А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Синий георгин" (страница 29)

   – Я не ошибся, это ты. Никто другой не смог бы выглядеть так свежо и прелестно в безумно знойный день. – Мужчина, за которого она по глупости когда-то выскочила замуж, обеими руками обхватил ее свободную от сумки руку. – Ты прекрасна!
   – Брайс, если не хочешь шлепнуться мордой об асфальт, советую отпустить мою руку. Уверяю, подобное развитие событий смутит только тебя.
   Его лицо, загорелое, с точеными чертами, окаменело.
   – Столько времени прошло! Я надеялся, что мы останемся друзьями.
   – Мы не друзья и никогда ими не будем. – Роз достала из сумки влажную салфетку и демонстративно протерла пальцы, за которые он хватался. – Среди моих друзей нет лживых, вороватых мерзавцев.
   – Ты никогда не прощаешь ошибки.
   – Вот именно. Думаю, впервые в своей жалкой жизни ты абсолютно прав.
   Роз ступила на проезжую часть, не удивившись, но смирившись с тем, что Брайс зашагал рядом. На мерзавце был светло-серый костюм, итальянский, от Канали, если она не ошибается. Во всяком случае, в те времена, когда она подписывала его счета, он предпочитал именно этого дизайнера.
   – Роз, милая, никак не пойму, почему ты до сих пор сердишься! Разве что твои чувства ко мне не угасли.
   – О, во мне кипят чувства, Брайс, и самое пылкое из них – отвращение. Убирайся, пока я не вызвала полицию и не потребовала арестовать тебя за домогательства.
   – Я просто хотел бы получить еще один шанс…
   Вот тут Роз остановилась.
   – Ничего подобного не случится ни в этой жизни, ни в тысяче следующих. Скажи спасибо, Брайс, что ходишь по улицам в дорогих туфлях и носишь итальянские костюмы, а не тюремный комбинезон.
   – У тебя нет причин так со мной разговаривать. Ты получила что хотела, Роз. Ты оставила меня без цента в кармане.
   – Сюда входят те пятнадцать тысяч шестьсот пятьдесят восемь долларов и двадцать два цента, которые ты перевел с моего счета за неделю до того, как я вышвырнула тебя из своего дома? Да, и об этом я знала, – подтвердила Роз, с удовлетворением заметив, как вытянулось его лицо. – Но не стала подавать в суд, поскольку решила, что должна заплатить за собственную глупость. А теперь исчезни и больше не попадайся на моем пути. Чтоб я тебя не видела и не слышала, или, клянусь, ты пожалеешь.
   Роз решительно развернулась и не сбилась с шага, даже услышав брошенное вслед злобное «фригидная сука».
   Но внутри ее трясло. Когда Роз дошла до нужного дома, у нее подгибались колени и дрожали руки. Как же она ненавидела себя за то, что так остро отреагировала, пусть даже эта реакция – ярость!
   Хотя ничего странного, потому что неизменный спутник ее ярости – стыд.
   Она впустила этого мужчину в свое сердце и свой дом. Она поддалась его обаянию и за красивым фасадом не разглядела ложь и гниль. Брайс украл больше, чем ее деньги. Он украл ее гордость, и Роз испытала шок, поняв, что через столько лет полностью не вернула себе украденное.
   Она вошла в благословенную прохладу холла, поднялась в лифте на третий этаж и постучалась, нетерпеливо притоптывая ногой. От раздражения Роз даже не вспомнила, что неплохо бы взглянуть в зеркальце, поправить прическу и макияж.
   Мужчина, открывший дверь, был очень похож на фотографии на задних обложках книг, которые Роз прочитала или просмотрела перед встречей, разве что чуточку более взъерошенный и – в джинсах и рубашке с закатанными рукавами – не такой официальный. В общем, перед Роз стоял высокий, худощавый мужчина в очках в роговой оправе на прямом тонком носу, с пышной каштановой шевелюрой вокруг красивого лица, несколько рассеянным взглядом темно-зеленых глаз и здоровенным синяком, похоже, от хорошего удара в челюсть.
   Взглянув на его босые ноги, Роз мгновенно почувствовала себя слишком тепло одетой и потной.
   – Доктор Карнейги?
   – Он самый. Мисс… Харпер. Прошу прощения, я заработался и потерял счет времени. Пожалуйста, входите. Только не смотрите по сторонам. – На его лице мелькнула обезоруживающая улыбка. – Потеря счета времени подразумевает беспорядок, так что мы пройдем сразу в мой кабинет, где любой беспорядок я смогу оправдать творческим процессом. Хотите что-нибудь выпить?
   Голос выдавал в нем южанина с побережья. Слегка протяжные интонации, певучие гласные.
   – Я бы не отказалась от чего-то холодного, любого, что у вас есть.
   Разумеется, проходя через гостиную, Роз поглядывала по сторонам. Кипы газет и книги на огромном коричневом диване, еще одна груда книг и газет рядом с толстой короткой белой свечой на антикварном кофейном столике в георгианском стиле. Посреди роскошного турецкого ковра баскетбольный мяч и пара высоких кроссовок, таких изодранных, что их, пожалуй, давно выбросили бы даже ее непритязательные сыновья. И наконец, занимающий почти всю стену самый огромный плоский телевизор из всех, что Роз доводилось видеть.
   Хотя хозяин шагал очень быстро, она успела мельком увидеть кухню. Судя по количеству грязной посуды на всех столешницах, Митчелл Карнейги недавно устраивал вечеринку… или просто не утруждался мытьем посуды.
   – Я в самом разгаре работы над книгой, и, когда выгребаю на поверхность, мне не до домашних дел, – объяснил Карнейги. – Моя последняя уборщица от меня отказалась. Как и все ее предшественницы.
   – Представить не могу почему, – вежливо сказала Роз, изумленно разглядывая кабинет.
   Здесь не было ни кусочка свободной поверхности, пахло сигарным дымом, а на подоконнике из щербатого горшка торчала засыхающая диффенбахия.
   – Одну минуту.
   Карнейги расчистил для гостьи стул, бесцеремонно смахнув на пол все, что там громоздилось, и выскочил из кабинета. Роз заметила среди завалов на письменном столе недоеденный сандвич и стакан, может, и с чаем… Она выгнула шею, чтобы взглянуть на монитор, но, к ее разочарованию, был включен режим сохранения. Правда, заставка сама по себе оказалась весьма интересной: несколько мультяшных фигурок играли в баскетбол.
   – Надеюсь, чай сойдет, – объявил вернувшийся хозяин.
   – Да, прекрасно, благодарю вас. – Роз взяла стакан, надеясь, что в последние десять лет его хоть пару раз мыли. – Доктор Карнейги, вы убиваете это растение.
   – Какое растение?
   – Диффенбахию на окне.
   – Да? Надо же, а я и не знал, что у меня есть растение. – Он озадаченно уставился на подоконник. – Интересно, откуда оно взялось? По-моему, оно не очень здоровое, вы согласны?
   Доктор Карнейги схватил горшок и, к ужасу Роз, чуть не швырнул в переполненную мусорную корзину рядом с письменным столом.
   – Бога ради, не выбрасывайте его. Вы бы похоронили свою кошку живьем?
   – У меня нет кошки.
   – Просто отдайте диффенбахию мне. – Роз встала и выхватила из его рук горшок. – Она умирает от жары и жажды, и земля твердая, как камень. Я позабочусь о ней. – Роз поставила горшок рядом со своим стулом и снова села с довольно сердитым видом, резко скрестив ноги. – Доктор Карнейги…
   – Митч. Если вы забираете мое растение, то должны называть меня Митч.
   – Я объяснила по телефону, что заключить договор на тщательное генеалогическое исследование моей семьи с акцентом на сбор информации об определенной персоне.
   «Деловая дамочка», – подумал он, усаживаясь за письменный стол.
   – А я ответил вам, что берусь за генеалогию частных лиц только в том случае, если вижу в семейной истории что-то интересное. Я, как уже сказал, в настоящее время занят книгой и не располагаю временем, достаточным для исследования и составления отчета.
   – Вы не назвали свои расценки.
   – Пятьдесят долларов в час плюс расходы.
   – Это адвокатские расценки, – сказала Роз, стараясь скрыть удивление.
   – Составление типичного фамильного древа у специалиста много времени не занимает. В большинстве случаев часов сорок, в зависимости от того, как глубоко вы хотите копнуть. Если задание более сложное, можно – когда будет использовано это время – договориться о фиксированном вознаграждении. Однако, как я сказал…
   – Не думаю, что вам придется углубиться больше, чем на столетие.
   – Крохи в нашем деле. Если вас интересует всего столетие, вы вполне могли бы справиться сами. Я с радостью дам вам полезные советы. Бесплатно.
   – Мне нужен специалист, а вы, как меня уверяли, хороший специалист. Я готова к переговорам, и, поскольку вы выкроили время из своего плотного графика на разговор со мной, думаю, вам следует выслушать меня, прежде чем выставить за дверь.
   «Деловая дамочка, – снова подумал он. – И с характером».
   – Я вовсе не собирался… выставлять вас за дверь. Разумеется, я вас выслушаю. Если вы не спешите с расследованием и отчетом, вероятно, я смогу помочь вам через несколько недель. – Под внимательным взглядом Роз Митчелл Карнейги зарылся в груды бумаг на столе, под столом… – Минуточку… Куда, черт подери, он подевался? – Наконец он откопал большой блокнот с желтыми линованными листами и шариковую ручку. – Итак, Розалинд, верно?
   На ее губах мелькнула улыбка.
   – Меня назвали в честь Розалинд Расселл[42]. Отец ее обожал.
   Митчелл записал имя на верхней строчке первой страницы блокнота.
   – Вы упомянули о столетии. Рискну предположить, что в такой семье, как ваша, хранятся дневники, документы и устные истории, охватывающие этот период.
   – Логичное предположение. Архив действительно довольно большой, но кое-какие факты наводят на мысль о том, что некоторая часть устной истории либо некорректна, либо неполна. Однако я охотно предоставлю в ваше распоряжение все, что у меня есть. Мы уже многое прояснили.
   – Мы?..
   – Я и мои домочадцы.
   – Итак, вы ищете информацию о каком-то определенном предке.
   – Я не знаю, входит ли эта женщина в число наших предков, но уверена, что она имела непосредственное отношение к семье. И я не сомневаюсь в том, что она умерла в доме.
   – У вас есть свидетельство о ее смерти?
   – Нет.
   Делая пометки в блокноте, Митчелл свободной рукой поправил очки.
   – Где ее могила?
   – Не знаю. Собственно, речь идет о призраке.
   Митчелл вскинул голову и, недоуменно моргая, уставился на Роз. Она безмятежно улыбнулась.
   – Человек, изучающий семейные предания, не верит в привидения?
   – Я никогда ни с одним не встречался.
   – Встретитесь, если возьметесь за эту работу. Доктор Карнейги, сколько вы возьмете за то, чтобы идентифицировать наше семейное привидение и разузнать его историю?
   Митчелл откинулся на спинку стула, постучал ручкой по подбородку.
   – Вы не шутите?
   – Я никогда не стала бы шутить за пятьдесят долларов в час плюс расходы. Если я пойду вам навстречу и подпишу отказ от прав, клянусь, вы напишете очень интересную книгу о фамильном привидении Харперов.
   – Даже не сомневаюсь.
   – Есть и другой вариант. Мне кажется, что вы могли бы считать мое задание чем-то вроде научного исследования. И, может, тогда я должна буду предъявить счет вам.
   Митчелл широко улыбнулся.
   – Прежде чем активно заняться новым проектом, я должен закончить эту книгу. Несмотря на факты, свидетельствующие об обратном, я всегда заканчиваю то, что начал.
   – Тогда почему у вас не вымыта посуда?
   – Я же просил, чтобы вы не смотрели! Теперь о деле. Во-первых, по моему мнению, шансы на то, что в вашем доме обитает настоящее привидение, примерно… ну… один к двадцати миллионам.
   – Я без колебаний поставлю доллар, если вы рискнете двадцатью миллионами.
   – Во-вторых, – невозмутимо продолжал профессор, – если я за это возьмусь, то потребую доступ ко всем семейным документам… личным семейным документам, и вы оформите мне письменное согласие на работу по вашему делу в государственных и прочих архивах.
   – Разумеется.
   – Я готов отказаться от платы, скажем, за первые двадцать часов. И посмотрим, что успею накопать.
   – Сорок часов.
   – Тридцать.
   – По рукам.
   – И я хочу осмотреть дом.
   – Я могла бы пригласить вас на обед. Какой день на следующей неделе вам подойдет?
   – Понятия не имею. Погодите, – Карнейги развернулся к компьютеру, пробежал пальцами по клавиатуре. – Вторник?
   – В семь часов. Никакого дресс-кода, но обувь вам понадобится. – Роз подхватила диффенбахию, встала и протянула руку. – Благодарю вас за то, что уделили мне время.
   – Вы на самом деле хотите забрать это?
   – Конечно. И не собираюсь возвращать. Вы опять заморите ее до смерти. Объяснить вам, как найти Харпер-хаус?
   – Нет. Кажется, я как-то проезжал мимо. – Митчелл проводил ее до двери. – Знаете, умные женщины обычно не верят в привидения. Практичные женщины обычно не соглашаются платить кому-то деньги за то, чтобы проследить историю вышеупомянутого привидения. А вы мне показались и умной, и практичной.
   – Умные мужчины обычно не живут в свинарниках и не проводят деловые встречи босиком. Нам обоим придется рискнуть. Приложите лед к синяку. Похоже, он вас беспокоит.
   – Еще как! Злобный маленький… – Карнейги осекся. – Напоролся на подборе в защите. Баскетбол.
   – Понимаю. Жду вас во вторник в семь.
   – Я приеду. До свидания, мисс Харпер.
   – До свидания, доктор Карнейги.
   Митчелл не спешил закрывать дверь, с любопытством глядя вслед посетительнице. Он не ошибся. Вид сзади был так же элегантен и сексапилен, как спереди, и все это дополнялось уверенным голосом южной красавицы.
   «Высший класс с головы до пят», – подумал доктор Карнейги, возвращаясь в свой кабинет.
   Привидения? Он рассмеялся. С ума сойти!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация