А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Морской шакал" (страница 10)

   Седов нашел на скале удобный камень и сел на него.
   – Перекурим? – предложил Олег.
   – Здесь, похоже, уже курили, – заметил капитан и, наклонившись, поднял с земли окурок.
   – Можно посмотреть? – попросил кок.
   Он взял из рук Василия Терентьевича окурок и стал внимательно его разглядывать.
   – Наши сигареты. Илья тоже такие курит.
   – Вопрос в том, когда он выкурил эту сигарету – вчера или сегодня?
   Кок вместе с капитаном поднялись и стали внимательно осматривать скалу, на которой находились.
   – А вот еще один, – сказал Олег, поднимая с земли второй окурок, и добавил: – Илья не ахти какой курильщик. Бывает, что за день не выкурит и трех сигарет.
   – А вчера, когда я послал его сюда, он отсутствовал совсем недолго, – подхватил Василий Терентьевич. – Значит, скорее всего, один окурок вчерашний, а другой выкурили недавно.
   – Раз мы не встретили Илью, – предположил кок, – значит, он тут перекурил и пошел дальше.
   – Я так не думаю, – возразил капитан, с сомнением покачав головой.
   – Почему?
   – Илья наверняка побыл здесь какое-то время, а когда успокоился, пошел обратно в лагерь. Раз он – не убийца, то зачем ему уходить от нас, тем более без еды и без одежды?
   – Но мы его не встретили по пути.
   – Может быть, мы как-то разминулись. Или он увидел нас и спрятался – боялся, что я его отчитаю.
   Олег неуверенно пожал плечами, а Василий Терентьевич поднес руку ко рту и дважды громко крикнул:
   – Илья! Илья!
   Матрос не отозвался.
   – Пойдем назад, – решил капитан. – У меня предчувствие, что он уже в лагере. Вот увидишь, прикинется дурачком и скажет, что просто прогулялся.
   Назад пошли той же тропинкой. Жулик стал смелее и уже не терся возле ног Седова и Назарова, а описывал по лесу широкие круги, цепляя на шкуру колючки. Энергии у пса было слишком много, чтобы трусить по тропинке рядом с коком и капитаном. Обогнав людей в очередной раз, Жулик резко остановился, повертелся на месте, затем стал тыкаться носом в землю и обнюхивать траву.
   «Наверное, нашел нору бурундука», – подумал Седов.
   У Жулика нюх был не особенно хорошим, такой вывод сделали моряки, поскольку на поиски еды, брошенной в траву, у Жулика уходило слишком много времени. Однако пес отличался завидным упрямством.
   Вот и на этот раз Василий Терентьевич и кок уже прошли по тропинке несколько десятков шагов, а Жулик все продолжал обнюхивать землю и даже нетерпеливо повизгивал, вероятно, недовольный тем, что его попутчики ушли слишком далеко вперед.
   – Жулик, ко мне! – окликнул собаку Олег.
   Пес заскулил и закрутился волчком, словно потерял в траве свою находку.
   Капитан остановился и тоже оглянулся:
   – Что он там нашел? – Потом вдруг заинтересовался странным поведением собаки и предложил: – Пойдем посмотрим.
   Они вернулись назад и подошли к Жулику, который обнюхивал какой-то невзрачный на вид сорняк, росший в десяти шагах от тропинки.
   В этой части леса кустов было не так много. Люди называют подобные места «грибными», ходить по ним – одно удовольствие, деревья не стоят сплошной стеной, редкий подлесок не мешает свободно передвигаться в любом направлении, а землю покрывает красивая, растущая пучками трава. Именно в таких местах следует искать благородные белые грибы.
   Капитан посмотрел себе под ноги, гадая, что именно привлекло внимание Жулика, но ничего особенного вокруг себя не заметил. Решив, что собачьи интересы не совпадают с человеческими, Седов и кок собрались продолжить прерванный путь, но тут взгляд капитана упал на листья какого-то незнакомого растения.
   Он наклонился и приподнял ладонью один из листков, который был больше, чем другие, испачкан странными пятнами. Кок, заинтересовавшись, тоже склонился над растением. Жулик бросился к руке Василия Терентьевича, жалобно взвизгнул и принялся с азартом обнюхивать ближайшие кусты.
   Седов коснулся указательным пальцем одного из пятен, и он окрасился ярко-красным цветом.
   – Кровь? – спросил Олег.
   – Похоже, – ответил капитан и, размазав по листу несколько пятен крови, заключил:
   – Свежая.
   Голос Василия Терентьевича дрогнул. Он медленно выпрямился и осмотрелся по сторонам.
   – Чья она? Как думаете? – разволновался Олег. – Может быть, какого-нибудь животного?
   – Не знаю.
   Они стали более внимательно осматривать траву и нашли много других пятен. В одном месте крови было особенно много.
   Дворняга бегала вокруг них, виляя хвостом.
   – Жулик, ищи! – приказал Олег, но пес, который, вероятно, в своей жизни никогда не имел ни хозяев, ни тем более учителей, проигнорировал команду.
   Земля почти везде была покрыта травой, поэтому на ней было трудно разглядеть какие-либо следы, кроме пролившейся крови.
   Однако терпение моряков вскоре было вознаграждено. В десяти метрах от большого пятна крови они нашли на земле неглубокую борозду. Малозаметная полоса была направлена от берега в сторону леса. Чуть поодаль капитан и кок снова нашли такую же полосу, но на этот раз параллельно ей шла другая.
   Капитан вспомнил, что две похожие полосы оставались на песке, когда Титов и Сергей выносили на берег труп второго помощника. Страшные догадки получали новые подтверждения.
   – Тело потащили туда, – сказал он, махнув рукой в сторону леса.
   Они торопливо пошли вдоль следов, которые то появлялись, то исчезали, указывая им правильный путь. Потом Василий Терентьевич не выдержал напряжения и побежал. Оглянувшись, он увидел, что кок бежит следом за ним.
   «Его надо опасаться, – призвал себя к осторожности капитан. – И ни в коем случае нельзя подставлять ему свою спину».
   Он подумал, что ему следовало пропустить кока вперед, но был вынужден остановиться на краю небольшого овражка.
   Подоспевший Олег тоже как вкопанный встал рядом с Седовым.
   Овражек был забросан ветками. Однако сразу становилось понятно, что это сделано не природой, а человеком.
   – Боже! – пробормотал кок.
   Капитан проследил за его взглядом и увидел кроссовку, выглядывающую из-под кучи веток, которые, судя по следам, были срезаны ножом с близлежащих древесных кустарников.
   Это была кроссовка Ильи.
   Василий Терентьевич спустился вниз и стал отбрасывать в сторону ветки. Скоро под листьями показалась одежда Ильи.
   Работая, Седов продолжал боковым зрением наблюдать за коком. У ракетницы, лежащей в кармане капитана, курок не был взведен, поэтому ему приходилось быть крайне осторожным. Кок был значительно моложе Василия Терентьевича, а значит, и более ловким.
   Труп лежал лицом вниз. Под левой лопаткой на рубашке был виден один-единственный разрез, но кровью была залита почти вся спина. Ножа в ране и на дне оврага не было.
   Седов наклонился и потрогал руку Ильи. Она была холодной, и прощупывать пульс было совершенно бессмысленно.
   «Видимо, Илью убили ударом ножа в спину, – решил капитан, – а потом отволокли сюда, взяв под мышки. Поэтому мы и увидели на земле следы от его ног».
   Он молча вылез из овражка.
   «Если убийца тащил труп, взяв под мышки, у него руки, штаны и обувь должны быть залиты кровью».
   Капитан незаметно осмотрел одежду и обувь кока. Олег очень долго отсутствовал, когда ходил за грибами. Ему ничего не стоило оказаться здесь и расправиться с Ильей, тем более что и нож с кухни легче всего было выкрасть именно ему.
   Однако одежда Олега не была испачкана кровью. Если руки он мог вымыть, то постирать и высушить одежду наверняка не успел бы.
   – Видимо, он по дороге в лагерь встретился с убийцей, – предположил кок.
   – Наверное, – тяжело вздохнул капитан. – Похоже, он пытался убежать, но убийца догнал его и ударил ножом в спину.
   – Что будем делать?
   – Иди в лагерь и разыщи парней, а я покараулю тело. Придумайте какие-нибудь носилки и все вместе приходите сюда.
   – Ясно.
   Кок развернулся и побежал в сторону моря. Жулик подумал, что ему предлагают поиграть, и погнался вслед за Олегом.
   А Седов, оставшись один, огляделся по сторонам и, удостоверившись, что в лесу, кроме него, никого нет, снова спустился в овражек и тщательно осмотрел покойника и его одежду.
   В карманах Ильи он ничего интересного не обнаружил, разве что те самые сигареты, окурки которых они нашли на скале, обратил внимание на то, что носки его кроссовок сильно испачканы. Из этого Седов сделал очень важный вывод. Видимо, преступник, когда волок Илью к оврагу, не просто взял его под мышки, а развернул тело лицом вниз. Так тащить труп было очень неудобно и значительно труднее, но зато можно было не испачкать кровью одежду. Выходило, что убийца был очень расчетлив и осторожен и, вероятно, совсем не безумен, несмотря на очевидную нелогичность своих действий и крайнюю жестокость.
   Где-то невдалеке от капитана раздался треск. Седов вздрогнул, быстро достал из кармана ракетницу и взвел курок.
   «Кто это?! Олег не мог так быстро вернуться. Может быть, он решил незаметно подкрасться ко мне и убить?»
   Капитан был готов подозревать каждого. Симпатии, имевшие место еще несколько дней назад, почти бесследно исчезли.
   Если кок вернулся с ножом, то у капитана был шанс, если же он пришел с пистолетом, то Седову можно было только посочувствовать. Василий Терентьевич как-то упустил из виду, что убийца не хотел, чтобы труп Ильи был найден.
   Он выпрямился, осторожно выглянул из овражка и вздрогнул – его глаза встретились с чужими внимательными и настороженными глазами.
   У капитана мигом отлегло от сердца. Это была косуля.
   Животное решило, что появившаяся из оврага голова может представлять для нее опасность, и стремительно бросилось бежать.
   Капитан проводил взглядом ее грациозное тело, несколько раз глубоко вздохнул, затем поставил пистолет на предохранитель, засунул его в карман и направился туда, где они с коком видели на траве пятна крови. Теперь он мог взглянуть на место трагедии, зная ее ужасный финал.
   Василий Терентьевич опустился на колени и стал внимательно осматривать землю, надеясь найти какой-нибудь предмет или след, принадлежащий убийце или Илье. Однако ничего, кроме крови, капитан не нашел. В нескольких шагах от звериной тропинки обнаружил участок, на котором трава была сильно примята.
   «Вероятно, здесь какое-то время стояли, – предположил Седов. – Может быть, Илья разговаривал с убийцей».
   В этом капитан не видел ничего странного. Ясное дело, что Илья, возвращаясь по тропинке в лагерь, не мог встретить никого, кроме как моряка с «Улисса». Маловероятно, что в лесу находились другие люди.
   «Похоже, они разговаривали, а потом Илья почувствовал опасность и бросился бежать. Убийца его настиг в десяти шагах отсюда, там, где трава залита кровью, и вонзил в его спину нож. Илья смог сделать всего пару шагов и упал как раз туда, где на земле осталось самое большое пятно крови».
   Василий Терентьевич чувствовал себя разбитым и подавленным. Он совсем не боялся за себя, но осознание вины перед своими ребятами съедало его как кислота. И без того высокое давление наверняка зашкаливало. Он сел на поросшую травой кочку и задумался.
   «Что я сделал не так? Мог ли я поступить как-то иначе, после того как получил радиограмму? Конечно, мог. Как минимум мог поставить двух вахтенных на мостик, и тогда катастрофы можно было избежать».
   Через какое-то время капитан услышал впереди себя шорох, потом увидел Жулика, вынырнувшего из кустов. Пес подбежал к Седову, молча покрутился возле него и побежал дальше по тропинке.
   Вскоре на тропинке показались моряки. Первым шел кок, указывая дорогу, за ним следовали Титов, Сергей и Дмитрий. Титов был мрачен, Сергей сильно возбужден, а Дмитрий был бледен и едва волочил ноги.
   Капитан поднялся, и моряки подошли к нему.
   – Где Илья? – спросил Сергей. У него был такой вид, будто он был уже готов назвать убийцу и броситься на него с кулаками.
   – Пойдемте, – кивнул Седов и повел их к овражку.
   Придя на место, все некоторое время стояли на краю оврага. Никто не проявил желания спуститься вниз и осмотреть тело. Капитан видел, что моряки сильно взволнованы. Наверняка каждый в эту минуту больше всего хотел узнать имя убийцы. Но знал его пока что только один человек – сам убийца.
   Жулик тоже подбежал к овражку и стал вертеться у ног людей.
   – Илья убежал из лагеря, чтобы побыть наедине с собой, – сказал капитан, внимательно глядя на лица моряков в надежде увидеть в одном из них признаки беспокойства. – По дороге назад он встретил одного из нас. Они некоторое время разговаривали возле тропинки. Потом Илья, видимо, что-то заподозрив, бросился бежать. Убийца догнал его и ударил ножом в спину. Затем отволок тело сюда и спрятал.
   – Кто же этот гад?! – выкрикнул Сергей, бросая злые взгляды на товарищей.
   – Убийца – один из нас, – напомнил ему капитан. – Давайте будем держать себя в руках и прежде всего сделаем носилки.
   Специально для этого моряки взяли с собой из лагеря топор и веревку.
   Титов срубил несколько молодых деревьев и очистил их стволы от веток. Две самые прочные палки решили использовать как ручки для носилок, другие разрубили на короткие перекладины и закрепили их концы на ручках при помощи веревки. Получившиеся носилки больше напоминали лестницу, изготовленную без помощи молотка и гвоздей. Однако даже такое неказистое приспособление должно было существенно облегчить задачу, которая стояла перед сильно поредевшей командой «Улисса». Им надо было доставить тело матроса в лагерь.
   Назаров и Титов спустились в овраг, подняли Илью и перенесли его на носилки.
   Дмитрий, увидев перепачканное кровью тело Ильи, отвернулся, а потом, поддавшись приступу слабости, отошел в сторону.
   Капитан попросил Титова распрямить Илье руки и положить их вдоль тела. Виктор с пониманием кивнул и сделал все, как сказал капитан.
   Затем он и Сергей подняли носилки и понесли их в лагерь. Как точно заметил Сергей, носилки получились короткими и потому неудобными – голова и ноги Ильи с них попросту свисали. Однако без этого, пускай и несовершенного, приспособления перемещаться с телом по лесу было бы еще труднее.
   Моряки скоро поняли, что нести труп вдвоем слишком тяжело, поэтому Дмитрий и кок пришли на помощь товарищам.
   Жулик догадался, что люди возвращаются в лагерь, и побежал вперед. Василий Терентьевич шел последним.
   В лагере моряки сделали короткую остановку. Капитан взял лопату и одеяло, которым укрывался Илья, после чего все двинулись дальше. Странно, но на этот раз никто не обсуждал, что делать с телом, уже было вполне естественным хоронить труп на временном кладбище. Трагический ритуал и сама смерть приняли какую-то будничную форму.
   «На их лицах такое выражение, словно они не уверены, что идут на кладбище в последний раз. Кажется, каждый из них мысленно примеряет на себя дурацкий саван из куска брезента или одеяла и представляет свои собственные похороны».
   От этой мысли капитану стало немного жутко.
   Придя на «кладбище», моряки первым делом отдышались, потом Олег и Сергей, сменяя друг друга, стали копать могилу. Седов отошел в сторону и молча наблюдал за ними.
   «Кто же все-таки убийца? – рассуждал он. – Титов? До сих пор я его почти не подозревал, но он из нас физически самый сильный, и ему проще, чем другим, было расправиться с Ильей и со вторым помощником. Он, как и все моряки, позавчера днем какое-то время не был на судне, а значит, мог напасть на инкассаторов. Да и физиономия у него подходящая. Хотя при чем тут физиономия?
   Кок? Он тоже под подозрением. Он мог незаметно переправить деньги на берег, добавить яд в тарелку Алексею и запросто выкрасть с кухни нож и продукты.
   Сергей? Он кажется прямолинейным и веселым парнем. Такого трудно в чем-либо заподозрить. Однако он был другом Алексея, а значит, мог от него узнать про радиограмму и принять меры, чтобы «Улисс» не дошел до Находки. Сергей горяч и скор на расправу. Мог ли он избавиться от друга?
   Дмитрий? Выглядит напуганным и слабохарактерным. Но может оказаться искусным актером. Его поведение наиболее странное. Понятно, что в сложившейся ситуации трудно держаться молодцом, но он сдал слишком рано, когда еще ничего не предвещало случившихся позже трагедий».
   Могилу вырыли быстро. Тело Ильи переложили с носилок на расстеленное одеяло и осторожно в него завернули, затем опустили в могилу. Яму закапывал Дмитрий. С него градом лил пот, а лопата в его руках словно сопротивлялась ему. Титов, видя его состояние, предложил Дмитрию отдохнуть, взял у него лопату, быстро закопал могилу и соорудил над ней продолговатый холм.
   Теперь на берегу было три могилы, без крестов, безымянные и не украшенные цветами.
   Пятеро моряков некоторое время постояли возле могил, затем пошли в лагерь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация