А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Синий георгин" (страница 17)

   11

   «Вот почему свидания редко оправдывают затраченные усилия, – думала Стелла, стоя в трусиках и лифчике перед гародеробом и перебирая одежду. – Если не знаешь, куда едешь, как можно сделать правильный выбор?»
   Обед! Слишком скудная информация. Пообедать можно где угодно – от фешенебельного ресторана до придорожной забегаловки. Что же надеть? Свое самое модное и дорогое платье? Или приличное с распродажи? Или брюки с шелковой блузкой? Или джинсы с рубашкой?
   Логан едва оставил ей время переодеться, не говоря уж о том, чтобы решить во что.
   Свидание. Как что-то желанное, волнующее и веселое в семнадцать или девятнадцать лет, легкое и естественное в двадцать с небольшим, после тридцати стало чем-то не очень приятным и зачастую раздражающим?
   Нельзя сказать, что ее избаловал счастливый брак или за эти годы она забыла неписаные правила свиданий, просто свидание двух взрослых людей – дурацкая затея, ведь почти наверняка каждый тащит с собой багаж хотя бы одних серьезных отношений и их разрыва. Взрослые люди уже определились в своих привычках, а также желаниях и так часто ходили на свидания, что на самом деле хотят пропустить ритуал общения и побыстрее перейти к делу… или вернуться домой к телевизору.
   А если к тому же мужчина свалился со своим приглашением как снег на голову и не удосужился хотя бы намекнуть, к чему готовиться, то все идет кувырком, еще не успев начаться.
   Ну и ладно. Прекрасно. Логан Китридж получит то, что заслужил.
   Стелла еще не застегнула маленькое черное платье, как смежные двери распахнулись и в комнату влетел Гэвин.
   – Мама! Я закончил домашнее задание, а Люк нет. Но я-то закончил! Можно мне вниз? Можно?
   Поскольку Паркер начал карабкаться по ее ноге, Стелла порадовалась, что остановилась на босоножках, исключающих колготки.
   – Ты точно ничего не забыл?
   – Нет. Выучил все слова.
   – А постучать?
   – Ой! – Гэвин расплылся в широкой улыбке. – Ты красивая.
   – Ах ты, льстец! – Стелла наклонилась и поцеловала сына в макушку. – Но, когда дверь закрыта, надо стучать.
   – Хорошо. Так можно вниз?
   – Через минуту. – Стелла подошла к туалетному столику за серебряными сережками-кольцами. – Пообещай, что будешь хорошо себя вести с мисс Роз.
   – На обед у нас чизбургеры, а потом видеоигры. Она сказала, что, может, посмотрит с нами профессиональный рестлинг по телику, но это вряд ли.
   – Никаких драк с братом! Считай это вечером отдыха от главного дела твоей жизни.
   «Надежда умирает последней», – подумала Стелла и вздохнула.
   – Так можно уже вниз?!
   – Беги. – Она легким шлепком задала Гэвину направление. – И помни, что сотовый со мной. Звони, если я тебе понадоблюсь.
   Когда сын выбежал, Стелла надела тонкий черный кардиган и, изучив в зеркале свое отражение, решила, что аксессуары расширили возможности платья от официального вечернего до непринужденного, чего она и добивалась.
   Проверяя на ходу содержимое сумочки, Стелла вошла в соседнюю комнату. Растянувшийся на животе на полу Люк – его любимая рабочая поза – тосковал над учебником математики.
   – Проблемы, красавчик?
   Люк поднял голову, и все вопросы отпали сами собой.
   – Ненавижу математику!
   – Я тоже.
   Стелла села на пол рядом с сыном.
   – Давай посмотрим, что тут у тебя.
   – Зачем мне знать, сколько будет два плюс три?
   – А как же ты узнаешь, сколько у тебя пальцев на каждой руке?
   Наморщенный лоб разгладился, страдальческое личико осветила восхищенная улыбка.
   – Пять!
   Предотвратив кризис, Стелла помогла малышу с остальными заданиями.
   – Вот и все. И, оказывается, ничего страшного.
   – Я все равно ненавижу домашние задания.
   – Бывает. А как насчет победного танца?
   Люк захихикал, вскочил и запрыгал по комнате, а Стелла с улыбкой подумала, что в ее маленьком мире снова полный порядок.
   – Почему ты не пообедаешь здесь? У нас чизбургеры.
   – Так получилось. Ты будешь слушаться мисс Роз?
   – Угу. Она хорошая. Она вышла в сад и бросила мячик Паркеру. И ничего не сказала, когда Паркер вернул ей мячик весь в слюнях. Некоторые девчонки визжат. Я пойду вниз, ладно?
   – Конечно.
   Оставшись одна, Стелла поднялась с пола, машинально подобрала несколько игрушек и предметов одежды, еще не добравшихся до отведенных им мест, рассеянно погладила сокровища своих сыновей. Обожаемые комиксы Гэвина и его бейсбольную перчатку. Любимый грузовик Люка и его потрепанного мишку, с которым он до сих пор спал.
   Руки, несмотря на то что она была в кардигане, вдруг покрылись гусиной кожей, между лопатками зачесалось, как бывает, когда чувствуешь на себе чужой взгляд. Стелла оцепенела, краешком глаза заметила в зеркале над комодом какое-то движение – отражение, тень? – и резко развернулась как раз в тот момент, когда в дверях появилась Хейли.
   – Логан только что подъехал к парадному входу. – Хейли осеклась. – Что с вами? Вы такая бледная.
   – Все нормально. – Стелла поправила волосы подрагивающей рукой. – Я просто подумала… Нет, ничего. Если забыть о бледности, как я выгляжу?
   – Отлично. Мне ужасно нравятся ваши волосы.
   – Тебе легко говорить! Не ты просыпаешься с ними каждое утро. Я хотела закрутить волосы в узел, но подумала, что это будет слишком официально.
   – Все очень правильно, – Хейли подошла поближе. – Я однажды выкрасилась в рыжий цвет. Полная катастрофа. У меня кожа как будто пожелтела.
   – Этот насыщенный каштановый тебе очень идет.
   «И ни морщинки на юном личике», – мысленно позавидовала Стелла.
   – Да, но рыжий сейчас очень моден! Ладно, я пошла вниз. Займу Логана, а вы спускайтесь не раньше, чем через несколько минут. Отправим вас и начнем пировать. У нас бургеры.
   Господи, она вовсе не собиралась устраивать торжественный выход! Но Хейли уже ушла, и как не проверить губную помаду?
   И уж лучше нервничать из-за свидания – а сегодня это точно свидание, – чем из-за того, другого. В зеркале отразилась не Хейли. Даже мгновения хватило, чтобы заметить белокурые волосы.
   Немного успокоившись, Стелла вышла из комнаты и еще с верхней площадки лестницы услышала смех Хейли.
   – Она сейчас спустится. Думаю, не надо предлагать вам чувствовать себя как дома. Мы всей бандой отправляемся на кухню. Отлично повеселимся.
   «Девочка экстрасенс?» – Стелла удивилась. Хейли так точно рассчитала время, что, когда проходила мимо лестницы, она уже была на середине, и Логан машинально поднял глаза.
   Стелла отметила и дорогие черные брюки, и красивую голубую рубашку без галстука, и стильный блейзер. Однако, несмотря на вполне цивильную одежду, Китридж не выглядел ни безопасным, ни укрощенным. Правда, комплиментом он ее удостоил.
   – Хорошо выглядите.
   – Спасибо. Вы тоже.
   – Хейли обещала передать остальным, что вы уехали. Вы готовы?
   – Да, конечно.
   Стелла вышла с ним из дома и увидела черный «Мустанг».
   – Так у вас все-таки есть машина.
   – Это не совсем машина, и только женщина может так ее назвать.
   – Женоненавистническое замечание. Но если это не машина, что тогда?
   – Автомобиль с большой буквы А.
   – Признаю свою ошибку. Вы так и не сказали, куда мы едем.
   Логан открыл ей дверцу.
   – Попробуем это выяснить.

   Китридж выехал на шоссе и повернул к городу. В салоне тихо звучала музыка. Стелла узнала блюзы… вернее, предположила, что это блюзы, так как в данном музыкальном жанре абсолютно не разбиралась. Небрежно упомянув о своем неведении, она не только шокировала Логана, но и подбросила дров в разговор, который не угасал всю дорогу.
   До конца поездки Стелла знакомилась с такими яркими представителями блюзовой культуры, как Джон Ли Хукер и Мадди Уотерс, Б.Б. Кинг и Тадж Махал, и думала о том, что ей всегда было легко разговаривать с Логаном.
   Припарковав «Мустанг» перед рестораном, Китридж прервал образовательный процесс и внимательно посмотрел на нее.
   – Вы уверены, что родились в Мемфисе?
   – Так написано в моем свидетельстве о рождении.
   Он покачал головой и вылез из машины.
   – Слишком уж вы несведущи в блюзах. Надо на всякий случай проверить ваше свидетельство о рождении.
   В зале ресторана было многолюдно и довольно шумно. Как только Стелла и Логан устроились за столиком, к ним поспешил официант, но Китридж от него отмахнулся.
   – Предлагаю для начала просто посидеть за бокалом вина.
   – Хорошо. – Поскольку Логан явно решил не отклоняться от застольных тем, Стелла открыла меню.
   – Здесь отлично готовят кошачьего сома. Когда-нибудь пробовали?
   Стелла встретилась с Логаном взглядом поверх внушительного меню в кожаном переплете.
   – Нет. И можете считать меня неисправимой инопланетянкой, но я, пожалуй, закажу курицу.
   – Ладно, я дам вам попробовать кусочек со своей тарелки, чтобы вы знали, от чего отказались. В карте вин есть хорошее калифорнийское шардоне. Подойдет и к рыбе, и к курице. У него приятное послевкусие.
   Стелла отложила меню и чуть подалась вперед.
   – Вы это знаете или только что придумали?
   – Я люблю вино. И обычно стараюсь изучить то, что люблю.
   Логан жестом подозвал официанта. Стелла откинулась на спинку стула и задала мучивший ее вопрос только тогда, когда тот, приняв заказ, удалился:
   – Логан, что мы здесь делаем?
   – Лично я собираюсь вкусно пообедать сомом-кошкой и выпить бокал хорошего вина.
   – До сих пор мы с вами лишь несколько раз разговаривали, по большей части о деле.
   – Мы несколько раз разговаривали и несколько раз спорили, – поправил ее Логан.
   – Верно. И еще ездили на экскурсию, чудесную экскурсию, закончившуюся на поразительно личной ноте.
   – Знаете, Рыжик, мне иногда очень нравится вас слушать. Вы словно говорите на иностранном языке. И как будто мостите плитками тропинку. Я прав?
   – Возможно. Мне странно, что я сижу здесь с вами на свидании, о чем и не помышляла всего двадцать четыре часа назад. У нас рабочие отношения.
   – Угу. Кстати, о работе. Меня все еще раздражает ваша система.
   – Какой сюрприз! И, к слову, вы не оставили тот счет на моем столе.
   – Неужели? – Китридж пожал плечами. – Значит, он где-то у меня.
   – Суть в том… – Стелла замолчала, поскольку официант принес бутылку вина и показал этикетку Логану.
   – Да, именно это. Дама попробует.
   Официант налил вино. Стелла, не торопясь, поднесла бокал к губам, чуть-чуть отпила. И удивленно вскинула брови.
   – Очень хорошее… И приятное послевкусие.
   Логан ухмыльнулся.
   – Ну, тогда приступим.
   – Я не договорила. Итак, суть в том, что нам полезно подружиться. Это разумно и в интересах дела. Но я думаю, ни вы, ни я не хотим переводить наши отношения на какой-то другой уровень.
   – Угу. – Китридж попробовал вино, не сводя с нее свои тигриные глаза. – Вы считаете, что я больше не должен вас целовать, потому что это неразумно и не в интересах дела?
   – Я только устраиваюсь на новом месте, привыкаю к новой работе. Я вырвала из привычной жизни и перевезла сюда детей. Они для меня – главное.
   – Так и должно быть. Однако вряд ли это первый ваш обед с мужчиной после потери мужа.
   – Я осмотрительная.
   – Вот уж никогда бы не догадался. Как он умер?
   – Авиакатастрофа. Самолет местной линии. Кевин возвращался из деловой поездки. Я включила телевизор, услышала экстренный выпуск новостей… Они не назвали никаких имен, но я знала, что Кевин летел в том самолете. Я знала, что он погиб, еще до того, как ко мне пришли с этим известием.
   – Вы помните, что делали, когда услышали выпуск новостей, где стояли, во что были одеты… – его голос был тихим, взгляд пронизывающим. – Вы помните каждую деталь того дня.
   – Почему вы так говорите?
   – Потому что это был худший день вашей жизни. Вы забудете, что было накануне и на следующий день, но никогда не забудете ни одной детали того дня.
   – Вы правы. – Его интуиция удивила и тронула ее. – Вы кого-то потеряли?
   – Нет. Не так, как вы подразумеваете. Но женщина вроде вас не выходит замуж и не остается в браке, если мужчина не является средоточием ее жизни. Если что-то выдернет из вас эту сердцевину, вы никогда не забудете.
   – Не забуду. – Все события того дня были высечены в ее сердце. – Это самые проницательные и утешительные слова сочувствия из всех, что я слышала. Надеюсь, не обижу вас, если скажу, что вы меня удивили.
   – Меня не так легко обидеть. Вы потеряли отца своих детей, но вы построили для них новую жизнь. Насколько я могу судить, хорошую жизнь. Вы не первая женщина с детьми, которой я заинтересовался. Я уважаю материнство и его приоритеты, однако это не мешает мне смотреть на вас и размышлять, когда же я доберусь до вас голой.
   У Стеллы в прямом смысле слова отвисла челюсть. Опомнившись, она закрыла рот, прокашлялась, отпила вина.
   – Ну, что же… Откровенно.
   – Женщину другого… сорта я бы уже тащил в постель. – В ответ на сдавленный смешок Стеллы Логан поднял бокал и помолчал, пока официант расставлял закуски. – Но поскольку мы обедаем, я признаю, что вы женщина… осмотрительная.
   – Вы хотели сказать «закомплексованная»?
   Китридж усмехнулся, окидывая ее оценивающим взглядом.
   – Это никогда не предугадаешь. К тому же мы оба работаем на Роз, и я не хотел бы, пусть и невольно, подвести ее. Вы заботитесь о двух сыновьях, и я не знаю, насколько еще страдаете из-за гибели мужа. Вот поэтому я и не тащу вас в постель, а мило беседую за обедом.
   Стелла обдумала слова Логана и не нашла в его логике ничего предосудительного. Она даже с ним согласилась.
   – Хорошо. На первом месте Роз. Я тоже ни в коем случае не хочу навредить ей. Поэтому, что бы ни случилось, мы сохраним вежливые рабочие отношения.
   – Может, не всегда вежливые, но обязательно рабочие.
   – Справедливо. Мои мальчики для меня – самое главное, и не только потому, что так должно быть, а потому, что это мое желание и мой выбор. Этого ничто никогда не изменит.
   – В противном случае я не испытывал бы к вам столь глубокого уважения.
   – Хорошо, – Стелла снова помолчала, но не из-за прямоты Китриджа – к этому уже пора бы привыкнуть, – а потому, что высоко оценила его слова. – Что касается Кевина, я очень сильно его любила. Его гибель рассекла меня пополам. Одна половина хотела просто лечь и умереть, а вторая – выдержать горе, гнев, негодование… и жить.
   – Для этого требуется смелость.
   Стелла подавила навернувшиеся слезы, сделала осторожный вдох.
   – Спасибо. Мне пришлось собирать себя по кусочкам. Ради детей, ради себя самой. Я никогда не почувствую к другому мужчине то же, что к Кевину… Но это не значит, что я не могу заинтересоваться привлекательным мужчиной. И это не значит, что я обречена прожить остаток жизни в одиночестве.
   – Откуда в такой рассудительной женщине столь пылкая любовь к служебным запискам и счетам-фактурам?
   – Как такой талантливый мужчина может быть столь безалаберным? – Расслабившись, на что и не надеялась, Стелла с удовольствием принялась за салат. – Я снова проезжала мимо участка Доусона.
   – Правда?
   – Я понимаю, что еще не посажены растения, которые боятся заморозков, но хочу сказать, что вы хорошо поработали. Нет, не так… Вы прекрасно поработали.
   – Спасибо. Вы опять фотографировали?
   – Да. Мы поместим некоторые снимки «до» и «после» в ландшафтный раздел веб-сайта, который я разрабатываю.
   – Серьезно?
   – Абсолютно серьезно. Логан, я хочу принести питомнику Роз больше денег. Она заработает больше, вы заработаете больше. Гарантирую, сайт привлечет к ландшафтной части бизнеса больше заказов.
   – Не нахожу возражений.
   – А знаете, чему в вас я завидую больше всего?
   – Сиянию моей красоты?
   – Нет, вы совершенно не сияете. Вашим мышцам.
   – Вы завидуете моим мышцам? Бросьте, Рыжик! На вас они плохо смотрелись бы.
   – Когда я задумывала что-то для сада там, дома – в Мичигане, – я не могла полагаться только на себя. Я не жалуюсь на свое воображение, хотя оно и не такое творческое, как ваше, могу мысленно увидеть то, чего хочу добиться, и обладаю кое-какими навыками. Однако когда доходит до тяжелого физического труда, это не ко мне. Обидно, потому что, будь я посильнее, я бы с удовольствием делала все сама… Но не могу. Я завидую вашим мышцам, потому что вы можете.
   – Держу пари, даже если вы только руководите, все получается по-вашему.
   Стелла улыбнулась.
   – Само собой разумеется. Я слышала, у вас дом недалеко от Харпер-хауса?
   – Примерно в двух милях.
   Когда подали главные блюда, Логан действительно отрезал кусок кошачьего сома и переложил на тарелку Стеллы. Она вытаращила глаза.
   – Ой!
   – Готов поспорить, вы говорите своим детям, что они не поймут, нравится ли им что-то, если не попробуют это что-то.
   – Одно из преимуществ взрослых – устанавливать подобные правила, но не следовать им. Впрочем, ладно, – Стелла нацепила на вилку крохотный кусочек, приготовилась к худшему и сунула в рот. – Интересно. Не похоже на кошку. То есть на то, что ожидаешь от вкуса кошки! В общем, неплохо.
   – Может, в вас просыпается южанка. Теперь начнем приучать вас к кукурузной каше.
   – Это вряд ли. Я уже пробовала. Лучше скажите, вы сами оформляете свой участок?
   – В основном да. Он слегка холмистый, с хорошим дренажом. С северной стороны – красивые старые платаны и гикори, очаровательные дикие азалии и крупнейшие рододендроны. С южной стороны более открытое пространство. Дом далеко от дороги, а вдоль задней границы участка течет небольшой ручей.
   – А как насчет дома?
   – В каком смысле?
   – Дом. Здание. Какое оно?
   – А-а… Дом двухэтажный, деревянный. Пожалуй, слишком большой для меня, но он прилагался к земле.
   – Я через несколько месяцев собираюсь поискать нечто в этом роде. Если услышите о продаже чего-то похожего, пожалуйста, дайте мне знать.
   – Конечно. Детям нравится у Роз?
   – Безумно. Но придет время, и нам понадобится свой дом. Очень важно, чтобы у них был свой дом. Я не хочу ничего шикарного… во всяком случае, не могу себе позволить. Я не прочь сама что-нибудь подремонтировать. Я умею. И уж точно без привидений!
   Стелла заметила его вопросительный взгляд и умолкла. Покачала головой.
   – Должно быть, вино развязало мне язык. Я даже не сознавала, что думаю об этом.
   – О чем об этом?
   – Я видела… подумала, что видела привидение, которое, как утверждают, живет в Харпер-хаусе. В зеркале, в моей комнате как раз перед тем, как вы за мной приехали. Это точно не Хейли. Хейли вошла почти сразу, и я убедила себя, что это была она. Но нет! И в то же время вряд ли это мог быть кто-то другой, потому что… это просто невозможно.
   – Звучит так, будто вы все еще пытаетесь себя убедить.
   – Рассудительная женщина, помните? – Стелла постучала пальцем по своему виску. – Рассудительные женщины не видят и не чувствуют призраков и не слышат, как они поют колыбельные.
   – Что значит чувствуют призраков?
   – Холод… ощущение, – Стелла вздрогнула и попыталась замаскировать дрожь смешком. – Я не могу объяснить, потому что это противоречит здравому смыслу. И сегодня это ощущение было очень ярким. Коротким, но ярким. И враждебным. Нет, не так! Я почувствовала не враждебность, а неодобрение.
   – Почему бы вам не поговорить с Роз? Она расскажет все, что знает об этом призраке.
   – Может быть, поговорю. Вы сказали, что никогда его не видели?
   – Не видел.
   – И не чувствовали?
   – Вроде нет. Но иногда, когда я копаюсь в земле, бывают странные ощущения. Если даже растение умирает, оно что-то оставляет после себя. Почему же человеку не оставить какой-то след?
   Тут есть над чем подумать, только позже, когда она сможет сосредоточиться. А сейчас следует подумать о том, что ей нравится общество Логана, и о том, что она испытывает физическое влечение к нему. Если влечение не исчезнет, все может закончиться постелью.
   И начнутся осложнения. Их мир довольно замкнут. Они работают на одного и того же человека в одном и том же бизнесе. Это не тот случай, когда можно скрыть интимные отношения от окружающих.
   Так что и об этом придется подумать, и о том, сможет ли она смириться с тем, что ее личная жизнь станет общественным достоянием.
   После обеда они дошли до шумной, как всегда по вечерам, Бил-стрит. Туристы и горожане, парочки и молодежные компании шатались по залитой неоновыми огнями улице. Отовсюду неслась музыка, людские потоки перетекали из магазина в магазин.
   – Вот здесь когда-то был клуб под названием «Монарх». У вас ноги не болят на таких каблучищах?
   – Нет.
   – Хорошо. Между прочим, классные ножки.
   – Спасибо. Я к ним давно привыкла.
   – Итак, «Монарх». По странному стечению обстоятельств черный ход клуба вел в тот же проулок, что и черный ход похоронного бюро. Владельцам «Монарха» было очень удобно избавляться от жертв перестрелок.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация