А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник" (страница 7)

   Глава 7

   Черный пикап медленно катился по шоссе. В салоне было тепло и уютно. Играло местное радио.
   У дороги мелькнула табличка, и машина свернула в лес. Катерина припарковала пикап у забора заброшенного кладбища.
   – Посиди в машине, я сейчас вернусь.
   – Ты решила взять еще земли?
   – Нет, – ведьма схватила с заднего сидения свой рюкзак, – я должна закончить обряд.
   Громко захлопнула дверь и направилась к калитке у дерева. Свет фар освещал ее стройную фигурку. Катерина вошла на территорию кладбища и остановилась.
   Села на корточки и достала совок. Выкопала маленькую ямку, в которую высыпала содержимое той самой банки. Прочитала короткую молитву и засыпала землей.
   Обратно шла намного уверенней.
   – Все. Можем забыть про этот случай. Считай, что не было ничего.
   Катерина села в машину и нажала на педаль газа. Через минуту они вернулись на пустынное шоссе.
   – Отвезешь меня домой, я ужасно устала, – Мила подавила зевок.
   – Ты решила завалиться спать? Брось. Выспишься на том свете.
   – Ты что-то предлагаешь?
   – Развлечься и отпраздновать наш гонорар. Скажем, есть одно место на окраине города. Там очень мило и весело.
   – Там большая тусовка?
   – Совсем нет.
   Место находилось в районе Краснолесья. Невысокие кирпичные домишки вдоль дороги. Перед воротами каждого дома дорогие авто. Каменные ограды, оплетенные вьюном и клематисами.
   Черный пикап свернул в узенький проулок и остановился. Катерина вышла из машины и направилась к двухэтажному дому. Низкая крыша, под которой скрывались маленькие оконца.
   Во дворе было светло. Ночные фонарики-колышки горели посреди газона. Беседка в тени высоких сосен. Тут же площадка с мангалом и каменной печью. Горка из маленьких дровишек вдоль забора.
   Девушки подошли к массивной двери, и Катерина потянула за круглую ручку.
   Внутри было прохладно и пахло ванилью. Где-то в глубине дома играла тихая музыка, и слышался женский смех.
   Грубо обработанный деревянный пол. Бревенчатые стены с чучелами животных. Под потолком – кованая люстра с лампой в виде цветка.
   – Не бойся, детка! Здесь все свои, – при этих словах черные глаза Катерины игриво заблестели, – Нам сюда.
   Они свернули направо. Прошли сквозь узкий извилистый коридор, где почти не было света. Шкуры животных под ногами заглушали их шаги. Запах ванили разбавлял терпкий запах дорогих сигар.
   Комната, перед которой они оказались, была просторной и мрачной. Вдоль стен горели свечи в стаканах. По краям – мягкие диваны, на которых сидели женщины и мужчины. Круглый стол с зажженными ароматными палочками посередине.
   Склонившись друг к другу, молодые люди тихо о чем-то шептались. Никто так и не заметил новеньких.
   – Я намерена посвятить себя этой ночи, – Катерина оставила подругу в дверях и направилась к диванам.
   При появлении ведьмы многие приветственно закивали головами. Парень с длинной челкой и подкрашенными глазами подозвал ее к себе и предложил коктейль.
   Красивое лицо Катерины озарила расслабленная улыбка. Она погладила его по плечу и поцеловала в губы.
   Такого Мила не ожидала увидеть. Даже растерялась немного. Отступила на шаг и обняла себя за плечи.
   Эти люди и место показались ей чужими. Словно белая ворона, что попала в логово летучих мышей.
   Сбитая с толку, она вернулась назад в безлюдный коридор. Прошла немного вперед и оказалась перед широкими стеклянными дверями. За ними звучала ритмичная музыка.
   Решив, что ничего не потеряет, если заглянет внутрь, Мила толкнула дверь. Внутри было много разношерстного народа. Гламурные девицы, рэперы, мачо и мужчины в пиджаках.
   Стеклянные столики, кресла из белой кожи, угловой бар и мини-сцена для танцев у витражных окон.
   Здесь можно было легко затеряться в толпе. Мила прикрыла за собой дверь и вошла в зал. Немного веселья ей не повредит.
   Стараясь никого не задевать, она осторожно подошла к бару. За спиной бармена стояли бутылки со спиртным. В углу – холодильник с прозрачной дверцей, внутри – холодное пиво и кола в банках.
   На высоких стульях сидели девушки с модельной внешностью. Они щебетали меж собой, искоса поглядывая на столики в углу.
   – Разрешите, я сделаю заказ, – но голос Милы никто не услышал.
   Пришлось обходить с другой стороны. Бармен ее наконец-то заметил.
   – Привет. Твое лицо мне не знакомо. Новичок здесь? Что предпочитаешь?
   Мила кивнула:
   – Колу со льдом?
   – Может капнуть немного бренди?
   – Не стоит, – ей приходилось кричать, чтобы перебить музыку, – только колу со льдом. Спасибо.
   Бармен мастерством фокусника метнул вверх пустым бокалом, который тут же поймал правой рукой. Левой наполнил его прохладным напитком. Немного льда и трубочка в дополнение.
   – Прошу, – он широко улыбнулся, протягивая холодный бокал, – Кола за счет заведения для прекрасной девушки.
   – Благодарю.
   Несколько глотков с пузырьками приятным холодком разлились по губам. Мила посмотрела на зал поверх бокала.
   Яркие огни освещали сцену. Девушки танцевали призывно, томно поглядывая на своих партнеров. Откровенные танцы и медленная музыка. В помещении становилось жарко.
   Стоя у бара, Мила видела, как горели глаза мужчин, что сидели в креслах вдоль стен. Словно голодные волки, они ловили каждое движение стройных див.
   Мила оглядела весь зал, но свободных мест не было. Она незаметно для остальных покинула зал и направилась дальше по коридору.
   Холодная кола привела ее в чувства. Сон исчез, и ей захотелось новых впечатлений этого вечера. Завтра она подольше поспит. Кто знает, когда еще ей удастся побывать в таком месте.
   Вход в следующий зал был прикрыт плотной тканью. Мила бесшумно вошла внутрь и огляделась.
   Маленькие деревянные столики и стулья с кожаной обивкой у стены слева. Справа – круглый стол, покрытый зеленым сукном, и крупье с колодой пластиковых карт. За его действиями пристально наблюдали мужчины в изысканных дорогих костюмах, не спеша потягивающие коньяк.
   – Принимаю ставки, господа!
   Наслаждаясь ароматной сигарой, один из мужчин сделал ставку, бросив свою фишку на одну из цифр. Остальные застыли в замешательстве. Игра началась.
   Мила выбрала столик в самом углу и отодвинула стул. Здесь было тихо, и потому можно было побыть наедине со своими мыслями.
   Она медленно опустилась на стул и поставила свой бокал на край столика. В сумочке нашла маленькое зеркальце, в которое тут же уткнулась.
   – Боже мой! Я похожа на пугало.
   Вид растрепанных волос и размазанная тушь ее несколько омрачили. Маленькой расческой она провела по медовым локонам, которые тут же откинула назад. Пуховкой убрала остатки туши и припудрила нос. Немного блеска для губ – и она снова была сама собой.
   Бросила сумочку на соседний стул и огляделась. Высокий потолок с подсветкой. На входе, по углам, два торшера в виде светящихся колонн из серого камня.
   Чего в этом доме только не было. И бильярдная, и массажная, и кальянная. Люди отдыхали везде.
   Комнату, где они расстались с Катериной, она нашла в самом конце. Она не сразу узнала ее новую обстановку.
   На диванах сидели мужчины и смотрели на обнаженную женщину, что танцевала перед ними на столе.
   Мила выбрала свободное место у двери и вытянула ноги. Играла медленная музыка, под которую женщина эротично извивалась. Темные волосы и ровный загар. В пупке блестело крошечное колечко.
   Женщина откинула прядь волос и Мила увидела ее лицо. Перед ней танцевала Катерина собственной персоной.
   От неожиданности Мила открыла рот. Такого она не ожидала. Черная ведьма в роли прожженной стриптизерши повергла в легкий ступор.
   Катерина ее заметила и улыбнулась. Легкими прикосновениями погладила грудь, затем плоский живот и отвернулась.
   Мила посмотрела на лица мужчин. Их глаза блестели. Им нравилось то, что они видели. Катерина соблазняла и флиртовала одновременно. То дикая как пантера, то ласковая как кошечка.
   Спектакль длился недолго. Музыка сменилась, и Катерина сошла со стола, опираясь на руку одного из мужчин.
   Мила поднялась с дивана и направилась к ней. Пару секунд понадобилось на то, чтобы расслышать ее слова:
   – Мила, езжай домой. Попроси бармена вызвать такси. Я останусь здесь. Увидимся завтра.
   После чего развернулась и ушла в противоположную сторону, обнимая за талию незнакомого мужчину.

   Глава 8

   24 апреля
   Мой дневник. Ты единственный друг, который знает, что за страсти бурлят у меня в душе. Как я счастлива, когда влюблена, и как ненавижу, когда презираю врага.
   Этим субботним днем на улице непривычно жарко. В воздухе пахнет распухшими почками деревьев. Где-то вдалеке играет музыка.
   Я вышла на балкон и села на плетеный диван. Мягким пледом окутала ноги. Открыла дневник и решила написать о последних днях.
   Несколько дней мы с Юрой бродили по дорожкам. Он рассказывал о машинах, как они устроены. Мне безумно интересно.
   Смотрю на него и таю. Все нравится в нем: и рост, и улыбка, и глаза. Влюбилась в него по уши.
   В один из вечеров заметила, что он как-то странно себя со мной ведет. Проезжает мимо машина, или идет человек, он отскакивает от меня как черт от ладана. У меня в голове кружится мысль, что он меня стесняется. Может быть, боится, ведь я несовершеннолетняя.
   Странно все это. Он ведь взрослый. Старше меня. Должен все знать и понимать. Если стесняется меня, наверно есть причина. Не хочу знать, какая именно. Потому что знаю, что будет больно.
   Вчера вечером Юра постучал в мою дверь. Открыл отец. Не говоря ни слова, мой любимый развернулся и ушел.
   Ночью, когда все спали, я выбралась из дома и пошла в клуб. Мне хотелось с ним поговорить, узнать, почему он ушел. Наверное, он не ожидал, что дверь может открыть кто-то другой. Но ведь я живу с родителями, и это нормально. Кто знает, что у Юры в голове.
   Этой ночью в местном клубе было не так много народа. Музыка играла медленная. В баре сидели в основном мужчины. Распивая водку, они играли в карты.
   Юра сидел у стены. Волосы взъерошены, рубашка расстегнута, в руках тлеющая сигарета. Я неслышно, как кошка, подкралась сзади и обняла нежно за плечи.
   – Елена, – прошептал он блаженным голосом.
   В этот миг я застыла на месте как вкопанная. Словно ледяная волна прибоя обрушилась на меня с огромной высоты и с размаху ударила о землю.
   – Какая Елена? – запинающимся голосом переспросила я. – У меня другое имя.
   Он медленно повернулся и с прищуром посмотрел мне в глаза.
   – Ах, это ты.
   – Что значит я? Мне казалось, я твоя девушка, и ты любишь меня.
   – Так и есть, – ответил он и ласково погладил меня по щеке, – тебе показалось. Я никогда не любил тебя, дурочка.
   У меня зачесались руки залепить ему пощечину. Но вместо этого стояла и смотрела на него, как парализованная. В ушах эхом отзывалась фраза «никогда не любил».
   – Не любил? – повторила я, – Кто такая эта Елена?
   Он лишь печально улыбнулся в ответ. Имя этой девушки пробудило в нем определенные воспоминания, и Юра этого не скрывал.
   – Какая разница, кто она. Она – это она.
   Всем своим видом он продемонстрировал, что разговор окончен. Взял со стола свои карты и вернулся в игру.
   Сама не знаю, как у меня хватила сил не разрыдаться прямо там, на глазах его друзей. Они смотрели на меня и ухмылялись. Мол, глупая малолетка. Так тебе и надо.
   Мир перевернулся. Я едва не задохнулась от душивших меня слез. Он никогда не любил меня. Никогда. Просто делал вид. Играл со мной. Изображал любовь. Даже когда целовал, думал об этой Елене. Черт! Какая же идиотка, что поверила ему.
   Я в последний раз посмотрела на широкую спину Юры и на несгибаемых ногах вышла из клуба. Ноги едва меня слушались. Главное – не упасть. Не унизиться еще больше.
   Слеза медленно скатилась по щеке. Я была раздавлена.
   Шла домой, не разбирая дороги. Перед глазами видела его прищуренные глаза. Он никогда не любил меня. Боже, как больно.
   Самое ужасное, я влюбилась в него всем сердцем. Ни минуты не могу без мысли о нем. Где-то слышала это противную песенку про несчастную любовь. Разлетелось сердце на осколки, не собрать.
   Вот уж не думала, не гадала, что буду страдать от несчастной любви. Даже смешно. Наивная дурочка и обманщик мачо. Совершенно точно не пара.
   У него не нашлось в сердце местечка для меня. Все пространство заняла эта Елена. Тварь. Кто она и из какого класса? Если я хочу вернуть его, то должна убрать ее с дороги. Да, да, убрать, пока эта гадина не вгрызлась в него окончательно и бесповоротно.
   Маленькое сомнение закралось в мою душу. Почему все это время он гулял только со мной? Рядом с нами не было никакой Елены. Вообще ни одной девочки. Откуда она взялась. Может быть, он любил ее раньше, до того как стал встречаться со мной? Но я быстро отбросила эту противную мысль. Мне и так тяжело, еще эти глупые мысли.
   Дома все спали. Я тихонько прошмыгнула в свою комнату. Скинула одежду на пол и забралась под холодное одеяло.
   Всю ночь я не сомкнула глаз. То плакала, то продумывала план мести. Первое, что решила, это выяснить, кто же такая эта Елена. Врага надо знать в лицо.
   Второе, это попадаться на глаза Юре. Пусть знает, что он для меня единственный человек. Я так просто не сдамся, пусть даже после тех страшных слов, что он мне наговорил.
   Ну и третье, я избавлюсь от этой Елены. Уберу с пути, как старое полено. Разрублю на кусочки и сожгу в огне.
   После этой сладкой мысли я сама не заметила, как уснула. Месть утешает. Особенно та, которую я приготовила. Они мне все заплатят. За каждую слезинку.
   Когда проснулась, то первым делом взяла на кухне ведерко и маленький совок. Мать спросила про обед, но я уже вышла за дверь.
   Место, куда я шла, находилось за деревней, на окраине. Заброшенная шахта. Там были отвалы песка, щебня и глины. Мне стоило огромного труда обойти глубокую яму с водой. В земле торчали концы острой арматуры. Несмотря на все препятствия, мне все-таки удалось выйти на место.
   Обошла щебень и песок. Моей целью была желтая глина. Я набрала пол ведерка. Оказалось, что она очень тяжелая, но это не остудило мой пыл.
   Обратно шла уже не так быстро. Пока родители обедали, я поставила ведро под свою кровать и накрыла его глянцевым журналом.
   Теперь я должна была раздобыть церковные свечи и обязательно темно-зеленые. Церковь находилась в другом конце деревни. Судя по времени, там шла служба. Плевать, меня это не останавливает.
   Нашла материн платок, нацепила первую попавшуюся юбку и вышла за дверь. Несмотря на то, что я выглядела нелепо, и народ оборачивался мне вслед, я уверенно шла вперед.
   Этим днем загорелся чей-то дом. Над деревней стоял смог, а меж деревьев вздымался к небу черный дым. На пожар люди выбегали из своих домов с ведрами воды и песка.
   Меня это не останавливало. Чужое горе. У меня свое, и оно здесь, в душе. Я отвернулась и прошла мимо.
   Крик и гам стояли даже в стенах церкви. Люди бросились на помощь во время службы. Это было мне только на руку. Я без толкотни пробралась к церковной лавке. Выбрала свечи, немного ладана и святой воды.
   Свечи мне понадобятся для свершения предстоящего черного обряда. Ладан и вода – для окропления места, где будет все происходить, и себя самой. Я должна заботиться и о своей душе. Раз Бог всех прощает, он и меня простит. Уверена в этом, потому и не страшусь кары за предстоящие грехи.
   Милый дневник, пожелай мне удачи. Этим вечером я должна непременно узнать, кто же эта Елена. Знакомы ли мы? Может быть, это одна из моих мнимых подруг или та, о которой мне ничего не известно.

   25 апреля
   Марина была дома, когда я к ней постучала в дверь. Этим днем она выглядела непривычно хорошо. Волосы убрала в две тугие косы, легкий румянец на щеках и новый сарафан.
   – Привет, заходи. Сегодня у меня хорошее настроение. Родители уехали в город за покупками и обещали привезти мне Барби, настоящую.
   – Рада за тебя, – буркнула я и прошла на кухню, – чай есть?
   – Да, сейчас налью. Что с тобой? Ты какая-то мрачная. Ни разу тебя такой не видела. Беда что ль какая приключилась?
   – Нет, все в порядке. Депрессия навалила, только и всего. Не обращай внимания.
   Марина достала из кухонного шкафа две чашки с рисунком. Бросила пакетики и залила кипятком. Пока я размешивала сахар, она села напротив и, не скрывая любопытства, заглянула мне в глаза.
   – Ну, теперь рассказывай.
   – Что рассказывать?
   – Про роман свой со старшеклассником. Вся деревня шумит об этом. Некоторые даже спорят, нет ли меж вами чего.
   – Глупости люди говорят. Мы любим друг друга. Вот увидишь, я даже замуж за него выйду.
   – Мать не позволит, ты ж еще маленькая.
   – А мы подождем и распишемся.
   – Счастливая ты все-таки, мы с девчонками все тебе завидуем. Такая неземная любовь, как в кино.
   Вместо ответа я уткнулась в чашку с чаем. Внешне демонстрировала спокойствие удава, а внутри все кипело. С этим нужно было что-то делать, чтоб не выдать себя.
   Откинувшись на спинку стула, я равнодушно посмотрела в окно.
   – Маришка, ты случайно не знаешь, среди старшеклассников есть девушка по имени Елена?
   – Да, их две. Первая та, что тощая блондиночка. Она еще в короткой юбке ходит на каблуках. Вспомнила?
   – Да, помню ее. А вторая?
   – Вторая – полненькая. У нее кудрявые черные волосы, она красится как клоун, всегда очень ярко. Алая помада на губах и розовые румяна на пухлых скулах.
   – Да, я знаю ее.
   В голове все встало на свои места. Я поняла, кто из этих Прекрасных Елен та, что нужна мне.
   Тогда, в спортзале, Юра спорил именно с Еленой, кучерявой брюнеткой. Это она, я уверенна. Я должна с ней встретиться и как можно скорей.
   – Ты о чем задумалась?
   – Да так, о своем. Не обращай внимания.
   Мы еще долго болтали о всякой ерунде. Потом я встала и вышла за дверь. Ноги сами собой несли меня к дому разлучницы.
   Обошла все дома, свернула с дороги на тропинку и оказалась перед одноэтажным деревянным коттеджем. Неслышно вошла в калитку и направилась к крыльцу.
   Елена сидела на ступеньках со своей подружкой и курила сигаретку. Словно во сне, не говоря ни слова, я подошла к ней и выдрала клок черных волос. Елена была в шоке. Ничего подобного она не ожидала, а потому завопила как умалишенная.
   Я развернулась и пошла восвояси. Подружка кричала мне в след:
   – Ее надо догнать и волосы забрать. Не к добру это!
   Но я уже скрылась из вида в темноте. Намотала волосы на палец и убрала их в карман. Так надежней.
   Руки тряслись от предвкушения. Этой ночью, после свершения обряда, я избавлюсь от соперницы, и Юра снова будет моим. Навсегда. Только мой!
   На балконе в своей комнате зашторила все окна. Очертила мелом магический круг. Разожгла церковные свечи и расставила в виде пятиконечной звезды.
   Встала босиком в самый центр и стала лепить из глины маленькую куколку. Голова, ручки, ножки и животик. Когда она была готова, вынула из кармана вырванные волосы и осторожно воткнула в голову.
   Все было готово. Раскачиваясь как болванчик, я прошептала долгую молитву, взывая к темным силам. От этих тихих слов вокруг все стихло. Воздух загустел.
   Без жалости и лишнего сожаления я начала поджаривать куклу в пламени черной свечи. Ее длинные волосы стали быстро скручиваться завитками и падать на пол. Через минуту куколка была абсолютно лысой как в начале ритуала.
   Обряд был закончен. Вы удивлены? Я знаю, о чем именно вы сейчас подумали. Неужели куколку нельзя было сжарить и раздолбить на кусочки. Друзья мои, должна вас успокоить. Это только самое начало моей сладкой мести.
   Куколку бережно, как стеклянную, сложила в коробку и убрала в темное место. Она не должна пострадать. Затушила все свечи и легла спать.
   Проснулась после обеда от настойчивого телефонного звонка. Звонила Маринка. Ее голос был возбужден:
   – Алло. Ты спишь?
   – Да, поздно уснула. Ты чего хотела?
   – Тут такие новости, сразу и не расскажешь. Короче, ты же знаешь, что моя мать работает в местном медпункте. Так вот, к ней сегодня на прием явилась та самая Елена, о которой мы с тобой говорили. Пришла, значит, с платком на голове. Мать не растерялась, спросила, мол, что в платке как старушка, и скинула его на пол. Ты себе не представляешь, что там было. На голове красавицы Елены были красные плеши. Волосы отваливались с ее головы пучками. Потянешь за один волосок, а вместе с ним и клок выпадет. Представляешь? Надеюсь, это не заразно. А то мы все в этой деревне лысыми, как колобки, ходить будем.
   Ее слова для меня как бальзам на душу. По мере того, как она говорила, у меня губы растянулись в блаженной улыбке.
   Значит, колдовской обряд сработал. Елена Прекрасная теперь Елена Уродина. Через два часа вся деревня будет знать о ее уродстве. Интересно, сколько времени понадобится на то, чтобы и мой ненаглядный прознал про это? Наверное, хватит и вечера.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация