А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обратная сторона смерти" (страница 14)

   Неужели ей грозит ужасная судьба утонуть в болоте? И ведь нет рядом никого, кто бы мог ее спасти!
   Женя крикнула, что было сил, но никто не отозвался.
   Чувствуя, что постепенно идет на дно, она схватилась за ветки ивы, росшей неподалеку. Но долго так не продержаться…
   Внезапно послышался треск – кто-то пробирался к ней из чащобы. А что, если это волки или даже медведь? Или… Или мифическая ведьма?
   Но вместо зверя и колдуньи Женя узрела полного человека в смешном зеленом костюме, с сачком на плече и с жестянкой в руке. Субъект, на голове которого была зеленая же панама, а на носу сидели круглые очки, ойкнул и воскликнул высоким голоском:
   – Не двигайтесь, я вам сейчас помогу!
   Для толстяка он двигался с поразительной, какой-то кошачьей грацией и явно знал в болоте все неведомые тропинки и дорожки, обычному человеку невидимые.
   Мужчина протянул Жене длинный крепкий сук, который успел где-то отыскать, велел схватиться за него, а потом вытянул из болота. Надо сказать, что ее спаситель обладал недюжинной силой!
   – С вами все в порядке? Солнечного удара нет? Голову не ломит? – произнес он, склоняясь над девушкой. – Потому как тут заросли болиголова знатные. В болоте вы бы не утонули, глубина здесь небольшая, вряд ли даже по пояс, но могли бы надышаться ароматов растений, того же болиголова, потерять сознание – и тогда пиши пропало!
   Голова у Жени в самом деле трещала, поэтому спаситель сунул ей под нос пузырек с нашатырным спиртом. Она закашлялась, и странный тип сказал:
   – Опирайтесь на меня! Вы же новая учительница из имения генеральши Рыбоедовой, да? Я все намеревался нанести визит, но откладывал. Кстати, меня зовут Севастьян Ардалионович Изыдин. Я живу с другой стороны болота и знаю его как свои пять пальцев!
   Изыдин, насколько Женя помнила рассказ генеральши, был чудаком, отшельником, отпрыском некогда богатой, а теперь почти полностью разорившейся семьи. Увлекался хиромантией, а также алхимией, астрологией и прочими подозрительными псевдонауками.
   Наконец девушка окончательно пришла в себя, а добрый ангел-хранитель, по совместительству алхимик-любитель, заявил:
   – Обратно в имение Алевтины Илларионовны я вас в таком виде, конечно же, не отпущу! До моего же дома рукой подать – конечно, если тайные тропинки знать. А я их знаю, поверьте мне! У меня сейчас гостит мой кузен из Петербурга, и он всенепременно будет рад знакомству с вами.
   Почему именно с ней, Женя уточнять не стала, однако позволила Изыдину препроводить себя в его дом. Они и вправду двинулись прямо по болоту. Кое-где под ногами хлюпала вода, однако толстяк уверенно вел ее вперед, и девушка, словно по волшебству, передвигалась по болоту, не увязая в тине.
   Минут через пятнадцать путники оказались на прогалине, покрытой небывалой красоты цветами. А потом миновали рощицу и вскоре уже были около старинного особняка, в котором и резидировал спаситель Жени.
   Первым делом Севастьян Ардалионович усадил ее в глубокое кресло, стоявшее посреди комнаты, обставленной так, как если бы оформлением интерьера занималась пожилая старая дева, а не живший бобылем любитель диковинного. Затем Изыдин подал гостье на серебряном подносе в восточной пиале ароматный напиток и велел:
   – Попробуйте, у вас сразу же сил прибавится. Приготовлено по особому рецепту!
   Женя пригубила чашу. Питье оказалось на вкус травянистым, однако приятным. И мгновенно ее гудевшая голова прояснилась, и тело стало наливаться энергией.
   – Что это такое? – спросила девушка. И услышала в ответ:
   – Рецепт я откопал в старинной чародейской книге. Однако не бойтесь, в жабу вы не превратитесь!
   Взглянув на толстяка, Женя спросила:
   – Скажите, а откуда вам известны тайные тропки на болоте?
   Севастьян Ардалионович приложил к губам палец:
   – О, вы же сами понимаете. Если долго по Ведьминому болоту ходить, то все рано или поздно узнаешь. А мне ходить нужно – травы собирать, с русалками разговаривать…
   Кажется, странный субъект так шутил.
   – Только о том, что мне известно, вы уж никому не говорите! – попросил хозяин дома. – Потому что тогда меня просьбами и вопросами замучают, а значит, от важной работы отвлекать будут…
   От какой такой важной работы, Женя не поняла, но уточнять не решилась. От другого же вопроса не удержалась:
   – А ведьма в самом деле существует? Вы ее видели?
   Усмехнувшись, Изыдин вдруг продемонстрировал крепкие желтые зубы. И девушке стало ясно – ее спаситель совсем не такой чудак и эксцентрик, коим старается казаться. Он, как все здесь, как и сама Женя, играет определенную роль… Только вот какую?
   – Вы, милая барышня, задали два вопроса, связав их воедино, но упускаете из вида, что одно другому не только противоречит, но и дополняет. Сами подумайте – если ведьмы не существует, то как бы я мог ее видеть? Но если она все же существует, то, может статься, я ее не видел, что вовсе не значит, будто ведьмы не существует. И знаете, отчего все это? Потому что видеть можно и то, чего нет! Но если чего и нет, это не значит, что вы не в состоянии его видеть!
   Алхимик то ли тонко издевался над гостьей, то ли пытался сказать нечто, чего Женя никак не понимала. Голова у нее вдруг туманом заполнилась – то ли последствия купания в болоте сказались, то ли странный напиток, коим ее потчевал Изыдин, подействовал теперь в обратную сторону.
   Все перед глазами словно рябью покрылось, и Женя неожиданно подумала – а что, если она не в кресле сидит, стоящем в доме Изыдина, а все еще в болоте находится? И просто видение у нее такое, вызванное теми травами, из которых приготовлен чай… Хотя какой чай? Если она в болоте, то не могла пить чай у Изыдина, которого не существует. Значит, это болиголов заставляет ее видениями страдать…
   Девушка встрепенулась, поняв, что задремала. И была она, к счастью своему огромному, не в болоте, а по-прежнему в гостиной дома таинственного алхимика. Встав и потянувшись, чувствуя себя отлично выспавшейся, хотя была уверена, что не закрывала глаз вовсе, а если и уснула, то на пару мгновений, Женя отправилась на поиски хозяина. Но тот, подобно Чеширскому Коту, с коим в самом деле имел некое физиогномическое сходство, как в воздухе растворился.
   И все-таки она его нашла – в небольшой примыкавшей к дому оранжерее, заставленной диковинными растениями. Впрочем, здесь же находились и перегонные колбы, заполненные разноцветными растворами, и хитроумные приборы, которые увидеть можно было на старинных гравюрах. Поэтому оранжерея одновременно напоминала кабинет алхимика.
   Изыдин, облаченный теперь в зеленый халат, повернулся к ней, держа в одной руке ступку, а в другой – металлический пестик.
   – Вот и мое царство! – объявил он несколько смущенно. – Чувствуйте себя как дома!
   Женя осмотрелась. И обнаружила растения, питавшиеся мошками – собственными глазами видела, как одно из них захлопнуло свой прожорливый рот-ловушку, после того как туда забралась жирная муха. Та билась внутри, пытаясь выскользнуть, но тщетно. «Рот» был зеленого цвета с красным ободком, и Женя вдруг подумала, что и она сама, подобно мухе, угодила в ловушку – в дом к человеку в зеленом одеянии.
   – Неужели я заснула? – спросила девушка, стараясь отогнать свой страх. А Изыдин, продолжая толочь что-то ароматное в ступке, ответил:
   – Говорят, сны после этого чая пророческие. Кстати, о пророках! В ближайшую субботу ко мне прибывает известный московский медиум, госпожа фон Гольц. Я приглашаю на суаре только самых достойных. Вы – в их числе, конечно же.
   Еще до того, как Женя дала ответ, скрипнула дверца, и в оранжерее появился невысокий человек с вытянутым лицом, длинным носом и бегающими глазками.
   – Ах, вот и мой кузен, который часто гостит у меня! – оживился алхимик. – Разрешите представить его вам – Эрнест Тихонович Забияко, частный детектив.
   Женя, отступив на пару шагов, наткнулась на столик, на котором звякнули алхимические принадлежности. Забияко приложился к ее руке, и при этом девушка отметила: если хозяин походит на большую лягушку, то его гость – на крысу.
   – У нас бывают время от времени отличные посиделки! – мечтательным тоном заметил Изыдин. – В последний раз, помнится, когда отмечали мои именины, был у нас и генерал Рыбоедов, в то время, конечно, еще живой…
   Женя встрепенулась. Похоже, речь шла именно о той вечеринке, на которой генерал выиграл у кого-то из гостей перстень с сапфиром. За время своего пребывания в имении Алевтины Илларионовны она несколько раз наводила хозяйку на разговор об этом, но та толком ничего не знала, а если и знала, то забыла, потому как сама на суаре не была.
   – Видимо, тогда и в карты играли? – спросила Женя.
   Изыдин энергично закивал.
   – Да, да, играли! Вот вы сказали про карты, я прямо и вспомнил, что играли. Такое, знаете, бывает. Правда, иногда это чревато: скажешь, представишь – и вдруг сам и поверишь, что такое было, хотя на самом деле химера, выдумка, галлюцинация.
   У толстяка в зеленом была склонность вещать подобно Пифии – запутанно и сложно. Наверняка данная манера и необходима ему для поддержания алхимического реноме, решила Женя.
   Взгляд ее скользнул по пухлым рукам Изыдина – его пальцы были украшены парой старинных перстней. Такой мог и женский перстень с сапфиром носить…
   Ведь кто сказал, что генерал получил перстень от дамы? Возможно, что и от мужчины.
   А на руках кузена не было ни единого украшения, даже обручального кольца. И вообще Забияко отчего-то не понравился Жене. И у нее появилось ощущение, что она с ним уже знакома. Только вот каким образом?
   Поскольку дело шло уже к вечеру и в имении Алевтины Илларионовны учительницы могли хватиться, Изыдин попросил кузена отвезти Женю на бричке к соседям. Они тепло распрощались, и толстяк пропел:
   – Не забудьте о суаре! Вы ведь прелестный цветок, который украсит любое общество, в особенности наше провинциальное!
   Забияко уселся на козлы, Женя – позади него. Бричка покатила по дороге вдоль болот. Человеком Эрнест Тихонович был неразговорчивым, и Женя смирилась с тем, что не обменяется с ним до дома ни словом. Как вдруг, не поворачиваясь, он произнес:
   – А вы ведь меня не узнали, да?
   Женя дернула плечами – о чем он? И подумала, что они сейчас находятся где-то на безлюдной и редко кем используемой объездной дороге, что тянулась вдоль Ведьминого болота. Этот самый Забияко может сделать с ней все что угодно, а потом спрятать труп в трясине, и никто никогда ее останков не найдет…
   – Да, да, не узнали! – снова заговорил кузен алхимика. – Впрочем, и я вас не сразу узнал, вы ведь выросли с тех пор. Были девочкой, а стали девицей. Ладно, раскрою секрет, где мы виделись: я тогда работал еще не частным детективом, а в полиции. И дело об убийстве вашей тетушки, конечно же, отлично помню.
   Жене захотелось узнать, к чему Забияко ведет.
   – А вы ведь неспроста здесь появились… – произнес тот странным тоном. – Даже если будете уверять, что это прихоть судьбы, не поверю! Похоже, прошлое не выпустило вас из своих цепких когтей!
   – Что вы хотите сказать этим? – спросила девушка. – Вам что-то известно? Нечто, свидетельствующее о невиновности моего отца? О…
   Она немного поколебалась, но все же добавила:
   – О виновности кого-либо другого?
   Эрнест Тихонович помолчал, ответил не сразу:
   – Все, что известно мне, известно и вам. А в виновности вашего батюшки я сомневался с самого начала. И изложенные тогда вами факты показались мне крайне занимательными, более того, логическими. Однако я перегнул палку – открыто пошел против мнения высокого начальства. После того, как батюшка ваш скончался в тюрьме и стал для всех козлом отпущения и единственным виновным, мне пришлось покинуть полицию. Карьеры я там все равно бы не сделал. Ну а если честно, меня оттуда выжили. Вот и переквалифицировался в частные детективы…
   Женя невольно обрадовалась. Оказывается, в невиновность отца верила не она одна. Малоприятный господин, бывший полицейский, был на ее стороне. Из чего следовал вывод: нельзя полагаться только на внешний вид человека, тот бывает очень обманчив.
   – Но почему вы решили, что я здесь неспроста? – задала девушка следующий вопрос. – Как мое появление здесь может быть связано с тем делом?
   Забияко хмыкнул.
   – Это вы мне лучше поведайте, Евгения Аркадьевна! Потому как дело, стоившее мне места в полиции, никогда не теряло для меня актуальности. И мне удалось до кое-чего докопаться. К примеру, до того, что немало похищенных и тогда так и не найденных предметов оказалось в усадьбах здешних помещиков, людей более чем почтенных. Ну и каким, собственно, образом? Что полдюжины стариков и старух знатных фамилий причастны к убийству вашей тетушки, я не верю. Значит, они сии предметы купили. Но у кого, я выяснить не смог. Вопрос ведь крайне деликатный, да и несколько человек отдали богу душу.
   Женя вздрогнула, а сыщик успокоил:
   – Нет, причин полагать, что они умерли не естественной смертью, нет. Все же люди были старые да больные. И тайну того, откуда у них появились похищенные предметы, унесли с собой в могилу. Но убийца где-то рядом, я уверен. Я просто чувствую это. Но иногда можно и мертвых заставить говорить!
   – Как? – удивилась Женя.
   А Забияко вдруг произнес иным тоном:
   – Вот мы и подъезжаем…
   Показалась крыша особняка генеральши Рыбоедовой.
   – Что же до того, как заставить говорить мертвых… Для этого мой кузен и пригласил госпожу фон Гольц! А также наиболее перспективных подозреваемых к себе на суаре. Думаю, то, что там должно произойти, многое прояснит. Так что приезжайте тоже, не пожалеете!
   Свою пассажирку Забияко высадил на повороте, так как не хотел подъезжать к особняку – видимо, были у него на то свои причины. Щелкнув хлыстом, бывший полицейский покатил обратно в особняк своего кузена, а Женя, окрыленная его словами, побежала в дом генеральши.

   События, имевшие место на болоте и в доме алхимика, оттеснили на второй план то, что произошло утром. И об инциденте с Гошей, который, собственно, и привел к тому, что она попала на болото и угодила в трясину, Женя вспомнила только вечером. Солнце уже давно село, в раскрытое окно вливался аромат сада.
   Девушка побывала у своих подопечных – и убедилась в том, что оба спали. Погладила по голове Тосю и не стала будить ее, чтобы узнать продолжение истории, рассказанной девочкой утром. Рано или поздно она узнает, чему та вместе с внучкой мельника стала свидетельницей.
   Вернувшись к себе в комнату, Женя решила прикрыть окно – и заметила белевшую в глубине парка беседку. И тут ее осенило – Гоша ведь приглашал на свидание туда после заката!
   Делать она этого не собиралась, во всяком случае, изначально. Потому что Гоша был бабник и самоуверенный молодой человек, которого следовало проучить. Женя улеглась в кровать, однако сон упорно не шел. Как ни ворочалась с боку на бок, заснуть все равно не получилось.
   Встав, она подошла к столу, чтобы налить из графина воды – и, бросив мимолетный взгляд в окно, увидела мужскую фигуру, которая крадучись двигалась по саду, явно по направлению к беседке. Гоша! Все-таки решил отправиться туда, хоть и с опозданием! А что же она? Неужели останется у себя в спальне и будет делать вид, что… молодой человек ей безразличен? Конечно, он разводит амуры с другими женщинами, однако это никак не влияло на ее чувства. Однако Гоша должен знать, что Женя не потерпит такого к себе отношения. Да, именно это и нужно сказать ему в лицо, причем немедленно!
   Убедив себя в том, что только отчитает его, а не будет обниматься и целоваться с ним в беседке, как Гоша, по всей видимости, рассчитывал, Женя быстро оделась и выскользнула из комнаты.
   Особняк спал, никого в гостиной и столовой не было. Девушка быстро вышла сад и двинулась к беседке, мысленно подбирая слова, с которыми обратится к Гоше. Скажет, что он испорченный нечестный молодой человек… Потребует, дабы он оставил ее в покое. Пригрозит, что иначе прибегнет к помощи его мачехи, генеральши Рыбоедовой… Но при этом Женя думала о том, что Гоша наверняка великолепно целуется, ведь губы у него такие мягкие…
   Запретив себе даже помышлять о подобных глупостях, девушка заметила, что уже оказалась около беседки, и сбавила шаг, не зная, что именно сейчас скажет Гоше. Или вместо того, чтобы сказать что-то, падет в его объятия?
   Она обогнула беседку и приблизилась к ней с обратной стороны, желая выгадать время. Внезапно до нее донеслись шорохи и странные, подозрительные звуки… не оставлявшие сомнения в том, что в беседке происходило нечто постыдное.
   Внимая им, Женя застыла, словно вкопанная, начиная краснеть от понимания того, что стала невольной свидетельницей неких эротических экспериментов. А потом сердце ее наполнилось гневом. Ну конечно, солнце село уже давно, поэтому Гоша, не дождавшись ее, пригласил в беседку другую дурочку, горничную, которая была от него без ума, или деревенскую молодуху, готовую на все, лишь бы провести с молодым барином пару приятных минут! Но как он мог? Женя сжала кулаки. Так бы и отхлестала по щекам проходимца, если б тот попался ей под руку! И вообще неверных мужчин следовало подвергать публичной порке. А лучше всего – публичной казни! Да-да, Гоша заслужил самого ужасного, самого серьезного наказания!
   И девушка приняла решение – нужно сказать ему в лицо все, что думает, причем немедленно. Поэтому обогнула беседку, встала уже на первую ступеньку, которая вела в круглое строение, собралась с духом – и в этот момент услышала мужской голос, донесшийся из «храма любви».
   Это был не Гоша.
   Мужчина говорил непристойности, никак не подходившие для ушей барышни, но окаменевшая Женя не обращала внимания на смысл глупых речей, ее интересовал голос. Вернее, человек, которому тот принадлежал. И она быстро идентифицировала его – это был голос управляющего, Ивана Степановича Усачева. А значит, дамой, обществом которой мужчина наслаждался в беседке поздно ночью, была генеральша Рыбоедова.
   До Жени донеслись слова Усачева, который возжелал выйти на крыльцо беседки, дабы покурить. Девушка скользнула в сторону, понимая, что, если ее обнаружат, Алевтина Илларионовна тотчас выставит учительницу на улицу. Ей придется несолоно хлебавши возвращаться в Петербург. А ведь в своем расследовании она значительно продвинулась, к тому же обзавелась единомышленником, встретив господина Забияко, и убедилась в том, что убийца тетушки находится где-то в этих краях.
   Нет-нет, Жене никак нельзя быть уличенной в том, что совала нос в чужие дела, причем столь щекотливые и постыдные! Кстати, броситься обратно в дом тоже – Усачев непременно увидит ее белое платье, мелькающее среди темных стволов.
   Она еле успела нырнуть за беседку, как раздались тяжелые шаги. Буквально секунду спустя чиркнула спичка и потянуло терпким ароматом табака. Прозвучали другие, легкие шаги – генеральша, наверняка босая, также вышла на крыльцо и присоединилась к своему фавориту.
   – Пора подумать о том, как приступить ко второй части плана, – заговорил с ней управляющий. – Генерал скончался, что породило, конечно, волну слухов, но его смерть нам только на руку. Однако мы все равно ни на йоту не приблизились к деньгам.
   Женя зажала себе рот рукой, боясь издать хоть какой-нибудь звук. Невольный, от изумления. Невероятно, но она стала свидетельницей того, как двое аморальных людей обсуждают преступление! Причем не только уже имевшее место и увенчавшееся успехом, но и новое! Значит, права была молва, подозревавшая генеральшу в причастности к кончине мужа. Кстати, о каких таких деньгах вел речь управляющий? Ведь вдова находится в весьма стесненных обстоятельствах, генерал оставил свои финансы в плачевном состоянии.
   – Ванечка, милый мой, ты, как всегда, прав. Но ты же ставишь себя под удар, – пропел женский голос.
   Женя вздрогнула. Нет, это не Алевтина Илларионовна, а…
   – Катя, волноваться нет причин. Меня, может, и подозревают в шашнях с генеральшей, но генератором злодеяния все видят только ее – злобную ведьму, отравившую муженька.
   Катя! Управляющий миловался в беседке вовсе не с Алевтиной Илларионовной, а с сестрой покойного владельца имения, со старой девой, высохшей воблой Екатериной Филипповной!
   Открытие потрясло Женю, однако она быстро взяла себя в руки. Надо же как тонко задумано – совершить преступление и свалить все на вдову! Получается, сестра убила родного брата? Ради мерзкого двуличного управляющего?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация