А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "ВТОРЫМ делом самолеты. Выйти из тени Сталина!" (страница 20)

   Фашист шел на высоте около километра. Насколько Андрей знал, наземные цели тот атакует на скорости около восьмисот километров в час. Много! Его По-7Ф столько может не выдержать, даже если разгонится до такого сумасшедшего для поршневого самолета значения. Конечно, лучше перехватывать реактивного монстра после атаки – тот пойдет вверх, теряя скорость, и тогда… Но ведь важнее не допустить самой атаки! Эх, была не была! Рассчитав момент, Воронов переворотом ушел в пикирование. Немца при этом он потерял из виду, но отсчитывал его траекторию в голове. Будем надеяться, что, полагаясь на свою гигантскую скорость, тот идет по прямой. «Семерка» неслась в отвесном пике, стремительно набирая скорость и еще стремительнее теряя высоту. Шестьсот пятьдесят, шестьсот семьдесят, семьсот. Пора! Иначе продолжающий набор скорости самолет просто развалится на части под напором набегающего потока воздуха. Андрей потянул ручку направления на себя. Та сопротивлялась, не желая слушаться пилота. Слишком уж сильно давила на руль высоты масса проносящегося мимо воздушного потока. Летчик вцепился в упрямую ручку обеими руками. Нос самолета начал медленно подниматься. А скорость продолжает расти! Уже семьсот сорок! Что произойдет быстрее – самолет примет горизонтальное положение, прекратив разгон, или разрушится от скоростного напора? Семьсот семьдесят! Машина нехорошо вибрирует, жутко поскрипывая какими-то элементами конструкции. Но линия горизонта уже уходит под капот. Где же фашист? По расчету, тот должен был оказаться перед выходящей из пике «семеркой». Однако передняя полусфера пуста! Неужели он ошибся и выскочил впереди «Мессершмитта»? Тогда Андрей у того в прицеле! На новейший реактивный истребитель немцы явно неопытного лоха не посадят, поэтому… Отогнав вдруг заполонившую голову очень реалистичную, благодаря буйной фантазии, картинку своего прошиваемого тридцатимиллиметровыми вражескими снарядами истребителя, он дал небольшой крен, осматриваясь по сторонам.
   Ну, слава богу! Противник обнаружился слева и чуть ниже. Видимо, уже начал заход на свою наземную цель, поэтому они слегка и разминулись. «Двести шестьдесят второй» двигался чуть быстрее самолета Воронова, поэтому для попытки атаки оставались считаные секунды. Иначе вражина уйдет слишком далеко, а у «семерки» больше разгонного потенциала не оставалось. Андрей чуть добавил крена и дал левую педаль. Самолет нехотя пошел влево-вниз. Несмотря на грохочущий на максимальных оборотах двигатель, скорость падала – тяги винта для преодоления огромного сопротивления воздуха сильно не хватало. Только что было семьсот восемьдесят, а теперь уже семьсот сорок. Но если расчет на этот раз верный, то, несмотря на падение скорости, траектории обоих самолетов должны встретиться в одной точке.
   Истребитель неумолимо к этой самой точке и приближался. Воронов, ощущая, как бешено стучит от огромного нервного и физического напряжения сердце, откинул колпачок предохранителя и положил большой палец на гашетку. Будет только единственный шанс, и его нужно использовать. Слева, увеличиваясь и быстро смещаясь в сторону прицела, появился «Мессершмитт». Разница в скорости между ними приближалась уже, пожалуй, к сотне километров в час. Когда противник начал «въезжать» в прицел, до него было около ста пятидесяти метров. Много! С такой дистанции и при одинаковой-то скорости попасть трудно. Но выбора не было. Выгадав нужное упреждение, Андрей нажал на гашетку. Три трассы устремились к стремительно удаляющемуся самолету противника. Первую секунду было неясно, попал ли Воронов, потом вся машина противника как-то одновременно окуталась облаком белесого дыма и тут же взорвалась.
   На земле его долго поздравляли с первой победой над реактивным самолетом фашистов. Андрей подробно описал свои действия в инструкции, и уже через два дня один из летчиков воздушной армии сумел повторить атаку примерно в такой же ситуации, сбив еще один «Мессершмитт». А на следующий день – погиб молодой пилот, не сумевший рассчитать момент вывода машины из пикирования. После чего пришлось запретить охоту на «двести шестьдесят вторых» всем летчикам-истребителям, у которых имеется менее сотни боевых вылетов. Да и немцы стали осторожнее, узнав на практике, что их новейшие реактивные истребители отнюдь не неуязвимы, и перестали по-глупому подставляться.
   Поэтому, отправляясь в Москву на очередную плановую конференцию ведущих пилотов ВВС, от доклада на которой отвертеться, несмотря на пребывание на другом конце континента, не удалось, Воронов, глядя из иллюминатора транспортника на прекрасные южноевропейские пейзажи, мучительно размышлял над тактикой противодействия новой угрозе. Как ни крути, получалось, что если немецкие пилоты захотят уклониться от боя, то сделают это легко. А они не дураки лезть в маневренную схватку с заведомо более вертким противником!
   Внезапно ему пришла в голову мысль проверить, как обстоят дела с нашими реактивными разработками. Хотя в последние полгода он почти не бывал в Москве, тем не менее знал, что конструкторское бюро Люльки еще в конце сорок второго провело успешные стендовые испытания первого полноценного турбореактивного двигателя с осевым компрессором, готового к установке в самолет. И конструкторские бюро Поликарпова и Яковлева еще осенью получили задания на разработку истребителей с этим движком, несмотря на его малый ресурс. Ресурс-то потихоньку увеличат, зато к тому времени можно отработать и всю остальную конструкцию реактивного самолета. Интересно, как продвигаются дела в этом направлении?
   Быстренько закончив дела на конференции, он зашел в гости к Рычагову. Поговорив о фронтовых делах, рассказав о встречах с реактивным «Мессершмиттом», Андрей поинтересовался прогрессом в наших разработках. Главком охотно поделился новостями. Выяснилось, что Поликарпов задумал совершенно новую конструкцию, предельно оптимизированную под возникающие при использовании турбореактивного двигателя возможности. По описанию Рычагова выходило что-то среднее между имевшимися в прежней реальности машинами Миг-9 и Миг-15. Два двигателя, стреловидное крыло, мощное вооружение… Это будет настоящий зверь! Но сложность и новизна конструкции привели к тому, что пока КБ Поликарпова дальше макета не продвинулось.
   Другое дело Яковлев. Он не стал гнаться за новизной, а просто взял и установил новый двигатель на свой Як-3. С минимальными переделками конструкции. В результате на испытательном аэродроме НИИ ВВС уже активно летало восемь таких машин. И хорошо летало! Один, правда, разбился из-за отказа двигателя, но летчик успел покинуть машину. Воронов, конечно, загорелся опробовать лично…
   Уже следующим утром он был на месте, снабженный всеми необходимыми разрешениями. Получил подробный инструктаж от летчика-испытателя. Управление оказалось крайне легким, и если и отличалось от такового у своего поршневого «папы», то лишь в сторону упрощения. Ресурс двигателя, конечно, не радовал – десять часов. Много не налетаешь. Но двигателей было выпущено в достатке, так что испытательные полеты следовали один за другим.
   Андрей легко поднял машину в воздух. Выполнил базовые маневры. Самолет слушался прекрасно, даже лучше, чем поршневой аналог. Да, устаревшая, хоть и усиленная конструкция с прямым крылом более тонкого профиля не позволяла разгоняться выше восьмисот двадцати километров в час, но на данный момент этого было достаточно. На опытном истребителе уже стояло вооружение – две двадцатитрехмиллиметровые пушки.
   После посадки Воронов поделился впечатлениями с волнением ожидавшим его на земле конструктором:
   – А как вы считаете – можно ли уже провести фронтовые испытания вашей машины? – неожиданно спросил еще взбудораженный непривычным полетом пилот.
   – Считаю – можно! – с некоторой заминкой ответил Яковлев. Оно и понятно: с одной стороны – самые лучшие испытания, которые только можно пожелать боевому самолету. С другой – новая конструкция может таить в себе неизвестные еще дефекты, смертельно опасные в бою. Да и надежность двигателей Люльки, несмотря на все старания, была еще далека от требований к серийной машине.
   Утряска вопроса во всех причастных к делу бюрократических инстанциях заняла дня три. Никто не хотел брать на себя такую ответственность, даже Рычагова не удалось полностью убедить. Пришлось обратиться напрямую к Сталину, благо и Андрей, и Яковлев имели прямые выходы на Вождя. Тот позвонил Рычагову, и бюрократическое колесо наконец завертелось.
   Основным препятствием был вопрос перегонки самолета на такое расстояние. С имеющимся ресурсом о самостоятельном перелете можно было забыть сразу. Разбирать и перевозить по частям? Долго и сложно. Воронов предложил более приемлемый вариант – буксировку за бомбардировщиком на тросе, как планера, без включения собственного двигателя. На том и порешили. Як-11, как назвали новую машину, прицепили к Ту-2. Андрей сел в кабину Яка. Их сопровождал Ли-2 с запчастями и специалистами.
   В Южную Францию добирались относительно долго, но без приключений. Фронт к этому времени уже сдвинулся почти до Марселя, и в распоряжении наших войск имелось несколько захваченных аэродромов с достаточно длинной полосой. На одном из них и разместили все хозяйство. Первый полет пришлось прервать почти сразу после взлета – отказал движок. Слава богу, успел развернуться и сесть. Двигатель быстро заменили на запасной. Этот отправили в Москву – пусть Люлька разбирается. Еще пришлось поменять покрышки колес – высокая посадочная скорость буквально «съедала» резину. Срочно нужна более устойчивая…
   И вот, наконец, он во фронтовом небе! Конечно, ему в сопровождение выделили целую эскадрилью, но та безнадежно отстала. Андрей не обращал внимания на сердитое бормотание ее командира в эфире, полностью захваченный новыми ощущениями. Превосходный обзор из кабины, непривычно большая скорость и скороподъемность… Мелкие недостатки, вроде сильного кабрирования при резкой даче газа, впечатления не портили. Будет жаль, если он не встретит в небе достойного противника!
   Но боги смилостивились, и на горизонте появились две точки, сопровождаемые дымным следом. Гм, даже несколько больше, чем хотелось, но где наша не пропадала? Воронов пошел на сближение. Вражеские летчики, видимо, не поняли, что имеют дело с равным противником, поэтому просто прибавили скорость, как делали обычно, если хотели избежать боя. Одинокий истребитель противника их не интересовал, наверное, имелись цели поважнее.
   Поэтому Андрей спокойно, как на учениях, развернулся следом за самоуверенно проследовавшим мимо врагом, прибавил газу и легко догнал ничего не подозревающего противника. Очередь – и один из двух двигателей заднего «Мессершмитта», загоревшись, отвалился от крыла и полетел вниз. Через секунду за ним отправился и сам потерявший устойчивость истребитель.
   Второй, будучи, видимо, опытным пилотом, сразу сообразил, в чем дело, и начал маневрировать. Но «двести шестьдесят второй» особой маневренностью не отличался и оторваться от легкого верткого Яка не смог. Тогда фашистский пилот решил рискнуть – ушел переворотом в отвесное пикирование, резко набирая скорость. Воронов с трудом удержался, чтобы в азарте боя не последовать за ним – конструкция Яка была рассчитана на гораздо меньшую допустимую скорость. Поэтому он, дав сильный крен, следил за противником с высоты. Тот, набрав скорость, начал выходить из пикирования, но вдруг уже почти выровнявшийся самолет клюнул носом и устремился к земле. Через пять-шесть секунд все было кончено: только столб черного дыма в месте падения напоминал о «Мессершмитте». Андрей усмехнулся – о затягивании на околозвуковой скорости в пикирование немцам еще явно было известно недостаточно.
   Довольный, он привел машину на аэродром. Вот и первая победа новой, перспективной машины. Начало положено!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация