А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Морской шакал" (страница 7)

   Неизвестно, какой яд был в этой отраве, но уже через день после того, как Олег Назаров разбросал на судне приманку, моряки стали находить в самых разнообразных местах дохлых крыс. Несколько десятков трупов пошли на дно, после чего прожорливых грызунов словно след простыл. На всякий случай кок все же оставил в некоторых облюбованных крысами местах столь действенную отраву, однако, когда на судне появился Жулик, собрал ее и положил в укромное место на камбузе, предупредив об этом всех моряков, чтобы кто-нибудь, не дай бог, не принял отраву за пакет с восточными сладостями.
   – Эту отраву кок и подложил Лехе в тарелку, – согласился с Титовым Сергей.
   – На «Улиссе» сегодня были все, – напомнил капитан. – Любой мог взять яд.
   – Неужели от крысиного яда можно умереть? – удивленно спросил Илья.
   – От этого можно, – заметил Титов. – Сам черт не знает, что в ней.
   – Но зачем кому-то было убивать одного из нас? Тем более именно Леху? – никак не мог успокоиться Илья.
   Кок поднялся на ноги. Его губа сильно распухла, лицо было испачкано подсохшими кровавыми разводами.
   – Видимо, Алексей все-таки кому-то рассказал про радиограмму, – предположил он. – За это его и убили.
   – Слышь! Не вякай! – встрепенулся в объятиях старпома Сергей.
   – Убил тот, кому он рассказал? – спросил Илья.
   – Вероятно, – ответил Олег.
   – А вы как думаете, Василий Терентьевич? – повернулся Илья к капитану.
   – Наверное, Олег прав, – согласился Седов. – Когда мы нашли тело второго помощника и предположили, что преступник – один из нас, тому стало опасно находиться в лагере, и он мог избавиться от свидетеля, который рассказал ему про радиограмму.
   – Не легче ли было сбежать? – заметил Титов.
   – Мы приняли меры, чтобы он не смог этого сделать, – напомнил капитан. – Поскольку у преступника не было возможности бежать, он мог подстраховаться и избавиться от Алексея.
   – Но почему Алексей не сказал нам, кому он говорил про радиограмму? – не унимался Титов. – Ведь он понимал, что тот человек мог быть убийцей.
   – Не знаю, – честно признался Василий Терентьевич.
   – Наверное, тот человек был его другом, – предположил кок.
   – Ах ты, гнида! – вскрикнул Сергей и попытался вырваться из рук Титова, но это ему опять не удалось.
   – Успокойся, Сергей, – приказал старпом. – Олег дает тебе понять, что твоя ситуация ничем не лучше, чем его. Прекрати орать. Если не перестанешь кидаться на Олега, мы тебя свяжем.
   Сергей огрызнулся, но принял угрозу к сведению и вскоре успокоился.
   Само собой, после того, что случилось, никто не стал возвращаться к прерванному обеду. Даже те моряки, которые не доели картошку, впоследствии утолили аппетит чаем и печеньем.
   По распоряжению капитана кок вывалил остатки картошки под дерево, где на них набросился Жулик. Пес ел жадно и долго, выхватывая зубами и языком разваренные кусочки тушеного мяса, но в результате не пострадал ни от обжорства, ни от яда.
   Через полчаса Дмитрий и Илья взяли лопату и отправились рыть могилу для второго механика. Алексея решили похоронить рядом со вторым помощником.
   Четверо моряков остались в лагере. Они с мрачными лицами сидели на бревнах, то и дело останавливая взгляды на покойнике, лицо которого Сергей заботливо накрыл полотенцем.
   – Дайте выпить, – попросил он.
   Капитан подал коку разрешающий знак.
   – Воды нет, чтобы развести спирт, – напомнил Олег.
   – Сходите за водой. С Виктором.
   Оставшись наедине с Сергеем, Василий Терентьевич попросил его держать себя в руках.
   – Не веди себя как истеричка.
   – Это кок, – упорствовал Сергей. Однако в его голосе уже появились неуверенные нотки.
   Седов сделал вывод, что старший механик стал сомневаться, что именно кок убил его друга.
   «Открыто он в этом не признается и прощения не попросит, – решил капитан, – но хоть на Олега больше кидаться не будет. Олег вроде бы незлопамятный человек, может, со временем простит пацана».
   Кок был старше старшего механика на девять лет и обладал, в отличие от последнего, спокойным характером и флегматичной рассудительностью.
   Василий Терентьевич вспомнил, что смерть Алексея была не первым случаем за минувшую неделю, когда Олег давал повод для недовольства и подозрений.
   Неожиданно события, происшедшие несколько дней назад, предстали перед капитаном совсем в ином свете.
   Доставив груз угля в Магадан, «Улисс» возвращался в Находку, следуя вдоль восточного побережья материка на юг. У них хватало топлива, воды и еды, чтобы не делать остановку в порту Ванино, в котором на этот раз для них не было работы. Седов спешил, потому что им предстояло сделать еще несколько рейсов с углем в Магадан и на Чукотку.
   Однако, когда они подошли к устью Амура, случилось непредвиденное – у четырех членов команды одновременно появились ярко выраженные симптомы пищевого отравления. Состояние моряков резко ухудшалось, и капитану пришлось связаться с диспетчером и запросить стоянку в Ванино.
   Именно из-за этого происшествия «Улисс» оказался в Ванино. Заболевших ребят отвезли в больницу. Через сутки стало ясно, что отравление очень серьезное и больным быстро не поправиться. Поскольку восьми морякам было вполне по силам совершить полуторадневный переход, Седов связался с руководством компании и получил распоряжение продолжить плавание без одной трети состава. Больных моряков должны были доставить в Находку самолетом, или же «Улисс» мог их забрать на пути в Магадан.
   Сидя возле трупа Алексея, капитан по-иному взглянул на эти события. Вероятно, пищевое отравление не было случайностью, и напрасно тогда вся команда ополчилась на кока. Человек, который собирался ограбить инкассаторов, узнав о том, что на этот раз «Улисс» не должен заходить в Ванино, подсыпал некоторым членам команды яд. Вероятно, это был все тот же крысиный яд, только в меньших количествах. Из-за последовавшего отравления судно вынуждено было зайти в порт. Преступник ограбил инкассаторов и скрылся с деньгами на судне.
   Поразмыслив, Василий Терентьевич решил, что его догадки, скорее всего, не далеки от правды и что они имеют дело с расчетливым и хладнокровным убийцей.
   Когда Олег и старпом принесли два ведра с водой, кок снова развел в банке спирт, соблюдая на этот раз верную пропорцию.
   Пока он возился с неудобной разнокалиберной тарой, Василий Терентьевич отвел старпома в сторону и спросил:
   – Последний раз ты был на судне вместе с Олегом. Вы все время были вместе или ходили порознь?
   – Я старался не оставлять его одного. Но, когда он был на камбузе, я отлучался ненадолго в свою каюту – взял сапоги, – признался старпом.
   – Понятно.
   Кок разлил водку по кружкам, и моряки, не дожидаясь возвращения двух матросов, молча помянули второго механика, трагически погибшего у них на глазах.
   Через некоторое время пришли Дмитрий и Илья. Они были без лопаты – оставили ее возле вырытой могилы. Им тоже налили водки.
   Перед тем как закутать тело Алексея в кусок тента, капитан взял его запястье и прощупал пульс. Рука второго механика уже окоченела, пульса не было, и Седов сложил обе руки покойника на живот.
   Тело Алексея завернули в тент, пятеро моряков подняли покойника и понесли вдоль берега. Василий Терентьевич пошел позади этой во всех отношениях странной похоронной процессии.
   Жулик на этот раз остался в лагере. Он так объелся дармовой тушеной картошки, что ему было трудно ходить.
   Моряки шли медленно, ноги увязали в песке. Нести тело было неудобно, но никто не роптал и не предлагал остановиться и передохнуть.
   Подойдя к месту, где похоронили второго помощника, моряки увидели большую кучу земли и свежую могилу. Дмитрий и Илья вырыли ее в метре от продолговатого холмика, насыпанного над телом Михаила. Старпом и Сергей опустили покойника в могилу.
   Вторые похороны прошли более буднично. Все немного оправились от шока, вызванного случившимся. Прощаться с покойным не стали, понимая, что им еще предстоит это сделать на официальных похоронах.
   Дмитрий и Илья, поочередно орудуя одной лопатой на двоих, быстро забросали яму землей и сделали над ней холм, как две капли воды похожий на могилу второго помощника.
   Постояв некоторое время возле могил, команда «Улисса» в количестве шести человек отправилась обратно в лагерь.
   По возвращении туда капитан первым делом напомнил:
   – Никто не должен отлучаться из лагеря без моего разрешения. Ни под каким предлогом!
   Желающих отстаивать свою свободу не нашлось.
   Поскольку несколько человек после смерти Алексея высказали желание питаться консервами, а не из общего котла, Седов попросил кока подсчитать, сколько консервированных продуктов они привезли с собой на берег. Сергею и Илье капитан поручил вырыть яму для туалета. Задание было несложным, но Василий Терентьевич решил, что оно поможет Сергею успокоить нервы.
   Вскоре капитана подозвал кок.
   – Продуктов не хватает, – обеспокоенно сообщил он.
   Капитан подумал, что они взяли с собой на берег недостаточное количество консервов, поэтому это известие его не взволновало, он лишь сказал:
   – Сплаваем на судно и возьмем еще.
   – Продукты пропали, – пояснил Олег.
   – Ты уверен? Сколько?
   – Уверен, – ответил кок. – Когда грузили продукты на плоты, я брал только полные ящики. Сейчас посмотрел, в некоторых ящиках кто-то порылся. Не хватает трех банок тушенки, двух – сайры и банки сгущенки. Украли еще буханку хлеба.
   – И когда, по-твоему, все это украли?
   – Точно не знаю, – признался Олег. – Но, однозначно, это сделали уже на берегу. Надо полагать, еще утром, когда было темно и вещи таскали с места на место.
   – Может быть, все же днем?
   – Вряд ли. Я не видел, чтобы кто-нибудь подходил к продуктам. Только Алексей оставался в лагере один, когда мы ходили за телом второго помощника. Все прочие разы, когда я мог не уследить, в лагере было полно народа.
   – Значит, преступник выкрал продукты еще в начале дня и, вероятно, спрятал их в лесу, может быть, вместе с деньгами и пистолетом.
   – Получается, что так, – согласился кок.
   Василий Терентьевич вышел на середину лагеря и громко крикнул:
   – Внимание! Все подойдите сюда!
   Моряки оставили свои дела и подошли к капитану.
   – Пропали кое-какие продукты. Кто-нибудь видел, чьих это рук дело?
   Оказалось, что никто не видел, кто именно выкрал продукты.
   – Зачем красть? – удивился Илья. – Если захочешь поесть, неужели не дадут?
   – Тут дело в другом, – пояснил капитан. – Продукты наверняка украл преступник, чтобы было чем питаться в тайге.
   Моряки оживились и стали вспоминать, кто из них подозрительно долго вертелся возле продуктов, но в результате ничего так и не вспомнили.
   – Кто крутился? Само собой, кок, – сквозь зубы процедил стармех.
   До вечера никто из членов команды ни разу не покинул лагерь. Одни моряки вели себя относительно непринужденно, другие напряженно всматривались в небо или в морскую даль в ожидании помощи.
   Капитан наблюдал за каждым и в каждом моряке находил что-то подозрительное.
   Когда кок стал готовить ужин, к нему, по просьбе Сергея, приставили Илью, чтобы молодой матрос следил за приготовлением пищи. Другой бы на месте Олега обиделся и отказался кухарить в таких условиях, но кок лишь сочувственно усмехнулся и продолжил свои дела, не обращая внимания на нападки старшего механика.
   Капитан поддержал предложение Сергея не потому, что подозревал в убийстве Алексея именно кока, к ведру с едой мог подойти кто угодно. Он считал эту меру предосторожности далеко не лишней, потому что преступник, лишившись возможности передвигаться, когда и куда ему вздумается, мог попытаться отравить и остальных членов команды.
   «Почему он не сделал это сразу, когда убил Алексея? – задумался Седов. – Ему даже не надо было нас убивать, достаточно организовать нам сильное кишечное отравление, чтобы облегчить себе бегство из лагеря. А может, преступник не подумал об этом? Или это у него просто не получилось? Или он не собирается бежать?»
   К сожалению, Василий Терентьевич пока не мог разгадать этот сложный ребус.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация