А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник" (страница 3)

   – Ты точно пригласила нас на день рождения? Быть может, на что-то другое?
   – Перебьетесь, – ситуация меня начала забавлять, – прошу вас не делать таких глаз, а попробовать все закуски, что стоят на столе. Отведайте бутербродики.
   Парни молча принялись за еду. Над столом послышался звон тарелок и столовых приборов. Марина принесла вино и мой бокал с вишневым соком.
   – Стас, будь любезен, плесни мне немного в бокал красного.
   – С удовольствием.
   Девушка громко икнула, чем вызвала громкий смех остальных.
   – Ничего, бывает, – Стас подмигнул смутившейся Марине, – предлагаю короткий тост. Чтоб хотелось и моглось!
   Я слегка кивнула и чокнулась с гостями. Отпила небольшой глоток сока и сделала вид, что интересуюсь своим салатом в тарелке. Краем глаза наблюдая, как парни поедают бутербродики.
   Спустя полчаса мои гости были готовы. Стас притянул к себе Марину и посадил на колени. Она обнимала его за шею, слушая грубые шуточки.
   Дима курил папиросу, сидя за столом, и тасовал колоду карт. Ну, а мой любезный Юра смотрел только на меня.
   – Сыграем на раздевание?
   Марина первой подняла руку. Я лишь отмахнулась, делая вид, что игра не стоит моего внимания.
   – Ну же, соглашайся. Будет весело.
   В глазах моего возлюбленного вспыхнул озорной огонек. Я нехотя согласилась. Дмитрий сдал карты и игра началась.
   Вначале все пошло натянуто весело. Но, по мере того как моя подруга пьянела, игра становилась все более захватывающей и интересной. Проигрывая партию за партией, Марина без лишней скромности скинула сначала цветастый топ, затем широкий пояс и напоследок – пышную юбку. К концу вечера она сидела на коленях Стаса практически голая.
   Я смотрела на Юру поверх веера карт. Он сидел без рубашки, с обнаженным торсом.
   – Предлагаю всем пойти в клуб.
   – Клуб, который у больницы?
   – Нет, тот, что на холме у школы.
   Клуб «Малина» принадлежал отцу Дмитрия. Это был небольшой зал с барной стойкой у стены, за которой скрывалась темная комната. Обычно в ней хранили пустые бутылки и пачки сигарет.
   Стас взял в руки бутылку недопитого шампанского. Марина упала ему на шею и загорланила песню.
   Дима вышел из квартиры первым, следом за ним – Стас с моей подругой. Я задержалась у стола. Быстро собрала пустые тарелки и отнесла на кухню.
   Юра ждал меня у двери, одной рукой придерживая входную дверь, как будто боялся, что кто-то войдет. При взгляде на меня на его лице заиграла улыбка.
   – Можно тебя поцеловать?
   Я лишь посмотрела на его губы и улыбнулась. Какой хитрый. Думал, я так быстро сдамся.
   – Думаю, нас уже потеряли, – прошептала я и отступила на шаг.
   Судя по всему, ему понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя. Он вздохнул и отступил.
   – Ты права, нам пора.
   Мы покинули квартиру и стали спускаться вниз по лестнице. На втором этаже, на подоконнике, целовалась влюбленная парочка. Я даже оторопела. Смутилась немного.
   – Стас, ты че творишь?
   Это был Стас и моя пятнадцатилетняя подруга. Ее платье было расстегнуто. Он ласкал ее обнаженную грудь и при виде друга попытался прикрыть ее рукой. У него это плохо получилось.
   Маринка рассмеялась, как последняя идиотка. Сказывалось действие магического порошка.
   Наверное, именно этого я и ожидала. Уличив момент, я хлопнула в ладоши и оба парня застыли на своих местах.
   – Значит так, – начала я голосом, не терпящим возражений, – Стас, возьми ее за руку и отведи домой.
   Стас и Юра смотрели на меня стеклянным взглядом. Порошок, что я подсыпала в еду, уже действовал. Я знала это.
   Опустила руку на перила и продолжила давать распоряжения, словно начальник подчиненным:
   – Отведешь ее и обязательно передашь в руки матери и отца. Прямо в том виде, что сейчас: в расстегнутом платье и пьяной. Я хочу, чтобы они знали, какая у них замечательная дочь растет.
   – Я все сделаю, – Стас не улыбался, – что еще прикажешь?
   – После этого сразу в «Малину». Ни с кем по дороге не разговаривай. Иди прямо в клуб. У нас намечается разговор.
   Стас несколько грубо схватил Марину за локоть и потащил на выход. Едва дверь за ними захлопнулась, я посмотрела на Юру. На его лице застыла маска равнодушия. Словно все, что происходило в темном подъезде, его не касалось.
   – Милый, – прошептала я и вытянула к нему руку, – нам пора.
   Он шагнул вниз по ступенькам. Молча взял мою руку и посмотрел в глаза. Наверное, именно к этому стремятся все влюбленные – чтобы любимый человек был полностью в твоем распоряжении и готов ради тебя на все.
   Мы вместе вышли во двор. Дима шел впереди. У соседей горел свет из окон. Вдалеке лаяли собаки. У дороги горел одинокий фонарь.
   Иногда я думала о своем. Представляла себе, как отреагируют родители Маринки. У меня даже от предвкушения руки тряслись. Жаль, что я не могла присутствовать на этой встрече. Ну, ничего, я все равно это узнаю по сарафанному радио. От людей не скроешься. Молва быстро облетит наш городок.
   Вдалеке у гаражей я заметила одинокого прохожего. Судя по силуэту и походке, это был мужчина, который когда-то обидел мою мать. Я даже имени его не знаю. Но это и неважно. Важно другое.
   Я указала на него своим спутникам. Не объясняя причин, просто натравила подвыпивших Диму и Юрку на бедолагу. Под действием спиртного и подсыпанного порошка они бросились на него, как собаки на кошку.
   Я стояла в сторонке и смотрела. Драка была нешуточная. Дима схватил палку и стал избивать испуганного мужика по спине. Тот упал на землю и взревел от боли. На него сверху упал Юра. Он избивал его ногами и делал это с особой жестокостью.
   Из леса подул ветер. Над головой зашумели деревья. Стоны раненого мужика поглотил шум листвы.
   Никаких свидетелей. Никто не видел, что происходило. Никто, кроме меня. Даже описать не могу, какой восторг я испытывала, упиваясь этой местью. Страдания других людей наполняли меня энергией. Хотелось петь и смеяться. Как здорово быть такой, какая я есть. Хитрой и умной.

   Первая глава в дневнике закончилась. Внизу был расписан рецепт того самого порошка. Судя по ингредиентам, приготовить его было несложно. Весь вопрос лишь во времени приготовления. Порошок обязательно изготовлялся на растущей луне. Это было основным условием.
   Мила пробежала глазами по рецепту. Некоторые из трав можно было купить в аптеке, остальное хранилось на обычной кухне в шкафу.
   Та девушка, что написала этот дневник, ее потрясла до глубины души. В свои шестнадцать лет она манипулировала людьми и совсем не стеснялась этого. Хитрая и коварная, она, не моргнув глазом, подставила свою подругу, натравила парней на драку с мужиком и, черт знает, что еще натворила в тот вечер.
   От этих мыслей голова пошла кругом. Мила пролистала несколько страниц вперед. На полях были сделаны пометки карандашом резким размашистым почерком.
   Кто-то еще перечитывал дневник и оставлял эти пометки для себя. Возможно, это сделал тот старик, а возможно, кто-то еще. Пометки как сноски на всевозможные рецепты, что были указаны далее. Чего только здесь не было. Приворотное зелье, порошок внимания, любовный напиток, микстура на разлуку и многое другое.
   В комнату вошел котенок. При виде читающей хозяйки он жалобно пискнул и сел на задние лапки.
   – Привет, мое солнышко. Судя по твоему жалобному голосу, ты проголодался. Пойдем, я тебя покормлю.
   Она отложила в сторону дневник и поднялась с дивана. Котенок засеменил следом за хозяйкой в ожидании корма.

   Глава 3

   Вечером Мила сидела на кухне и пила сладкий чай. На столе – вазочка с песочным печеньем и шоколадными конфетами. Наслаждаясь вкусом ароматного чая, она подумала о том, что впереди долгий вечер, что ей снова придется сидеть одной в четырех стенах, как в запертой клетке.
   В голову пришла неожиданная идея. Мила вскочила с места и бросилась в прихожую. Ее сумка лежала на тумбочке вместе с ключами и мелочью.
   – Да где же она, – Мила перевернула сумку верх дном.
   Визитка лежала в боковом кармашке, вместе с проездным. Девушка повертела ее в руках и направилась к телефону. Прежде чем взять трубку, она снова взвесила все за и против.
   Любопытство взяло верх. Мила быстро набрала нужные цифры и застыла в ожидании.
   В трубке раздались протяжные гудки, они казались вечностью. Затем короткий щелчок и тихо:
   – Алло!
   – Катерина привет, это Мила. Вы мне дали свою визитку тогда, в клубе.
   – Наконец-то, а я уж было думала, что ты никогда не отважишься, – ее улыбка хорошо ощущалась, несмотря на расстояние, – значит так, ровно к девяти часам вечера я подъеду к твоему дому. Приготовься к небольшому приключению. Назови адрес.
   – Луганская два.
   – Я знаю, где это. До встречи, – и отключилась.
   Мила посмотрела на трубку, затем медленно положила ее на телефон и задумчиво взглянула на играющего котенка.
   До назначенного часа оставалось не так много. Нужно было подготовиться. От предвкушения чего-то нового внутри запорхали бабочки.
   Для начала она распустила свои длинные волосы. Провела по ним гребнем, отчего локоны стали более послушными. Затем заплела косу.
   На комоде перед зеркалом выбрала любимые духи с тонким древесным ароматом. Капельку на запястье. Теперь немного косметики.
   Спустя полчаса Мила стояла перед зеркалом в прихожей. Этим вечером она выглядела элегантно и просто. Яркий объемный блейзер и голубые джинсы. В руках черная сумочка с кожаным ремешком.
   В кармане зазвенел мобильный. Звонила Катерина. Чтобы не терять времени, Мила вышла из квартиры.
   – Да, я уже выхожу.
   – Хорошо, я жду.
   Перед подъездом дома стоял черный пикап. Мила удивленно вытянула шею, беспокоясь, что ошиблась. Фары замерцали и она увидела знакомое лицо внутри салона.
   – Ну, что застыла? Садись скорей, – Катерина помахала ей рукой.
   – Привет, – Мила села внутрь и захлопнула дверцу, – я вдруг испугалась, что ошиблась машиной.
   – Я тебя понимаю. Черная тачка, с тонированными стеклами. Пристегни ремни, поездка будет веселой.
   Катерина широко улыбнулась, выворачивая руль авто. Быстро развернулась на месте и выехала со двора.
   Все это время Мила не сводила с нее глаз. Этим вечером черные волосы Катерины были собраны в пучок. Тонкие брови, карие глаза, прямой нос и полные губы. На правом виске – маленькая родинка.
   Катерина была одета в розовую футболку, светлые джинсы и кроссовки. Никаких украшений и бижутерии.
   Переключая коробку передач, она вдруг посмотрела на Милу и улыбнулась:
   – Я знала, что ты мне позвонишь. Можно сказать, сидела и смотрела на телефон. Тебя это удивляет?
   – Немного. У тебя развита интуиция?
   – Не то слово. Но собственно здесь нет ничего удивительного. Мы женщины, и этим все сказано.
   Не глядя на дорогу, Катерина включила радио и настроила волну. Хотя на дороге было все спокойно, Миле стало как-то не по себе.
   – Не бойся, я за рулем уже двенадцать лет. Ты лучше расскажи о себе, что считаешь нужным.
   Мила задумалась. Что такого можно рассказать человеку, которого не знаешь? Может быть о характере? Или о прошлом?
   – О себе могу сказать, что очень спокойная. Никакой суеты и лишних телодвижений. В основном все планирую заранее, так удобней рассчитать свое время. Не люблю сюрпризов. Сейчас учусь на последнем курсе медицинского университета.
   – Любишь красивые вещи?
   – Только когда они не напрягают. К примеру, покупка красивой дорогой машины. Беспокойство за нее, чтоб не помять и не поцарапать. Вот именно это в красивых вещах меня напрягает. Боязнь испортить и потерять.
   – У тебя есть семья?
   – Только брат Ник. Мы с ним очень дружны, – на миг она снова погрустнела, однако быстро взяла себя в руки и продолжила непринужденный разговор, – Теперь твоя очередь говорить о себе.
   – Ты права. Мне тридцать лет, я не замужем и не имею детей. С самого детства обладаю даром к некромантии и колдовству. Чувствую астральные сущности, что витают вокруг нас.
   – Астральными чего?
   – Сущности – это существа, не имеющие физического тела. В основном они выглядят как невидимые шары размером с колобка. На них не влияют законы гравитации. Они могут подолгу висеть в воздухе. Вот, например, у меня один дома спит под потолком.
   – У него есть имя?
   – Нет, я ведь не сумасшедшая давать им имена. Это обычный домовой, такой у каждого есть в доме.
   – Ничего подобного раньше не слышала.
   – Отчего же? Ведь домовые – астральные сущности. Люди думают, что они, как в сказках, обладают физическим телом, а на самом деле – это духи. Духи живут повсюду. Они окружают нас. Только обычные люди их не видят.
   – Интересно, – Мила внимательно посмотрела на Катерину, – значит ты экстрасенс.
   – Я ведьма. У тебя ведь тоже есть некий дар, так?
   – Я не думаю, что…
   – Не отнекивайся, – перебила Катерина, – Ты целительница.
   – У меня есть черный котенок, – вдруг ни с того ни с сего призналась она, – и я каждый день с ним разговариваю. Порой мне кажется, что он меня понимает. У нас с ним какая-то особенная связь.
   Катерина кивнула.
   – Все правильно. Твой котенок учится узнавать твой голос и понимать, твои привычки. По сути, он тебя изучает.
   – Для чего?
   – Чтобы стать твоим живым талисманом.
   Она сказала это таким естественным тоном, словно речь шла о выборе газеты в киоске.
   – Объясни, пожалуйста, я не понимаю.
   Катерина усмехнулась, глядя на лицо своей спутницы. Похоже, ей много в этой жизни не известно.
   – Ты помнишь сказку про Бабу-Ягу? Так вот, это старая ведьма, у которой был черный кот, помогавший ей вершить черные дела. Кот видит и слышит, что происходит вокруг. Своего рода, глаза и уши ведьмы. Было бы нелепо верить, что коты умеют разговаривать. Хотя некоторым из нас это удавалось, но не суть.
   – Я запомню это, – прошептала изумленная Мила, – ты знаешь, я ведь интуитивно с ним разговаривала, как-то не надеясь на то, что он будет мне отвечать или понимать.
   – Но это сработает, вот увидишь, – Катерина подмигнула и прибавила газу.
   Через полчаса черный пикап остановился у опушки леса. Несмотря на то, что уже начинало темнеть, Катерина вышла из машины и уверенно шагнула в лес.
   – Ты куда?
   Мила была в растерянности. Идти неизвестно куда ей не хотелось, и она до последнего надеялась, что посидит в машине.
   – Следуй за мной, тут идти всего ничего. Каких-то пять метров.
   – А мы где?
   – Как где? Разве я не говорила?
   – Нет.
   – Мы на Сибирском кладбище, – и она скрылась под кроной деревьев.
   – Замечательно, – Мила испуганно огляделась, – просто великолепно.
   Недолго думая, она захлопнула дверь пикапа и поспешила за Катериной. За высокими кустами стоял покосившийся забор. Сразу за ним – простенькие оградки и памятники. Местами встречались деревянные кресты и мраморные плиты, бесцветные венки и искусственные цветы.
   Катерина обошла несколько могил и села на корточки. Чтобы хоть что-то разглядеть, Людмиле пришлось перелезть через забор. Она осторожно ступала по мелким камушкам и кускам глины, каждый раз оборачиваясь, чтобы не порвать одежду о ржавые гвозди, торчащие из низеньких оградок.
   Между тем, Катерина вынула из заднего кармана джинс небольшой полотняный мешочек, раскопала ямку на краю могилы и стала насыпать землю. Наполняя мешочек, что-то тихо шептала.
   Мила смотрела на нее во все глаза.
   – Сегодня мне повезло, – прошептала Катерина и поднялась с колен, – Нет дождя. Земля как пух рыхлая. То, что нужно.
   – Мне здесь как-то не по себе. Пойдем поскорей отсюда.
   – Тебе нечего бояться. Мертвые тебе не причинят зла, бойся живых, они намного страшней.
   Пока Катерина завязывала мешочек, Мила огляделась. В глубине кладбища послышался громкий хруст кустов. Затем все стихло. Через минуту по извилистым тропинкам она увидела темные тени. Несколько человек в черном двигались в западную часть кладбища.
   – Катерина, пошли скорей от сюда.
   – Я слышу панику в твоем голосе.
   – Ты издеваешься? Там какие-то люди ходят. Мне страшно.
   Именно сейчас, стоя на земле мертвых, Мила осознала, что повела себя крайне безрассудно. Поехала с малознакомой женщиной неизвестно куда. Согласилась привезти себя на кладбище, а теперь просит о помощи.
   От страха у нее подогнулись колени. До трассы еще было топать метров пятьсот при том, что уже стемнело, и тропинки не различить.
   Она повернулась, чтобы уйти, но Катерина твердо схватила ее за руку и развернула к себе. Даже в темноте она увидела, что глаза ведьмы заблестели, покрылись серебристой пленкой.
   – Без меня ни шагу.
   От накатившей паники Мила не смогла произнести ни слова. Просто стояла и смотрела на ведьму. Катерина тихо развернулась, и, не выпуская руки испуганной девушки, повела ее в ту самую сторону, откуда доносился хор голосов.
   У высокого памятника с мраморными плитами и кованой оградкой стояло девять человек. Их головы были покрыты капюшонами, черные балахоны скрывали руки и торс.
   Каждый из них сжимал зажженную свечу и пел древнюю молитву.
   – О чем они поют?
   Мила сама не узнала свой голос. Он дрожал.
   – Это молитва призывает духов-демонов. То, что сейчас происходит, называется Черным Венчанием. Видишь, посвященные стоят у могилы? Мила, у тебя руки трясутся. Успокойся, пожалуйста.
   – Извини. Я напугана.
   Мила смахнула с волос сухую травинку. Вздохнула и выдохнула. Дрожь постепенно прошла.
   – Все, я в порядке.
   – Вот и умница. Мы можем подойти ближе, чтобы ты все смогла хорошенько рассмотреть.
   – Нет, здесь все хорошо видно. Катерина, почему могила такая странная. Там ведь не один человек похоронен, верно?
   – Так и должно быть. Для Черного Венчания выбирается могила, где похоронены супруги. Вернее, не одна могила, а две, но на одном участке. Муж и жена. Маг заранее наводит о них справки. Как жили, были ли счастливы, ссорились ли. В общем все. Если пара была счастлива в браке, души друг в друге не чаяли, то останавливают свой выбор на ней. Для этого ритуала она подходит великолепно.
   Чтобы ничем себя не выдать, Катерина приблизилась к густому кустарнику и отодвинула ветку.
   – Видишь, между могилами стоит высокий мужик в балахоне? Это маг. Сейчас он начнет обряд.
   – Я знаю все о приворотах, – прошептала Мила, вытягивая шею, – но о таком, впервые. Черное Венчание, должно быть, что-то очень опасное.
   – Не опасное вовсе. Это мощный приворот и только. Маг соединяет людей мощной энергетикой на всю жизнь. Самое главное, что здесь нет искренней любви. В основе, как и у всех приворотов, один любит другого и пытается его привязать к себе посредством магии. Любовь по принуждению.
   – На что только не пойдешь, чтобы привязать к себе возлюбленного.
   – Удел слабых. После обряда назад дороги нет. Тот, кто выбрал этот путь, потом триста раз пожалеет.
   Тем временем у могил разомкнулись ряды, и к магу подошла девушка в черном. В ее руке лежала фотография мужчины. Посвященные за ее спиной стихли. Маг запел молитву. Обряд начался.
   Слушая мага, девушка взяла в руки черную свечу и стала ходить по кругу. Затем ее окружили остальные, и из-за их спин девушки не увидели самого главного.
   – Черт! Я ничего не вижу, что там происходит?
   Мила совсем забыла о конспирации, чем едва не выдала свое присутствие. Катерина вовремя схватила ее за локоть.
   – Стой, ненормальная! Накличешь беду! Сиди здесь, обряд завершен. Там ничего такого особенного не происходит.
   – Но я не понимаю. Все в точности как в церкви.
   – В церкви – священный обряд. Его проводит священник в церкви. Свечи, короны и иконы. Здесь – дьявольский обряд и свои атрибуты.
   Катерина отошла от кустарника. Она двигалась бесшумно, как кошка в ночи. Мила шла за ней интуитивно.
   Через несколько минут обе девушки оказались у забора. Первой перелезла ведьма. Повернулась и протянула руку, чтобы помочь Миле.
   Как только они сели в пикап, Мила откинулась на спинку кресла и нервно рассмеялась. Ничего подобного она в жизни не видела. Какой-то шабаш.
   Катерина снисходительно усмехнулась. Завела мотор, и пикап потихоньку покатил в сторону трассы.
   – Не хотела бы я, чтобы меня вот так приворожили, – Мила прикрыла глаза, радуясь, что все закончилось.
   – Ты права, после обряда к жертве приставляется один или несколько духов-демонов. Они принуждают жертву к жизни с заказчиком.
   – Духам нужна плата, верно?
   – Они возьмут жизненные силы жертвы, будут питаться ими. У несчастного со временем начнется нервное истощение, он начнет болеть и чахнуть.
   Катерина переключила скорость и заговорила о себе:
   – Когда мне было пятнадцать, я считала, что знаю больше всех. Такая бесстрашная и уверенная в собственных силах, я совершила ритуал. Была на месте мага. Сама свершила обряд Черного Венчания. Без свидетелей и помощников. Тот, чье имя мне назвали, был еще совсем мальчишкой. Ему было семнадцать, а ей двадцать. Она – простая студентка из деревни, без имени и звания. Он – сын обеспеченных родителей. Его мать была владелицей телеканала. У нее были связи, деньги, имя. Ее в городе знали все. Это была потрясающая женщина. Я сама ее знала, даже общалась несколько раз. Но не суть.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация