А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник" (страница 21)

   Глава 23

   Перед подъездом остановился черный лимузин и потушил фары.
   – Кажется, это за тобой, – Ник задернул занавеску.
   Мила взяла с тумбочки крошечную сумочку. Слова брата успокаивали. Руки тряслись в предвкушении этой ночи.
   Наконец она взяла себя в руки и посмотрелась в последний раз в зеркало. Высокая прическа, длинные серьги, черное платье с глубоким вырезом и мелкими узорами. Образ дополняли острые шпильки со стразами на каблуке.
   Едва она вышла за дверь, как ее сердце снова застучало в бешеном ритме. По сути, это было первое в ее жизни свидание.
   Мила медленно спускалась по лестнице, опираясь на перила. Впереди ее ждала неизвестность, от которой мурашки бежали по телу.
   Собрав всю волю в кулак, она распахнула дверь подъезда. Из лимузина вышел высокий мужчина и распахнул перед ней дверцу. Она лишь кивнула ему в ответ в знак признательности. Он без слов, бесшумно захлопнул за ней дверцу авто.
   В салоне пахло мужским одеколоном и сигарами. Внезапно заиграла классическая музыка. Бар в углу открылся, демонстрируя бутылки с шампанским и виски. Она сморщила носик и посмотрела в окно. Лимузин медленно тронулся с места.
   В это время Тихон сидел за широким столом из красного дерева в своем кабинете. Казалось, его интересует лишь карандаш в руках. Все его внимание было сконцентрировано на нем.
   – Я повторяю тебе снова, – на щеках заходили желваки, – ты не можешь присутствовать на сегодняшнем вечере. Еще не настало время. Она не готова встретиться с тобой.
   – Мы ей не скажем, кто я, это излишне. Обещаю не подходить к вам ближе, чем на пять метров. Буду невидима как тень от стекла.
   Тихон отбросил от себя карандаш и посмотрел на женщину, что стояла напротив – роскошную блондинку с пышной грудью, тонкой талией, затянутой в корсет, и длинными ногами, обтянутыми ботфортами.
   Ее изумрудные глаза смотрели на Тихона с наигранным умилением. Она смеялась ему в лицо.
   Раньше он с ума сходил при этом взгляде. Готов был мир перевернуть, лишь бы она принадлежала ему. Такие, как она, очень редки в природе. Кованые, холодные, надменные и опасные женщины. Они всегда притягивали его внимание.
   Но эта особа была совершенно необыкновенной. Потрясающая любовница, если ты ей нужен, готовая стать рабыней, лишь бы ты был рядом и пошел на убийство и ложь. Но берегись, если ты забываешь ее. Эта чертовка превращается в монстра, аморального и безжалостного. Она не остановится ни перед чем, пока ты не ответишь за свой промах, за свою слабость отказаться от нее.
   Тихон знал точно, что уже двое поплатились за равнодушие к ней своей жалкой жизнью. Она довела их до могилы очень быстро, не оставив после себя и следа для полиции.
   – Итак, ты приказываешь мне отойти в сторону и подождать? – она приблизилась к краю стола. – На этот раз я подчиняюсь тебе. Но лишь ненадолго. Ведь тебе хорошо известно, как страстно я желаю познакомиться с ней поближе, с этой наивной простушкой Людмилой.
   – Я рад, что нам удалось договориться, – и он улыбнулся ей холодной улыбкой, – думаю, что на той неделе ты сможешь убедиться лично, что она далеко не простушка, как ты изволила выразиться.
   Блондинка приподняла его лицо и заглянула в глаза:
   – Ты защищаешь ее? Неужто ей удалось затронуть твое ледяное сердце?
   – Ты ошибаешься, – прошипел он, – она лишь марионетка, кукла, с которой я буду делать все, что захочу.
   Она приблизила свое лицо и кончиками губ провела по его губам, изумрудные глаза при этом медленно закатились.
   – Не лги мне, я ведь все равно узнаю правду.
   Ее тонкие пальчики коснулись его щеки, затем медленно соскользнули по затылку и спине.
   – Я вернула ей брата, как ты велел. Надеюсь, этим вечером она будет счастлива, и ты воспользуешься этим.
   – Безусловно, – Тихон медленно ее отстранил от себя, – а сейчас ты должна уйти. Используй черный вход, чтобы она не заметила тебя случайно.
   Блондинка прищурила глаза. Каждое слово, что он произнес, она проверила сканером собственной интуиции. Что-то было в нем такое фальшивое, что-то чуждое, что он защищал от нее. Тихон отдалялся. Значит, она права, эта кукла затронула его душу. Что ж, тем хуже для него.
   – Увидимся.
   Она оттолкнулась от стола и направилась к двери. Взявшись за бронзовую ручку, вдруг остановилась:
   – Там, в кафе, когда я привезла ей букет роз, она вдруг посмотрела на мой джип. Это длилось один миг, но я разглядела ее лицо. Она красивая. Поздравляю.
   – Она видела тебя?
   – Нет.
   Она рванула на себя дверь и вышла из кабинета. Тихон посмотрел на часы. Двадцать минут девятого. Лимузин, должно быть, совсем не далеко от его особняка. Что ж, у него оставалось несколько минут, чтобы закончить последние приготовления. Тихон взял трубку и нажал несколько цифр. На том конце провода послышались длинные гудки, затем вежливый голос ответил:
   – Дворецкий вас слушает.
   – Будь любезен, распорядись, чтобы закуски подавали на стол. Пора гостей рассаживать по списку.
   – Слушаюсь.
   Тихон повесил трубку и поднялся из кожаного кресла. Он давно уже все обдумал, мельчайшую деталь этой встречи. Все должно пройти как можно спокойнее, с максимальной долей предсказуемости. О том, что все именно так и будет, он не сомневался.
   Поправив галстук, направился к двери. Его шаги заглушал персидский ковер ручной работы. Тихон любил все самое лучшее и дорогое. Мила должна влюбиться в этот дом, во все то, что его окружает. По крайней мере, он постарается, чтобы все так и было.
   За дверью послышался женский смех и тихая музыка. Гости прибыли и ждали его. Каждый из них желал его видеть. Тихон был для них спасением, палачом и господином. Каждая роль зависела от того, что именно они от него хотели и что могли дать взамен.
   Тихон опустил руку на перила и стал медленно спускаться вниз. Гости, завидев его, поворачивали свои головы, демонстрируя улыбки. Он знал, что они трепещут при виде него, но Тихону было на это наплевать. Его волновало то, что сейчас должно было произойти. Сию минуту, сию секунду.
   Массивная дверь в холле распахнулась и в дом вошла она. Медовые волосы, зеленые глаза и чуть покрасневшие щеки. Мила заметно волновалась, хотя и пыталась это скрыть.
   Дворецкий забрал у нее плащ и указал на гостей. Девушка нервно поправила прическу и обвела всех рассеянным взглядом.
   Тихон спустился вниз. Как по волшебству музыка стихла, и все гости замолчали. Хозяин особняка подошел к незнакомке и взял ее холодную ладонь в свои руки.
   – Добрый вечер, красавица, – он склонился над ее ладонью и едва коснулся губами ее кончиков пальцев.
   Все ее тело затрепетало. Ей ничего не оставалось, как просто смотреть на него. Тихон выпрямился и заглянул в ее глаза.
   – Должно быть, ты замерзла, твои пальцы холодны. Если позволишь, я провожу тебя к столу, где нас ждут горячие закуски и вино. Обещаю, ты быстро согреешься.
   Он по-хозяйски взял ее за руку и повел сквозь толпу в правое крыло особняка. Чтобы вернуть себе самообладание, Мила перевела свой взгляд на стены и потолок дома.
   Старинные гравюры и мраморные скульптуры были основным украшением особняка. Со стен свисали бронзовые светильники в виде застывших горгулий. Под сводчатым потолком были многочисленные лампочки в виде восковых свечей.
   Но самое интересное было не это. Ее привлек каменный пол под ногами. В нем отражалась она сама и вся обстановка дома. Как будто стекло, под которым застыли мозаичные змеи и птицы.
   Впереди распахнулись высокие двери. Они оказались в просторной столовой с зажженным камином из черного мрамора в углу. Хрустальная люстра свисала над столом, на белоснежной скатерти которого были расставлены приборы, тарелки, фужеры и салфетки в виде веера.
   В самом центре – стеклянная ваза с орхидеями. По краям – многочисленные закуски из деликатесов и икры.
   Тихон повел ее в сторону двух высоких стульев, похожих на трон. Едва гости заняли свои места, из уголков темных стен на свет вышли молчаливые официанты. Словно восковые куклы, они действовали четко и безукоризненно. Мила подумала даже, что они под гипнозом, уж настолько были безэмоциональными.
   Тихон помог ей присесть и только после этого поднял со стола наполненный бокал шампанского.
   – Не стану отрицать, я рад каждому, кто вошел в мой дом. Ешьте, пейте, веселитесь.
   Он пригубил немного шампанского и сел за стол. Как протекал вечер с этого момента, Мила с трудом понимала. Все происходящее было словно в тумане, как будто совершалось не с ней, а здесь была другая девушка, не она.
   Эта особа улыбалась окружающим, кивала и даже поддерживала общий разговор. Иногда шутила и заливисто смеялась.
   Тихон все это время за ней молча наблюдал. Его взгляд говорил красноречивее всех слов. Мила была потрясающей и великолепной хозяйкой. Она сумела преодолеть свое стеснения и стать королевой вечера.
   – Я заинтригован, – прошептал он, едва она повернулась к нему, – рядом со мной сидит раскованная женщина, способная приковывать к себе взгляды всех присутствующих мужчин.
   В ответ она слабо улыбнулась, рассматривая его пиджак. Тихон волновал ее, и она пыталась скрыть это.
   – Посмотри на меня, – прошептал он, – я должен видеть твои глаза.
   – Я стараюсь быть естественной, – начала она, еще внимательнее изучая крой его галстука, – видимо, мне это удается.
   – Посмотри мне в глаза, – это звучало как угроза, как приказ.
   Мила перевела свой взгляд на него, и он победно улыбнулся. Именно сейчас, в этот момент, она поняла, что он все знает. Тихон знает, что она влюблена в него всей душой.
   Он улыбался так, словно сбылась мечта всей его жизни. Больше не нужны были слова. Легким движением руки он коснулся ее лица. Медленно провел большим пальцем по линии подбородка и снова заглянул в глаза.
   – Давай оставим гостей. Я должен тебе что-то показать.
   Тихон взял ее за руку и повел к выходу. Гости, словно под гипнозом, не заметили, как они тихо покинули столовую. Поднимая вверх наполненные бокалы, провозглашали тосты.
   В холле их ждал престарелый дворецкий. При виде хозяина он молча склонился.
   – Приехал тот, кого вы ждали, я сопроводил его в библиотеку.
   – Ты все сделал правильно.
   Они прошли мимо дворецкого в противоположное крыло особняка. Здесь сохранялся тот же стиль, что и во всем доме. Картины и скульптуры. Зеркальный пол, в котором отражались яркие лампы. Было очень красиво и уютно.
   Библиотека находилась в самом конце длинного коридора. Внутри выстроились высокие ряды с полками, буквально напичканными разнообразнейшими книгами. Книги были повсюду: они украшали стены, стояли аккуратными стопками на полках над окнами.
   Такого количества книг Мила никогда в своей жизни не видела.
   Ее спутника это волновало меньше всего. Его орлиный взгляд был устремлен на мужчину, что стоял у окна.
   – Василий, добрый вечер!
   Мужчина медленно повернулся. Коренастый, с широкими плечами и маленьким животиком. Казалось, что пиджак ему был мал. Пуговицы на животе вот-вот могли треснуть.
   Пригладив волосы, он, наконец, отступил от окна и протянул руку для рукопожатия. Мила бы не сказала, что мужчины были рады встрече друг с другом. Скорее, их держало некое дело или сделка.
   Они сухо пожали руки. Тихон указал на два дивана, что стояли напротив друг друга в центре библиотеки.
   – Прошу, – и они вместе с Милой заняли один из диванов, – Василий, я вас слушаю.
   Глаза гостя нервно забегали. Он не хотел говорить о столь деликатном деле при посторонних. Тихон все понял и опередил его:
   – Ей можно доверять, Мила никому ничего не расскажет. Итак, излагай.
   Мужчина вытащил из кармана платок, которым нервно промокнул пот со лба.
   – На той неделе я сам пришел к тебе. Тот, кто мне тебя порекомендовал, сказал, что ты человек надежный и любое дело решаешь в три счета. Вскоре мне самому представилась такая возможность убедиться в этом.
   – Да, – кивнул Тихон, – ты просил о небольшой услуге. Тебя не устраивала позабытая судимость, которая не позволяет добиться небывалых высот в карьере.
   – Как я раньше считал, о ней никто и никогда не узнает. Что взятка закроет рты кому нужно. Но все напрасно. Мое прошлое всплывает в самый неподходящий момент. Эта судимость как заноза, которая дает о себе знать, едва к ней прикоснешься.
   Мила смотрела на мужчин, пытаясь вникнуть в суть вопроса. Должно быть, это очень важно, раз он привел ее сюда. Она расправила складки платья и снова посмотрела на мужчину напротив. Василий продолжил:
   – Я знаю, что убийство ничем не искупить. Ведь я убил по неосторожности. У меня маленький срок и я почти не сидел в тюрьме. Но, черт возьми, почему я должен всю жизнь за это расплачиваться?
   – Не кипятись, – Тихон откинулся на спинку дивана, – вопрос уже решен. Тебя больше никто и никогда не побеспокоит по этому деликатному вопросу. Проще говоря, благодаря мне, ты можешь забыть об этой судимости, словно ее никогда не было.
   – Мои агенты уже сообщили мне, что вопрос улажен.
   Василий заговорил на полтона ниже:
   – Не знаю, как тебе это удалось сделать, но ты гений. Не представляю, как люди, которые меня обвиняли, вдруг в одночасье забыли о моих грехах. Словно им кто-то стер память. Теперь я снова могу наслаждаться жизнью. Получить тепленькое местечко в Департаменте и даже больше.
   – Все верно, друг мой, никто больше никогда не побеспокоит тебя.
   Мужчины смолкли. Тихон застыл в ожидании, а Василий нервно потер потные ладони:
   – Я привез тебе плату.
   Глаза Тихона блеснули живым интересом.
   – Кто он?
   – Отброс общества, падаль. Таких, как он, сажают за решетку быстро, где они долго не живут. Я не знаю его имени и откуда он. Мои люди вычислили его по интернет-порталу. Он распространял порно. Этот ублюдок записывал на камеру совращение подростков. Мне не составило огромного труда его вычислить и выкурить из норы. Сейчас он сидит в багажнике моего внедорожника. Связанный и сломленный.
   – Замечательно, – Тихон поднялся с дивана, – мы в расчете.
   Мужчина с явным облегчением выдохнул. Этот разговор его изрядно вымотал, и он скорее хотел покинуть это место.
   – С тобой приятно иметь дело, – наконец произнес Василий, пожимая руку на прощанье, – надеюсь на твое процветание.
   Тихон кивнул в ответ. Ему было все равно, на что тот надеялся. Его заботило совсем другое. Плата.
   Он дождался, пока гость покинет библиотеку, и медленно повернулся к своей спутнице. Девушка смотрела на него недоуменным взглядом.
   – Я знаю, о чем ты хочешь у меня спросить, – начал он, предвкушая ее вопрос, – я помогаю людям в обмен на живую плату. Именно живую. Драгоценности и деньги меня не интересуют.
   – Зачем?
   – Сейчас ты все увидишь собственными глазами. Идем, – и он взял ее за руку.
   Они быстро преодолели холл, свернули в темный коридор и, наконец, остановились перед каменной стеной.
   Тихон вынул из кармана пиджака тонкий длинный ключ. Меж каменной кладки он нашел маленькую прорезь, в которую вставил ключ.
   – Признаюсь честно, здесь не обошлось без магии.
   И он толкнул каменную стену вперед. Она отошла немного назад, а затем отъехала влево. Мила заглянула вовнутрь. Там было прохладно и темно.
   Прежде, чем войти туда, Тихон взял ее за руку и тихо спросил:
   – Ты доверяешь мне?
   Она быстро закивала в ответ. Даже если бы это было приглашение в ад, она, не задумываясь, вошла бы туда с ним.
   Он вошел первым. Едва она ступила за ним, как каменная дверь за ними закрылась. По ногам побежал холодный ветерок.
   – Так, сейчас зажжется свет, – как только он произнес эти слова, так снизу пола загорелись неоновые лампы, – нам нужно спуститься вниз.
   Это был потайной ход. Высокий потолок с паутиной по углам. Местами по краям стен рос белый мох. В воздухе пахло плесенью и мелом.
   Они прошли немного вперед по узкому проходу и только в углу она, наконец, увидела край ступенек. Они бесшумно спустились вниз и повернули за каменную колонну.
   Низкая деревянная дверь с круглой ручкой посередине. Тихон легонько толкнул ее вперед.
   – Это то место, где происходит нечто темное. Ужасное, но такое мощное, что адреналин, который выделяется в организме, заряжает меня на многие сутки. Прошу.
   Мила вошла туда первой. Внутри горел тусклый свет. Никакой мебели, кроме высокого деревянного стула в углу. Низкий потолок, который давил и заставлял почувствовать себя неуютно. Хотелось выйти отсюда, нет, выбежать и никогда не возвращаться.
   Тихон зашел за ней следом и прикрыл дверь.
   – Ты можешь сесть на этот стул, если пожелаешь.
   – Спасибо, но мне не хочется.
   – Не бойся, он принадлежит мне. Ничего с тобой не произойдет. Верь мне.
   И все же она не села на него. Вместо этого осталась стоять в дверях. Инстинкты ей подсказывали, что здесь опасно находиться.
   Тихон бережно обнял ее за талию и прижал к себе. Мила уперлась лицом ему в грудь. Она слышала, как бьется его сердце, ощущала каждый удар. Немного успокоилась.
   – Ты не должна бояться, ведь я рядом с тобой, – он вдыхал запах ее волос. – Опасность всегда преследует таких, как я. Я бы и сам рад от этого избавиться, но не могу.
   Большим пальцем он приподнял ее за подбородок и посмотрел в глаза.
   – Сделай, как я тебя прошу, сядь на стул.
   В этот момент его глаза были серыми и такими теплыми, как никогда раньше.
   – Хорошо, я сделаю, как ты просишь.
   Где-то вдалеке послышались шаги. Этот глухой звук стал приближаться. Кажется, люди шли именно сюда.
   – Входите, – скомандовал Тихон.
   В проеме показались двое рослых мужчин. По форме можно было сказать, что это охранники.
   – Шеф, все готово.
   – Отлично.
   Мужчины незаметно кивнули и тут же затащили в комнату тяжелый мешок. При ближайшем рассмотрении мешок оказался живым существом. Человек, связанный по рукам и ногам. На голове черный пакет. Порванная одежда и штаны, из дыр которых сочилась кровь. По всей видимости, его предварительно хорошо отделали.
   Мила бросила быстрый взгляд на Тихона. Он стоял с широко расставленными ногами и смотрел на жертву. В этот момент его глаза снова были стальными.
   Ей пришла в голову мысль, что Тихон в момент ярости становится совсем другим человеком. Холодным и опасным. Таким ей лучше его не знать.
   Охранники толкнули связанную жертву в угол.
   – Снимите с него пакет и развяжите.
   Приказ был тут же исполнен. Когда за охранниками закрылась дверь, Тихон медленно приблизился к испуганному человеку.
   Сальные волосы, подбитый глаз, заросшее трехдневной щетиной лицо и выбитый передний зуб. Он выглядел загнанным зверем. Сломленным и раздавленным.
   Тихон спокойно склонился над ним. Этот человек его совсем не интересовал. Он просто хотел посмотреть ему в глаза.
   – Все в этом мире возвращается, и боль тоже. Прими свою смерть как дар, как успокоение.
   – Я не хочу умирать, – прошептал мужчина, глотая слезы, – пожалуйста.
   – Сущность!
   Со всех уголков бункера послышался громкий, отчетливый голос:
   – Да, я здесь.
   – Ты верно мне служишь, за верность я дарю тебе этот подарок. Прими его, здесь и сейчас.
   – С радостью.
   Внезапно в бункере стало нестерпимо холодно. От озноба по телу пробежали мурашки. Изо рта пошел пар.
   Чтобы не замерзнуть и сохранить тепло, Мила обхватила себя руками. В отличие от нее Тихон оставался равнодушным к холоду. Он отступил на шаг и посмотрел под самый потолок.
   Девушка проследила за его взглядом. Черная тень выползала из углов комнаты – всепоглощающий мрак, от которого веяло леденящим душу ужасом.
   Черным облаком Сущность медленно опускалась над согнувшейся жертвой. Сначала она явила длинные костлявые пальцы, которые осторожно коснулись волос, а затем и лица перепуганного мужчины.
   – Боже мой, что это?
   Жертва заерзала на месте, пытаясь разглядеть черное облако. Все его тело постепенно сковывал ужас, который парализовал все мышцы. Теряя способность двигаться, мужчина, наконец, увидел огромные глаза, которые горели мягким зеленым светом. Они приближались.
   Длинные холодные пальцы мягко опустились ему на горло, затем так резко сжались, что мужчина открыл рот и замер.
   Зеленые глаза приближались все ближе и ближе. Кроме них, он больше ничего уже не видел.
   Сущность черным дымом медленно вползала ему в рот, наполняя собой человека, словно сосуд. Через минуту она исчезла внутри.
   – Тихон, мне страшно, что с ним происходит?
   Но он ее не слышал. Он стоял как вкопанный, поглощенный происходящим. Тихон вообще ничего не видел и не слышал. Он ждал.
   В этот момент тело мужчины резко отбросило назад к стене. Затем он стал бледнеть и ссыхаться, как мумия. Глаза закатились, а изо рта потекла струйка крови. Через мгновение он был мертв.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация