А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник" (страница 22)

   Мила видела, как насытившаяся Сущность постепенно покидала его тело через кисти рук. Черное облако направилось к тонкой щели под дверью, пока не исчезло полностью.
   Все, что осталось от человека – кости, обтянутые кожей. Страшная смерть.
   Тихон медленно повернулся и посмотрел в испуганные глаза девушки.
   – Ты должна была это видеть, иначе по-другому мне никак не объяснить, с чем мне приходится иметь дело каждый день.
   – Но я не понимаю. Ты скармливаешь ей людей в обмен на услуги? Ведь это чудовищно.
   – Послушай, – он не собирался ее уговаривать, только объяснить раз и навсегда, – я тысячу раз думал над этим, искал иной путь, более гуманный. Но его не существует. Сущность должна поглощать живую энергию. Она питается ею. В противном случае это может обернуться катастрофой.
   – Но ты смотришь на эту казнь с живым интересом, тебе доставляет удовольствие лицезреть чужую смерть?
   – Ты не права, у меня иное мнение. Я делаю это не ради удовольствия.
   – Тогда что же?
   – Я не могу сейчас тебе это сказать, слишком многое поставлено на карту.
   – Сущность слушается только тебя. Только ты ее истинный хозяин, как скажешь, так оно и будет. Почему бы тебе не приказать ей найти другой способ поглощения?
   – Ты должна знать одно. Сущность подчиняется мне, слушает мои приказы и исполняет их. Но я не могу заставить ее жить по-другому.
   – Она слишком дорогая, – в ее голосе послышалось разочарование, – я больше не хочу ничего подобного видеть. Избавь меня от подобных зрелищ.
   – Как скажешь, – и он подошел к ней и взял за руку, – этого больше не повторится.
   – Хочу покинуть это место и никогда сюда не возвращаться.
   Тихон обнял ее за талию и повел к выходу. Ей пришлось приложить немало усилий, чтобы не расплакаться от жалости к несчастному. Проходя мимо трупа, она старалась на него не смотреть.
   Чудесный вечер закончился для нее кошмаром. Не такого финала она ожидала.

   Глава 24

   Тихон проводил ее до лимузина. То, что она была напугана и расстроена, он и так понял. Мила села в салон и посмотрела на него таким тоскливым взглядом, от которого ему стало не по себе.
   – До завтра, – он мягко улыбнулся и захлопнул дверцу.
   Должно быть, он сошел с ума, раз затеял все это. В самом начале их знакомства он твердо решил, что будет действовать согласно плану.
   Девушка должна влюбиться в него и верить каждому слову. Так оно вначале и произошло. Мила доверяла ему, это было понятно без слов.
   Только она не знала всей правды. Тихон боялся даже представить себе, что с ней будет, когда все раскроется. Она никогда его не простит.
   Лимузин скрылся за поворотом. Вдалеке зашумели деревья. В небе горела желтая, словно сыр, луна.
   Он сложил руки в карманы и пошел назад в дом. Шумные гости его не интересовали. Тихон хотел побыть один. Дворецкий молча закрыл за ним дверь и отступил к стене.
   Тихон прошел мимо, даже не заметив его. Погруженный в свои мысли, он направился вперед по коридору.
   Мила любила его всем сердцем, он это знал. Однако ей было неизвестно, что творилось у него на душе. Ведь он использовал ее и был готов поступать так снова и снова.
   Проклятая Сущность. Все из-за нее. Тихон не мог ее постоянно контролировать. Она, словно паразит, подкрадывалась незаметно и забирала энергию.
   Он перечитал массу книг, изучил архивы, но не нашел способа от нее защищаться. Сущность не всегда подчинялась ему, и это было невыносимо. Единственным человеком, кто мог ей противостоять, была Мила.

   Глава 25

   Она вернулась поздней ночью, когда Ник уже давно спал. Чтобы не разбудить брата, она тихонько прошмыгнула на кухню и поставила на плиту чайник. Крепкий кофе вернет ей силы.
   Чтобы хоть как-то отвлечь себя от тягостных мыслей, она надела фартук и стала мыть посуду. Плеск теплой воды успокаивал. Мила любила, когда на кухне все блестело, когда все тарелки на своих местах.
   Когда последняя тарелка была чисто вымыта, в коридоре зазвонил телефон. Мила быстро вытерла руки и побежала за трубкой:
   – Алло, кто это?
   – Мила, привет! Соскучилась без меня?
   – Катерина, ты не представляешь, как я рада слышать твой голос. Ты в городе?
   – Скажем так, я подъезжаю. Осталось совсем не долго. Что у тебя нового?
   – Брат вернулся, вот только ничегошеньки не помнит. Совсем ничего.
   – Это не проблема для тебя. Завтра с утра помассируй его своими чудесными руками и память вернется.
   – Я даже об этом и не подумала. Как же мне это в голову не пришло?
   – Успокойся, все нормально. Ему надо было успокоиться и тебе, кстати, тоже. Ну, все. Увидимся на днях.
   Катерина отключила телефон. Мила устало положила трубку и посмотрела на часы. Половина первого ночи. Пора взять себя в руки и успокоиться. Ведь по сути, ничего страшного не произошло. Люди гибнут каждый день десятками, сотнями.
   Тот несчастный в бункере был преступником. Он принес много зла в этот мир. Тихон всего лишь вершил правосудие.
   При этой мысли она тяжело вздохнула. Сейчас, в этот момент, она защищала Тихона, пыталась найти для него оправдание и преподнести все в героическом свете.
   Кого она обманывает? Только себя. Все, что случилось этим вечером, было отвратительно и ужасно. Всеми фибрами своего существа она была против насилия и убийства, с какими бы мотивами они не были совершены.
   На кухне запищал закипающий чайник. Она вынула из шкафчика турку, насыпала в нее молотый кофе и, наконец, залила кипятком. Пара минут на огне и кофе будет готов.
   Должно быть, она сошла с ума, раз ввязалась во все это. Какое ей, собственно, было дело до всей этой чехарды? Тихон должен жить в том мире, который он выбрал. Где нет жалости и добра, где только страдания и смерть. Она должна найти в себе силы отказаться от всего этого, ведь кто знает, может быть в следующий раз на месте того несчастного окажется она.
   Кофе закипел. Мила сняла его с плиты и налила себе в чашку. Пара ложек сахара и немного сливок.
   Только когда села на стул, поняла, что валится с ног от усталости. Этот вечер был для нее настоящим испытанием. Тут ее осенило. Тихон ведь не зря познакомил с этим Василием, позволил выслушать тот странный разговор; потом потайной ход в доме и этот ужасный бункер. Тихон следил за ее реакцией, он проверял ее. Вопрос, зачем ему все это нужно. Интуиция подсказывала, что все неспроста.
   Кофе показался ей особенно вкусным. Она выпила его двумя глотками. Несмотря на это, сон продолжал одолевать. Мила поставила чашку в раковину и потушила свет. В комнате бесшумно отдернула покрывало и легла спать в одежде.
   Что преподнесет завтрашний день, оставалось только догадываться. Сейчас уже было все равно. Мила повернулась на бок и мгновенно уснула.
   Казалось, что прошло несколько минут. Когда она открыла глаза, комнату освещало яркое солнце. Часы на стене показывали одиннадцать утра.
   Тонкий аромат кофе и яичницы с беконом щекотал ноздри. Ник командовал на кухне. Мила отдернула одеяло и направилась в ванную. Необходимо привести себя в порядок и переодеться.

   Контрастный душ окончательно смыл остатки сна. Немного мыла и теплой воды, чтобы снять косметику. После – махровое полотенце и лосьон для тела.
   Многочисленные шпильки выдернула из волос и распустила густые локоны по плечам. Теперь она чувствовала себя намного лучше. На обнаженное тело надела футболку и джинсы.
   Когда вышла из ванной, поняла, что жизнь прекрасна.
   – Ник, привет!
   Брат как раз накладывал яичницу в тарелки. При виде сестры он широко улыбнулся и подмигнул:
   – Видимо, ночь была отличной. Ты расцвела как цветок в поле.
   – Ошибаешься, – она сморщила носик, – ночь была ужасной. Хотя спала я как убитая.
   – Я сделаю вид, что поверил, – и он сел напротив, притягивая чашку кофе, – какие планы на сегодняшний день? Может, сходим куда-нибудь. Мне просто необходимо сменить обстановку. Хочу туда, где много людей, где играет музыка, где подают водку и вкусную еду.
   Мила пожала плечами. Она не любила дискотеки.
   – Единственное, что могу тебе предложить, это лечебный массаж головы.
   Ник задумчиво поднял брови. Мысль о том, что он снова будет торчать дома, его раздражала, но возвращение памяти тот самый козырь, против которого он не в силах был что-либо возразить.
   – Ну, хорошо, я согласен. Сколько это будет длиться по времени?
   – Ну, не знаю, все зависит только от тебя. Как ты будешь себя чувствовать.
   Ник хлебнул кофе. Потом перевел свой взгляд на наручные часы и кивнул в знак согласия.
   – Вот и отлично, – Мила взяла в руки вилку и подцепила желток, – приступим сразу после завтрака. Так мне удобнее.
   Ник принялся за бекон. Он всегда обладал хорошим аппетитом. Отправляя в рот очередной кусок, он вдруг спросил:
   – Я там у тебя в тумбочке нашел потертую тетрадку. Ровный почерк, похож на женский, он случайно не твой? А то я не удержался и прочел первые страницы.
   – Ах, этот. Нет, я не знаю, чей он. Я нашла его в парке. Если хочешь, можешь почитать.
   – Отлично, а то я как-то втянулся. Современная сказка, написанная разбалованной девчонкой. Откуда у нее такая фантазия? Надо ж такое придумать.
   Мила придвинула чашку с кофе:
   – Как мне кажется, это не сказка, а девичий дневник.
   – Что-то не похоже. Мне приятнее думать, что это все-таки сказка.
   – Твое дело.
   – Значит, я могу его почитать?
   – Конечно, – она сделала маленький глоток горячего кофе, – читай, сколько влезет.
   Когда поздний завтрак был окончен, Мила взяла телефон и позвонила в полицейский участок. Сотников Олег был на месте. Она вкратце объяснила ситуацию и то, что пропавший брат был найден. Вопрос был улажен за несколько минут.
   Распрощавшись с Олегом, она отключила телефон и посмотрела на брата. Ник мыл посуду.
   – Даже себе не представляешь, как я за тебя испугалась. Боялась подумать, что тебя похитили или еще хуже, что ты мертв.
   – Да брось, ничего со мной не произошло. Я ведь здесь, с тобой.
   – На теле нет ран или свежих шрамов?
   – Ничего подобного. Все на месте, цел и невредим, – пошутил он, выключая кран с водой, – ну все, я готов.
   – Пойдем в комнату, там нам будет удобнее.
   Мила усадила брата на маленький пуфик, а сама села на диван. Едва она запустила свои пальцы ему в волосы, как его глаза закрылись. Сначала она погладила его по затылку, затем плавно перешла к вискам. Ее движения были легкими, как порхание бабочки. Через пятнадцать минут Ник окончательно заснул.
   Несмотря на это, она продолжала массировать его голову. Тепло и целебную энергию она отдавала ему. Массаж должен был ему помочь не только расслабиться, но и вернуть память, хотя бы частично.
   Спустя сорок минут ее пальцы сковала усталость. Сеанс был окончен. Чтобы не разбудить брата, она подложила ему под затылок подушки, тихонько поднялась и вышла из комнаты.
   Ей был необходим свежий воздух. Особо не задумываясь, она надела туфли-лодочки и вышла из квартиры.
   На улице было по-летнему жарко. Хорошо, что она надела футболку, а не рубашку и кофту. Мила откинула прядь волос назад и спустилась по ступенькам вниз.
   Мимо проехал почтальон на допотопном велосипеде. В его багажнике стояла китайская сумка со стопкой газет.
   По тротуару бежали двое ребятишек. Они гоняли резиновый мяч наперегонки. Чтобы не попасться им на пути, ей пришлось сойти на дорожку.
   Настроение было отличным. Мила пока точно не знала, куда пойти, и потому просто шла вперед. Может быть, купить билеты в кинотеатр и сходить на комедию. Или пройтись по магазинам, выбрать новое платье или юбку. Так решая, какой все-таки сделать выбор, она прошла сквозь арку и вышла на соседнюю улицу.
   Люди спешили по своим делам. Никто не обращал на улыбающуюся Милу внимания. Тем не менее, она разглядывала прохожих и среди незнакомых лиц заметила того, кого меньше всего ожидала увидеть.
   Сквозь толпу напропалую шел Тихон. Бледный цвет лица, круги под глазами и неуверенная походка. Мила не на шутку забеспокоилась.
   Она быстро шагнула к нему навстречу. При ближайшем рассмотрении заметила капельки пота на его лбу. Он весь горел.
   – Тихон, ты заболел? Тебе плохо?
   – Да, мне плохо.
   У Тихона лихорадка, это и так видно невооруженным глазом. Несмотря на свое самочувствие, мужчина слабо улыбнулся. Мила оглянулась. Его машины нигде не было видно. Кажется, он пришел пешком.
   – Тебе нужен врач. Болезнь может быть опасной, – она вынула из кармана мобильник, – нам нужна помощь.
   – Что ты делаешь?
   – Вызываю скорую, – и она стала быстро нажимать на кнопки.
   – Не надо, – он забрал из ее рук телефон, – они не помогут. Мне нужна ты.
   – Что? Тихон, я не шучу.
   – Какие уж тут шутки, ты единственная, кто способен меня спасти.
   У нее голова пошла кругом. От нахлынувшей паники ее мозг отказывался работать. Тем более, часть своей энергии она только что отдала брату.
   – Ну, хорошо, что я должна делать?
   – Нам нужно спокойное место, где нет людей и тишина. Мне нужно прилечь.
   Мила оглядела улицу: ряд магазинов, библиотека, аптека и гостиница. Не теряя времени, она обняла его за плечо и повела к зеленому трехэтажному зданию. Свободные номера в гостинице были, Мила сняла двухместный. Благо у Тихона с собой была карточка.
   Безмолвный швейцар, бесшумный лифт, тихие коридоры и мрачный номер. Она помогла Тихону прилечь на широкую кровать. Едва его голова коснулась мягких подушек, как сию минуту он отключился.
   Мила тяжело вздохнула. С этим мужчиной никогда не знаешь, чего ожидать. Она окинула его внимательным взглядом, затем развязала галстук, сняла пиджак, расстегнула рубашку и скинула на пол ботинки.
   Конечно, он выглядел очень слабым. Спокойный сон вернет ему прежние силы. В тишине, без лишней суеты и паники, ей легче сконцентрироваться и настроиться на его состояние. Возможно, все не так уж и плохо, как показалось в начале.
   Чтобы успокоиться и прийти в себя, она опустилась в кресло напротив. Где-то за дверью в коридоре разговаривали две женщины, рядом у соседей работал телевизор.
   Жизнь шла своим чередом, но только не здесь, не в этом номере. Все ее внимание сейчас занимал человек, мирно спящий в постели.
   Мила оглядела его мужественное лицо, широкие брови, мягкие губы, волевой подбородок. Вчера он был полон сил, излучал энергию и уверенность. Сегодня это был совсем другой человек. Именно таким, как сейчас, она любила его еще больше. Ведь он был простым мужчиной без магии и колдовства.
   Она по привычке медленно потерла ладони. Лечебная энергия должна поступить к пальцам. Так намного проще приступать к целительству. Тепло равномерно растекалось по рукам.
   Внезапно в номере стало холодно. По ногам пробежал легкий озноб. Волосы на затылке встали дыбом.
   Сквозь стены в номер проникал мрак. Черное облако, словно дым, наполняло собой все пространство комнаты. Сущность медленно подкрадывалась к своему хозяину.
   Мила видела, как она облетела все углы, а затем нависла над спящим Тихоном. Из мрачных глубин мягким светом сверкнули зеленые глаза. Они изучали его, оценивали уровень энергии и силы.
   Во сне Тихон что-то тихо шепнул. Сущность словно ухмыльнулась такой безмятежности. Из черных глубин мрака вырастали длинные ленты. Словно щупальца, они касались лица и тела спящего Тихона.
   Затем они, словно присоски, врезались в руки и ноги. Поток энергии медленно поступал в черное облако. Сущность питалась энергией своего хозяина, пока тот спал. Зеленые глаза переливались бирюзовым светом.
   Мила поднялась с кресла, еле слышно подошла к кровати и посмотрела на Тихона. Он по-прежнему спал, только теперь его щеки горели, все тело пропиталось потом, его лихорадило. Он терял жизненные силы.
   Внутри у нее вдруг что-то щелкнуло. Мила видела себя со стороны. Холодный разум и никаких эмоций. Она залезла ногами на кровать и заглянула в зеленые глаза.
   – Отче наш, – она громко читала молитву, дарующую свет, – сущий на небесах.
   Черное облако отпрянуло назад к потолку. По мере того как голос девушки гремел в стенах комнаты, Сущность отступала. Черные щупальца оставили тело спящего Тихона. Теперь они пытались охватить хрупкую целительницу.
   Мила не поддавалась. Она, наоборот, расправила руки, словно живой щит, проникнуть сквозь который не представлялось возможным, чтобы защитить не только себя, но и мужчину.
   Черные щупальца схватили ее за лодыжки и резко стянули с кровати. Мила упала спиной на Тихона. Воспользовавшись моментом, Сущность набросилась на нее.
   Мила должна была спасти их обоих, несмотря ни на что. Откуда-то вдруг появились силы к сопротивлению.
   Не теряя времени, Мила вывернулась и попыталась схватить эти чертовы зеленые глаза. В комнате разразился холодный смех Сущности.
   Черным дымом зло отлетело в сторону и толкнуло девушку в бок. Толчок был резким и сильным. Мила кубарем слетела с кровати.
   Это ее не остановило, она вскочила на ноги, с трудом соображая, что еще можно сделать, чтобы спасти Тихона.
   Сущность снова нависла черным облаком над кроватью. С новой силой она тянула энергию с хозяина.
   Мила бросилась к Тихону:
   – Проснись, ты должен проснуться, – она трясла его за голову, – сейчас же.
   Тихон спал мертвым сном. Тогда она предприняла отчаянную попытку: схватила его за руку и стянула с руки перстень.
   Сущность застыла в воздухе, наблюдая за девушкой.
   – Приказываю тебе убраться вон!
   Огромный перстень висел на ее пальце, но для нее это было неважно. Она смотрела в холодные зеленые глаза черного облака.
   – Подчиняйся мне или убирайся в ад.
   Мрак медленно отступал к стене, пока, наконец, совсем не исчез.
   – Я вернусь за тобой, – прогремел голос прежде, чем Сущность окончательно покинула номер.
   Мила упала на кровать. Наверное, она сошла с ума. Все, что только что произошло, казалось нелепым и нереальным. Но перстень в руках говорил об обратном.
   Мила уткнулась в плечо Тихону и тихонько хлюпнула носом. Ей было страшно. Тем не менее, она нашла в себе силы, чтобы забыть о себе.
   Сейчас ее волновал человек, мирно спящий рядом. Кончиками пальцев она коснулась его лба, затем закрытых глаз. Жар прошел.
   Мила сдернула с подушки наволочку, промокнула ей его влажные шею и грудь. Чтобы перстень ей не мешал, она снова надела его на палец Тихона.
   Для большего удобства она оседлала его и разорвала рубашку на груди. Теплыми ладонями медленно провела от шеи до пупка. Растирая кожу, она возвращала жизненную силу и энергию.
   Широкая ладонь неожиданно легла на ее талию. Тихон медленно открыл глаза. Вначале он внимательно изучил обстановку, затем перевел свой взгляд на лицо Милы.
   – Как ты себя чувствуешь?
   Вместо ответа он притянул ее к себе и перекатился на бок, подминая ее под себя. Мила растерялась, но в следующий момент позабыла обо всем на свете.
   Нежный поцелуй, от которого закружилась голова, говорил лучше всяких слов. Тихон хотел ее и не скрывал этого. Обнимая ее, он сорвал с себя остатки рубашки и скинул их на пол.
   Нависая над ней, он смотрел в ее закрытые от удовольствия глаза и целовал податливые губы. Мила даже не поняла, как с нее исчезли футболка и джинсы.
   Жаркие мужские губы неторопливо переместились от губ к шее, а затем к груди. Кончиком языка он ласкал сначала один сосок, затем второй. Обнимая его за голову, Мила протяжно застонала.
   Едва он оторвался, как она притянула его снова. На этот раз Тихон вернулся к губам. Одновременно с поцелуем, он медленно вошел в нее твердым, как сталь, членом. От неожиданности она громко ахнула.
   – Я безумно тебя хочу, – прохрипел он, накрывая ее своим телом.
   Они занимались любовью долгими часами, не отрываясь друг от друга. Едва все заканчивалось, как спустя несколько минут начиналось все заново. Только под утро уставшие, но счастливые, они уснули в объятьях друг друга.
   Мила проснулась от того, что на нее кто-то внимательно смотрит. Серые глаза улыбались мягкой улыбкой.
   – Привет, – Тихон погладил ее по щеке, – даже во сне ты потрясающе красива.
   Он медленно склонился и нежно поцеловал ее в губы. Поцелуй был долгим и сладким.
   – Как ты себя чувствуешь?
   Она внимательно посмотрела ему в глаза. Тихон широко улыбнулся, обнажая ровный ряд зубов.
   – Великолепно.
   – Но вчера ты был болен. Тебя лихорадило и знобило.
   – Все дело в тебе, – он уткнулся носом в ее волосы, – я тысячу раз говорил, что ты нужна мне.
   Она недоуменно нахмурила брови.
   – Я не понимаю, объясни.
   Тихон погладил ее по голове и мягко притянул к себе за плечо. Его голос был тихим, и чтобы его расслышать, приходилось ловить каждое слово:
   – Твой дар к исцелению, все благодаря ему. Я был на грани истощения, я умирал от потери энергии. То, что произошло этой ночью, вернуло меня к жизни.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация