А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Роковое знакомство" (страница 2)

   – Я не хочу завтра ни о чем сожалеть, – пыхтел он, пытаясь дотянуться до нее.
   Он слышал, что некоторые женщины защищаются только для того, чтобы их считали добропорядочными. Вероятно, Ив была именно из таких. И если он прекратит, то наверняка разочарует ее. Поэтому он наседал все активнее, и ему удалось ее поцеловать.
   О, какими чудесно теплыми и мягкими были ее губы! Его охватило настоящее упоение. Это головокружительное опьянение было невозможно сравнить с эффектом от бутылки виски. Чувство было великолепным, неповторимым, божественным, и Гари захотелось его повторить.
   Весовая категория Ив не позволяла ей долго сопротивляться. Гари уже вовсю лапал ее своими вспотевшими от страсти руками и, наконец, разодрал платье.
   – Ничего страшного, – кряхтел он. – Я куплю тебе новое. Еще красивее, чем это. Самое красивое платье, которое когда-либо было сшито, должно принадлежать тебе! Я люблю тебя, Ив! Я схожу по тебе с ума!
   Одной рукой Ив нащупала ручку двери и сразу же потянула ее вниз. Дверь распахнулась, и девушка вывалилась из машины прямо в грязь.
   Она сразу же вскочила и побежала в сторону Ридона. Уже через несколько шагов она поняла, что в туфлях далеко не убежит. Поэтому тут же их скинула и побежала дальше в одних чулках.
   Дождь поливал ее, как будто хотел утопить. Сначала девушка вздрагивала от разрезавших ночное небо молний, но вскоре перестала. «Пусть уже меня прибьет молнией, – думала она. – Мне уже все равно. Это была бы красивая смерть, от удара молнии. Наверное, быстрая».
   Она оглянулась. Гари вылез из машины:
   – Ив! – заорал он. – Вернись!
   Девушка продолжала бежать.
   – Подожди! – пыхтел он, не поспевая за ней. – Ну, подожди же!
   Ив старалась не останавливаться; она свернула с дороги и попыталась сократить путь до Ридона. Ветки хлестали ее по лицу, колючки изодрали платье еще сильнее. Но ее сейчас это заботило меньше всего. Она хотела как можно скорее оказаться дома и побыстрее забыть обо всех ужасных вещах, которые случились с ней сегодня.
   Гари бежал следом. Пробираясь через небольшую березовую рощу, она слышала, как он зовет ее. В какой-то момент он перестал кричать, но Ив продолжала слышать его шаги.
   Он нагонял ее! Но как это возможно? Ведь она бежала быстро, насколько могла, а Гари казался неповоротливым носорогом.
   Тем не менее он был совсем рядом. Она слышала его тяжелое дыхание. Девушка хотела оглянуться, но поскользнулась на мокрой траве, потеряла равновесие и рухнула на землю.
   Ив закричала и быстро перевернулась на спину, инстинктивно выставив руки вперед. Тяжелые капли дождя нещадно били ее по лицу.
   Кусты раздвинулись, и в следующий момент девушке показалось, что ее сердце выпрыгнет из груди от ужаса. Она увидела руку, держащую длинный кухонный нож.
* * *
   Катрин жила в большом старом доме. Слишком большом для нее одной, поэтому она в последнее время активно искала квартиранта. А еще лучше квартирантку.
   Она получила этот мрачный дом на окраине Ридона в наследство от дяди Джонатана. Полгода назад его не стало.
   Рядом снова громыхнуло так, что Катрин всерьез испугалась. Она ненавидела грозу, потому что боялась ее каким-то суеверным страхом. Она неоднократно говорила себе, что гроза – это вполне естественное явление, что это всего-навсего разрядка электрических полей. Но ее страх не воспринимал разумных доводов и становился только сильнее.
   Минут двадцать назад звонил телефон, который стоял внизу в гостиной. Катрин его не сразу услышала, так как лежала в постели, укрывшись одеялом с головой. Когда она, наконец, услышала звонок, то не сразу набралась смелости выйти из комнаты и спуститься вниз.
   Она давно уже собиралась позвонить в телефонную компанию, чтобы ей провели кабель в спальню, но до этого все никак не доходили руки. В большом доме хватало и других забот. Кроме того – и это была еще одна из фобий Катрин – телефон у кровати пугал ее тем, что мог неожиданно позвонить и напугать ее во сне.
   Звонки прекратились, как только она подошла к телефону. Пару мгновений она размышляла, кто же это мог звонить в такое позднее время, а затем вернулась обратно в спальню. Кто бы это ни был, сейчас это было неважно. Если что-то на самом деле срочное, то этот кто-то наверняка перезвонит.
   Телефон у кровати… пожалуй, лучше без него.
   Ночь наполняли таинственные шумы и шорохи, наводящие Катрин на сумасшедшие мысли. Прежде всего, ей представлялось, что в доме может появиться дух дяди Джонатана. Эта фантазия была самой безобидной…
   Девушке показалось, что она слышит его шаги. Это он сейчас ходит по своей комнате?
   «Не сходи с ума, – сказала она себе, борясь с леденящим ужасом. – Ну откуда у тебя эта бредовая идея, будто дядя Джонатан восстал из могилы и вернулся домой? Это невозможно! Ты же сама была одной из тех, кто нес его гроб, сама первой бросила ему красную розу на могилу. Да, дорогуша, похоже, одиночество тебе противопоказано. Почему бы тебе не завести бойфренда? В Ридоне есть пара приличных парней, которые были бы счастливы пообщаться с тобой. Почему ты живешь так уединенно? Вот, посмотри на Ив Даннинг – она все правильно делает. Веселится с молодыми парнями, приятно проводит время. А ты, наоборот, почти все время сидишь дома, читаешь, смотришь телевизор, шьешь, возишься с тряпками, делаешь кучу всего по дому и постоянно находишь себе новую работу, лишь бы лишний раз не выходить на улицу. Тебе надо хотя бы иногда отвлекаться, моя дорогая. Любить себя, в конце концов!»
   Ветер хлопал оконными ставнями и выл где-то под крышей. Не донес ли он до нее какие-то голоса?
   «Да, конечно, голоса, – с раздражением подумала Катрин. – Именно голоса. Как будто вокруг дома полно людей. Ветки скребутся об окна, а тебе уже представляются привидения или грабители. Ты уже так накрутила себя, что теперь от страха до утра не сомкнешь глаз».
   Где-то в шкафу с лекарствами до сих пор лежало снотворное дяди Джонатана, но Катрин категорически отказывалась им пользоваться. Наверное, оно бы помогло, но девушка боялась к нему пристраститься. Она вообще не любила таблетки, считая, что чаще всего они больше вредят, чем помогают. После смерти дяди она основательно почистила шкаф с лекарствами, так что в нем мало что осталось.
   Девушка тяжело вздохнула и перевернулась на другой бок. Но что это? Она явно слышала чей-то крик.
   Она села на кровати и прислушалась. Непогода не унималась, наоборот, ветер уже не выл, а свистел в полную силу. Может, его она и приняла за крик?
   Катрин нерешительно подошла к окну. Так что это было все-таки, крик или ветер? Она с трудом представляла себе, что в такую непогоду кто-то может находиться на улице. Вряд ли это был человеческий голос.
   Но сейчас девушка уже не могла рассуждать логично. Возвращаться в кровать ей расхотелось. И хотя она была уверена, что ничего не увидит в мутных потоках дождя, она продолжала стоять у окна.
   Вдалеке сверкнула яркая молния. Ее белый холодный свет так сильно отличался от солнечного света. Катрин поежилась; этот ночной образ неприятно ее впечатлил.
   Но то, что она увидела в следующую секунду в свете молнии, жутко ее напугало.
   – Этого не может быть, – пыталась убедить себя девушка. – Я сама себе это придумала.
   Она была уверена, что видела мужчину. Мужчину с длинным ножом в руках. Но к тому моменту, когда блеснула следующая молния, он уже исчез.
   – Это, должно быть, галлюцинация, – прошептала Катрин и на трясущихся ногах вернулась в кровать.
* * *
   На следующее утро солнце так и не появилось, но хотя бы прекратился дождь и больше не грохотало.
   Уставшая и невыспавшаяся, Катрин зашла на кухню и поставила чайник на плиту. В гостиной затрезвонил телефон, и девушка нехотя подняла трубку.
   – Доброе утро, Катрин, – сказал Гари Картер. – Извини за беспокойство. Понимаю, что не самое подходящее время для звонка, ты, наверное, завтракаешь…
   – Через пару минут начну. Все в порядке? У тебя такой странный голос.
   – Какой такой странный? – спросил он.
   – Не знаю, не могу объяснить, но другой.
   – Скажи, Ив Даннинг у тебя? – поинтересовался молодой человек.
   – Нет.
   – Забавно. Дома ее тоже нет. По идее, она уже должна быть дома. Когда она начинает работу в библиотеке?
   – В девять.
   – Вот именно, а сейчас только семь, – сказал Гари. – Я волнуюсь за нее, Катрин.
   – Ты? С какой стати?
   Он нервно рассмеялся:
   – Конечно, ты, наверное, подумала о том, что может заставить такого, как Гари Картер вдруг забеспокоиться именно об Ив, верно? Ну да, у тебя есть основания так думать. Я ей, собственно, не отец, да и вообще никто. Но я вчера был в Бенгли, и Ив была там с Джонни Бойлом, ну ты понимаешь. Джонни крайне мерзко с ней поступил. У парня нет никакого характера. Если бы у меня был такой характер, меня бы тошнило от своего собственного отражения.
   – Что он ей сделал? – спросила Катрин.
   – В общем, там была Нелли Андерсон, и Джонни мгновенно перестал интересоваться Ив. Должен признаться, Ив храбро держалась. По ее виду казалось, что она сейчас завоет от обиды, но она так и не дала Нелли и Джонни насладиться этим зрелищем. В этой ситуации у нее возникла проблема с возвращением домой. Тут подвернулся я и предложил ее подвезти. Ты знаешь, что Ив мне нравится, она очень милая девушка. Джонни надо выбить зубы, Ив не заслуживает того, чтобы с ней обращались, как с последней дрянью. Твоя подруга сидела рядом со мной, и… ну, ты понимаешь, меня это сводило с ума. А еще у нее было насквозь мокрое платье, и оно чертовски соблазнительно липло к ее телу… В общем, я окончательно съехал с катушек.
   – И?
   – Я больше смотрел на Ив, чем на дорогу. Да еще видимость была ужасная. Вообще-то я неплохой водитель, бог свидетель. Но я от волнения проскочил поворот на Ридон, слетел с дороги, и колеса увязли в грязи.
   – Вы застряли?
   – Еще как! Собственными силами мы бы машину не вытащили. Ив злилась на меня, я это понимаю… Скажи честно, она точно не у тебя?
   – Я что, должна поклясться?
   – Нет, это ни к чему. Если ты так говоришь, значит, не обманываешь. Ты ведь порядочная, честная девушка… Мы сидели вместе в машине и не знали, что дальше делать. Я хотел подождать какую-нибудь машину и попросить водителя помочь нам. Ив сидела рядом, и я не смог справиться с искушением. Я был под мухой и решил, что ей будет приятно, если я ее поцелую. Знаю, это было глупо, и мне очень жаль, что так получилось. Я поэтому и звонил Ив домой, чтобы попросить прощения. Она наверняка ждала от меня этого, я вел себя, как пьяное хамло. Если она захочет меня отхлестать по лицу, я буду не против, даже обе щеки подставлю. Даже если она мне зуб выбьет, я приму это как должное, потому что заслужил.
   – Ты настолько отвратительно себя вел? – спросила Катрин.
   – Ну, может, не настолько… поцеловать – поцеловал, и еще платье разодрал. Ты же знаешь, я неуклюжий, а ткань была тоненькая, как бумага. Но я пообещал ей купить новое, мое обещание в силе. Если она захочет, я поеду с ней в Лондон, и там она сможет выбрать себе, что захочет.
   – Возможно, она дома и не поднимает трубку потому, что уверена, что ты будешь звонить, – предположила девушка.
   – Я тоже об этом подумал и поэтому хотел тебя попросить заехать к ней. Тебе же по пути.
   – Гари… ты что… ты изнасиловал Ив?
   – Да ты что! Никогда в жизни! О нет, она мне слишком нравится, чтобы так поступить. Но я ее насильно поцеловал… Это было чудесное чувство… И это единственное преступление, в котором я раскаиваюсь.
   – А порванное платье?
   – Ну, это произошло случайно, пока она сопротивлялась, – пояснил парень.
   – А что случилось потом? – поинтересовалась Катрин.
   – Ив не стала оставаться в машине и бросилась бежать. Я бежал за ней какое-то время, но куда мне такому жирдяю угнаться за такой грациозной газелью. Я вскоре понял, что гнаться за ней бесполезно, и вернулся к машине. И как раз вовремя, потому что мимо на эвакуаторе проезжал Патрик Эган, тот, что с бензоколонки. Еще мой отец говорил, что человеку не обязательно быть красивым, ему нужна удача. Пат помог мне вытащить машину на дорогу и, представляешь, даже наотрез отказался от денег. Мы чуть не начали драться из-за этого. Потом я поехал домой. Всю ночь меня мучила совесть, признаюсь тебе. И мучает до сих пор.
   – Ладно, посмотрим, что я могу для тебя сделать, – ответила Катрин.
   – Я был бы тебе очень признателен, если бы ты смогла замолвить за меня доброе словечко перед Ив, – умоляюще попросил Гари.
   – Попытаюсь, но ничего не обещаю.
   – Что это у тебя пищит?
   – Чайник на плите, а что?
   – Тогда не буду тебя больше отвлекать. Ты позволишь навестить тебя сегодня в зоомагазине после обеда?
   Девушка согласилась и положила трубку. После этого она не спеша позавтракала и привела себя в порядок. Затем заперла входную дверь, несколько раз подергав ручку, и села в машину. При этом ее не покидало странное чувство. Вокруг не было ни души, но ей казалось, что за ней наблюдают.
* * *
   Ив жила в небольшом каменном доме на одну семью. К нему вела длинная узкая тропинка. Природа здесь активно отвоевывала свои территории: к бурно разросшимся кустам уже давно не прикасались садовые ножницы. Казалось, что когда-нибудь лес прорастет сквозь старый дом и поглотит его вместе с живущей в нем девушкой.
   Катрин нажала на клаксон, чтобы привлечь внимание Ив. Единственной, кто на это отреагировал, была овчарка миссис Баскинс, жившей по соседству. Девушка пошла по тропинке к дому подруги. Он выглядел в это утро каким-то осиротевшим и молчаливым, как будто в нем уже несколько месяцев никто не жил.
   Она поднялась по деревянным ступеням, давно требовавшим замены, и оказалась на тенистой веранде. Катрин постучала в дверь. Собственно, Ив уже после гудка машины должна была появиться. Но, может, она была еще неодета, или что-то еще ее задержало.
   На стук в дверь никто не отозвался. Катрин подошла к окну и, прикрыв глаза рукой, заглянула в гостиную. Там никого не было.
   Стоило ли заходить в дом? Ив доверяла подруге, и та могла входить в дом, даже когда в нем не было хозяйки. Окно рядом с кухонной дверью никогда не запиралось, оно было лишь прикрыто.
   Катрин посмотрела на часы, она боялась опоздать на работу.
   «Впрочем, быстро осмотреться я успею», – подумала блондинка и, сойдя с террасы, направилась к кухонной двери. Небольшое усилие – и окно приоткрылось, так что Катрин смогла дотянуться до ключа от кухонной двери.
   – Привет! – крикнула она из кухни. – Есть кто-нибудь дома?
   Вопрос был, по сути, излишним – Ив давно бы отозвалась, если бы была дома. Из кухни Катрин попала в узкую прихожую. Она осмотрела все комнаты и даже поднялась по крутой узкой лестнице на чердак. На Ив это было совершенно не похоже, в это время дня она всегда была дома.
   Катрин везде искала платье, о котором говорил Гари, но нигде его не нашла. Кровать выглядела нетронутой. Если Ив не появлялась ночью дома, то где же она сейчас? Вчера грохотало, сверкало и поливало, как из ведра. В такую погоду она должна была стремиться как можно быстрее попасть домой: первым делом переодеться, бросив мокрое белье в корзину, и нырнуть под одеяло, ничего другого.
   Но если она не дошла до дома… то где она?
   Что же произошло вчера ночью? Сказал ли ей Гари Картер правду? «Ив! – подумала Катрин. – Только бы с тобой ничего не случилось!»
   Она закрыла кухонную дверь, положила ключ в укромное, известное только ей и Ив место, и захлопнула окно.
   Когда она ехала в сторону зоомагазина, то вспомнила о крике, который послышался ей ночью. Только ли послышался? Может, действительно кто-то кричал? Может, Ив Даннинг?
   Катрин с ужасом вспомнила и еще одну деталь: незнакомец с ножом! Она снова засомневалась в том, что Гари рассказал ей правду.
   Она попыталась представить, что произошло прошлым вечером. Джонни Бойл оставил Ив сидеть одну за столиком, а сам стал развлекаться с бывшей подружкой. Ив это вывело из себя и сильно расстроило. И она не знала, как ей теперь добраться домой. На первый взгляд, Гари помог ей в трудную минуту. Возможно, он специально съехал с дороги, чтобы найти предлог и использовать удобный – как ему тогда казалось – момент. Затем он поцеловал Ив и наверняка хотел большего, иначе бы не порвал ей платье. Может быть, Ив задела его чем-то, из-за чего Гари потерял остатки рассудка.
   А если в бардачке машины был нож?
   Итак, Ив побежала. Видимо, она пригрозила Гари тем, что заявит о нем в полицию, и он погнался за ней с ножом. Но не с целью убить, а лишь чтобы припугнуть.
   Катрин надеялась, что она ошибается. Она упорно пыталась вспомнить мужчину, которого видела ночью.
   Был ли он вообще? И если да, то мог ли это быть Гари Картер?
   Катрин энергично замотала головой.
   – Нет, – твердо сказала она себе, – не было никакого мужчины!
* * *
   Зоомагазин, в котором работала Катрин, принадлежал Тине Свифт. Тина была на десять лет старше Катрин, то есть ей было тридцать лет. У них сложились теплые, дружеские отношения.
   К сожалению, у Тины совершенно отсутствовал вкус. Она носила свитера и футболки, которые были ей велики, да еще надевала их по три сразу, будто хотела скрыть от всего мира свою женственность. Очки, которые она носила, закрывали половину ее вполне миловидного лица и просто уродовали. Катрин неоднократно пыталась консультировать Тину в выборе одежды, и начальница даже иногда прислушивалась к ее советам и покупала симпатичные вещи. Но после этого надевала их максимум один-два раза и потом снова наряжалась в старые футболки и кофты с вытянутыми рукавами.
   Хотя Катрин могла обсуждать с Тиной все что угодно, про Ив она не обмолвилась ни словом.
   Они покормили животных в вольерах, обсудили вчерашнюю непогоду, которая почти всю ночь не давала женщинам уснуть.
   – Я уже думала, что этот кошмар никогда не закончится, – жаловалась Тина. – Мне лишь далеко за полночь пришла идея заткнуть уши ватой, и только тогда я смогла уснуть. Ну не бред ли? Почему самые простые идеи приходят, лишь спустя несколько часов?
   – Сегодня пораньше ляжешь спать вечером и все наверстаешь, – с улыбкой произнесла Катрин.
   – Сначала я так и планировала, но после того, как я заглянула в телепрограмму, я поняла, что из этого ничего не выйдет. Сегодня вечером по телевизору показывают фильм с Робертом Рэдфордом. Давно хотела его посмотреть, – Тина вздохнула. – Этот мужчина мог бы получить от меня все, что захочет, но, к сожалению, он даже не знает, что я существую.
   – Почему ты ему просто не напишешь? – спросила Катрин.
   Тина смущенно уставилась в пол:
   – Ну, я все-таки уже не подросток.
   – Ну и что? Ты думаешь, что ему не пишут тридцатилетние женщины?
   – А что из этого выйдет?
   – Вдруг он ответит?
   – Да, и, наверное, попросит прислать фотографию. И тогда его хватит удар.
   – Как ты можешь так недооценивать себя, Тина?
   – У меня дома есть зеркало, и оно показывает мне жестокую правду.
   – Сколько раз я тебе говорила, что из любой женщины можно сделать красотку. Почему ты не прислушиваешься к моим советам?
   – Потому что ты пытаешься заставить меня поверить в то, что я могу стать второй Ракель Уэлч.
   – Неправда, этого я никогда не утверждала.
   – Ну, что-то в этом роде.
   – Посмотри, у тебя обалденные глаза, тонкий нос, красивый рот…
   – … с тонкими губами! – закончила предложение молодая женщина.
   – Их нужно правильно накрасить.
   – И я слишком бледная.
   – Немного солярия, немного румян. Почему ты так старательно отказываешься от моей помощи? Ты почувствуешь себя гораздо лучше, когда будешь уверена в своей привлекательности.
   – Чтобы прыщавые шестнадцатилетние юнцы свистели мне на улицах? Нет, спасибо.
   – Уж лучше пусть они будут присвистывать тебе вслед, чем никто вообще не будет обращать внимания. Вот увидишь, мы добьемся всеобщего признания, если ты доверишься мне.
   – Ну, посмотрим, – неопределенно ответила владелица зоомагазина. – Возможно, я вернусь к твоему предложению.
   – А почему уже не сейчас?
   – Ты намекаешь, что мне уже давно пора, раз мне скоро стукнет тридцать один?
   – Этого я не сказала. Просто мне интересно, почему ты не хочешь как можно быстрее улучшить свою жизнь.
   – Могу объяснить. У меня есть престарелый дядюшка, который каждые два года устраивает утомительное путешествие из Лондона в Ридон, чтобы меня навестить. И скоро он снова у меня появится. Это замечательный, славный старикан, и мне совсем не хочется смущать его своим внешним видом. Он пробудет у меня пару недель, и если у тебя к тому времени не пропадет желание сделать из меня новую Тину Свифт, то я доверюсь твоему вкусу. Преимущество твоего предложения в том, что ты уже ничего в моей внешности не испортишь. И кто знает, может, Роберт Рэдфорд и не упадет в обморок, если я ему отправлю свою фотографию.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация