А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обратная сторона смерти" (страница 20)

   Мешок, в котором лежало тело Аллы.
   Свою секретаршу писательница недолюбливала, хотя и ценила. Но никогда бы и в страшном сне не пожелала ей такой кошмарной участи.
   – Когда же все это закончится! – простонала Журавская, понимая, что, вероятно, закончится тогда, когда она вовремя сумеет разгадать шараду Марка Шатыйло. Ибо на первую загадку она дала ложный, с его точки зрения, ответ, поэтому Аллочка умерла.
   Выходит, девушка погибла по ее вине?
   Алехина многозначительно взглянула на Татьяну:
   – Думаю, вы можете мне сказать когда. Потому что, Татьяна Валерьевна, я попросила вас приехать сюда не для того, чтобы презентовать вам ужасы, обнаруженные в квартире жертвы. Просто говорить у вас в квартире, как я поняла, небезопасно. Ведь и у стен есть уши!
   Татьяна вздрогнула, пытаясь сообразить, что именно известно майорше. А та продолжала:
   – Молчите? Ваше право. Однако повторюсь – лучше сказать мне то, что вам известно. Потому что погиб еще один человек, напрямую связанный с вами. Тот, кто совершил преступление – и, судя по всему, не одно! – явно покушается на вашу жизнь. Но только зная подоплеку происходящего, мы в состоянии защитить вас.
   – Я знаю, – пробормотала Татьяна, а Дарья быстро произнесла:
   – Знаете? Отлично! Тогда расскажите мне все.
   Татьяна поняла, что иного выхода у нее не остается. Потому что охотиться на Шатыйло должны профессионалы, а не писательница криминальных романов.
   Алехина обернулась и, заметив притормозивший фургон с эмблемой известного телеканала, презрительно обронила:
   – Не успело тело остыть, как стервятники подтянулись… Значит, о зверских убийствах, которые имели место в последние сутки, уже просочились кое-какие слухи. Конечно, утаить такое в век Интернета невозможно. Да и у нас в отделе, кажется, имеется человек, снабжающий этих падальщиков от журналистики конфиденциальной информацией…
   Татьяна с отвращением откинула недокуренную сигарету. И как она могла раньше курить?
   Майор неожиданно предложила:
   – Здесь неподалеку есть чебуречная, кстати, неплохая, несколько раз там бывала, и я приглашаю вас перекусить. Потому что выглядите вы… гм… не очень хорошо. Когда вы в последний раз ели?
   Татьяна задумалась и не смогла вспомнить, поэтому тут же согласилась.
   – Подождите, только кроссовки завяжу… – вдруг склоняясь к земле, сказала Алехина. И тихо добавила: – Идите вверх по улице. Не оборачивайтесь! Потому что журналисты, кажется, смотрят в нашу сторону…
   В чебуречной было тепло и приятно пахло жареным и печеным. Женщины выбрали самый неприметный столик в углу. Писательница заказала себе шашлык, а оперативница ограничилась салатом.
   – Татьяна Валерьевна, буду с вами откровенна, – первой заговорила Дарья. – Вы – своего рода эпицентр зверских преступлений. Поэтому если кто-то и может вывести нас на убийцу, так только вы. Конечно, мы и сами в конце концов на него выйдем, но это займет больше времени. Времени, в течение которого негодяй может убить массу людей!
   Вздохнув, Журавская уставилась на исцарапанную поверхность стола.
   – Это ведь какой-то поклонник вашего писательского таланта? – спросила вдруг Дарья.
   Татьяна вздрогнула, а Алехина, заметив, что попала в точку, удовлетворенно кивнула и сказала:
   – Ага, так я и думала!
   – Но откуда вы знаете? – спросила Журавская.
   Подошел официант, принеся заказанное. И только когда он ретировался, Алехина произнесла:
   – О, это не так уж и сложно, надо лишь сложить два и два и получить четыре. Гораздо интереснее другое – откуда об этом узнали вы?
   Детективщица заерзала, посмотрела на шашлык, который ей принесли, и поняла, что ужасно голодна.
   – Я не тороплю с ответом, однако советую и не затягивать, – добавила Дарья. – Потому что убийца выходит на охоту каждые несколько часов. Вы же не хотите, чтобы в следующий раз его жертвой стала ваша экономка или, скажем, глава издательского холдинга, в котором вы печатаетесь?
   Татьяна слабо усмехнулась:
   – Первая потеря была бы ужасной, а вторую, так и быть, можно пережить…
   Помолчала минутку, вздохнула и снова заговорила:
   – Да, это поклонник. Точнее, не поклонник, а…
   Но опять не закончила фразу – как объяснить, что убивает герой ее незаконченного романа? Вернее, конечно, сумасшедший, вообразивший себя таковым!
   В этот момент у нее завибрировал мобильный, и Татьяна, извинившись, вынула трубку, бросила взгляд на дисплей. Ей пришла от неизвестного отправителя эсэмэска следующего содержания: «Приятного аппетита! Но лучше позвольте мне приготовить для вас изысканное блюдо. Как насчет языка под соусом бешамель? Кстати, не забудьте о правилах игры. Иначе жертве придется умереть…»
   Хоть подписи и не имелось, было понятно: ее автор Шатыйло. И ему известно, что она сидит с Дарьей в чебуречной! Но как, каким образом Марк узнал?
   – На вас лица нет! Что за послание вы получили? Дайте мне на него взглянуть! – властно произнесла майор Алехина, протягивая руку.
   Но Татьяна, пряча телефон, выскочила из-за стола и опрометью кинулась в дамскую комнату. А там, пустив воду из-под крана, заплакала. Ей надо продержаться, надо! Иначе погибнет еще один человек! Возможно, маньяк снова морочит ей голову, но разве можно игнорировать угрозы серийного убийцы?
   Нет, нельзя ничего говорить Дарье. Хотя та, безусловно, от нее уже не отстанет. Если Алехина и правда похожа на Альбину Дурново, значит, будет, подобно гончей, идти по следу – пока не окажется около звериной норы.
   Около квартиры Марка Шатыйло, в которой тот живет со своей милой мамочкой.
   Татьяна должна продержаться. И она не имеет пока права втягивать в историю Дарью ибо маньяк может сделать следующей своей жертвой ее. Только бы продержаться и разгадать новую шараду, только бы продержаться…
   Журавская вытащила из сумочки тюбик, вытряхнула из него пару таблеток, запила их ледяной водой прямо из-под крана, а потом, приведя по возможности себя в порядок, вышла из туалета.
   И увидела, что чебуречная заполнена журналистами. Репортеры, как тараканы на грязной кухне ночью, были повсюду. Завидев ее, они бросились к ней, суя под нос микрофоны и диктофоны, ослепляя вспышками фотоаппаратов.
   – Госпожа Журавская, ваша секретарша стала жертвой зверского убийства! Что вы испытали, узнав об этом преступлении?
   Дарью, вставшую из-за столика, оттеснили в сторону. Майор махнула ей рукой, мол, идите ко мне, а Татьяна вдруг заметила ухмыляющееся лицо, прикрытое кепкой и большой камерой.
   Шатыйло был здесь, притворяясь журналистом!
   Оттолкнув нескольких писак, писательница выбежала прочь, завернула за угол и наткнулась на Алехину. Та схватила ее за руку:
   – Вы должны мне сказать все, что знаете!
   Вырвавшись из ее цепких пальцев, Татьяна буркнула:
   – Ничего я вам не должна…
   Тогда майор МУРа, окинув ее странным взглядом, произнесла:
   – Тогда я вам сообщу кое-что. Потому что уверена, рано или поздно вы обратитесь ко мне за помощью. Предыдущая жертва, Инна Гордеева, любовница вашего без вести пропавшего мужа…
   – Я в курсе, кто такая Инна Гордеева! – нервно воскликнула Татьяна, слыша голоса вывалившихся на улицу журналистов, среди которых был Марк Шатыйло. Или ей показалось? Может, она обозналась?
   – Но в курсе ли вы того, чем она занималась, кроме того, что была пассией вашего супруга? – Дарья в упор посмотрела на собеседницу. – Гордеева подвизалась на литературной ниве, работала в нескольких особых издательских проектах, а попросту говоря, была «литературным негром», кропая романы под именем на самом деле не существующего автора в компании других таких же джентльменов удачи…
   – И что из того? – спросила громко Татьяна. И невольно усмехнулась: – Какой, однако, регресс: мой муж ушел от самой знаменитой писательницы России, чтобы связаться с «литературной негритянкой»!
   – Кстати, у Гордеевой были похищены не только ее внутренние органы, но и два ноутбука, а также все носители информации… – настойчиво продолжала Алехина. – Кажется, убийца не только любитель человечины, но и неопубликованных романов…
   Да, он сам герой моего неопубликованного романа! – мелькнуло в голове Журавской.
   Тут журналисты узрели разговаривающих женщин и снова ринулись к Татьяне, но тут майор взяла их, так сказать, на себя, вынув свое удостоверение и преградив им дорогу. И, кажется, Дарья поняла, что от писательницы ей ничего не добиться, поэтому позволила ей уйти.
   Татьяна же, разрываясь между желанием сказать правду и убежать на край света, вернулась к своему автомобилю, плюхнулась на сиденье и – опять заплакала. Будь ты проклят, Марк Шатыйло! И почему она выдумала именно этого мерзавца и нелюдя?
   В голове вдруг что-то щелкнуло, как будто этот вопрос мог привести ее к истине. Но в этот момент взгляд женщины упал на зеркало заднего вида. Что такое? Ничего подобного в ее машине не было! Она резко обернулась и убедилась: за время ее отсутствия на заднем сиденье появились два предмета. Две уже знакомые ей прозрачные пластиковые коробки – одна побольше, что вмещала в себя папку с рукописью, другая поменьше, в которой находился конверт с ответом на шараду.
   Вот и новая загадка! Второй раунд начался.
   К тому же Татьяна заметила, что электронные табло на обоих ящичках уже активизированы и отсчитывают время вспять. Часы показывали 11:58:09… восемь, семь, шесть…
   Наверняка хронометры заработали, когда она отомкнула автомобиль. Но как же так? Почему второй раунд уже идет? И отчего не двадцать четыре, а только двенадцать часов?
   Вдруг из-за угла появилась ватага журналистов. Писательница, не желая, чтобы репортеры облепили ее автомобиль и, чего доброго, сфотографировали странные ящички, рванула с места. И еще до того, как представители желтой прессы настигли ее, порулила прочь.
   В голове билась мысль – до того Шатыйло побывал у нее в квартире, а теперь проник и в ее автомобиль. Что ж, само по себе это не так уж удивительно… Но как же неприятно!
   Татьяна снова посмотрела через зеркало на коробки, стоявшие на заднем сиденье. И с трудом отвела взгляд от ежесекундно меняющихся показаний электронных часов, буквально заставив себя обратить внимание на дорогу. Часы как будто тикали у нее внутри, и с каждым мгновением оставалось все меньше времени для того, чтобы разгадать новую литературно-криминальную шараду. А у жертвы, которая, не исключено, находится уже в руках серийного убийцы, чтобы спастись.
   Телефонный звонок прозвучал, когда Журавская стояла на светофоре, дожидаясь зеленого сигнала. У нее было несколько секунд, чтобы вытащить мобильный из сумочки и приложить его к уху.
   – Татьяна Валерьевна, а вы играете не по правилам, – раздался знакомый голос маньяка.
   – Вы вообще-то тоже! – не выдержав, крикнула Татьяна.
   Тут раздались нетерпеливые гудки стоявших позади автомобилей – загорелся зеленый. Писательница быстро включила громкую связь и положила мобильный под лобовое стекло. А затем нажала на педаль газа.
   – Но дело в том, Татьяна Валерьевна, что я в отличие от вас и устанавливаю эти правила! – хрюкнула трубка. – То есть я могу изменить их в любой момент, что вовсе не будет нарушением. Как я поступил на сей раз. А все потому что вы встречались с этой прыткой особой из полиции!
   Значит, он следил за ней… Ну, конечно, следил!
   – Вы ведь были среди журналистов? – спросила Татьяна, а Марк ответил:
   – А разве журналисты не являются в своем роде маньяками? То есть было бы вполне нормально, если бы Марк Шатыйло, надвинув кепку на лицо и взяв в руки камеру, смешался с толпой борзописцев.
   Итак, она не ошиблась. Имитатор был наглым и самоуверенным – таким же, как и герой ее романа.
   – Почему время уже идет? И отчего вы дали только двенадцать часов? – спросила Татьяна, снова останавливаясь на светофоре.
   – Потому что так хочу! – ответил, хохоча, точнее – хрюкая, маньяк. – Будет вам наука, как беседовать со всякими прыткими особами! И вообще, смотрите, как бы майорша следующей моей жертвой не стала. Мне будет приятно взрезать ее очаровательную грудную клетку…
   Убийца снова провоцировал ее, но теперь Татьяна не поддалась.
   – Молчите? – вопросил маньяк несколько обиженно. – Тогда я буду говорить! Да, время идет, но и новое произведение намного короче, чем «Ведьмино болото». Уверен, однако, что вы и опять проиграете. И погибнет еще одна жертва. Кстати, скажу по секрету: убивать вашу секретаршу было сущее удовольствие.
   – В этот раз выиграю я! – заявила с холодной яростью Татьяна. – Я и в прошлый раз дала верный ответ, да только вы его не засчитали!
   – Так придерживайтесь правил, Татьяна Валерьевна! – воскликнул маньяк.
   – Тех, которые вы меняете, как некоторые меняют трусы? – усмехнулась писательница. – Кстати, насколько помнится, Марк Шатыйло был у меня особью крайне нечистоплотной – нижнее белье менял нерегулярно…
   – Пытаетесь вывести меня из себя? – проскрипел серийный убийца. – Не выйдет!
   Но Журавская поняла, что своим комментарием задела его. Тут ей пришло в голову – а что, если засечь, откуда поступают звонки маньяка? Надо только держать собеседника всякими глупостями на телефоне как можно дольше, пока идет определение места его расположения. Ведь это реально, несмотря даже на то, что номер не определяется. При помощи современной аппаратуры возможно и не такое. Кто бы мог ей помочь?
   Альбина Дурново! Точнее – Дарья Алехина!
   – Итак, вы получили вторую шараду. Езжайте сейчас домой и читайте ее. А потом дайте мне ответ. Все инструкции – в коробках. И еще. Не следовало вам меня злить, Татьяна Валерьевна, потому что я могу быть очень и очень жестоким…
   Маньяк отключился. Какие же, однако, обидчивые пошли серийные убийцы!
   Детективщица во все горло расхохоталась. А потом приуныла, поняв, что ее неосторожная фраза про нижнее белье Марка Шатыйло может дорого стоить – не ей самой, а будущей жертве.
   Изменить это можно было только, дав правильный ответ на шараду. То есть назвав имя убийцы.
   Чувствуя, что у нее засосало под ложечкой, а в кончиках пальцев покалывает, что было верным признаком нарастающего напряжения, Татьяна желала только одного: как можно быстрее вынуть из первой коробки рукопись и начать читать ее. Насколько она могла судить, имитатор не блефовал: новый «шедевр», созданный маньяком, намного короче предыдущего – папка в ящичке была гораздо тоньше. Перешел на малые формы?
   Наконец, Журавская оказалась на своей улице. Заехала в гараж, выключила мотор, вышла из машины и взяла в руки оба ящика. На тот, что побольше, была приклеена записка, написанная, как водится, губной помадой: «Код тот же, что и прошлый раз, только наоборот».
   Поднявшись к себе в квартиру, писательница поставила коробки на комод в коридоре и мельком взглянула на себя в зеркало – видок у нее был далеко не самый лучший. И если репортерам удалось сделать фотографии в чебуречной, то не исключено, что желтая пресса разместит ее непрезентабельные изображения с душераздирающими заголовками типа: «Известная писательница детективов, обнищав, обедает в забегаловках»! Ну такое пережить можно…
   Татьяна быстро натянула халат, привела себя в порядок и сбегала на кухню, где приготовила себе кофе. Практически залпом выпила обжигающий черный напиток, отправив в желудок оставшиеся две таблетки из тюбика – ей была нужна полная концентрация. Не хватало только снова заснуть после прочтения опуса убийцы!
   Есть практически не хотелось, уровень адреналина в крови зашкаливал. Татьяна раскрыла холодильник, желая взять яблоко или грушу, и лицезрела на полке еще одну черную коробочку, как две капли воды походившую на ту, что была спрятана в морозильном шкафу. К крышке крепилась записка: «Съешь меня тоже!»
   Значит, маньяк умудрился побывать и здесь, пока она ездила на место его последнего преступления. С бьющимся сердцем Журавская подняла крышку, ожидая увидеть очередной кошмарный натюрморт, но внутри ничего не было. За исключением новой записки: «Пора становиться вегетарианкой, Татьяна Валерьевна!»
   Криво усмехнувшись, писательница схватила огромное зеленое яблоко, вымыла его, надкусила и направилась в коридор, где оставила принесенные коробки. Зажав в зубах яблоко, ввела требуемый код – свой день рождения – в нужной последовательности, и ящичек открылся. Затем извлекла из него пачку листов, и правда тонкую.
   Заголовок гласил: «все течет…»
   Все течет, все меняется, вспыхнуло у нее в голове известное изречение. И остается в итоге неизменным… Цитата из Библии? Изречение царя Соломона или нечто, связанное с Десятью Заповедями? Хотя нет, кажется, то ли Гераклит, то ли Геродот. Или в этом и содержится намек на разгадку? Что накропал маньяк на сей раз – древнегреческую трагедию на современный лад?
   Не читая текст (но отметив, что у нее остается чуть больше одиннадцати часов), Татьяна повернулась, дабы следовать в кабинет, где, расположившись на диване, она и намеревалась ознакомиться с новым «шедевром», как вдруг зазвонил ее мобильный.
   Номер не определен – значит, снова Марк. Опять какие-то инструкции или перемена правил?
   – Татьяна Валерьевна, мне надо с вами поговорить! – услышала она голос своего психотерапевта Льва Николаевича. – Поэтому я и прибегаю к запрещенному приему – звоню вам с другого телефона. Потому что иначе бы вы трубку не взяли!
   – Да, не взяла бы! – подтвердила писательница, успевшая вынуть изо рта яблоко и положить его на комод. – Потому что, как я вам уже сказала, у меня нет возможности навестить вас, по крайней мере, в ближайшие дни.
   – Тогда я навещу вас! – предложил снова Лев Николаевич. – Это очень важно! Потому что мне удалось получить доступ к документам покойного коллеги Шахта из Австрии. Татьяна Валерьевна, я думаю, что…
   Журавская взяла яблоко с комода, откусила кусок и, жуя, произнесла:
   – А я же думаю, что мы поговорим об этом в другой раз, Лев Николаевич. Извините за прямоту, но у меня сейчас иные заботы. Кроме того, полагаю мне известно, что стоит в тех документах, так что они точно могут подождать. Потому что творческий кризис у меня прошел, писательская блокада миновала.
   – И я о том же! Но мы обязательно должны поговорить. Ибо это…
   – Лев Николаевич, прошу вас больше мне не звонить, я сама свяжусь с вами, – завершила разговор Татьяна.
   Что ее личные мелкие проблемки по сравнению с той, которая вторглась в ее жизнь? И в особенности по сравнению с теми, которые грозили потенциальной жертве Шатыйло? Сущая ерунда!
   Писательница направилась в кабинет. Когда уже была на его пороге, в дверь позвонили. Она не хотела реагировать, шагнула вперед, но кто-то проявлял чудеса настойчивости. Вздохнув, женщина подошла к домофону и посмотрела на экран. Там маячил долговязый курьер с огромной корзиной цветов.
   – Подарок для Татьяны Валерьевны Журавской! – возвестил парень, отвечая на вопрос, что ему нужно. Детективщица вздохнула и пропустила его. Интересно, от кого подарок? Неужели от Марка Шатыйло?
   Корзина, врученная курьером, была необхватной и вмещала в себя не меньше сотни белых роз – ее любимых. К корзине прилагалось письмо, которое развеяло все сомнения. Цветы ей прислал генеральный директор издательского холдинга – в качестве знака восхищения и робкой, как он выразился, надежды в скором будущем стать первым читателем ее нового романа.
   Ах да, неоконченный роман…. Татьяна и думать о нем забыла. Потому что этот роман частично воплотился в жизнь!
   Поставив корзину с цветами в угол, Татьяна пробежала глазами текст открытки – пустяк, но приятно. А потом заметила пририсованную чем – то красным стрелку внизу, перевернула открытку. На обратной стороне имелась приписка знакомым ей почерком: «А также подарочек от меня! Змея, так сказать, под цветами!»
   Татьяна ринулась к корзине – и обнаружила среди цветов небольшую коробочку. Раскрыв ее, в ужасе выронила из рук. И из нее выпал находившийся внутри фиолетовый отрезанный под корень человеческий язык. И она даже знала чей…
   Запихнув язык в коробку и спрятав ее, как и первый «дар» маньяка, в морозильный шкаф, писательница долго мыла руки, беззвучно рыдая. И почему Шатыйло поклонник именно ее творчества? Выбрал бы себе другую авторшу! Хотя ответ был очевиден – она ведь была его «литературной мамочкой».
   А как язык оказался в цветах? Как Шатыйло подложил его туда? Неужели убил курьера и, напялив его форму, только что вручил ей корзину?
   Вернувшись в коридор, Татьяна вдруг ощутила ужасную, давящую тишину. Ей стало страшно, и она, схватив обе коробки со все убывающими цифрами на табло, прошла в кабинет. Закрыла дверь и повернула ключ в замке на два оборота. Дверь была хорошего качества, такую просто так не вышибить. Даже если Шатыйло снова навестит ее, она без боя не сдастся. Только ей требовалось оружие.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация