Кто такой Харон, вы уже знаете…
   Ван Холл усмехнулся.
   – Они там. – Ван Холл указал пальцем в потолок. – Во тьме. В холоде. За миллионы километров отсюда. Их не видно. Не слышно. Их нельзя почувствовать. Но они есть. Плутон и Харон.
   Ван Холл подышал в кулаки.
   – Теперь я расскажу о настоящей Планете Х, – сказал он. – По сравнению с которой Плутон – открытая книга. Детские игрушки.
   Ну, вот, ничто человеческое триллионерам не чуждо. В том числе и страсть к дешевым театральным эффектам.
   Я изобразил на лице драматическое напряжение. Дрюпин изобразил внимание, Сирень ничего не изобразила. Ван Холл продолжил рассказ:
   – Так вот. Примерно шесть лет назад отдел форсированных исследований моей компании наткнулся на одну интересную разработку. Это был ученый-одиночка, биолог. Он изучал крыс и случайно открыл один интересный эффект. Мы дали ему средства. И через год появился проект «Двери». Что-нибудь слышали?
   – Нет.
   – Я слышала, – сказала Сирень. – «Двери»… Это кажется, где людей учили через стены проходить?
   – Что то вроде этого… Для того чтобы ликвидировать последствия проекта «Двери», пришлось применить вакуумную бомбу.
   – Не получилось? – усмехнулся я. – Я имею в виду с «Дверьми»? Не стали они через стены проходить?
   Ван Холл выпустил дым.
   – Проект «Двери» увенчался успехом, – спокойно сказал он. – Был создан объект, способный проникать через любые препятствия.
   – То есть?
   – То есть появляться в заданной точке пространства.
   Похолодало.
   Я особо не удивился. Тому, что Ван Холл занимался подобными штуками. Наверное, все, у кого есть сотня лишних миллиардов, ими занимаются. Приятно научить любимую собаку Бритни проходить через стену. Я бы научил. Или клонировать саблезубого тигра. Я бы клонировал.
   – Сами понимаете, умение проходить сквозь стены – это почти абсолютное оружие, – сказал Ван Холл.
   – И ваше абсолютное оружие послало вас подальше? – поинтересовался я. – Он научился проходить через эти ваши двери и послал вас подальше?
   Ван Холл ответил уклончиво.
   – На определенной стадии проект вышел из-под контроля, – ответил он. – Если так можно выразиться.
   Ван Холл снова выпустил дым, и он стал подниматься вверх, конденсироваться в морозных столбах синего цвета и выпадать вниз маленькими снежинками. На шапках заблестел иней. Ван Холл продолжил:
   – Дело в том, что в ходе реализации проекта применялись не до конца проверенные методики. Мы стимулировали активность мозга объектов с помощью сверхмощных магнитных полей и некоторых препаратов. И еще другими способами… И, насколько стало ясно потом, некоторые из этих способов… имели некоторые побочные эффекты.
   – Побочные эффекты? – прищурилась Сирень.
   – Каким-то образом объект обрел не только возможность прохождения через препятствия, но и еще кое-что…
   Судя по физии Ван Холла, про это «кое-что» он рассказывать не собирался.
   – У него имя было? – спросил я.
   – Что? – Ван Холл повернулся ко мне. – Имя? Ну, да, было. Но имя его вам не нужно знать. Мы называли его тринадцатым…
   Ван Холл поморщился.
   – Ученый-одиночка – это Седой? – спросил я.
   – С чего ты так решил?
   – Не знаю… Интуиция.
   – Это не важно, – уклонился Ван Холл. – Седой не Седой… Итак. Эксперимент удался. Однако тринадцатый не спешил делиться секретом проникновения, и тогда руководитель проекта стал задумываться: не прибегнуть ли к надежным средствам стимуляции памяти. Однако через несколько дней на базе начались непонятные проблемы…
   Ван Холл замолчал. Ему было не очень приятно вспоминать о том, что началось через несколько дней. И о надежных средствах стимуляции памяти. Проще говоря, о пытках.
   – Через несколько дней вы применили вакуумную бомбу, – голосом принципиального борца за мировую справедливость сказала Сирень.
   – Если бы я мог, то применил бы что-нибудь посильнее… – ответил Ван Холл. – Так или иначе, во избежание дальнейших… неприятностей пришлось… зачистить район.
   – Хороша зачистка! – фыркнула Сирень.
   – Пришлось. – Ван Холл бросил папироску на пол. – И хватит об этом.
   Цель оправдывает средства. Мне всегда нравился этот лозунг. Впрочем… Кажется, так принято – уничтожать подопытных крыс после эксперимента.
   – Из района оцепления он уйти не мог, – сказал Ван Холл. – Мы решили, что он погиб.
   Ван Холл сделал неопределенный жест рукой. Затем принялся сворачивать очередную папироску.
   – На какое-то время мы успокоились…
   – Чем вас так пугает этот парень? – спросил я. – Что еще, кроме секрета дверей, он узнал? Тайну валяния космических валенок? Секрет универсального слабительного?
   – Секрета дверей вполне достаточно.
   Голос Ван Холла, неприступный такой голос.
   – История вполне занятная, – сказал я. – Рекомендую вам написать роман, издать его миллиардным тиражом и купить себе Нобелевскую премию.
   Дрюпин сделал страшные ромбические глаза, призывая меня снизить градус наглости. Но я не собирался его снижать. Надо было позлить этого хорька, глядишь, и проговорится о чем.
   – Да, история занятная, – согласился Ван Холл. – Была занятная, до определенного времени.
   Он в очередной раз закурил. Судя по всему, курил Ван Холл часто и с удовольствием. Проблемы здоровья триллионеров волнуют не очень. В случае чего клонирует себе новые легкие.
   – Вы, наверное, в курсе, что наша компания занимается изготовлением суперкомпьютеров? – спросил Ван Холл, спалив сигаретку до конца.
   Мы кивнули.
   – Большинство из них используется в прогнозировании погоды, в космических исследованиях, в геологии. Но несколько машин мы используем…
   Ван Холл подумал, рассказывать нам или нет. Решил, что нас ему опасаться нечего, рассказал:
   – Для свободного анализа. Мы загружаем в них все. Всю поступающую информацию. Во всех областях. Книги, фильмы, телепрограммы, слухи. А компьютеры ищут возможные совпадения в разных областях…
   – Хотите узнать, как устроен мир? – съязвил я.
   – Точно, – совершенно серьезно сказал Ван Холл. – Основные его закономерности. Так вот. Поскольку эти машины не подключены ни к каким сетям, мы загружаем туда и секретную информацию тоже. В частности, были загружены все файлы по проекту «Двери». Компьютеры были запущены и через некоторое время начали выдавать довольно неожиданные результаты. Примерно в то время, как проект «Двери» был окончательно свернут, в детском фольклоре… Ну, это разные сказки, легенды…
   – Я знаю, что такое детский фольклор, – сказал я. – Девочка шла мимо спецпэтэу, дети-дебилы косили траву…
   Ван Холл хихикнул, будто слышал этот стишок впервые. Хотя кто знает, какие стишки читают там, в туманном триллионерском детстве.
   Отсмеявшись, Ван Холл продолжил:
   – Так вот, примерно в это же время в детском фольклоре стали прочитываться довольно странные тенденции, это обнаружил компьютер. Вы знакомы с легендой о Держателе Ключа?
   – Нет, – ответил я за всех.
   Я вообще очень нагло себя вел, с властелинами мира так себя не ведут. Но ничего, не треснет.
   – Живенькая такая легенда была, правда, долго не продержалась, – рассказывал Ван Холл. – Суть в следующем. Если кому совсем худо и невмоготу, он может позвать Держателя Ключа. Кто такой этот Держатель Ключа – неясно, но он может помочь. Он может увести тебя в некое место, где будут решены твои проблемы. На некоторое время. Обычные детские фантазии. Вот так. Эта легенда быстро забылась. Но наш компьютер показал, что история Держателя Ключа примерно на семьдесят процентов совпадает с некоторыми файлами по проекту «Двери». Случайно таких совпадений не бывает. Поэтому лично по моему распоряжению была создана команда, которая занялась исследованием детских легенд. То, что они нашли…
   Ван Холл посмотрел в потолок.
   Холоднее.
   – То, что они нашли… Оказалось, что детский фольклор содержит устойчивые представления о существовании некоей… некоей запредельной реальности.
   Ван Холл немного замешкался, потом продолжил:
   – Якобы есть такое место, куда можно попасть из этого мира. Где оно – неясно. Но там сбываются желания. Этакая Страна за Северным Ветром. Слабый станет сильным, прыщавый станет красивым, глупый умным. Все, все там получат то, что им на самом деле нужно.
   – Как раз для тебя, Дрюпин, – усмехнулся я. – Мне кажется, ты должен немедленно записаться в добровольцы! Представь: ты в стране, где нет прыщей! Где каждый балбес, страдающий фенилкетонурией…
   – Я не страдаю фенилкетонурией! – крикнул Дрюпин и отвернулся.
   – Тогда мы взялись за дело уже серьезно, – сказал Ван Холл каким-то загробным голосом. – Мы начали искать свидетелей. Тех, кто побывал в этом месте. Мы стали называть этот проект «Планета Х».
   Я усмехнулся. То Плутон, то Харон, теперь какая-то Планета Икс. Все интереснее и интереснее. Все ближе, холоднее.
   – Эта была проблема, – мечтательно улыбнулся Ван Холл. – Как отличить побывавшего на Планете Х от непобывавшего? Подумаете? Так, ради интереса?
   – Подумаем, – сказал я. – Раскинем мозгом.
   Я стал раскидывать мозгом. Как можно отличить человека, побывавшего непонятно где, непонятно как, непонятно когда, от человека, там не побывавшего? Как там сказал Ван Холл? Побывавшие в этом загадочном месте становились сильными, становились умными. Может, даже становились добрыми. С ними происходили изменения. Они становились…
   – Они взрослели, – опередила меня Сирень. – Но не так, как все, а по-другому. По-хорошему взрослели.
   – Молодец, – кивнул Ван Холл. – Мы тоже так подумали. Но технически определить такого повзрослевшего сложно. Мягко говоря. К тому же вмешалось одно досадное обстоятельство. Видите ли, выяснилось, что мало кто из побывавших там хоть что-то помнил. Пересечение барьера между мирами причудливо влияет на память. Практически полное стирание воспоминаний. Почти у всех. Что-то помнят лишь единицы. Одни обрывки остаются, да и те через пару месяцев растворяются. И тогда остаются на самом деле одни легенды. Нам нужен был свеженький, только-только прибывший с Планеты Х.
   Ван Холл потер щеки.
   – Вы просто не представляете, сколько пришлось приложить усилий, пока мы не вышли на первого человека… Я помню его прекрасно, мы нашли его в психушке. Нет, не подумайте, он не был псих, просто нервное расстройство. Врачи посчитали, что мальчик читал слишком много фантастики. И распсиховался. Бормотал что-то о стране мечты, о динозаврах. Уверял, что видел дракона. К счастью, его не успели еще подлечить. Он рассказал нам много интересного…
   Ван Холл поежился.
   – И необычного. Весьма необычного. Постепенно мы накапливали информацию, и Планета Х, невидимая и загадочная, проступала из темноты. Как Плутон.
   Ван Холл оказался еще и изрядным лириком. Даром что на лютне играет. Лирика лирикой, а я, лично, изрядно замерз. От свисающих с потолка тросов исходил уже весьма ощутимый холод, ушанки помогали плохо, да и пол был просто ледяной. Дрюпин не замерз, его грела его свинская сущность. Сирень тоже была вполне розовая, ее грела внутренняя ярость.
   А меня ничего не грело, мороз, вокруг меня растекался мороз.
   – Теперь я могу сказать с уверенностью. – Ван Холл принялся смотреть уже в пол. – Планета Х существует. Другой мир.
   – В фантазиях нервных подростков, – сказал я. – Любителей рыцарских романов… любительниц.
   Сирень поглядела на меня злобненько.
   – Отнюдь, – возразил Ван Холл. – Планета Х ничуть не менее реальна, чем окружающий нас мир. Ты же видел этих тварей! Это не призраки. Они живут!
   Ван Холл вскочил со стула.
   – Здесь! – Он вытянул руку. – Здесь, в каком-нибудь метре от нас струится другая, совершенно не похожая на нашу жизнь. И эта жизнь представляет серьезную опасность для нашего мира. Эта жизнь хочет сюда!
   Ну вот, подумал я. Мы и дошли до самого интересного. Давно пора.
   – Почему вы не пошлете туда десантников? – спросил я и сразу же догадался почему. – Ну конечно… если там дети, то любой взрослый будет выделяться. Понятно…
   – Не только из-за этого. Но и из-за этого тоже. Взрослый будет действительно выделяться, и его мгновенно вычислят. К тому же взрослый психологически менее подготовлен к встрече с драконом. Условно говоря.
   – Он в него просто не верит, – сказала Сирень.
   – Пусть так. Так или иначе, молодым проще.
   Врет. Я чувствовал, что он врет.
   – Поэтому мы и выбрали вас. Но не только потому, что вы молоды. Вы особенные. Вспомните, перед тем как попасть сюда, вы проходили медицинское обследование?
   Я вспомнил. Какая-то странная санация зубов. Сказали, что это эпидемия, гнездящаяся в голове, и перед тем как запломбировать дырки, прогнали всех через передвижной томограф.
   Дрюпин и Сирень кивнули. Видимо, их тоже обследовали. Оттягивали веки, стучали молотком по коленям, совершали над ними всякие другие процедуры.
   – У всех у вас, – Ван Холл ткнул в каждого пальцем, – у всех у вас весьма интересные показатели. Быстрота реакции, способность к абстрактному мышлению, способность к творческому восприятию, психическая устойчивость… многое другое… все эти качества у вас развиты в гораздо большей степени, нежели у ваших сверстников. Вы выдающиеся представители своего поколения.
   Как приятно-то. Быть выдающимся представителем своего поколения. Но все равно врет.
   – Вы уникальны, – сказал Ван Холл. – Поэтому выбор и пал на вас.
   – Мы польщены, – сказал я. – Дрюпин, ты польщен?
   – Это… – замялся Дрюпин. – Ну, да, наверное…
   – Только одного мы не поймем, – продолжал я. – Зачем именно вам все это нужно? Зачем вы нас собрали?
   Нет, я понимал, зачем все это нужно, просто интересно было. Интересно, что Ван Холл будет нам еще врать. Потому что я уже понял, зачем мы ему нужны.
   – Как зачем? – Ван Холл удивился. – Чтобы спасти мир.
   Так я и знал. А зачем еще-то? Только для того, чтобы спасти мир. Нас собрали для того, чтобы спасти мир.
   – Мы считаем, что тот, кто обосновался в той реальности, вынашивает по отношению к нашей реальности враждебные планы. У нас есть твердое в этом убеждение.
   – С чего вы это взяли? – ухмыльнулась Сирень.
   Вообще-то я догадывался, с чего это взял Ван Холл.
   Во-первых, Ван Холл всех людей мерил по себе. Он, если бы у него была возможность напасть, непременно напал бы. Оттуда сюда, отсюда туда, без разницы. С применением всех доступных средств и систем вооружений.
   Во-вторых, враждебные планы уже нашли воплощение. Ночной макабр, шея у меня до сих пор болит. И шрам останется, Йодль сказал. Ван Холл почуял жареное, Ван Холл решил нанести превентивный удар.
   – Да, – поддержал я, – с чего вы это взяли? Может, он, наоборот, собирается осчастливить вас тайною пердо… пардон, аппарата на сжатом воздухе?! Или еще чем…
   – Вот с чего, – Ван Холл указал на объект номер восемнадцать. – Вы забыли…
   – Мы не забыли, – сказала Сирень. – Вы сказали, что запусков установки было семнадцать. А экспонатов у вас восемнадцать. Можно предположить, что семнадцать существ каким-то образом попали сюда во время запусков. Возможно, случайно, возможно, ваша установка захватывает из того мира какую-то его часть, например ближайшее движущееся существо. А этот аппарат… этот аппарат попал сюда другим образом.
   Молодец, Сирень. Молодец, подарю ей к «Тесле» серебряные пули.
   – Браво, Светлана. – Ван Холл тоже оценил, похлопал в ладоши. – Браво. Этот летательный аппарат на самом деле был обнаружен сам по себе. Причем… Он был обнаружен вблизи одного сверхсекретного оборонного объекта.
   – Возле какого это объекта? – быстро спросил я.
   – Я не могу сказать, это государственная тайна, – официальным голосом заявил Ван Холл.
   А я-то думал, «государство – это я». Поди ж ты, какой патриотизм.
   – И если уж быть окончательно откровенным, то объект был сбит при совершении откровенно диверсионно-разведывательных маневров.
   – А где пассажиры?
   – Пассажиров найти не удалось. Они исчезли. Испарились буквально.
   Ван Холл покачал головой.
   – Была прочесана территория, равная по площади маленькому европейскому государству. Ни останков, ни каких-либо следов. Только аппарат. Поэтому мы можем с уверенностью считать, что там, в пространствах Планеты Х, к власти пришли враждебные силы.
   Интересно, кому враждебные?
   – И эти силы, подстрекаемые своим предводителем – о нем мы уже говорили, – эти силы собираются вторгнуться к нам! Разрушить завоевания, разрушить наш образ жизни! Представь! Сонмы таких чудовищ заполоняют улицы! Кругом паника, анархия, цивилизация рушится!
   Ну да, думал я. Цивилизация рушится, исчезают рынки сбыта. И Ван Холлу больше некому впаривать лекарства, штурмовые винтовки и портативные холодильники. Конечно, Ван Холл спрячется в бункере, но в бункере сидеть скучно, повелевать некем.
   – А как же ночной визит? – спросила Сирень. – Перестрелка? Вы же не будете утверждать, что это были учения?
   – Не буду. Это были не учения. Это был он.
   Ну вот, не соврал. Первый раз. Так и надо. Ложка правды, бочка лжи, получается правдоподобно.
   – Кто он? – Сирень рвалась к правде.
   – Наш враг, – уворачивался Ван Холл. – Он отыскал дорогу. Если он явится во всей своей мощи…
   Я не удержался – ухмыльнулся. Ван Холл заметил.
   – Не стоит его недооценивать, – сказал он. – Его мощь…
   Ван Холл замолчал. Потом сказал:
   – Понимаю, это все выглядит смешно. Но смеяться не стоит. Стоит опасаться.
   Сирень спросила медленно:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация