А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник" (страница 24)

   Глава 27

   Этой ночью он не спал, впрочем, как и все предыдущие. Сидя в кожаном кресле, Тихон смотрел в потолок, сжимая в руках очередной бокал виски.
   Бледное лицо, заросшее щетиной. Круги под глазами и впалые щеки. Он никогда не выглядел так плачевно, как сейчас.
   Ему было плевать на себя и этот мир. Вот уже больше трех месяцев как Мила от него ушла. Он никогда не забудет ее взгляд. Тогда на вечеринке, когда она полными слез глазами посмотрела на него, у него заныло сердце от жалости. Жалости к ней и самому себе.
   Да, он действительно поступил с ней жестоко. Сначала очаровал, окутал своим шармом, затем влюбил и, наконец, предал.
   И все же несмотря на это, он любил ее. Нежной любовью, на которую только способен. Конечно, он все испортил, но рано или поздно Мила бы все поняла. Как он надеялся, поняла бы и приняла, стала частью его и его жизни.
   Ему надо было только все правильно объяснить, подобрать слова, найти верный путь. Но все пошло не так. Эта чертовка спутала все карты, рассказав всю правду.
   Елена. Эта женщина – настоящее исчадие ада. Связь с ней началась, как только он получил в подарок перстень. Елена появилась из неоткуда и плавно вошла в его жизнь. Поначалу эта женщина была его наставницей, разъясняла все нюансы черной магии.
   Когда он вошел в кураж и стал магом, она сменила эту должность, став его любовницей. Боже, как ему было хорошо с ней. Она была неутомимой, такой страстной и ненасытной. Это длилось намного больше, чем с обычной женщиной. И, тем не менее, все прошло.
   Елена стала предъявлять на него права, контролировать и требовать внимания. Могла просто так позвонить в пять утра и болтать ни о чем. Иногда приглашала к ним в постель еще одну девушку и не только.
   Все это только раздражало. Вкус к экзотике у него закончился еще в юношестве. Теперь он точно знал, чего хотел, и что действительно доставляло удовольствие.
   Жирную точку в их отношениях поставила встреча с Милой. Там, в парке, Тихон, переодетый в старика, шаркающей походкой шел по песчаной дорожке. Ее, свою жертву, он узнал сразу.
   Медовые волосы, рассыпанные по плечам. Зеленые глаза, наполненные тоской по пропавшему брату. Она была такой хрупкой, такой беспомощной и такой чистой.
   Наверное, именно в то мгновение он понял, что пропал. Что-то в этой девушке задело его сердце, кольнуло острой иголкой.
   Он помнил, как оставил рядом с ней коробку из-под обуви. Ускоряя шаг, четко для себя решил, что заставит в себя влюбиться, чтобы не могла жить без него.
   Так все и произошло. Там, на болотах, Мила влюбилась в него как девчонка. При каждом его взгляде робела и заливалась краской. Это откровенно льстило.
   Чем больше она влюблялась в него, тем все неравнодушнее он относился к ней.
   Тихон сделал очередной глоток виски и прикрыл глаза. Постоянные мысли о ней сводили с ума. Он отказывался от еды и сна. Радости жизни теперь лишены смысла. Он не знал, что делать и как дальше жить.
   В глубине мрачного дома хлопнула входная дверь. Послышались неторопливые шаги острых шпилек.
   – Тихон у себя?
   – Да, – дворецкий испуганно продолжил, – никого не желает видеть.
   – Мне плевать.
   Стук каблуков усиливался, а через минуту дверь со стуком распахнулась. Свет ламп осветил мрачную комнату.
   – Фу, какая вонь, – Елена поморщила носик, – надо открыть окно и проветрить этот свинарник. Черт, Тихон, ты опять пьян.
   Мужчина прикрыл глаза рукой, закрываясь от яркого света.
   – Закрой дверь и уходи. Я не желаю тебя видеть. Оставь меня.
   – Как бы не так, – она отдернула тяжелую штору и открыла форточку, – ты же знаешь, меня нельзя заставить. Со мной нужно действовать лаской.
   Она повернулась на месте и погладила свое бедро. Игривая улыбка, за которой скрывается темперамент хищницы.
   – Может, развлечемся? Я ужасно по тебе соскучилась, – она медленно приблизилась, призывно виляя бедрами.
   Елена села перед ним на колени. Острыми коготками откинула в стороны полы халата и потянула за трусы.
   – Елена, оставь меня в покое, – он грубо оттолкнул ее от себя, – мне наскучили твои игры. Найди себе сопливого мальчишку и развлекайся с ним.
   Он поднялся из кресла и направился к широкому столу. Нужно было ей что-то сказать, чтобы она навсегда оставила его. Но в голове было пусто. Тихон вообще с трудом соображал.
   Елена поднялась с пола и посмотрела на его широкую спину.
   – Не смей так со мной поступать, – в ее голосе послышалась угроза, – я не позволю.
   Одним глотком Тихон осушил бокал и разбил его о стену. Голова раскалывалась от невыносимой боли, а он хотел еще виски. Очередная бутылка стояла тут же на столе вместе с чистым стаканом. Должно быть, это дворецкий оставил их для своего угрюмого хозяина.
   – Прошу тебя, уходи. Я не настроен сейчас на разговор.
   Он зубами потянул за пробку. Очередная порция виски должна помочь ему забыться.
   – Черта с два! Я никуда не уйду, – она обошла стол и посмотрела ему в глаза, – ты слаб и ты жалок.
   – Пусть будет так, зато я живу и принадлежу себе, а теперь убирайся.
   Он влил в себя очередную порцию алкоголя. Немного пошатываясь, наконец, посмотрел на нее в упор. В глазах двоилось. Теперь он был действительно пьян.
   – Что такое, – она посмотрела на его руки, – ты снял перстень?
   Тихон с трудом соображал. Ему хватало сил только на то, чтобы держаться за край стола. Такого момента она не могла упустить. В голове четко закружились мысли.
   Первое – она должна найти этот магический перстень, и второе – он должен принадлежать именно ей. Этот жалкий болван Тихон не достоин такой награды. Он вообще больше ни на что не способен.
   Куда же он его подевал? Она быстро перевернула ворох бумаг на столе, заглянула во все шкатулки, но ничего не нашла.
   Осторожно обошла стол и обыскала все полки, но и здесь ничего. Пусто. Тихон не должен его далеко спрятать. ОН явно лежит где-то под рукой, где-то совсем близко.
   Елена обошла его сзади и потрогала карманы халата. Есть. Перстень лежал в одном из них.
   – Елена, что ты делаешь?
   Но она его уже не слышала. Все ее внимание было устремлено на огромный изумруд в обрамлении мелких бриллиантов. Они ярко переливались при свете ламп.
   – Что за черт, – Тихон потер глаза, пытаясь разглядеть, что происходит, – ты взяла мой перстень. Не смей.
   – Он был когда-то твоим, но сейчас он принадлежит только мне. Теперь я его хозяйка, – и она победоносно рассмеялась, – с этой вещицей я стану во сто крат сильнее. Жалкая неудачница, изгой, я, наконец, обрету власть и славу. Хватит с меня прислуживать ничтожеству.
   – Елена, ты не понимаешь, – он попытался остановить ее, но ноги его не слушались, – перстень должен переходить посмертно, иначе ты умрешь.
   Она взглядом змеи, готовой к прыжку, посмотрела на Тихона:
   – Посмертно, говоришь? Не вижу никаких препятствий для этого.
   Тонкими пальчиками осторожно достала из края корсета острый ножик. Вращая им в руке, медленно приблизилась.
   – Ты знаешь, – и она посмотрела на перстень, – мне не хочется тебя убивать. Честно. Мы с тобой многое пережили вместе, столько всего натворили и могли бы сотворить. Но сейчас, в этот момент, я решила, что больше не нуждаюсь в тебе. И знаешь почему?
   Тихон ее едва слушал. Остатки сознания фиксировали все, что происходило в противоположном углу комнаты. Холодный мрак поглощал остатки света.
   – Потому что ты меня обманул. Ты по уши влюбился в эту наивную девчонку. В эту глупую Милу. А ведь я тебя предупреждала, что не позволю себя дурачить.
   – Елена, послушай, – он попытался ее остановить, – не совершай ошибки. Перстень не является защитой, он оружие. Тот, кто несет свет, способен удержать натиск Сущности. В руках черной души он всего лишь приманка. Корм для мрака.
   – Бла-бла-бла, – она направила острие ножа ему в грудь, – я слышала это тысячу раз.
   Тонкие пальцы Сущности опустились ей на плечи и медленно сжали ее изящную шею. Нож выпал из рук. Девушка открыла рот и закричала изо всех сил. Мрак поглощал ее, не спеша вливаясь внутрь.
   Глаза Тихона застелила пелена. Алкоголь нещадно действовал. Тихон терял сознание, медленно падая на пол. Последнее, что он помнил, это мертвецки бледное лицо Елены.

   Глава 28

   За окном выпал первый снег. Каждый год в одно и то же время он медленно опускался крупными хлопьями на крыши городских домов.
   Мила задернула занавеску и села на диван. На подушках спал черный кот. Она кончиками пальцев погладила его шелковистую шерстку. Кот громко замурлыкал и, перевернувшись на спинку, подставил животик.
   Наверное, раньше этот жест животного порадовал бы ее, заставил улыбнуться, но только не сейчас. Мила отвернулась и тяжело вздохнула.
   Каждый день она думала о мужчине, который разбил ее сердце. Наверное, это звучало банально, но она всеми фибрами своей души старалась забыть его. Хотела никогда не вспоминать его лица, его серых глаз, его широких плеч, его улыбку. Боже, это никогда не закончится. Она все еще любила его.
   С того рокового вечера прошло несколько месяцев, но она все еще помнила каждое мгновение. Каждую секунду. Такое невозможно забыть.
   Поначалу она ни с кем не разговаривала. Заперлась у себя в комнате и целыми днями лежала в постели. Хотелось сдохнуть от нахлынувшей тоски, закрыть глаза и больше никогда не открывать.
   Напрасно брат долбился в ее дверь, она его не слышала. Истощенная голодом, у нее не было даже сил на вздох. Наверное, ей оставалось совсем не долго.
   Ник, почуяв неладное, плечом выбил дверь. Среди вороха постельного белья он с трудом узнал свою сестру. От некогда цветущей девушки осталась лишь бледная тень, скелет, обтянутый кожей.
   Что было дальше, она помнила с трудом. Больничная палата, капельницы, трубки, торчащие из вен, озадаченные лица врачей. Повсюду белые стены и стойкий запах лекарств.
   Сколько прошло времени, прежде чем она снова вернулась домой, она не помнила. Скорее, ей было все равно.
   Любимая квартира теперь стала ее крепостью. Она никогда не покидала ее. Чтобы поддерживать в себе интерес к жизни, Мила переключилась на заботу о Нике.
   Брат сильно изменился. Вместе с сестрой он пережил боль потери. Любимая женщина предала и посмеялась над ним. Это больно задело его самолюбие.
   Сначала брат увлекся новой страстью к алкоголю. Каждый день приходил под утро пьяным, еле стоящим на ногах. Затем, чтобы усилить эффект от спирта, курил кальян с какой-то наркотической дрянью.
   Наверное, тогда Мила пришла в себя. Она не могла спокойно смотреть, как Ник себя гробит. Пока он спал пьяным сном, сменила дверные замки и спрятала ключ.
   – Мила, открой дверь, я должен идти.
   – Ты никуда не пойдешь.
   – Открой, я сказал.
   Спорить со взрослым мужчиной было бесполезно. Как она смогла выстоять, одному Богу известно. Что только она не делала: уговаривала, ругала, привязывала к постели и обливала холодной водой.
   – Ник, – как-то сказала она, когда руки от безысходности опустились, и распахнула входную дверь, – я больше так не могу. Второго твоего исчезновения просто не переживу. Пожалуйста, останься здесь, со мной.
   Наверное, у него внутри что-то щелкнуло от этого щемящего сердце взгляда. Ник сдался. Он обнял сестру и прижал к груди. Больше он никуда не уходил. Эта необъявленная война была окончена для них двоих.
   Сейчас Ник нашел новую перспективную работу в компании по продвижению новых проектов. Она захватила его полностью. Каждый день он спешил туда, а возвращался усталым, но довольным собой.
   Победы брата ее несказанно радовали. Незаметно для себя она поднималась ранним утром, готовила для двоих завтрак. Днем стирала его рубашки и гладила брюки. Поздней ночью, когда Ник спал, она зарывалась в подушки и бесшумно плакала.
   В дверь громко постучали. На часах полвторого дня. Ник все еще на работе. Должно быть, это соседка пришла за помощью.
   Мила поднялась с дивана и направилась в коридор. Не глядя в глазок, она распахнула входную дверь. На пороге в длинном элегантном пальто стояла Катерина.
   Острыми ноготками она выжидающе постучала о дверной косяк:
   – Привет, сколько лет, сколько зим. Не ожидала, небось, меня увидеть?
   Мила что-то прошептала в ответ. Катерина звонила пару раз, но она не брала трубку. Наверное, потому что просто не была готова к ненужным расспросам.
   – Можно войти?
   – Конечно, – и она отступила, пропуская ее вовнутрь.
   Катерина вошла в комнату и небрежно сбросила пальто на диван. Все ее внимание привлекала обстановка в квартире:
   – Подруга, тут все затянулось мхом и плесенью, нужно почистить.
   – Но я только вчера вымыла пол.
   Катерина поставила руки в боки и посмотрела на рассеянную подругу.
   – Да не с квартиры, а с тебя. В кого ты превратилась? Забитую серую мышь. Так дело не пойдет. Нужно взбодриться, хапнуть, как прежде, порцию адреналина.
   Мила облокотилась на стену и включила в комнате свет.
   – Не хочу тебя обижать, но мне больше это не интересно. Тебе придется поискать другого напарника.
   Катерина внимательно посмотрела на подругу. Несколько минут она ее безмолвно изучала, затем прошла мимо и направилась на кухню.
   – Нальют мне чая в этом доме?
   Впервые за долгое время Мила неожиданно для себя вдруг улыбнулась. Что ни говори, а она была рада снова видеть Крайт.
   – Чай свежий. Я заварила его утром, – Мила вошла следом и поставила чайник на плиту, – печенье будешь?
   – Нет, только конфеты и то, шоколадные.
   Катерина выдвинула стул из-под стола и села, вытянув стройные ноги.
   – Мне тут одно дельце предложили. Совсем не далеко от Кольцово. Новый коттедж, полностью обустроенный, но совершенно не пригодный для жизни. Представляешь, все его хозяева один за другим умирают вот уже двенадцать лет подряд.
   – Я тебе сказала, что это больше меня не интересует, – Мила распахнула шкаф и вынула две чашки.
   – Ты все еще его любишь?
   У нее не нашлось сил для ответа. Она лишь легонько кивнула, стараясь не давать воли слезам. Она должна себя заставить больше никогда не думать о нем. Пообещав себе, что впредь станет более жесткой по отношению к себе, Мила успокоилась. В следующий момент, как ни в чем не бывало, потянулась за сахарницей.
   Крайт не унималась:
   – Тихон звонил тебе?
   – Нет.
   – Может быть, он не знает, где ты живешь?
   – Он все знает, просто я не желаю его видеть, – Мила медленно повернулась, – мне кажется, пора забыть все, что связано с ним. Воспринимать как страшный сон. Тихон не достоин, чтобы убиваться по нему вот уже четвертый месяц.
   Катерина недоверчиво вскинула бровь:
   – Ты так думаешь?
   В этот момент в дверь кто-то с силой постучал. Мила поставила сахарницу на стол и посмотрела на подругу:
   – Должно быть, это соседка. Пойду, открою.
   В шкафу, на полке среди пакетов с печеньем, стояла вазочка с шоколадными конфетами. Катерина взяла ее в руки и выбрала трюфель в яркой обертке. Она с самого детства обожала эти конфеты. В прихожей раздался лязг замков.
   Мила распахнула дверь и от неожиданности застыла. На нее смотрел Тихон собственной персоной.
   В первое мгновение она не узнала его: взъерошенные волосы, обросшее лицо, впалые щеки и погасший взгляд. Он немного похудел, хотя в целом остался прежним.
   В руках он держал охапку красных роз.
   – Привет, – прошептал Тихон не своим голосом.
   Мила никак не отреагировала. Просто стояла и смотрела на него. Должно быть, она сошла с ума, или это видение. Боже, как же она по нему соскучилась. До безумия, до слез.
   Тогда он взял инициативу в свои руки. Молча вошел в квартиру и закрыл за собой дверь.
   – Эти розы для тебя, прими их со словами прощения, – он подошел ближе, – я не могу без тебя жить. Ты – сердце мое, ты – любовь моя. Я не могу без тебя жить. Выходи за меня.
   По ее щекам потекли безмолвные слезы.
   – Тихон, я не могу.
   – Я много думал над тем, что произошло. Ты вправе ненавидеть меня и даже презирать, я действительно был эгоистом и думал о себе. Несмотря ни на что, я надеюсь, ты найдешь силы, чтобы простить.
   – Тихон, – она отступила назад, – я никогда не соглашусь на роль твоей личной целительницы. Мне это не нужно.
   – Мила, послушай, власть над Сущностью меня больше не привлекает, скажу больше: если есть способ от нее избавиться, я согласен. И знаешь почему? Потому что для меня самое важное, чтобы ты была рядом. Без тебя я не живу, а существую.
   В ее глазах затеплилась надежда.
   – То есть ты хочешь сказать, что добровольно откажешься от всех благ ради меня? Станешь обычным человеком?
   В ответ он склонился чуть ближе и едва слышно прошептал:
   – Не задумываясь ни секунды.
   Его губы были в сантиметре от ее губ. Она не смогла устоять и в следующую секунду, положив ладони на его плечи, нежно поцеловала. В ответ Тихон выронил из рук розы и прижал ее к себе.
   Поцелуи были сначала нежными, затем становились требовательными. Так они стояли в прихожей среди кучи цветов, обнимая друг друга.
   – Мы должны остановиться, – прошептала она, уворачиваясь от его губ, – иначе этим все не кончится.
   – Плевать, я хочу тебя.
   – Я не одна, у меня гостья.
   Тихон потихоньку выпустил ее из рук. Мила расправила платье, поправила прическу и, наконец, улыбнулась:
   – Может чаю?
   – Боже мой, никогда не знаешь, что от тебя ожидать в следующую минуту. Значит, я прощен?
   – Не все так просто, – она подмигнула ему в ответ и, ступая по цветам, направилась на кухню.
   Тихон заполнил собой весь проем. При взгляде на Катерину он широко улыбнулся.
   – Привет, давно не виделись.
   Она лишь кивнула в ответ, отправляя очередную конфету в рот. Мила быстренько налила еще одну чашку чая и протянула Тихону.
   – Катерина, скажи, есть ли способ избавиться от наделенного дара?
   – Вы уж извините, что я стала невольным свидетелем вашего разговора, но я поняла, о чем речь. Избавиться от этого дара можно. Способ только один, но он самый верный. Тихон, ты действительно этого хочешь?
   Она посмотрела на него внимательным взглядом. Он ответил, не задумываясь:
   – Да, я так решил.
   – Тогда мы должны это сделать именно сегодня днем, не дожидаясь ночи. Если не успеем, Тихон, пеняй на себя. Сущность этого не простит.
   – Что нужно делать?
   Катерина взяла свою чашку и задумчиво покрутила в руках:
   – Ты помнишь, где находится та деревня, где все произошло?
   – Ты имеешь в виду тот дом, где призрак старухи преподнес этот перстень?
   – Именно.
   – От города примерно два часа ходу.
   – Отлично, значит, сейчас выезжаем, тогда к вечеру все закончим.
   У нее были свои причины помочь ему. Ведь тогда Мила снова будет счастлива, а значит, снова в одной команде с ней, с Крайт.
   – Не вижу причин задерживаться.
   Мила сложила все чашки в раковину и пошла переодеваться. Пока ее не было, Катерина тихо спросила у Тихона:
   – Ты серьезно или паришь ей мозги?
   – Ради нее я пошел наперерез со своими принципами и собираюсь отказать от этого проклятого дара. Надеюсь, для тебя это больше, чем доказательство?
   Она открыла входную дверь и вышла на лестничную площадку:
   – Вполне.
   Всю дорогу они ехали молча. Каждый думал о своем. Катерина смотрела на дорогу, Тихон показывал путь. Мила сидела на заднем сидении и смотрела в окно.
   Каждый день она пыталась его забыть и вот сейчас сидит рядом в одной машине. Должно быть, она сошла с ума, раз согласилась на эту авантюру. Поехать неизвестно куда, в дом призрака мертвой старухи, ради того, чтобы точно знать, что он не лжет и действительно готов ради нее на все.
   Наверное, было глупо ему не поверить и сразу прогнать с порога. Ей так хотелось верить, что он не так плох, что он остается человеком.
   Так, в диалоге самой с собой, она все-таки решила дать ему последний шанс. Тихон должен им воспользоваться, в противном случае она не знает, как они смогут дальше жить.
   Спустя два часа они проехали мимо перекошенной таблички «Семеновка». Заброшенные домишки, ветхие сараи и высокая трава по пояс. Два жилых дома во всей деревне.
   Катерина остановила машину перед колодцем, у которого стоял старик с ведром.
   – Не подскажите, где у вас тут местное кладбище?
   – Кладбище находится внизу по дороге. Никуда не сворачивайте, ехайте прямо. А зачем вам?
   Катерина закрыла окно, оставив вопрос без ответа. Деревня оказалась совсем маленькой, уже через несколько минут автомобиль оказался на глухой дороге, ведущей в темный лес.
   Могилы и оградки стояли недалеко от обочины. Черный пикап остановился на пыльной дороге.
   Все трое вышли из машины. Катерина закинула на плечо свой рюкзак и взяла в руки арматуру. Тихон удивленно покосился на железо.
   – Тебе зачем она?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация