А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник" (страница 15)

   Глава 17

   Проснулась от громкого женского голоса. Кто-то сидел на кухне и разговаривал с Иваном. Мила накрыла голову подушкой и повернулась на бок. Все было напрасно. Этот голос, как иголка, сверлил мозг.
   – Это невозможно, Катерина, закрой дверь, я хочу спать.
   В ответ тишина. Никакого движения. Мила подняла голову и оглянулась. Кровать подруги была аккуратно застелена. Одежда и рюкзак, которые та сложила на спинку стула, отсутствовали.
   Наверное, ушла по делам. Часы на стене показывали половину двенадцатого. С большой неохотой Мила сползла с кровати. Спутанные волосы расчесала гребешком и заплела в косу. Летний сарафан с завышенной талией она предпочла обычным джинсам и футболке.
   В воздухе запахло свежим хлебом. От дивного аромата ее ноздри затрепетали. Девушка была голодна. Хотелось есть.
   Мечтая о черном кофе, она вошла на кухню. Иван стоял у печи. Ловко орудуя ножом, он разрезал на куски свежеиспеченный хлеб. В воздух поднималась тонкая струйка дыма.
   – Здрасте!
   У окна на месте Катерины сидела довольно-таки полная женщина: седые волосы, убранные под косынку, цветное платье простого кроя, на ногах – носки с аппликацией.
   Женщина с большим интересом рассматривала Милу. В ее взгляде читалось легкое недоверие.
   – Матвеевна сказала, что ты можешь с первого взгляда определить болезнь.
   Это было похоже на утверждение. Постановка фразы Милу поставила в тупик. Чтобы выиграть время на формулировку достойного ответа, она для начала подошла к Ивану.
   – Доброе утро!
   – Ах, Мила! Давай садись за стол, обедать будем. Кстати, познакомься, это Никитична. Соседка моя.
   Женщина застыла в ожидании. Ее цепкий взгляд следил за каждым движением Милы.
   – Иван, – девушка оглядела верхние полки шкафа, – у вас кофе есть?
   – Только растворимый.
   – Я бы хотела молотый.
   – Такого нет.
   Кончиками пальцев Мила прикоснулась к краю чайника. Он был очень горячим. Чтобы не обжечься, она отдернула руку. В чашку налила крепкий чай и села за стол.
   – Насколько я поняла, вы желаете знать мое мнение о вашем здоровье. Так вот, у вас повышен уровень сахара в крови. Вы это прекрасно знаете, верно?
   В ответ Никитична лишь медленно кивнула и переглянулась с Иваном:
   – Это ты ей сказал?
   – Ты спятила? Думаешь, я ей про каждого в деревне растрепал? Говорю тебе, у нее дар.
   Женщина снова посмотрела на девушку. На этот раз в ее взгляде читалось удивление.
   – Значит, ты действительно умеешь лечить?
   – Кое-что в моей власти, – Мила бросила в чашку кусочек рафинада, – у вас, например, убрать шумы в голове. Сразу почувствуете.
   Иван громко хохотнул.
   – А вот хочу, чтобы все прошло прямо сейчас, – рявкнула Никитична и стукнула ладонью по столу, – сейчас хочу.
   – Не вижу проблем.
   Мила поставила чашку на блюдце и поднялась из-за стола. На миг на кухне повисла тишина. Никитична с легким недоверием следила за каждым движением Милы.
   Как только та встала за ее спиной, она быстро посмотрела на Ивана. Старик стоял у стола и улыбался. Женщина несколько расслабилась.
   – Снимите косынку и откиньте голову немного назад.
   Никитична повиновалась. Секунду спустя Мила запустила тонкие пальцы в седые волосы. Каждое ее движение было легким и приятным. Тепло исходило от ее волшебных рук.
   От головы по всему телу нежно пробегали волны легкого блаженства. Веки постепенно стали наливаться свинцом. Через минуту они вовсе закрылись.
   Громкий щелчок, и Никитична открыла глаза. Перед ней стоял Иван.
   – Кажется, ты просто-напросто отключилась. Давай, приходи в себя, выпей прохладной водицы.
   Он буквально всучил ей наполненный стакан в руки. Женщина быстро заморгала и посмотрела на наручные часы.
   – Не может быть. Я проспала двадцать минут?
   – Именно так, – кивнул Иван и сел на свой табурет.
   – Но как такое возможно? Ведь я только что сидела.
   Над головой раздался тихий кашель.
   – Такое иногда случается на моих сеансах, но это даже лучше. Уверена, вы уже ощущаете себя намного лучше.
   Никитична отпила немного воды и прислушалась к своим внутренним ощущениям.
   – Вы правы, мне намного лучше. В голове какая-то легкость и никаких шумов. Хотя это, наверное, от того, что я немного отключилась.
   – Нет, теперь так будет всегда, – заверила Мила и взяла со стола свою чашку, – по крайней мере, я на это надеюсь.
   – Никитична, смирись уже. У девушки определенно дар.
   – Да ладно, Иван, сама поняла давно.
   Женщина попыталась нацепить на голову косынку. Руки ее не слушались. Все тело словно было ватным.
   – Наверное, мне надо прилечь, – прохрипела она, осторожно поднимаясь со стула, – пойду я домой.
   – Доброго дня, – попрощалась Мила.
   Иван вызвался женщину проводить. Когда вернулся, то застал девушку на том же месте. Она задумчиво допивала свой чай.
   – Не обращай внимания, у нас в деревне все такие. Народ недоверчивый и чужаков не признает. Что поделать, таковы устои.
   Мила лишь пожала плечами в ответ. Не сегодня-завтра они покинут эти края навсегда, так какое ей дело до местных нравов.
   – Вы не заметили, во сколько Катерина встала?
   – Так в семь часов. Проснулась, позавтракала и ушла. Ничего не сказала. Наверное, скоро вернется.
   – Не пойму, почему она меня не разбудила.
   – Значит, так надо.
   Иван Андреевич взял с тарелки кусочек хлеба и стал намазывать на него яблочное варенье.
   – Ты уж извини, я случайно всем рассказал про твой дар целительства. Многие мне поверили и даже попросились на прием. У меня в некоторых случаях сложность в постановке диагноза. Может быть, посмотрим вместе? Как ты на это смотришь?
   – Почему бы и нет, – девушка пожала плечами, – у меня на этот день не запланировано никаких дел.
   – Отлично, – на его лице заиграла теплая улыбка, – было бы интересно знать твое мнение по отдельным случаям.
   Видимо на лице Милы отражалась легкая грусть. Иван подумал, что это все из-за Никитичны.
   – Ты не серчай на нее, она на самом деле баба добрая и ладная.
   Девушка с недоверием покосилась на него.
   – По мне, так просто невежа.
   – Не будь так строга к ней. Ведь она, как и я, лишилась самого дорогого в этой жизни. Ее дочь – пятнадцатилетняя Анфиса – пропала первой. Там, на озере, в один миг.
   Мила задумчиво посмотрела в окно. Внимательно слушая старика, она внутренне понимала несчастную женщину, что лишилась единственной дочери, хотя девушке была неприятна ее агрессия по отношению к себе. Словно читая ее мысли, Иван продолжил:
   – Она сейчас со всеми так общается. Как будто бросает вызов. Просто-напросто Никитична до сих пор не может смириться с этой потерей. Ровно так же, как и я.
   Мила заметила стайку синиц на ветке. Птицы клевали красные ягоды. Одна из них резко вспорхнула, и остальные полетели за ней.
   – Расскажи мне о ней и о ее дочери Анфисе.
   Иван Андреевич облокотился на край стола и отложил в сторону приготовленный бутерброд.
   – Никитична всю жизнь прожила в этой деревне. Едва исполнилось восемнадцать, вышла замуж за тракториста Степана. Все было гладко. Отдельный дом от колхоза, собственное хозяйство, земля. Вместе работали от зари до зари, наживали добро. Прошел один год, потом второй, а детей так и не было. Вся деревня судачить начала, мол, Никитична пустая, бесплодная. Однако они надежды не теряли, ведь всего два года со дня свадьбы прошло. Незаметно от остальных она тайком поехала в город. Там ее ждала встреча с женщиной, которая занимается оккультными науками. Ведьма. Не знаю, как у них сложился начальный разговор, но только знаю точно, они заключили сделку. Никитична пожертвует самым дорогим, что у нее есть, в обмен на будущего ребенка. Стукнули по рукам. Спустя девять месяцев Никитична родила девочку и назвала Анфисою в честь своей матери. Но самым ужасным в этой ситуации была плата за это счастье. Через год, ровно в день рождения дочери, Никитична лишилась любимого мужа. Роковая случайность и мистика, вот, как я могу назвать его смерть. Он был в тот день на работе в поле. Неожиданно заглох мотор у трактора. Степан отключил машину и полез разбираться под капот. Зачем его дернуло полезть под трактор, не знаю. Вот только трактор неожиданно завелся сам собой и поехал. Степка попал под колеса, и машина проехала по нему, протащив пять метров по земле. Затем трактор остановился и снова заглох. Не иначе как мистикой это не назовешь.
   – Это была та самая плата, о которой сказала ведьма Никитичне, – Мила смотрела в глаза старика, – женщина пожертвовала самым дорогим, своим мужем.
   – Все верно. Степана похоронили на местном кладбище. Видела бы ты, как Никитична сокрушалась. Как плакала, как не хотела его отдавать земле, вся деревня была тому свидетелем. Ее волосы побелели за одну ночь. Цветущая красивая женщина превратилась в старуху. Да уж.
   Мила прониклась сочувствием к несчастной женщине. Хоронить любимого человека – тяжкое испытание для каждого.
   Иван Андреевич, тем не менее, продолжил:
   – Всю свою нежность и любовь Никитична подарила дочери Анфисе. Покупала красивые вещи, научила шить и вязать. Мечтала, что дочка уедет в город и устроит свою судьбу. Будет работать в чистом светлом офисе, а не на свиной ферме. Выйдет замуж за достойного человека и нарожает кучу ребятишек. Так, наверное бы, и случилось, ведь Анфиса выросла красивой девушкой. Только все повернулось иначе.
   – Насколько мне известно, девушка исчезла в обычный летний день. Можно сказать, на глазах у подруг.
   Иван заметил на ее лице недоверие и поспешил заверить:
   – Подружки накинули на плечи полотенца и взяли одежду в руки. Анфиса задержалась буквально на десять минут. Решила сходить в гущу деревьев переодеться. При ней были полотенце и сарафан. Когда она исчезла, то ничего из вещей найдено не было. Искали повсюду, даже в озеро ныряли, ничего. Наверное, если бы полиция все правильно обследовала, привезла сыскных собак, то тело девушки бы нашли. Но следствие длилось недолго, и потом все как-то быстро замялось. Объявили Анфису пропавшей без вести.
   – Возможно, так и есть, – прикидывала всевозможные варианты, – но только никаких улик. Что, если она сбежала с неизвестным парнем в город? Может быть, несчастная любовь или желание начать новую жизнь.
   – Не похоже. Обычно, если человек сбегает из отцовского дома, он берет с собой небольшой чемодан с необходимыми вещами, деньги и продукты. Анфиса же исчезла неожиданно. В купальнике, с полотенцем на плечах. Нет, что не говори, но это не побег. Тем более что моя внучка и еще одна девочка исчезли при подобных обстоятельствах. Днем, едва ли не на глазах у остальных жителей.
   – А что, если их воровали? Сексуальное рабство. Ведь такое бывает. Приезжает тонированная машина, забитая бандитами, которая колесит по дорогам деревень и поселков, наблюдает за местными девушками. Следят за ними, затем поджидают подходящий момент и сажают в машину. Никаких следов и свидетелей.
   – Это навряд ли, – поспешил заверить Иван, – в дни исчезновения девушек в деревне никаких посторонних машин замечено не было. Девушки исчезали в лесу, где не то что машина не проедет, а человек ногу сломает. Что ни говори, а здесь дело связано с Нечистым. Его рук дело.
   Иван Андреевич поднялся со стула. Разговор задел его за живое. Он не хотел вспоминать все события прошлого: исчезновение внучки и бесконечные встречи с полицейскими, допросы и неизвестность.
   – После тех событий что-то случилось с жителями деревни. Они стали замкнутыми и подозрительными. Не доверяют ни себе, ни брату, ни соседу. Каждый сам за себя. Теперь еще и эти подозрительные кражи. Исчезают вещи любого размера, веса и ценности. Я не вижу рациональности в поступках преступника. Дрова, лукошко с грибами, а потом целый грузовик пустых бутылок из-под пива. Что за логика такая, не пойму. Возможно, вор просто-напросто сумасшедший.
   Иван по привычке стал убирать со стола пустые чашки. Мила помогла ему. Когда вся посуда была прибрана, они вместе покинули дом и направились вниз по улочке.
   – Куда мы идем?
   – В дом, где нужна наша помощь. Валентин живет тут недалеко. С ним живет племянница, маленькая Соня. Так вот, у нее стало ухудшаться зрение, а спустя полгода она вообще ослепла. Ехать в город на операцию нет никакой возможности, ведь это каких деньжищ стоит. Поэтому они маются дома, повсюду сопровождая девочку.
   – Сколько лет ребенку?
   – Двенадцать. Все случилось зимой, когда она с ребятами каталась на санках с горки. Набрав скорость, девочка не вписалась в поворот, и от заноса санки угодили в ствол дерева. Соня получила сотрясение мозга и три дня провела дома. С тех пор зрение стало стремительно падать.
   – Интересный случай, – Мила была заинтригована.
   Дом Валентина находился в центре деревни. Одноэтажный домик с добротным фундаментом и аккуратным забором.
   Во дворе залаяла собака. Через минуту калитку открыл высокий худощавый мужчина. При виде Ивана он широко улыбнулся:
   – Здорово, друг! Какими судьбами?
   – Да вот, привел тебе человечка, – и он указал на спутницу, – она очень грамотный специалист. Дай Бог, поможет.
   Мужчина с большим интересом посмотрел на Милу. Девушка ему весьма понравилась своей скромностью.
   – Здравствуйте, – улыбнулась она в ответ.
   – Ну, входите тогда, – и он отступил, пропуская гостей вперед.
   Соня сидела за домом в саду, в тенистой беседке. Мать читала ей книгу. Огромные голубые глаза девочки были распахнуты. Она внимательно представляла себе образы героев и их поступки.
   – Мама, ты почему замолчала? Я хочу знать, что случилось дальше.
   – Не сейчас, доченька, к нам гости.
   Валентин представил их друг другу. Мила кивнула и повернулась к девочке. Все ее внимание было обращено на ее глаза.
   Иван кивнул другу:
   – Давайте не будем ей мешать, оставим наедине, так будет лучше.
   Мила подошла к девочке и взяла ее за руку. Кончики пальцев были холодными.
   – Тебе не стоит меня бояться.
   – Я не боюсь, – прошептала Соня сухими губами, – мне нравится ваше имя. От него веет добром. Должно быть, вы очень красивая.
   Мила смущенно отвела глаза.
   – Чтобы помочь тебе, мне понадобится совсем немного: чтобы ты мне доверяла и расслабилась.
   Девочка глубоко вздохнула и закрыла глаза. Она не видела, как Мила обошла ее сзади и буквально начала сверлить глазами. Соня лишь ощутила легкое покалывание в области затылка, а затем приятное тепло, которое медленно расползалось по всему телу. Но главное, в области глаз происходило что-то невероятное.
   Мила запустила пальцы в густую гриву волос расслабленной Сони. Ее пальцы быстро перемещались с одного участка головы на другой. От этих невероятных движений у Сони закружилась голова, и она, неожиданно для себя, уснула.
   Иван стоял у калитки и молча курил сигарету. Валентин сидел на скамейке и что-то тихо ему говорил. Едва Мила вышла к ним во двор, мужчины буквально кинулись к ней.
   – Ну как? Вам удалось что-то сделать?
   В ответ девушка лишь устало улыбнулась самой очаровательной из улыбок.
   – Сейчас вы сами все увидите.
   И она повернулась, пропуская Соню вперед. При виде племянницы Валентин замер как вкопанный. На его глазах навернулись предательские слезы.
   – Дядя, я снова могу видеть этот удивительный мир, – она вдруг заметила, – Боже мой, как ты постарел за это время.
   Впервые за столько времени девочка смотрела на него осмысленными глазами.
   – Это чудо, – прошептал он, – ей это удалось.
   В ответ Мила лишь указала на Ивана Андреевича.
   – Благодарите его, ведь именно он меня привел к вам.
   Соня неожиданно для всех вдруг произнесла:
   – Ну вот, я же говорила, что ты красивая.
   – Ты смущаешь меня, – улыбнулась Мила, одновременно с тем наблюдая, как с крыльца спускается мать Сони, – кажется, вас надо оставить наедине.
   – Доченька, – и женщина бросилась обнимать девочку, – это настоящее чудо.
   Мила посмотрела на Ивана. Он лишь повторил слова:
   – Ты действительно творишь чудеса, смотри, как они счастливы, и это все благодаря тебе.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация