А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Между Сциллой и Харибдой. Последний выбор Цивилизации" (страница 7)

   Кроме того, совсем необязательно в реальности зажигать звезду. Если звезды не зажигают, значит, это никому не нужно. Поскольку «зажечь звезду» можно и в компьютерной модели. Просто заложить закономерности и посмотреть на результат развития. Это и проще, и дешевле.
   Сейчас уже созданы компьютерные модели, с неплохой точностью описывающие Вселенную. Так, например, в 2011 году в университете Нью-Мексико учеными трех стран – России, Германии и США – была создана самая точная на сегодняшний день компьютерная модель крупномасштабной структуры Вселенной. Ее назвали «Bolshoi», и, как вы понимаете, название придумали русские. А иностранные коллеги его приняли, потому что слово иностранцам знакомое: Большой театр – это бренд, который у всех на слуху. Ну, и еще потому, что руководил творческим коллективом наш ученый Анатолий Клыпин.
   «Большой» компьютерную модель назвали, как легко догадаться, от Большого взрыва, поскольку она описывает процесс эволюции Вселенной от момента ее рождения. С моделью работает суперкомпьютер, установленный в НАСА, и она позволяет пронаблюдать процесс формирования Вселенной.
   Модель – это не подобие компьютерной игры, как многим представляется – мол, что в нее заложили, то она и выдает. Такая модель была бы, разумеется, бессмысленной. А научные модели эволюции в силу своей сложности могут выдавать неожиданные и интересные результаты. Главное, чтобы введенные в модель данные соответствовали наблюдаемым. Это понятно?
   Если нет, поясню. Гигантское количество вводных и огромное число нелинейных дифференциальных уравнений образуют столь трудоемкую задачу в смысле объема вычислений, что справиться с ней может только суперкомпьютер, а что получится на выходе – никому не очевидно. Это станет более понятным из следующей цифры. Суперкомпьютер, который рассчитывает модель «Большой» – это седьмой по мощности суперкомпьютер в мире. Он совершает 1 000 000 000 000 000 (тысячу триллионов!) счетных операций в секунду.
   Компьютерные модели помогают ученым интерпретировать результаты известных астрономических наблюдений и планировать новые направления поиска. Когда-то космический зонд, запущенный для изучения реликтового излучения, позволил составить карту вариаций плотности такого излучения. На основе этой карты в 2005 году была составлена предыдущая компьютерная модель – «Millennium Run». Она неплохо себя показала. Но с тех пор была накоплена новая информация, которая и послужила для создания усовершенствованной модели «Большой».
   Модель «Большой» получилась знатная, она довольно точно выдала наблюдаемое сегодня распределение масс во Вселенной и неплохо воспроизвела число галактик, подобных нашей, а значит, ей можно пользоваться для отслеживания деталей эволюционного процесса, что позволит определить направление дальнейших наблюдений и поисков. Шаг за шагом, шаг за шагом. Эволюция знания…
   То же самое и с эволюцией живой материи. Существуют компьютерные модели биологической эволюции, которые эту самую эволюцию по двум механизмам – мутации и отбору – прекрасно воспроизводят. Их написанием занимаются даже студенты.
   В сети можно найти и скачать простенькую программку «Ходоки», имитирующую и демонстрирующую механизмы эволюционной изменчивости, после чего наслаждаться, наблюдая, как от поколения к поколению меняются ваши подопечные. А люди серьезные могут найти диссертацию на соискание ученой степени даже не доктора, а кандидата, и даже не биологических, а физико-математических наук под названием «Исследование новых типов самоорганизации и возникновения поведенческих стратегий». Автор трудится в Институте прикладной математики и во введении к своей работе поясняет:
   «Искусственная жизнь – молодое междисциплинарное направление исследований. Предметом исследования искусственной жизни является эволюция сложных систем, а основным методом – построение компьютерных моделей. Модели искусственной жизни находят свое применение в таких теоретических областях, как исследования возникновения жизни, биологической эволюции, коллективного поведения, социальной эволюции… Качественная теория дифференциальных уравнений открыла дорогу широкому использованию нелинейных систем в физике. Исследования диссипативных процессов теплопроводности, диффузии, вязкости и т. д. в открытых нелинейных системах привели к возникновению физики неравновесных систем и синергетики. Оказалось, что многие процессы в природе приводят к образованию диссипативных структур – стационарных распределений переменных, обладающих устойчивостью к возмущениям».
   Чувствуете? Мы с вами и есть эти самые стационарные структуры, обладающие устойчивостью к возмущениям. Сначала эти структуры, сохраняющие свою выделенность из среды, были простыми и физическими, потом сложными и химическими, относимыми к органической химии, потом молекулы обрели свойства редубликации, то есть в среде, насыщенной «питанием», шла реакция химического копирования некоего сложного органического вещества. И это был первый шажок к жизни. А затем появилась и сама жизнь. Причем точную границу между «жизнью» и «нежизнью» провести невозможно.
   «Движение системы, ведущее к подобному стационарному распределению, получило название самоорганизации, – пишет диссертант. – Синергетика дала возможность моделирования образования пространственных структур, колебательных химических реакций, неравновесных систем и т. д.».
   Под «и т. д.» как раз и скрывается биологическая эволюция, то есть эволюция довольно сложных систем, целенаправленно поддерживающих свою выделенность из среды с помощью таких сложных штук, как инстинкт самосохранения (являющийся биологическим проявлением общефизического закона сохранения) и интеллект.
   Точно так же, как биологическая эволюция, то есть телесная изменчивость, в компьютерах моделируется и развитие интеллекта, то есть изменчивость ментальная, но об интеллекте мы поговорим чуть позже.
   …Если вам по наивности кажется, что эти математические игры ума не имеют к реальной биологии никакого отношения, вы сильно ошибаетесь. «Математические игры» имеют отношение ко всем наукам, которые претендуют на точность. У вас в классе математики висел плакат о том, что математика – царица всех наук? А математичка объясняла вам, что любая наука является наукой лишь настолько, насколько использует в своем инструментарии математику? Если да, хорошо… Тогда вам будет понятно, что пришествие в биологию математики только придает этой науке солидности и веса. И лишний раз подтверждает на моделях правильность выводов биологов об эволюции. Причем не только биологической эволюции. Но и социальной. Так, автор упомянутой работы рассматривает возникновение и эволюцию кооперативного поведения в сообществах охотников-собирателей. Его работа, как любая теория социальной эволюции, берет свое начало в трудах тех эволюционных биологов, которые занимались социальным поведением у животных.
   Эволюция работает! Она просто работает. Бесхитростно и тупо, точно так же бесхитростно и тупо, как мельтешат молекулы в броуновской среде. Собственно, и механизм-то у эволюции тот же – квантовое мельтешение. Принципиальная случайность, имманентно присущая квантовому миру. А уж дальше закон сохранения подхватывает и сохраняет то, что наиболее устойчиво в данных условиях.
   На сегодняшний день, как я уже сказал, существует уйма эволюционных моделей. Они моделируют молекулярную эволюцию, популяционную, макроэволюцию (на уровне видов).
   В конце восьмидесятых – начале девяностых годов прошлого века появились первые модели, исследующие психическую эволюцию. Общее название этого направления – «Адаптивное поведение».
   Первая международная конференция по адаптивному поведению состоялась в Париже, и с тех пор наука без устали грызет гранит в этом направлении. Успехи есть, и они велики. Математики, программисты и биологи, собравшись в могучие кучки, создают искусственные виртуальные среды, запускают в них виртуальные организмы, обладающие набором характеристик и способные меняться при смене поколений. То есть индивидуальная смертность нужна для выживания вида в целом – она обеспечивает его изменчивость.
   Называют эти виртуальные создания, живущие в виртуальной среде, «аниматами» – от двух английских слов: animal и robot. Аниматы имеют две точно такие же базовые потребности, как и биологические животные – индивидуальную потребность и коллективную потребность, то есть им нужно кушать, чтобы сохранить себя и размножиться, а в результате сохранить вид как единицу. За то что мы с вами кушаем и размножаемся, нам делается приятно. Это эмоционально-чувственное вознаграждение за «правильное» поведение, которое в виртуальной среде задается аниматам программно.
   Так вот, будучи запущенной, эта модель биосферы позволяет продемонстрировать всем желающим, как идет эволюция, как живая система аниматов следует в русле меняющихся внешних условий виртуальной среды и меняется сама. Или погибает. Точнее, погибает та часть аниматов, которая «не сумела» приспособиться. А часть, имеющая положительные мутации, соответствующие новым требованиям среды, выживает и вытаскивает за собой весь вид.
   Устроено все не слишком сложно для понимания. Вот для примера описание одной такой модели. Искусственная среда состоит из условных клеток, где растет условная трава. Анимат имеет внутренний запас энергии, которую с помощью поедаемой травы восполняет. Если запас внутренней энергии тает, анимат получает мотивацию к поиску еды. При этом он тратит энергию на поиски. Не успел найти траву до того, как иссякли запасы энергии, – помер. Аналогично осуществляется и мотивируется поиск самки.
   Управляет поведением анимата простенький «мозг», состоящий из нескольких виртуальных нейронов. У каждого нейрона с десяток сигнальных входов снаружи и изнутри организма. Анализируя поступающие сигналы, нейроны «принимают решения» – дают команды на выполнение действий. Геном же моделируется особыми весовыми коэффициентами, которые определяют, насколько важен или неважен поступающий сигнал. Они могут меняться… Не очень сложная модель, правда? Но даже она, будучи запущенной, дает на выходе весьма сложное поведение аниматов.
   Простейшие самодельные программы эволюции типа упомянутой выше программки «Ходоки» могут занимать всего ничего места – 16 килобайт. Большие же программы просчитываются на суперкомпьютерах. Но в каждой из них эволюция исправно идет, если заданы случайная изменчивость и закон сохранения, то есть базовые физические закономерности, действующие в нашем реальном мире.
   Как видите, все получается. Без всяких чудес, только с помощью заданных законов. Бог не нужен. Зачем бог, если работает закон? Только в отсталых странах догоняющего развития, где живут не по законам, а по понятиям, то есть апеллируют к высшему авторитету пахана при разрешении вопросов, склонны и к вере в Отца небесного.
   И вовсе нет необходимости «воспроизводить эволюцию опытным путем в масштабах планеты», как на том настаивают креационисты и прочие упертые боговеры. Если масштабный фактор не позволяет проделать эксперимент на целой планете, можно обойтись виртуальной планетой и провести эксперимент в компьютере, задав те же законы, которые работают в реальном мире.
   Есть физический маятник. Но он движется так же, как виртуальный маятник в компьютере, поскольку законы движения маятника известны.
   Есть реальная эволюция с известными механизмами. И в компьютере она будет работать точно так же – рождать новые виды, проявлять изменчивость, давать усложнение.
   Любопытно, что эволюция самодостаточна и может даже порождать массовые вымирания, которые сейчас списываются на масштабные катастрофы типа падения метеоритов. Это, например, убедительно показано в работе В. Найдича «Компьютерное моделирование биологической дивергентной эволюции в однородной среде», где возникшие было и царящие в биосфере крупные хищники внезапно вымирают и мельчают.
   – Э-э! Компьютерные игрушки компьютерными игрушками, а тем не менее биологам еще ни разу не удавалось увидеть своими глазами рождение нового вида! Значит, сие есть чудо божие! – и такой «аргумент» приходится слышать. Ну, во-первых, вовсе не «значит», это обычный провал в логике. Если я никогда не видел живых негров или миллиардеров, это не значит, что их не существует в природе. А во-вторых, биологи рождение вида очень даже наблюдали. Больше того, человечество само путем селекции давно и успешно занимается выведением новых видов. Известно, что все собаки – потомки волка. А теперь мысленно поставьте рядом левретку, сенбернара и волка, после чего наберитесь смелости сказать, что крохотная дрожащая левретка или огромный сенбернар – это тот же серый волк. Встретив столь непохожие существа в дикой природе, любой зоолог отнесет их к разным видам.
   – Но все породы собак могут скрещиваться! – возразят воинствующие боговеры. – А известно, что главным фактором, разделяющим виды, является их неспособность скрещиваться с другими видами.
   И это очень большое заблуждение! Вид характеризуется не только возможностью или невозможностью скрещиваться с «соседями» по эволюционному древу, но и морфологией (строением тела), образом жизни, поведенческими особенностями. Одни собаки караульные, а другие охотничьи. Одни норные, другие загонные.
   А по поводу скрещивания… Разные виды, принадлежащие к одному роду, вполне могут скрещиваться и даже давать плодовитое потомство. Никто же не сомневается, что волк, лиса, шакал, койот – разные виды. Но они могут давать потомство.
   Наблюдать воочию разделение одного вида на два мешает тот же самый масштабный фактор, который пока не дает нам зажечь звезду, только в данном случае помеха не пространственная, а временная – на то, чтобы один вид в естественных условиях отделился от другого, требуются десятки тысяч лет. Однако этот процесс можно ускорить, взяв для опыта короткоживущие и быстроразмножающиеся виды – микроорганизмы или мух дрозофил.
   Лет десять тому назад американские биологи сообщили, что им удалось пронаблюдать появление нового вида плодовых мушек в естественных условиях, причем в данном случае дело дошло уже до невозможности одного вида скрещиваться с другим – все, как любят креационисты. (Если быть точным, потомство этих расходящихся видов еще рождается, но уже с многочисленными уродствами.)
   Вот еще пример, на сей раз лабораторный. Эксперименты, проведенные в 1993 году с мухами Cyrtodiopsis dalmanni показали следующее. У этих мух глаза расположены на стебельках. Так вот, ученым удалось искусственным отбором разделить вид на два подвида – мух с длинными глазными стебельками и с короткими.
   Потом мух смешали, чтобы выяснить половые предпочтения. И выяснилось, что длинноглазые мушки выбирают себе партнеров среди длинноглазых, а короткоглазые – среди короткоглазых. Они еще могли скрещиваться. Но уже не хотели. Эволюция уже развела их по половым предпочтениям. Именно так и происходит в природе разделение видов: сначала возникшие мелкие морфологические или даже поведенческие различия, кажущиеся другому подвиду в соседнем ареале отвратительными, разводят половые предпочтения самцов и самок, а потом они уже и не смогут дать здоровое потомство, даже если захотят.
   Подобных экспериментов с быстроразмножающимися созданиями поставлено довольно много. Например, выращивание дрозофил определенного вида на разном типе питания очень скоро развалило этот вид на два подвида. Эксперимент был поставлен следующим образом: мушек разделили; одних кормили крахмалом, а других мальтозой. Оба эти продукта для мух пища невидовая, поэтому мушки начали интенсивно дохнуть. Выжил лишь небольшой процент в обеих группах. Через множество поколений потомки выживших приспособились жрать то, что им давали. Затем крахмальных и мальтозных мушек смешали вместе. И увидели, что «крахмальные» самцы предпочитают «крахмальных» самок, а «мальтозные» – «мальтозных», хотя внешне мушки ничем не отличались.
   Если вы вспомните высказывания Джона Глэда о том, что интеллектуальные слои общества уже не горят желанием скрещиваться с маргиналами, вы поймете, что мой рассказ о дрозофилах приведен тут не зря. Люди из полярных социальных страт еще могут скрещиваться и давать потомство, но уже не хотят. Это первый шаг к разделению на два подвида.

   Я часто, причем порой даже от людей, связанных с наукой (!), слышу, будто наука идее бога не противоречит. Но будьте уверены, если это говорит ученый, в свою науку он никакого бога не допускает, выметая его оттуда поганой метлой и обходясь вполне естественными природными объяснениями и теориями – без сверхъестественных причин. Иначе он не был бы ученым, а был бы попом. Да и любой специалист, занятый конкретным делом, прекрасно обходится без бога – отверткой, скальпелем или синхрофазотроном. А тема бога возникает только на отдыхе, в пустопорожних рассуждениях за рюмкой; в реальных же делах мы обходимся и всегда обходились без него – при помощи орудийной активности.
   Короче говоря, для объяснения своего существования мир в боге не нуждается. Бог проявляет себя только в социальном и индивидуальном пространстве.
   – Конечно! – воскликнут экзальтированные. – У человека же есть душа! Она нуждается в утешении…
   А если не нуждается? Если у человека все в порядке? Тогда бог отходит в сторонку. Именно так и произошла элиминация бога в европейской цивилизации.
   Конечно, есть мнение, что, поскольку наличие бога или его отсутствие доказать невозможно, не стоит вообще обращать на религию внимания. Ну, есть на шляпе цивилизации такое вот декоративное перо, пусть и дальше будет. Однако, к сожалению, одной только декорацией бог обходиться не привык. Он регулярно требует жертв со стороны здравого смысла – и это как минимум. А как максимум, если в дело включается политика, жертвами могут становиться и живые люди. Как ими стали, например, участницы российской панк-группы «Pussy Riot», несправедливо осужденные только за то, что спели песню в неподобающем месте. Они и до этого пели песни в неподобающих местах – на Лобном месте, на крыше троллейбуса. Однако, когда они спели в храме, их посадили в тюрьму. Сакральность требует жертв.
   Начав свою историю с жертвы – казни Христа – христианство продолжает проливать кровь и слезы. И если бы только своим адептам! Христианство, как любая религия, постоянно требует жертвоприношений. Они могут быть безобидными – типа восковых свечей в церкви или конфет с крашеными яйцами, которые православные оставляют в определенные дни года на могилах предков (чтобы задобрить духов?). Но порой не обходится и без человеческих жертв! Упомянутые солистки из «Пусси Райот» – типичнейшая религиозная жертва, принесенная на алтарь кровожадному богу. Но этого ему мало! Та же участь ждет всю цивилизацию, если это чудовище не остановить.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация