А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Роковое знакомство" (страница 5)

   Но та предательски скрылась на складе.
   – Кто это? Я его в Ридоне раньше не видел, – спросил полицейский.
   – Писатель, – ответила Катрин.
   – Знакомый писатель?
   – Не знаю.
   – Как его зовут? – спросил Джек.
   – Эдмунд Кристи.
   Полицейский ненадолго задумался и покачал головой:
   – Никогда не слышал.
   – Не беда, я тоже о нем никогда раньше не слышала, – сказала девушка. – Писателей нынче много развелось.
   – Как и художников. У меня есть один приятель, который потрясающе рисует и легко копирует картины старых мастеров. Но ему суждено оставаться лишь одним из никому не известных художников. С этим мистером Кристи, наверное, то же самое.
   – Возможно.
   – А откуда ты его знаешь?
   – Он пришел сюда и представился.
   – Весьма странно, да? То есть я хочу сказать, что в зоомагазин не ходят, чтобы представляться и рассказывать о себе.
   – В его случае это было именно так.
   – Как это?
   – Он планирует на некоторое время остановиться в Ридоне.
   – И поэтому он ходит из магазина в магазин и со всеми подряд знакомится? Может, он принадлежит к тем нищебродам, которые лишь изредка что-то продают и живут, едва сводя концы с концами?
   Катрин разозлилась. Джек не оставил от Эдмунда камня на камне. Он что, уже видит в нем соперника?
   – Он будет снимать у меня комнату! – выпалила она.
   У парня округлились глаза:
   – Он будет что?
   – Жить у меня в доме, – повторила девушка.
   – Ты же несерьезно!
   – Вполне серьезно. Ты сам знаешь, что я уже давно ищу постояльца.
   – Но, Катрин, в такое время… да еще и незнакомому мужчине…
   – Ему можно доверять.
   – Кто это утверждает? – удивился полицейский.
   – Тина.
   – Ах вот как. Тина с ним знакома. Почему она не пустит его жить к себе?
   – Во-первых, ее дом не такой большой, как мой, во-вторых, она никогда не собиралась никому сдавать комнату, и в-третьих, к ней скоро приедет дядя.
   – Поэтому она спихнула его на тебя?
   – Никто никого не спихивал, не передергивай факты, Джек. У меня в витрине висело объявление о сдаче комнаты.
   – Катрин, я советую тебе не впускать чужого человека в дом. В нынешних обстоятельствах это может быть опасно.
   – Я уже согласилась.
   – Ты всегда можешь отказаться.
   – Этого я не буду делать.
   – Если хочешь, я сделаю это для тебя.
   «Почему он так себя ведет? – подумала Катрин. – Разве это профессиональный интерес? Больше похоже на ревность».
   Она не собиралась следовать наставлениям Джека. Она приняла решение и будет ему следовать.
   – Это мое дело, Джек, – сказала она.
   – Почему ты не слушаешь меня, Катрин? – произнес он настойчиво. – Я ведь не желаю тебе ничего плохого. Наоборот, хочу, чтобы с тобой ничего не случилось. Ты этого не понимаешь? Нельзя же быть такой легкомысленной!
   – Я не изменю своего решения, Джек.
   Полицейский покачал головой:
   – Ладно. Только как же мне теперь присматривать за тобой, если ты совершаешь такую ошибку? Дай мне хотя бы время сначала проверить этого человека. Скажи, что в комнате надо поклеить обои, перед тем как он въедет. А у меня как раз будет время проверить то, что он тебе рассказал.
   Возможно, это было действительно преступно легкомысленно, но Катрин осталась непреклонной и заявила, что Эдмунд Кристи сегодня вечером поселится у нее.
   Разочарованный полицейский с досадой хлопнул дверью.
* * *
   Незадолго до закрытия магазина – Тина уже ушла домой – появилась Морин Вильсон, стройная брюнетка с пышным бюстом и крутыми бедрами. Многим молодым людям она была знакома, даже слишком. У нее была родинка на одном очень пикантном, обычно прикрытом месте. Так вот, не один десяток юношей Ридона мог похвастаться, что видел эту родинку.
   Морин относилась к тому типу девушек, с которыми парни охотно проводили время, но на которых не спешили жениться. Впрочем, это обстоятельство ей не мешало. Она брала от жизни все, что могла.
   Посетительница купила банку кошачьего корма:
   – Мне нужно снова сидеть с детьми Майерсов, и я хочу приручить их полоумного кота.
   Катрин улыбнулась. Она вспомнила, как Морин жаловалась ей на кота Майерсов, когда ей пришлось впервые присматривать за их маленькими дочерями. Кот сначала шипел на нее, затем набросился и здорово поцарапал. В следующий раз она принесла ему рагу из дичи, и с тех пор они стали лучшими друзьями.
   Катрин знала, что Морин никогда не присматривала за маленькими детьми в одиночестве. Да, в дом она приходила одна, но как только хозяева уходили, она хваталась за телефон и звонила кому-нибудь из своих бойфрендов.
   – Значит, мы снова соседи, – сказала Катрин, потому что Майерсы жили в соседнем доме.
   – Да, – подтвердила Морин, и ее глаза засияли. – И это будет безумная ночка!
   – Правда? – Катрин не смогла скрыть иронию в голосе. – По телевизору показывают что-то веселое?
   – Телевизор! – фыркнула Морин пренебрежительно. – Я составляю свою собственную программу, и знаешь, кто меня на этот раз поддержит?
   Список имен, которые Катрин могла бы назвать, тянул на небольшую записную книжку, поэтому Катрин предпочла пожать плечами.
   – Джи Джи, – ответила Морин. – Джордж Дженнистер. Мы уже почти год с ним общаемся, и у нас как-то все не складывалось. То у него, то у меня. Но на этот раз шансы высоки, и мы отлично проведем время!
   – Надеюсь, вы от усердия не порушите дом Майерсов.
   – О нет, что ты! Мы будем паиньками, никакого шума. Будем ходить на цыпочках, чтобы не разбудить малышек, и тихонько уединимся в спальне.
   Катрин покачала головой:
   – Должна сказать, ты отчаянная!
   – Почему?
   – А представь, если Майерсы вернутся домой раньше времени?
   – Почему это? – спросила Морин.
   – Ну, например, миссис Майерс станет плохо, – предположила Катрин.
   – У миссис Майерс железный организм.
   – Желудок всегда может подвести.
   – Что ж, в этом случае я что-нибудь на ходу придумаю, – беззаботно ответила любительница острых ощущений.
   – Интересно, что же это будет за история? – улыбнулась Катрин. – Может, расскажешь?
   – Например, я скажу, что Джордж Дженнистер проходил мимо и решил ненадолго составить мне компанию. Мне вдруг стало плохо, и он был вынужден отнести меня в кровать.
   – Какое счастье, что парень проходил мимо! И он на всякий случай лег с тобой рядом.
   – О, ты не знаешь, на что Джи Джи готов ради меня!
   – Эх, Морин. Когда-нибудь ты получишь за свою работу вместо денег хорошую трепку.
   – Ты говоришь так, чтобы испортить мне сегодняшний вечер. Но тебе это не удастся, моя дорогая. Я уже на таком взводе, что Джи Джи достаточно дотронуться до меня, и я взорвусь.
   Морин подбросила банку с рагу высоко в воздух и поймала ее:
   – Какой же скучной была бы жизнь, если бы мы не делали иногда что-нибудь запретное!
   – Морин, ты самая невозможная женщина, которую я знаю!
   – Пожелай мне чудесного вечера!
   – Желаю!
   – Джи Джи просто великолепен. Я не могу тебе описать, как меня от него лихорадит. Знаешь, чего мне не хватает? Частицы тебя. Тогда бы я наверняка смогла удержать Джорджа.
   – Тебе бы этого хотелось?
   – Я бы никогда больше не взглянула на другого мужчину, если бы смогла заполучить Джорджа навсегда, – Морин грустно вздохнула. – Но я постоянно чего-то хочу от жизни. Немного веселья, немного безумства, много секса…
   – Возможно, это изменится, если ты станешь сдержаннее или со временем пресытишься, – предположила Катрин.
   – Конечно, я могу попробовать. Но не сегодня вечером, потому что я уже много чего наобещала Джорджу. Обещания нужно выполнять, сама понимаешь.
   Пора было закрывать магазин. Как только Катрин взяла в руки ключ, Морин поспешно произнесла:
   – Все, все, не буду тебя задерживать. Мне еще нужно привести себя в порядок и подготовиться. Ну, немного завить волосы, сделать маникюр. А боевую окраску я нанесу тогда, когда Майерсы уйдут из дома. Знаешь, у миссис Майерс есть классные духи, называются «Преданность». Они меня прежде никогда не подводили, надеюсь, что и сегодня с их помощью я буду иметь успех у Джи Джи.
   – Уверена, он оценит!
   – Наверняка оценит! А ты сегодня вечером думай обо мне. В соседнем от тебя доме через несколько часов одна девушка будет на седьмом небе от счастья!
   – Я рада за тебя, – весело сказала Катрин.
   – Могу я поинтересоваться, как у вас обстоят дела с Джеком МакГоханом?
   Катрин удивленно посмотрела на нее:
   – А это тебе откуда известно?
   Морин неопределенно махнула рукой:
   – Ну, у меня свои источники. Джек приятный парень. С ним бы я хотела почувствовать себя слабой. Но не волнуйся, я не собираюсь его у тебя отбивать.
   Покачивая аппетитными бедрами, Морин вышла из зоомагазина. Ее предвкушение приятного вечера было настолько велико, что Катрин искренне пожелала, чтобы ее ожидания оправдались.
   Дома девушка первым делом отправилась в большую комнату, которую собиралась сдавать Эдмунду. Она осмотрелась, все ли в порядке, и повесила в ванной комнате чистые полотенца. Затем кое-как притащила из соседней комнаты небольшой письменный стол. Она пододвинула его к окну, завела часы с маятником и поставила стрелки в нужное положение. Было без пяти семь.
   Ровно в семь появился писатель. Девушка увидела его из окна и открыла ему дверь до того, как он успел позвонить в звонок. Кожаные чемоданы выглядели внушительно. Катрин, несмотря на протесты, взяла у него кофр с пишущей машинкой и прошла с ним в сдаваемую комнату. Эдмунд был в восторге.
   – Здесь очень приятно, – произнес он с улыбкой. – Эта старинная мебель и тяжелые шторы создают свою атмосферу. Я отношусь к тем людям, которые ценят такие вещи. Видимо, мне нужно было появиться на свет лет сто назад. Тогда еще строили с душой и любовью. Когда я сегодня вижу эти многоэтажные скворечники из бетона, то сразу становится тоскливо.
   – Вы уже ужинали? – спросила Катрин.
   – Так, немного, – ответил писатель.
   – Если хотите, я что-нибудь приготовлю.
   – Не стоит утруждаться, мисс Вуд!
   – Если я положу в духовку два куска мяса вместо одного, ничего не изменится.
   Эдмунд с благодарностью принял предложение. Он был обходительным, безобидным и приятным. Наверное, зря Катрин испытывала к нему такую неприязнь, а все опасения Джека МакГохана совершенно беспочвенны.
   После ужина они выпили по бокалу вина.
   – Вы можете мне дать почитать что-нибудь из своих книг? – спросила девушка.
   – Вы действительно этого хотите? – Эдмунд казался польщенным.
   – Возможно, таким способом мы быстрее познакомимся, – ответила она. – Говорят же, что в любое свое произведение писатель вкладывает частичку себя.
   – Это верно. По-другому и не бывает. У каждого человека есть опыт и мнение, которые он при случае передает другим.
   – Это, наверное, замечательная профессия, – сказала Катрин. – Вы можете сидеть за своей пишущей машинкой и мечтать, а то, что вы изливаете на бумаге, может доставить радость многим читателям.
   – К этому стремится каждый автор, – сказал молодой человек.
   Он поднялся к себе наверх, а когда вернулся, то держал в руках книгу с посвящением:
   Прелестной, очаровательной мисс Катрин Вуд от Эдмунда Кристи.
   – Большое спасибо, – поблагодарила Катрин и слегка покраснела. На обложке книги была изображена рыжеволосая девушка, стоявшая в одиночестве на скалистом морском берегу.
   Роман назывался «Одинокая мечта». Далее шел подзаголовок: «Роман, который полюбят женщины и оценят мужчины».
   – Как раз сегодня и начну его читать, – улыбнулась девушка.
   – Надеюсь, история придется вам по вкусу, – заметил писатель.
   «Если роман написан тобой, то он не может мне не понравиться», – подумала она, и приятное тепло разлилось у нее по телу. Явно не от вина. Катрин совсем не пугало, что в первый же вечер она ощутила сильное влечение к писателю. Он обладал какой-то особенно сильной харизмой.
   «Сожалею, Джек, – думала она без особого сожаления, – но боюсь, что наша дружба не может дальше развиваться. Ты должен был это сразу заметить».
   Примерно после девяти часов писатель отправился к себе в комнату. Катрин была бы рада поболтать с ним еще немного, но просить его остаться не стала.
   Она прочитала пару страниц его книги и сразу же увлеклась обезоруживающе простой и проникновенной манерой изложения. Девушка продолжала читать, и перед ней быстро возникали яркие образы людей, вовлеченных в бурные события.
   Посреди очередной напряженной книжной сцены зазвонил телефон. Катрин от неожиданности чуть не выронила книгу из рук. Она подняла трубку, но на другом конце провода молчали.
   – Алло! – нетерпеливо крикнула девушка. – Кто это?
   В трубке раздавались лишь потрескивания.
   – Говорите же!
   Затем она услышала дыхание человека, и страх моментально отрезвил ее.
* * *
   – Алло! – произнесла она еще раз.
   В тот момент, когда Катрин уже собиралась положить трубку, в ней раздалось едва разборчивое всхлипывание.
   Девушка насторожилась:
   – Кто это? – снова спросила она.
   Всхлипы стали громче.
   – Морин, это ты? – спросила она с тревогой.
   – Да…
   – Боже мой, Морин, что случилось?
   – Эта свинья… он такой подонок! Ненавижу его, ненавижу!
   – Кого ты ненавидишь?
   – О, Катрин! Я такая несчастная… это ужасно. Хочу наложить на себя руки.
   – Перестань говорить ерунду! – воскликнула Катрин.
   – Нет, не ерунду… Лучше, наверное, умереть, наглотаться таблеток – и привет.
   – Морин, ты вообще что ли с ума сошла? – крикнула Катрин.
   – Он так и не появился, Катрин.
   – Кто, Джордж?
   – Конечно, Джи Джи! Я так готовилась к этому вечеру, а он взял и не пришел. Я прождала его два часа, потом решила позвонить. И представляешь, кто поднял трубку? Джудит Хикман! К ней даже в голодные годы не подойдут! Она кошмарная и плоская, как стиральная доска. Почему Джи Джи так поступает со мной?
   Морин Вильсон разрыдалась во весь голос.
   – Возьми себя в руки, Морин. Джордж не стоит того, чтобы ты сейчас о нем проливала слезы.
   – Я прибью его. Сначала ее, потом его.
   – Ты выпила?
   – Полбутылки скотча.
   – Морин, ты сумасшедшая. Майерсы доверили тебе детей.
   – Они спят давно, а мне скучно до смерти.
   – Если мистер и миссис Майерс заметят, что ты пила, то у тебя будут неприятности.
   – Да мне плевать. Сейчас мне все равно. Меня все достало!
   – Может, ты используешь этот вечер, чтобы постепенно одуматься?
   – Оставь свои нравоучения при себе, Катрин, я в них не нуждаюсь. Я только хотела тебе поплакаться. Могу я к тебе прийти?
   – А как же Сара и Ребекка?
   – Я же сказала, они спят.
   – Послушай, ты там сидишь для того, чтобы следить за детьми. Ты не можешь просто так взять и уйти из дома.
   – Да я же ненадолго и скоро вернусь.
   – У тебя совсем нет совести?
   – Да черт с ней!
   – А если с детьми в твое отсутствие что-нибудь случится?
   – Что с ними может случиться?
   – Они могут проснуться и испугаться, что никого нет, могут задохнуться во сне, если их вырвет. Боже, я что, должна перечислить все, что может произойти?
   – Но мне нужно с кем-то поговорить, – сказала Морин.
   – Мы можем по телефону.
   – Я ненавижу Джи Джи.
   – Я знаю, ты на него больше никогда не взглянешь, – сказала Катрин, хотя знала, что это не так. Если Джордж Дженнистон позвонит Морин утром, то она от радости снова в обморок упадет. У каждого человека есть мечта, у Морин этой мечтой был Джи Джи.
   – Верно, я на него никогда больше не посмотрю. Для меня Джи Джи умер, – крикнула Морин и снова расплакалась. – Почему он так поступил со мной, Катрин? Ты не знаешь?
   – Мы не знаем, что сделала Джудит, чтобы оставить его дома.
   – Я пристрелю ее. Куплю винтовку и пристрелю прямо посреди улицы.
   Катрин рассмеялась:
   – Ты хочешь бегать за ней, как охотник, по всему Ридону с винтовкой, пока не поймаешь?
   – Ты не принимаешь меня всерьез.
   – Да я и не могу, когда ты такие глупости говоришь, – ответила девушка.
   – Я думала, мы с тобой подруги.
   – Скажи еще, что и меня пристрелишь.
   – Ты подшучиваешь надо мной, Катрин. Это некрасиво с твоей стороны. Мне очень плохо, а ты меня еще и высмеиваешь.
   – Совсем нет. Я просто хочу, чтобы ты разумно взглянула на ситуацию. Я могу быть уверена, что ты больше не будешь пить спиртное?
   – Нет, этого я тебе обещать не могу.
   – Морин!
   – Мне нужно что-то, за что я могу подержаться. Раз нет Джи Джи, тогда я возьмусь за бутылку.
   – Прекрати себя жалеть! Это невыносимо. Знаешь, что тебе сейчас надо сделать? Обойдя стороной домашний бар, пойти на кухню и сварить себе крепкий кофе. Такой крепкий, чтобы в нем ложка стояла. И выпить его, чтобы к приходу Майерсов протрезветь и прийти в себя.
   После долгих уговоров Морин согласилась и повесила трубку. Через десять минут она снова позвонила. Ее голос звучал подавленно:
   – Я… мне страшно, Катрин. Ужасно страшно.
   – Чего ты боишься? – спросила девушка, начиная нервничать.
   – Пожалуйста, приходи! – прошептала Морин. – Приходи быстрее!
* * *
   Трясущимися руками Морин положила телефонную трубку. Она погасила во всем доме свет и забилась в угол гостиной, боясь лишний раз вздохнуть.
   Перед этим она пошла на кухню, чтобы по совету Катрин сварить себе кофе. Но сейчас он ей уже не требовался. Она моментально протрезвела. Кто-то заглянул в окно. Незнакомец смотрел на нее недолго, но она успела заметить налитые ненавистью глаза. С этого момента Морин знала, что на улице стоит человек, который собирается ее убить.
   – Я не хочу умирать, – шептала она в отчаянии.
   Она знала жуткую историю про Севилью Уорнер и о том, что пропала Ив Даннинг. Убийца все еще оставался на свободе, и Морин была твердо убеждена, что это именно он бродит сейчас вокруг дома Майерсов.
   Когда она увидела его в окне кухни, то от испуга резко вскрикнула и опрокинула наполненную кофеварку. Молотый кофе и осколки стеклянной емкости усыпали пол кухни. Морин сразу бросилась к выключателю и погасила свет. Но в гостиной еще горел торшер, и ей стоило больших усилий, чтобы прокрасться к нему и тоже выключить.
   Проникавший сквозь окно лунный свет едва освещал комнату. Морин беспомощно прижалась к стене. «Если Катрин не придет, я сойду с ума от страха», – подумала она. Девушка чувствовала, что близка к истерике.
   Темноту наполняло множество шумов. Воображаемых и реальных. Зашумела вода в трубах, скрипнуло дерево, загудел холодильник на кухне. Полностью дом не замолкал ни на секунду. Но большинство этих звуков становились заметными только тогда, когда к ним прислушивались.
   – Катрин, помоги мне, приди же поскорее, – умоляла Морин.
   Но что в действительности могла Катрин сделать для нее? Она была такой же слабой девушкой, как и Морин. Может, стоило вызвать полицию? Но пока она сюда приедет… Катрин хоть жила по соседству. «Придет ли она вообще? – в отчаянии думала Морин. – Если нет, то я пропала».
   Она затаила дыхание и снова прислушалась. На веранде раздались шаги, и кто-то стал дергать за ручку двери.
   – Нет! – в ужасе вскрикнула Морин и зажала уши руками, лишь бы не слышать эти ужасные звуки. Она подумала о Саре и Ребекке, которые мирно спали наверху в детской. «Что будет, если убийце удастся пробраться в дом? – лихорадочно думала она. – Он сначала убьет меня, а потом девочек? Может, мне стоит побежать наверх и запереться в детской? Или разбудить детей и попытаться с ними сбежать? А куда бежать? К Катрин? Убийца будет нас преследовать, а дети вряд ли смогут быстро бежать. Мне придется их нести, а с ними я далеко не убегу, это точно. Нет, только не к Катрин. Убийца нас все равно догонит и…»
   Девушка содрогнулась от этой мысли и опустила руки. Дверь на веранду уже никто не дергал. Сколько прошло времени с тех пор, как она позвонила Катрин? Сколько же ей нужно времени, чтобы прийти? Она вряд ли воспользуется машиной, ведь дома стоят недалеко друг от друга. Придет пешком. Она, наверное, спугнет этого маньяка, если вообще придет.
   Она на четвереньках пробралась за диван и спряталась за его спинкой. Незнакомец все еще поджидал снаружи, Морин была уверена в этом. Она испуганно огляделась. На то, чтобы подняться из-за дивана, смелости у нее не хватало. На четвереньках она поползла дальше и добралась до открытого камина, перед которым стояла жаропрочная стеклянная ширма, защищавшая от искр.
   Морин схватилась за кочергу. Как только ее руки крепко сжали прохладный металл, она почувствовала себя немного увереннее. По крайней мере теперь она не была беззащитной. Вскоре девушка набралась храбрости и встала во весь рост, опершись на кочергу. Она решила защищать себя до последнего вздоха.
   Тянулись самые ужасные минуты в ее жизни. Морин мысленно проклинала Джи Джи. Если бы он был здесь, то ей не нужно было ничего бояться. «Ну, погоди, Джи Джи, – гневно подумала Морин и помахала кочергой. – Мы с тобой еще не закончили».
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация