А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Между Сциллой и Харибдой. Последний выбор Цивилизации" (страница 28)

   Глава 2
   Последняя клетка шахматной доски

   Знаете, в чем большой минус Америки?..
   Я бы возложил свои цивилизационные надежды на эту страну, даже несмотря на ее непосильные долги, если б не одно «но». И звучит оно так: «в США дефективное политическое пространство». Разлинованное политическое поле Америки неполноценно. В нем нет самой главной клетки.
   Вообще говоря, это самое политическое поле – при всем его многоцветии – можно разделить всего на четыре квадранта. Многие этого не понимают и потому путаются. Но теперь, после прочтения этой главы, путаться перестанут.
   Возьмем, как мы с вами привыкли делать это в школе на уроках математики, две оси – икс и игрек, которые для пышности еще называют абсциссой и ординатой.
   На горизонтальной оси отложим степень коллективизма.
   На вертикальной – консерватизм / прогрессизм.
   Поясню. Консерваторы – это сторонники Традиции. А стало быть, люди верующие (неверующий консерватор – редкое исключение). Консерваторы набожны, плохо относятся к абортам, однополой любви и весьма настороженно – к научно-техническому прогрессу. Чем более человек религиозен, тем он нетерпимее к науке, гомосексуалистам, иноверцам.
   Прогрессист же – полная противоположность консерватору. Прогрессистов было очень много в XIX и начале ХХ века. Собственно, долгий XIX век, начавшийся с Наполеоновских войн, всю серию которых по праву можно было бы назвать мировой войной, поскольку участвовала в них, считай, вся Европа, закончился изобретением ядерной бомбы и выходом в космос, то есть календарно (но не по духу) в веке ХХ-м. Вот когда завершился этот великий запал прогрессизма и покоренчества, полученный человечеством в XIX веке! Это был век Жюля Верна и веры во всесилие человеческого разума и науки. Горящие глаза, опыты с электричеством, из пушки на Луну…
   Ныне же возникает ощущение некоей усталости от прогресса. Те чудеса, которые дарит нам наука, воспринимаются обывателем уже не восторженно, а через губу. ГМО? Фу, уберите!..
   Прогресс ныне распространил свои блага на всех. Но неблагодарная темная масса все плюсы прогресса приняла как должное, а за минусы затаила на ученых великую обиду. И это шизофреническое состояние народного сознания само себя никак не может отрефлексировать.
   Но вернемся к нашей оси ординат… Итак, внизу у нас консерваторы (гомофобы и прочие ксенофобы, запретители, угрюмые, узколобые, «деды наши жили без энтово, и мы проживем, господь не оставит, ежели не попустит»). А вверху на вертикальной оси – ученые, обожатели новинок, люди с горящими глазами, программисты, любители научной фантастики, аспиранты и прочая неугомонная публика, стремящаяся к интересненькому, любящая попробовать новенькую еду и познакомиться с новыми людьми, даже если они черные и с рогами.
   Мы уже знаем из вышеизложенного, что гомофобы и пугливо-осторожные консерваторы показывают более низкий IQ, чем любопытные особи. Поэтому ось консерватизм / прогрессизм можно было бы назвать и осью интеллекта. Но мы не будем этого делать, поскольку и среди консерваторов в виде исключения изредка встречаются люди с довольно высоким IQ, а их консерватизм вызван какими-то иными проблемами организма.
   Перейдем теперь к горизонтальной оси нашей координатной плоскости. Это шкала коллективизма / индивидуализма. На политическом жаргоне коллективистов обычно называют социалистами или, шире, левыми. Левыми являются и коммунисты, и троцкисты, и анархисты, и марксисты, но мы сейчас не будет разбираться в формах сифилитических бляшек на теле человечества, а просто обозначим название этой детской болезни – левизна.
   Противостоит же левизне, естественно, правизна.
   Чем они отличаются? Ну, это известно. Левые слишком добрые. Но добрые за чужой счет. Они хотят помочь голодным, угнетенным, бедным, больным, инвалидам, синим китам, экологии, меньшинствам, многодетным, матерям-одиночкам… Но всегда не за свой счет.
   Если к такому левачку обратиться, попросив у него денег на все его благорозовые прожекты, на лице левака отразится неподдельное удивление. Какие деньги? Почему я должен? У меня нет таких денег. Я не заработал.
   – А кто же должен помогать тем, кому вы хотите помочь?
   – Ну… Те, кто заработал.
   Вопрос о том, почему те, кто заработал деньги, должны тратить их на прихоти и хотелки того, кто их не заработал, либо повергает левака в ступор, либо провоцирует его на речи о гуманизме и человеколюбии… И в этом маскирующем словесном потоке совершенно нет ответа на конкретно поставленный вопрос: почему за твою гуманистическую чесотку должны платить другие люди? У тебя чешется? Чеши сам!
   Но нет! Все свободное время левака (а зачастую это люди гуманитарного склада, то есть околовсяческие специалисты, не имеющие под ногами конкретной научно-мировоззренческой базы) проходит в пустопорожней болтовне о всеобщем гуманизме. Левак зарабатывает, как правило, не очень много денег, поэтому спокойно рассуждает о прогрессивном подоходном налоге. Не у него же отнимут!..
   Я, правда, чуть-чуть слукавил, когда воспроизвел ответ левака на вопрос о том, кто должен помогать сирым и болящим, коли сам левак сделать этого не в состоянии. Обычно они так честно не отвечают. Обычно их ответ носит слегка закамуфлированный характер. Они говорят:
   – Государство! Или, как вариант:
   – Общество!
   То есть государство должно тратить деньги на удовлетворение гуманистической чесотки левого либерала, выпускника Сорбонны, наслушавшегося лекций своей полусоциалистической околомарксистской профессуры.
   Но что такое государство? Государство – это просто другие люди. Своих денег у государства нет. Оно собирает их в бюджет в виде налогов с граждан и тратит на всякие государственные нужды – армию, суды, полицию и проч. Социалист хочет, чтобы оно тратило много. Чтобы потерявшие работу получали большое пособие. И многодетные. И инвалиды. И никогда не работавшие. И поэты с писателями, и режиссеры с театральными актерами чтобы получали средства на издания своих никому не нужных книг и съемки никому не интересных фильмов. Чтобы было социальное государство! Государство-нянька. Инфантилизирующее. Превращающее граждан в вечно скулящий и требующий хлеба и зрелищ плебс. Переформатирующее твердые кирпичики самодостаточных хозяйчиков своей жизни в бесформенную каловую массу. Безвольную и хныкающую.
   Я наблюдал, как это излечивается. Левачок, приехавший волонтерить и продвигать свои маниловские ценности из Англии в Россию, всю жизнь скитавшийся по анархистским сквотам, требовавший раскулачивания капиталистов и демонтажа капиталистического общества, вдруг узнал, что у него в Англии помер двоюродный дядька, оставивший ему большое наследство. Только его и видели, этого социалистика! Сел в самолет и умчался за деньгами. Думаете, все раздал бедным? Не-ет! Вы плохо знаете людей! Социалист, как всякий уголовник, только на чужое щедр! А свою копеечку бережет.
   Помню, на программе так называемого тележурналиста Мамонтова обсуждался вопрос помощи всяким бедным, убогим и прочим многодетным. И из уст так называемого тележурналиста все время вырывались слова «государство должно», «государство обязано», «богатые должны жертвовать». А когда кто-то вдруг спросил его, сколько он сам готов пожертвовать на благотворительность, лицо Мамонтова вдруг разительно изменилось. На нем мелькнула растерянность, и он, тряся щеками, пробормотал что-то вроде:
   – А чего я должен жертвовать? Я же не миллионер. Был бы миллионером, пожертвовал бы…
   Как же, пожертвовал бы он!.. Если ты не жертвуешь один, два или три процента своих доходов на благотворительность сейчас, то с чего вдруг ты будешь жертвовать эти проценты, став миллионером? Ведь тогда в абсолютном отношении это будут весьма немалые деньги! А расходы при обогащении у человека резко растут – на виллу, на садовника, на водителя, на путешествия, на содержание яхты… Человек, которому жалко сто рублей на благотворительность, неужто отдаст сто тысяч? С его-то жадностью?
   Никогда. Социалист щедр только на чужие деньги. Поэтому так брызжет слюной, требуя повысить налоги на богатых. А то чего у одних много, а у других мало? Отнять и поделить!
   Короче говоря, левак или социалист (любой политической нюансировки) – это человек, который ратует за социальное государство. То есть такое государство, которое у людей вкалывающих и желающих побольше заработать, чтобы получше жить, отбивает мотивировку для работы. В результате экономика флегматизируется, замедляется – за счет снижения стимулов к труду. Одним уже не очень выгодно работать (все равно все отнимут ради глупых и бездарных, они ведь тоже люди и тоже хотят жить хорошо), а у других пособиями, талонами на бесплатное питание и льготами на съем жилья и вовсе отбивают охоту искать работу. А зачем это делать? Найдешь работу – отнимут пособие. Будешь получать всего на чуть-чуть больше, но при этом вкалывать по восемь часов пять дней в неделю. На фига? Лучше спокойно смотреть дома телевизор. А государство позаботится и о твоих детях, и о тебе самом.
   Разумеется, порой левых гуманистических взглядов придерживаются и люди обеспеченные. Такие есть во всем мире, но особенно легко им придерживаться подобных взглядов в России, где налоги маленькие и плоские. В этих условиях почему бы не поорать о том, что государство всем должно, и пусть оно где хочет, там и ищет. Вот типичный пример…
   В России взрослых и детей периодически загрызают до смерти бродячие собаки. В нулевые годы XXI века дикие собаки убили почти 400 человек, и несчетное число граждан было ими покусано и изувечено. Покусанные беременные из-за терапии против бешенства иногда теряли ребенка, кто-то оставался без руки, ноги или лица. Бродячие стаи порой терроризируют целые поселки, а власть ничего сделать не может. «По закону мы не имеем права собачек убивать, только отвозить в приют, но на приют денег нет», – отвечают людям власти.
   В цивилизованных странах ничего подобного нет, потому что нет там бродячих собак – повывели. Как повывели? А уничтожили! Если какую псину в Америке, например, ловят, ее сначала помещают в приют, в ожидании поиска новых хозяев. Не нашлось хозяина за две недели? Собаку усыпляют.
   А вот в полуразвитый мир экспортируется совсем иная идеология. Даже две. Но обе левацко-гуманистические. Первая. Собачки должны жить в естественной среде, то есть в городе. Их просто нужно ловить, кастрировать и отпускать обратно. В надежде, что перестанут размножаться и постепенно вымрут. Это прекрасная воровская схема, под которую до недавнего времени (со слов тех же защитников собачек) в Москве осваивалось ежегодно по 800 миллионов (!) рублей. Идеальное преступление! «Мы провели стерилизацию десяти тысяч самок и отпустили их на волю!» Поди проверь…
   Один из покусанных людей рассказал в своем блоге такую историю. Их микрорайон терроризировала стая собак. Детей кусали, взрослых. Жители писали жалобы властям. И наконец те среагировали. Настрочили ответ: успокойтесь, граждане, мы всех собак переловили и кастрировали! Покусанный гражданин иронизирует: «Власти отреагировали так, как будто эти собаки нас не кусали, а насиловали».
   После того как стали множиться дети с откусанными конечностями и съеденными лицами, защитники собак, то есть воры и леваки (а они всегда ходят под руку друг с другом), придумали новую фишку. Да, заявили они, бродячим собакам на улицах не место. Давайте селить их в приюты! Чтобы они там жили, как в санатории, до конца своих дней.
   Классический вопрос: за чей счет?
   Классический ответ: за счет государства! То есть налогоплательщиков. Старух, учителей, врачей, любителей собак, нелюбителей собак… Разумеется, лоббируют эту точку зрения в России западные фирмы, производящие собачьи корма. Потому что для них открывается новый огромный рынок – за счет российского бюджета будут закупать корма для десятков тысяч псов, многие им лета…
   Но самое интересное знаете что? Я ведь рисую картинку богатых леваков, вы не забыли?.. Так вот, в среде нашей интеллигенции поднялась волна защитников животных за чужой счет. Самые яркие представители этой когорты – один весьма известный артист и один не менее известный музыкант. Они очень любят собак. Собачки артиста однажды в поселке, где он живет, погрызли двухлетнюю девочку. На что артист отреагировал с олимпийским спокойствием: «Ничего страшного не произошло». Для него, видимо, собаки дороже человека. Впрочем, слово «видимо» тут излишне. Ибо так оно и есть: однажды, выступая на митинге по защите животных, он на телекамеры сообщил, что готов убить человека за собаку.
   Так вот, эти два дружка – и артист, и музыкант – люди далеко не бедные. Артист ездит на «мерседесе», его жена ездит на «мерседесе», его дочь ездит на «мерседесе». Казалось бы, ну продай один «мерседес», купи жене «КИА», а на остаток построй приют для бездомных собак – кто мешает-то? Зачем ходить на митинги, встречаться с президентом, голосить о защите несуществующих прав животных в рупор прессы, если все в твоих руках – продайте свои «мерседесы» и виллы и постройте приюты, где будете содержать песиков всю их жизнь?
   Но нет! Ведь для этого надо свои деньги потратить! Своих денег жалко. Чужих – нет. «Пусть за наши пристрастия и увлечения платят другие!» – вот лозунг защитников животных и прочих зеленых экологистов. Все они – левые. И общий признак этих добряков вы теперь знаете – любовь к чужому и завидущие на чужое добро глаза.
   А кто такие правые? О-о! Это крайне злые люди! Они говорят: «Кто не работает, тот не ест». Это фразу, правда, произносили и в Совке, но в силу его социалистичности исполняли скверно. В СССР ведь, как известно, и дурно работающие граждане, и хорошо работающие питались одинаково. Одинаково плохо. Социализм гарантирует уравниловку и потому закономерно приходит к пайке.
   А правые говорят: нет, все люди разные. И плохие должны жить хуже хороших. Сколько тебе удалось заработать, на то и живи, а на большее не претендуй. А если захочешь претендовать на большее незаконно – например, полезешь в чужой дом пограбить, получишь свинцовую пилюлю в тыкву.
   Да, говорят правые, мир несправедлив и не должен быть справедлив, если понимать под справедливостью то, что под ней понимают левые – тотальную уравниловку, то есть экономическую энтропию. Поэтому всегда будет кто-то, кто будет жить плохо, то есть хуже, чем другие. И будут люди, которым житься будет хорошо, то есть лучше, чем другим. Это нормально: умные и работящие будут и должны жить лучше ленивых и тупых. Тупые, конечно, не виноваты в том, что они тупы. Но их никто и не обвиняет! Просто они будут жить хуже «острых», вот и все. Те деньги, которые лучшие люди сами заработали, они заработали именно для себя, а не для дяди. И потому отнимать у людей через налоги можно только минимум, необходимый для поддержания социума. Посему государство должно быть маленьким, опухоль бюрократии разрастаться не должна. А она непременно будет разрастаться, если начать собирать большие налоги. Потому что кто-то ведь должен будет эти денежные потоки распределять! Таким образом, собирая большие налоги, мы плодим бездельников и паразитов.
   Так говорят правые.
   Но что же делать с инвалидами? Помирать им, что ли? Нет, мы же не звери, отвечают на это правые. Если человек не может заработать себе на жизнь, общество обеспечит ему прожиточный минимум или даже средний уровень. Но это касается только тех, кто не может заработать. Все остальные должны пахать, а не быть глистами, сосущими здоровое тело экономики.

   А теперь посмотрим на все политическое поле целиком. Слева по горизонтали – левые, справа от нулевой точки – правые. Вверху – либералы, то есть прогрессисты, внизу – темная масса консерваторов угрюмо поблескивает маленькими глазенками из подпечной щели. Перед нами координатная плоскость, разделенная на четыре квадранта. Левый верхний угол занимают левые либералы.
   Это очень распространенная в Западной Европе и Америке публика. Прогрессисты, выпускники пролеваченных, пропитанных модой на марксизм университетских кампусов. Они против Израиля и за угнетенных палестинцев. Против капитализма и «жадных капиталистов», не желающих делиться. За высокие социальные пособия и всеобщую уравниловку, которую готовы насаждать искусственно – путем аффирмации, то бишь положительной дискриминации, как они это называют: даешь неграм, женщинам, педерастам и разным инвалидам-даунам преимущества при поступлении в университеты и колледжи! Да, это плохо влияет на общий средний уровень высшего образования в стране и качество специалистов, но зато какая справедливость! Какая помощь «угнетенным»! Ради голой идеи эти люди идут на реальное ухудшение качества социальной среды…
   Ну и до кучи сюда же – политкорректность и мультикультурализм. Жить надо дружно, жить надо ласково, дикие мусульмане ничуть не хуже продвинутых белых. И не смейте называть их дикими! Просто они бедные и потому их надо пожалеть и побольше денег дать. Получив деньги, они перестанут быть
   бедными и станут культурными.
   Вот такая дурь…
   Зато левые либералы за аборты, за однополые браки, в большинстве своем за эвтаназию, легализацию марихуаны, за прогресс, толерантность, против клерикализма и даже за науку, правда, последняя должна быть строго ограничена зелеными заборами. Чтобы зверюшек ученые в своих опытах не мучили, а как-нибудь без крысок свои биологические опыты ставили.
   Левые либералы на «ты» с компьютерами, читают фантастику, верят в искусственный интеллект и готовы жить в сетевом обществе без патриархальной властной вертикали.
   Делаем шаг вниз и попадаем в следующий квадрант политического поля – в нижний левый угол. Кто у нас тут? У нас тут левые консерваторы. Что за чудо дивное?
   В Америке таких, считай, нет. А у нас в России – сколько угодно! Это посконные православные социалисты, православные сталинисты и другие недоумки. Многие бывшие коммунисты переметнулись именно сюда. Они теперь нахваливают церковь, утверждая, что Христос был первым коммунистом, учат коллективизму и правильно креститься. Говорят, что нужно искать третий путь, идти по дорожке какой-то загадочной «русской цивилизации», кодироваться «ценностными кодами», поститься, молиться и слушать радио «Радонеж».
   Косматый картофельноголовый мистический патриот Проханов, обожающий православие и Красный проект (социалистический СССР), – ярчайший пример этого племени. И православный экономист Хазин тоже. И бесноватый Кургинян.
   Эти люди, как правило, против абортов, против потребительства, за духовность. Они настроены ксенофобски и везде ищут происки мировой закулисы. При этом, будучи общинниками, придерживаются политически левых взглядов и ратуют за социализм, то бишь за создание социального государства. Иногда национал-социального, потому как – патриоты же великие!
   Национал-большевик и по совместительству писатель Захар Прилепин – из их числа. Любит церкву и Ленина одновременно. Вспоминает, как хорошо ему в детстве жилось в деревне и мечтает ограбить богатых во имя бедных.
   В общем, в левом нижнем углу у нас живет самый, пожалуй, эклектичный, стоящий ближе всего к муссолиниевскому фашизму народишко. (Напомню, что Муссолини, строивший дирижистскую, управляемую экономику полусоциалистического типа, только в самом начале своей карьеры придерживался антиклерикальных позиций, но потом крепко подружился с Ватиканом и сделал церковь важной шестеренкой в своем государственно-идеологическом механизме, а благодарная церковь в обмен на это в 1929 году призвала голосовать за фашистов.)
   В указанном лево-консервативном квадранте есть люди, стоящие ближе к церкви и монархии (типа Стерлигова и откровенных черносотенцев), есть стоящие дальше от церкви и ближе к светскому экологически-диковатому варианту будущего (типа Лимонова). Но все они кучкуются в углу «народнической» риторики и консервативных воззрений.
   Делаем еще один шаг против часовой стрелки и попадаем в правый нижний угол политической плоскости. Кто у нас тут? Чье посапывание раздается из-под пыльного мешка? Это хрумкают у корыта правые консерваторы. Их очень много водится в Америке!
   Поскольку они правые, они за индивидуализм по принципу «моя хата с краю» и «мой дом – моя крепость». Они против повышения налогов на кормление социальной гопоты. Они чтут семью. И потому для них право на оружие есть неотъемлемое право защиты дома и семьи. Казалось бы, вполне симпатичные люди. Но поскольку они консерваторы, то верят в бога и выступают против абортов, гомосексуализма, всяких подозрительных новинок, а также научных исследований в области клонирования и генной модификации человека. То есть такие неумные, угрюмые, недоверчивые деревенские типы. Типичные южане. В России такие тоже есть. И тоже на юге. Это казаки! Православные, хмурые, готовые разогнать небогоугодный митинг, сплевывающие вместе с шелухой от семечек: «Срамота!»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация