А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Между Сциллой и Харибдой. Последний выбор Цивилизации" (страница 19)

   – Это вопрос не денег, а принципа. Мне кажется смешным, что, будучи мусульманином, я должен организовывать проведение христианского праздника.
   Им никто праздновать свои уразы-байрамы не препятствовал, ибо датское общество толерантно. А вот они запрещают. Потому что они – не толерантны.
   История номер два. Французский город Ним знаком моим читателям по книге «Судьба цивилизатора». Там возвышается трехъярусный древнеримский акведук – шедевр, построенный инженерами Римской империи, погибшей под ударами варваров, но положившей начало современной Европе. И вот Европа – наследница Рима – вновь затапливается варварами.
   Исламские жители Нима потребовали, чтобы владельцы винных и мясных лавок закрыли свои торговые точки, потому что вино и свинина неугодны Аллаху. Ослушникам угрожали смертью. Под удар попали не только торговцы вином и свининой, но и продавцы купальников и легкой летней одежды, ибо она тоже каким-то образом угрожает их любимому Аллаху.
   Один из несговорчивых владельцев мясных лавок таинственно исчез, его тело так и не нашли, а в июне 2012 года мясные ряды местного рынка были кем-то подожжены.
   Жители обращались с жалобами к местным властям, но никакой реакции не последовало. Почему? Потому что белые буржуазные фашисты не должны мешать мультикультурализму угнетенных масс!
   Для пояснения этой позиции французских властей вот вам третья история, которую рассказала одна из посетительниц моего блога. Она русская, но живет в Париже, говорит по-французски без акцента, поэтому от местных ничем не отличается. Однажды в трамвай, где она ехала, вошла толпа наглых мусульманских подростков – новых хозяев парижской жизни. Они начали задирать пассажиров и некоторое время дергали и третировали героиню рассказа, вовсю издеваясь над ней. Женщина вышла на остановке и обратилась к стоявшим неподалеку французским полисменам. На что те ответили: вы – белая буржуазная мадам, а они – цветные угнетаемые массы, так что терпите.
   И белые терпят. А куда деваться, если собственная власть их предает? Зато совершенно нетерпимы исламисты. Периодически они устраивают самые настоящие бунты, нападая на полицию и громя города, в которых живут и получают свои пособия от приютившей их страны. Всем памятны парижские погромы, лондонские погромы, копенгагенские погромы… Кстати, Исламская партия Дании (DAMP) откровенно ставит своей задачей приход к власти и насаждение в стране «мусульманских идей и порядков». Ее не запрещают. Несмотря на то, что представители DAMP откровенно шантажируют власть: сайты партии заявляют, что права мусульман в Дании соблюдаются в недостаточной мере, и это может привести к очередным массовым беспорядкам. Угроза более чем прозрачная.
   Между тем мусульманские выходцы из недоразвитых стран, составляющие пока 5 % населения Дании, получают более 40 % средств, выделяемых на социальное обеспечение. И еще недовольны. Мало им внимания уделяют! При этом работать многие из них принципиально не хотят.
   Коль уж мы затронули Данию, пройдемся чуть подробнее по этой скандинавской витрине толерантности, левачества и социальной политики. Норвегия – родина Брейвика, к которому мы еще вернемся, тоже скандинавская страна и Дании почти ничем не уступает, но Дания начала принимать варваров первой и делала это в больших масштабах. Почему? Если у Франции были исламские колонии в Африке и оттуда закономерно наладился поток варваров в бывшую метрополию, то у Дании такого рода колоний не было, она никому ничего не была должна ни в моральном, ни в каком ином смысле. Полусоциалистическая Дания, в которой тогда правили ублюдочно-прекраснодушные социал-демократы, решила принимать «угнетенных» по своей доброй воле! Так сказать, из гуманитарных сооображений. И после этого вы мне будете говорить, что левачество не есть форма умственного слабоумия?!
   Прозрение наступило в ноябре 1999 года, когда «понаехавшие» мусульмане в Копенгагене устроили погром, сопровождавшийся битьем витрин и поджогами автомобилей. Погром носил политический характер. Как сообщали потом задержанные полицией погромщики, они хотели продемонстрировать властям, что полагают себя будущими хозяевами этой страны.
   Впрочем, и в промежутке между погромами мусульмане тоже вели себя отнюдь не спокойно. Знаете, как дикая собака, впущенная в дом, может с грехом пополам мириться с хозяевами, потому что те ее кормят (однако при попытке отобрать еду укусит и их), но никак не может и не хочет примириться с хозяйской кошкой, животно ее ненавидя. И кошку приходится от пса прятать. Тем самым пес начинает диктовать хозяевам условия новой жизни, ломая их прежний привычный жизненный уклад. Вот так и исламисты, пока еще терпящие датчан, всеми фибрами животно возненавидели живущих в Дании гренландских эскимосов – инуитов.
   Инуитов исламисты регулярно забрасывают камнями, избивают, преследуют. Почему? Инуиты с точки зрения правоверных – язычники. А последних Мухаммед велел убивать. Дошло до того, что этнографический фестиваль в городе Орхусе в 2007 году пришлось охранять силами полиции, чтобы спасти инуитов от погромов и избиений. Мусульмане были возмущены этим фестивалем инуитов не меньше, чем российские посконные патриоты митингом геев в Москве. И точно так же, как власти в Москве запретили гей-парад под предлогом невозможности обеспечить порядок и оградить собственных граждан от насилия, так власти Дании в 2008 году просто запретили проведение этнографического фестиваля инуитов. Под тем же предлогом.
   Так радикалы в наших странах шантажируют власть и вертят ею.
   Живущие в Дании инуиты уже баррикадируют окна и двери своих домов, опасаясь жестокой агрессии диких мусульман, а член городского совета Орхуса Йоханна Кристиансен была вынуждена сделать властям Дании официальное заявление о том, что более не может выполнять свои обязанности из-за угрозы расправы.
   И что же власти? Вместо того чтобы железной рукой навести порядок (собака понимает только палку!) – пересажать зачинщиков, а остальную часть мусульманской общины выстроить по струнке, женственные власти Дании с розовыми ладонями социалистов предпочли иной вариант – решили переселять инуитов подальше от мест проживания мусульман. За счет налогоплательщиков, разумеется. Которые и так вынуждены оплачивать из своего кармана политику социальной поддержки мусульманского населения.
   Разумеется, поначалу гумано-феминные власти Дании пытались решить вопрос добром. То есть объяснить мусульманам словами, что они поступают нехорошо. И что преследовать узкоглазых людей только за то, что они узкоглазые, немножко негуманно и слегка противоречит европейским ценностям. Но, как отмечает известная писательница итальянского происхождения Ориана Фаллачи, «…эта политика не дает никаких видимых результатов. Мусульмане прямо заявляют, что инуиты “должны убираться к чертовой матери! Дания – это страна для мусульман!”. Где и когда в Европе об этом было написано? Помимо двух районных газет Дании об этом практически не писалось. Где же Свободная Европейская Пресса? Где выступления европейских интеллектуалов и гражданских инициатив? Где заявления организаций по правам человека? Нет их».
   Фаллачи приводит потрясающий пример отношения леволиберальной, то есть розово-социалистической, европейской интеллигенции к угнетенным несчастным мусульманам. Известно, что в скандинавских странах более 70 % преступлений совершают мигранты, а в Норвегии, например, 100 % (!) изнасилований производится «понаехавшими». При этом 80 % изнасилованных – норвежки. Так вот, говоря об изнасилованиях норвежек мусульманами, одна социалистически настроенная ученая дама из Норвегии заявила, что «виноваты в этом сами норвежки».
   Ориана имеет в виду знаменитый случай, который произошел всего за несколько дней до расстрела Брейвиком подростков на острове Утойя. Тогда, 19 июля, в половине третьего ночи, прямо в центре Осло, на ступенях норвежского парламента мигрант из северной Африки, просивший в Норвегии убежища, изнасиловал двадцатилетнюю норвежку, предварительно оглушив ее.
   Любопытны обстоятельства дела. Преступление было не просто зафиксировано камерами наружного наблюдения, его в онлайн-режиме наблюдали охранники парламента. Но ничего не предприняли. Даже не оторвали задниц от кресел. Почему? Потому что их дело – не защита людей, а защита парламента. Каждый должен заниматься своим делом, понимаете, а если все будут хвататься за чужие дела, что же это будет?
   Собственно говоря, так и сказал глава департамента охраны Геррит Леберг:
   – Наша задача – обеспечение безопасности парламента. А изнасилованиями занимается полиция.
   Потом, конечно, охранники передали видеозапись изнасилования полиции, что дало им основание говорить, будто они «помогли в задержании преступника». Когда же пресса попыталась взять у Леберга интервью, тот отмахнулся, завявив, что, мол, некогда мне интервью давать, я занят важным делом – охраной парламента, а вас я прекрасно понимаю, сейчас лето, новостей мало, вот вы и пытаетесь раздуть из ничего эту историю.
   И ведь Леберг этот – типичнейший продукт скандинавско-социалистической уравниловки, настолько дебилизировавшей шведское и норвежское общество, что в происходящее там порой трудно поверить. Вот случай, рассказанный моей коллегой Адой Баскиной и приключившийся в Швеции с ее знакомцем из Новой Зеландии. Тот прилетел в Стокгольм и в аэропорту наблюдал следующую сценку.
   Сломался эскалатор. Люди с чемоданами столпились внизу. А им надо наверх. Некоторые опаздывают на рейс. Скандинавы шумят: когда починят и запустят эскалатор?! Новозеландец, видя такое дело, нажимает кнопку грузового служебного лифта, заходит в кабину и зовет с собой опаздывающих. Но они не только не идут, а еще и возмущаются его поведением: ведь это же служебный лифт для грузов, а не для людей, для людей – эскалатор! Разве можно нарушать порядок?
   Ада Баскина написала целую книгу, посвященную шведскому характеру, в которой приводит массу подобных случаев, когда разлинованный порядок заменяет скандинавам мозги. Вот еще один пример. Репортер газеты «Expressen» пытался пройти в замок Культурхуссетна на вечер в честь Иосифа Бродского, который накануне получил Нобелевскую премию. Вход был бесплатным и без приглашений, но поскольку зал оказался забит, охранник его не пустил. Однако потом народ рассосался, и зал наполовину опустел. Репортер и стоявшие рядом с ним туристы снова предприняли попытку войти.
   «Мы, стоявшие у дверей, попросили охранника: “Пропустите нас теперь. Видите, сколько там свободных мест”. Но он нам отказал: “Мне сказано, в зал больше никого не пускать”. Мы стали его убеждать, пустили в ход все возможные аргументы: ведь он получил это распоряжение, когда зал был полон, но сейчас-то свободные места есть! Какая-то пожилая дама с датским акцентом спросила: “У вас есть здравый смысл?” По-видимому, это слегка обидело охранника. Он набрал номер телефона своего начальника. И через минуту менеджер вышел к нам за дверь, выслушал все наши просьбы, увещевания и аргументы. А затем так же невозмутимо сказал: “Нет, это не положено”. И удалился».
   Что же превратило скандинавов в идиотических роботов? Уравниловка. Социализм. Зомбированное идеологемой равенства население скандинавских стран ныне больше напоминает винтики, а не людей. Догмат равенства там превращен в религию. В норвежских школах до восьмого класса не ставят оценок и практически не дают домашних заданий. А зачем травмировать детскую психику? Ведь кто-то учится лучше, а кто-то тупой. Тупому будет обидно, если он увидит, что его оценили ниже, чем умного! А ведь все люди равны!
   Поэтому норвежский министр образования на голубом глазу в одной из своих речей заявил, что вылезать из общего ряда нельзя. Нужно быть как все, в этом и есть общественное благо. И если какой-то ребенок не успевает в классе, например из-за умственной отсталости, весь класс должен его ждать, ибо все должны быть равны.
   Убил бы гада!..
   Почему же такая мерзость происходит? А потому, что Норвегией с 1933 года рулит вышедшая из лона Коминтерна Рабочая партия. Чего еще можно ждать от шариковых, кроме уравниловки? Кстати говоря, именно молодежное крыло этой партии и расстрелял на острове Утойя Андреас Брейвик, к которому, как я и обещал, мы еще вернемся.
   Разумеется, как все леваки, Рабочая партия поддерживает «угнетенных» и потому резко выступает за палестинцев против Израиля, когда тот проводит в секторе Газа операции по санации терроризма. Что ж, заигрывание левых с исламскими террористами – штука закономерная. Левые сами имеют в анамнезе бомбизм, как мы прекрасно знаем по нашей и не только нашей истории. Одни Красные бригады в Италии семидесятых чего стоят!
   Не сильно отличается от Норвегии и Швеция. Там с казенной уравниловкой также дошли до полного маразма. Так, например, в городке Фалун школьный повар Анника Эрикссон готовила для учеников вкусные обеды. Бывают такие выдающиеся люди, которые даже простую работу делают с душой и много лучше других. Анника готовила не только вкусно, но и разнообразно – даже пекла домашний хлеб. Разнообразие ее меню превосходило ассортимент казенного меню соседних школ, но при этом Анника ухитрялась уложиться в ту же сумму, что и везде.
   Чем закончилось, как вы думаете? Повариху вызвали на ковер и… запретили вкусно готовить, печь самой хлеб и предлагать школьникам 15 блюд из овощей, сократив меню вдвое. Потому что «это несправедливо по отношению к ученикам других школ».
   Чиновница из департамента, отвечающая за школьные меню, Катарина Линдберг заявила, что ученики избаловались и необходимо готовить во всех школах «одно и то же».
   И в Финляндии равенство превыше всего! Сейчас расскажу…
   В ноябре 2012 года по российскому телевидению прошел сюжет о попытке наших властей произвести в российских школах «отмывку золота» – отыскать в мегатоннах руды и шлака драгоценные крупинки талантов и создать им лучшие условия для учебы, поскольку именно эти люди – производители будущего и главная надежда цивилизации. В школе, где работает учителем моя жена, есть один такой мальчик, повернутый на механике. Этот будущий Кулибин (или Королев, или да Винчи) дома вечно что-то конструирует, читает книжки по технике и больше ничем не интересуется. Получает по всем предметам двойки с тройками и ждет не дождется, когда же у них наконец начнется физика. Впрочем, остальные дети в этом классе получают свои двойки-тройки, не дожидаясь никакой физики…
   Так вот однажды этот маленький Леонардо пришел к учительнице и поделился печалью:
   – Построил дома вечный двигатель. Одна только беда – мотор перегревается. В другой раз, послушно покивав головой на справедливые упреки в том, что не желает учить литературу и прочие предметы, дождался паузы и вытащил из кармана листочек:
   – Смотрите, вот если так лампочку подсоединить, она будет просто гореть, а если вот так – начнет мигать!
   Таких бриллиантов в породе мало. Нужно обогащение. Мы не испытываем трудностей в ассенизаторах и слесарях, дворниках и офисном планктоне. Но цивилизации остро необходимы гении. Собственно, они и движут ее вперед. Талантливые технари изобретают. Талантливые организаторы внедряют. Остальные просто работают, обеспечивая «мясо» цивилизационного тела. Если чем и может помочь цивилизация сама себе, так это не регулированием экономики, а поиском таких вот жемчужных зерен в навозных кучах народа. И предоставлением им лучших условий. Если мы хотим тащить цивилизацию вверх, помогать нужно лучшим, если вниз – худшим.
   Но не все с этим согласны. В Китае, например, согласны. Там среди школьников идет жесточайший отбор, продиктованный жесткими условиями жизни. Лучшим – лучшие места в жизни, худшим – худшие. Поэтому школьники до кровавых соплей занимаются, стараясь не попасть в аутсайдеры. А вот в странах более сытых и спокойных, где нет кошмара нищеты, нет и стимулов рвать жилы. В этом смысле весьма поучительным был показанный в той же программе репортаж из Финляндии, где тетя-учитель решительно отвергла принцип «лучшим детям – лучшие условия учебы».
   – Нет! – заявила финская деятельница образования. – Мы считаем, что все дети одинаково талантливы. Каждый в чем-то талантлив. Поэтому отношение должно быть ко всем одинаковое.
   Это верно. Каждый в чем-то талантлив. Один в физике или генетике, а другой обладает талантом засыпать в любой обстановке. Один – будущий Эйнштейн, а другой с первого раза может попасть себе в исколотую героиновым шприцем вену – не всякая медсестра в такую вену угодит! Один открывает новый раздел в математике, другой так талантливо щелкает пальцами, что прям заслушаешься!
   Люди равны?
   Очкастый мальчик, тихо занимающийся дома своей математикой, читающий книжки, выигрывающий олимпиады, будущая надежда человечества, – развлечения ради зарезан чумазой гыгыкающей шпаной с рабочей окраины после трех бутылок портвейна, выпитых ими в кустах. Да, у них – неполные семьи, мамы-одиночки, дурное образование, черная кайма под ногтями, а у зарезанного ими «ботаника» была хорошая семья и любящие родители… И вы, розовые леволиберальные западные гуманитарии, будете говорить мне, что все люди равны?
   Люди не равны! Это нужно четко понимать. Есть порода, а есть алмазы.
   И всю эту воображаемую гоп-компанию будущих алкоголиков и маргиналов я бы с радостью променял на одного талантливого ребенка. Только по-настоящему талантливого, а не рекордсмена по скорости выбивания соплей о землю.
   Самый острый вопрос сейчас – о качестве человека. О том, как отделить зерна от плевел. О том, чтобы сорняк не забивал культурные растения. У нас на планете, как пишут многие исследователи и к чему мы еще вернемся, падает интеллект человеческой расы. И тем ценнее редкие его блестки. Тем бережнее надо относиться к этому спасительному богатству. Не нефть, не золото, не уран. Люди – самый ценный ресурс завтрашнего дня. Развитым странам его приходится даже импортировать. И потому термин «обогащение» я употребил выше не зря. Кто первым научится делать это, освоит ноу-хау, тот и будет на коне.
   И в этом смысле я ставлю не на деградирующую и захлебывающуюся в лево-розовых соплях Европу. Я ставлю на сегодняшний Китай. Пока там есть неравенство и благотворная нищета, есть и стимул из нее вырваться, есть соревнование, есть надежда.
   А теперь вернемся в Норвегию. Почему туда? Потому что это пробно-показательное, образцово-неправильное общество, докатившееся до предельных степеней социалистического маразма, до которых в общественной жизни не удалось докатиться даже СССР.
   У нас после революции шли радикально-экстремистские разговорчики об обобществлении жен, раздавались голоса о том, что надо жить коммунами и воспитывать детей не в семье, а совместно, кучно, стайно. Эти радикальные воззрения докатились аж до творчества советского фантаста Ивана Ефремова, который утверждал, что в коммунистическом обществе детей у родителей будут отнимать, чтобы их воспитывало общество в лице профессиональных воспитателей. По-своему это было логично: обученный профессионал справится с делом лучше, чем дилетант, а все родители – дилетанты. По этому пути частично и шли социалистические, то есть тоталитарные модели обществ с их октябрятско-пионерскими организациями и гитлерюгендами. Правда, до полного обобществления детей там дойти не успели.
   Как все леваки, Ефремов упустил из виду главное – животную природу человека. Социалисты полагают, что люди рождаются одинаковыми и все или практически все в них закладывается воспитанием – интеллект, привычки, характер. Увы, это не так. Фундамент выстраивают гены, дозволяя лишь небольшие корректировки в форме крыши в процессе строительства личности. И эмоциональная связь детеныша с его биологическими родителями настолько глубока, что разрывать ее – величайшее преступление, которое может необратимо деформировать личность.
   Однако то, что не успели сделать коммунисты в соцстранах, преспокойно, тихо и незаметно сделали в Норвегии. Там ясно и открыто провозгласили примат общества над родителями в деле воспитания детей. И если обществу в лице социалистических бюрократов покажется, что данному ребенку лучше будет жить в казенном детдоме или с чужими людьми, чем с родителями, ребенка этого у родителей забирают. Без всякого суда. Потому что, самым парадоксальным образом презрев тысячелетние традиции римского права и цивилизованности (которая в юридическом аспекте как раз и заключается в наличии римского права, базирующегося на принципе презумпции невиновности), в нынешнем западном обществе вдруг возникли язвы и очаги беззакония, судебному контролю неподвластные. Нечто, наподобие сталинских «троек»… У вас нельзя отобрать ношеные носки или ржавый гвоздь без приговора суда. Но у вас можно отобрать детей без всякого приговора. Просто по решению тройки уполномоченных. Главная фраза, которую постоянно произносят норвежкие уполномоченные: «Дети не принадлежат своим родителям!»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация