А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обольщение мисс Джонс" (страница 8)

   Он связался со мной только из-за тебя.
   Марта не могла спорить, Карлос видел это в ее глазах, в неожиданной неподвижности ее тела.
   – О нет, не только! – воскликнула Марта.
   Она резко тряхнула головой, заставив золотистые волосы взметнуться веером. На него нахлынула еще одна волна соблазнительного аромата, одна из прядей коснулась его щеки.
   Карлос не ожидал никого здесь встретить. Увидев в бассейне Марту, скользнув взглядом по ее стройному гладкому телу, он разволновался. Тонкие руки разрезали воду, длинные загорелые ноги были на удивление сильными.
   – Извини… – прошептала Марта.
   Инстинктивно она сделала движение вперед, чтобы провести по его щеке, ее ладонь поднялась одновременно с его рукой, их пальцы встретились, соединились, замерли. Словно искра вспыхнула между ними, опалив кожу. И все же они не могли отстраниться, прервать контакт. Сочетание мягких влажных волос, нежной теплой кожи, широко распахнутых глаз… это было слишком. От смущения Карлос опустил взгляд.
   С этой точки обзора перед ним открылся не менее превосходный вид: длинная стройная шея, мягкий изгиб плеч. Белое полотенце туго обхватывало груди, но это только подчеркивало тенистую ложбинку между ними, исчезающую под мягкой тканью. Если бы он наклонил голову, хотя бы слегка, тогда их губы встретились бы, как он и мечтал. Он ощутил бы их сладость, их влажную теплоту. Карлос хотел этого – хотел ее, – но… Его остановило подозрение. Она приехала сюда, в Эль-Сьело, завела дружбу с Хавьером. Да, Хавьер дал ей работу. Любой дурак заметил бы, что Марта отлично поладила со старым упрямцем. Но никто не отправится за тысячу километров, чтобы навестить того, с кем провел всего одну – пускай и страстную – ночь.
   Карлос сожалел, что они были вместе так недолго.
   А теперь, когда Марта узнала, что Хавьер не его родственник, что-нибудь изменилось? Для кого она тут расставляла сети? Горло Карлоса сдавило при мысли, что она могла использовать его, чтобы добраться до Хавьера. Сначала работа, потом…
   – Мне очень жаль… – На этот раз Марта извинилась явно за что-то другое.
   Ее пальцы согнулись в его руке. Возможно, она только хотела высвободиться из его предательски сильной хватки, но для Карлоса, уже взвинченного от напряжения, остро ощущавшего призыв ее тела, это было скорее похоже на ласку – легкое движение кончиков пальцев по его ставшей вдруг очень чувствительной коже. Тело напряглось. Его охватило нечто горячее, мощное и примитивное. Карлос решил, что сойдет с ума от желания.
   Все. Хватит. Это было уже слишком.
   – Нечего меня жалеть, – огрызнулся Карлос, притворившись, что превратно понял ее извинения. – Какой в этом смысл? Все так, как есть, и ничто не изменится.
   Сделав шаг в сторону, Карлос ступил на край бассейна и, взмахнув руками, прыгнул в воду, приветствуя освежающую прохладу и надеясь, что она вернет его к реальности и позволит мыслить здраво. Он сразу взял быстрый темп, снова и снова стремительно меряя бассейн кролем, пока не остановился, судорожно хватая ртом воздух, чувствуя, как отяжелели руки и ноги, будто налившись свинцом.
   Она ушла, слава богу. Рядом с бассейном никого не было. Никакой высокой, соблазнительной фигуры, которая привела его в такое возбуждение. Марта ушла, несомненно оскорбленная грубым ответом. Чего он и добивался. И в то же время где-то глубоко внутри тоска подтачивала Карлоса, и, зная, что не сможет так просто отделаться от назойливого чувства, он снова бросился в холодную чистую глубину бассейна. Мышцы выражали протест, сердце бешено стучало, но он припустил кролем, пока, наконец, изможденное тело не отказалось выполнять команды. Карлос нагружал себя физически, и его ум был спокоен, но как только он останавливался, знакомые мысли, горячие и тревожные, возвращались к нему.
   Да, Марта в чем-то оказалась права. Она понимала, почему Карлос был здесь. Хавьер позвал его, и он, надеясь на примирение, прибежал, словно хорошо обученная собачка. Возвращаться сюда оказалось ошибкой, большой ошибкой. Ощущение, что поместье Эль-Сьело уже не было его домом и никогда не будет, только усилилось. Карлос не принадлежал этому месту, которое когда-то служило ему убежищем и землей обетованной. Теперь каждая минута пребывания здесь становилась агонией.
   И присутствие Марты Джонс, этой прекрасной искусительницы из райского сада, только усиливало страдания.

   Глава 7

   Марта читала на веранде. Или, вернее, пыталась читать. Она принесла с собой книгу, зная, что ей придется ждать возвращения Карлоса. Она не могла отправиться в постель, не поговорив с ним. После откровений у бассейна она не переживет еще одну ночь, скрывая правду от Карлоса. Он имеет право знать о ребенке, поэтому Марта только укрепилась в своем решении. Его слова о семье задели ее и заронили искорку надежды в израненную душу.
   Он считал, что Хавьер пригласил его сюда только из-за нее, и Марте не нравился подобный ход мыслей. Однако, как ни печально, это было похоже на истину. Возможно, когда Карлос поймет, что старик беспокоился об их ребенке, он перестанет чувствовать себя преданным и отвергнутым. По крайней мере, Марта надеялась на это.
   Она хотела найти Карлоса и поговорить с ним. Но он куда-то исчез еще до завтрака, и с тех пор она его не видела. К ужину тоже не явился. Хавьер был не в настроении, жалуясь на все на свете. Марта испытала облегчение, когда старый ворчун наконец решил прилечь.
   – Вот ты где! – Внезапно нарушивший тиши ну вечера голос Карлоса заставил ее вздрогнуть.
   Книга выскользнула из рук Марты и со стуком приземлилась на деревянный пол. В следующее мгновение он оказался у ее ног.
   – Извини, не хотел тебя испугать, – произнес Карлос.
   – Ничего… Я совсем не испугалась. – Марта посмотрела в его уставшее, подернутое глубокой печалью лицо, встретила взгляд его зеленых глаз и… все мысли вылетели у нее из головы.
   Теперь она могла думать только о том, как близко он стоял и как свет ламп с абажуром изменил его лицо, придав ему оттенок таинственности – с той стороны, откуда падал свет, и в то же время сделав его опасным и мрачным – там, где залегли тени.
   – Спасибо, – сказала Марта сдавленным от волнения голосом. – Ты пропустил и завтрак, и обед, и ужин, – добавила она просто ради того, чтобы прервать молчание. – Где ты пропадал целый день?
   – Занимался с лошадьми, – коротко ответил Карлос, хотя голос его немного потеплел, словно воспоминание об этих благородных животных наполняло его добротой. – Две кобылы вот-вот должны ожеребиться, и есть еще пара однолеток, за которыми нужно следить. Похоже, им этого не хватает.
   – Хавьер пытался… – начала Марта.
   – Понятно, что ему уже трудно делать все как раньше, – вставил Карлос, уловив ее колебание. – И я знаю животных…
   – Он попросил тебя?.. – не удержалась Марта.
   Что она ожидала, то и получила – кивок, выражавший раздражение.
   – Хавьер? Он скорее перережет себе горло, чем попросит о помощи.
   И хотя его это больше уже не касалось, Карлос начал заниматься делами в поместье, не дожидаясь приглашения. Марта заметила, как он несколько раз случайно назвал Хавьера дедушкой, забыв, что тот ему не родственник.
   – А где он сейчас? – спросил Карлос.
   – Спит. Сказал, что устал.
   – Так и сказал? Значит, это куда больше, чем просто усталость. Вы неплохо с ним поладили, раз он позволяет тебе помогать ему.
   – Возможно, потому, что, во-первых, я – женщина, а во-вторых – не член семьи.
   – Я тоже не член семьи. – Что-то нехорошее в его тоне заставило Марту замереть.
   – Ты самый близкий человек для него. А мы часто бываем жестоки с теми, кого любим. Нам кажется, что если они относятся к нам искренне, то смогут вынести обиды.
   – В самом деле? – Карлос сделал несколько шагов и прислонился к деревянным перилам веранды. – Тогда, может, Хавьер лишил меня наследства и выгнал отсюда тоже от большой любви?
   Его циничное замечание заставило Марту поморщиться. Ей стало больно за него. Она хотела подойти к Карлосу, коснуться его. Нужно было преодолеть пропасть, разделявшую их.
   – Я знаю, как тебе больно. Ведь, несмотря на все, что он сделал, ты по-прежнему любишь его.
   – Ну а теперь, полагаю, ты скажешь, что он и обратно позвал меня из-за любви и что к тебе это не имеет ни малейшего отношения.
   – Нет…
   Как бы Марта хотела ответить, что с ней произошедшее никак не связано – все ради Карлоса. Но он сразу бы разгадал ее тонкий ход. Кроме того, она считала, что честность – единственно возможный путь, особенно в подобном деле.
   – Я и не сомневался! – воскликнул он.
   – Но это совсем не то, о чем ты думаешь. – Марта бросилась вперед, не в силах больше выносить его холодную язвительность. – У меня нет никаких видов на Хавьера или на тебя в этом отношении.
   Силуэт Карлоса четко вырисовывался на фоне темнеющего неба, лица почти не было видно. Но по наступившей внезапно тишине и по его застывшей фигуре Марта поняла, что он весь превратился во внимание.
   – Так с чем это связано?
   – С тобой и со мной. И с той ночью в гостинице. С той ночью, когда мы встретились. – В горле у Марты пересохло, голос срывался, и «мы встретились» прозвучало почти как мышиный писк, но ни у нее, ни у него это не вызвало даже легкой усмешки.
   – С той ночью… – эхом отозвался Карлос, заставляя ее продолжать.
   – В ту ночь мы… в общем, контрацепция не помогла… и мы… то есть я забеременела. У меня будет от тебя ребенок.
   Слова упали в изумленную тишину, и Марте показалось, что она может слышать, как на ее затылке шевелятся волосы. Получился какой-то корявый экспромт. Она собиралась спокойно, без каких-либо эмоций, все ему объяснить. Признаться, почему она оказалась здесь. И вот теперь, поддавшись неконтролируемому порыву, Марта бесцеремонно бросила правду Карлосу в лицо.
   Даже захотев, нельзя было сделать хуже.
   Карлос оставался неподвижен.
   – Ребенок, – произнес он, пронзив тишину единственным словом, прозвучавшим как приговор. Кровь Марты застыла. – Как, черт возьми, это могло случиться? – хрипло спросил он.
   – Обычная история! – пожав плечами, ответила она и сразу почувствовала, что взяла неверный тон. Она увидела, как гневно сдвинулись его брови. – Презерватив, наверное, порвался. Клянусь, это твой ребенок. Ты ведь знаешь, я была…
   – Я знаю. – Карлос поднял руку, останавливая ее. – В наказание за мои грехи. Я знаю, что ты была девственницей.
   По крайней мере, теперь она поняла, как Карлос воспринимал случившееся – «в наказание за мои грехи». Он начал нервно вышагивать по веранде, быстрые, порывистые движения отражали его внутреннее состояние.
   – И я знаю, что презерватив порвался. Почему, черт возьми, меня потянуло на воздух, как ты думаешь?
   Он испытывал отвращение при мысли, что в один прекрасный день может столкнуться именно с подобной ситуацией.
   – Ты знал?! – Голос Марты зазвенел от шока. – Но ты даже ничего не сказал – просто ушел и все!
   – Мне нечем гордиться, – признался Карлос. – Все должно было быть не так. Но я уже сказал: я думал, что ты все еще будешь там, когда я вернусь. Надеялся, что мы сможем поговорить.
   – И что тогда? Ты стал бы на колени и попросил меня не беспокоиться, потому что, если я забеременею, ты будешь со мной? Нет, вряд ли, – добавила она, увидев, как потемнели его глаза. – Разумеется, нет.
   Карлос резко остановился, словно натолкнувшись на преграду. Никогда еще он не казался таким высоким, внушительным, темным. Никогда еще Марта так остро не ощущала его мужественную мощь. Он был отцом ее ребенка.
   – Нет. Но я собирался сесть и поговорить – решить, что делать, если у нашей ошибки возникнут последствия.
   Великолепно. Она заботилась о ребенке, их ребенке, когда говорила Карлосу о беременности. А он… он определил это уничижительными терминами: «последствия» и «ошибки».
   – Ну, вот последствия и возникли. – Марте не хотелось демонстрировать фальшивую легкость в голосе, но это было единственным способом удержать бушевавшую в ней бурю эмоций.
   – Это точно? Ты и правда беременна? – спросил Карлос.
   – Точно. Четыре месяца три дня и… – она посмотрела на часы, едва разглядев стрелки – слезы застилали глаза, – пять часов. Плюс-минус смена часовых поясов. Это твой ребенок, Карлос, – добавила Марта, неожиданно испугавшись, что он может ей не поверить. В конце концов, у нее не было никаких доказательств.
   – У тебя никого больше не было?
   – Никого! – Негодование добавило силы в ее голос. – Думаешь, после тебя сразу выстроилась целая очередь? Ты шутишь?! После предательства Гэвина, после того, как ты себя повел, я чувствовала, что сыта всем этим по горло.
   – Не надо ставить меня в один ряд с тем ублюдком. Я не лжец и не предатель. И знаю, что ты была девственницей до нашей встречи.
   «В наказание за мои грехи…»
   – Я мог бы попросить тебя сделать тест, – глухо произнес Карлос.
   – Мог бы, – согласилась Марта. Этого, по крайней мере, она ожидала. – И я бы его сделала. Мне нечего скрывать.
   Его зеленые глаза встретились с ее серыми, желая проникнуть вглубь, чтобы достигнуть ее сердца и узнать правду. Она не знала, что именно могло убедить Карлоса. Через мгновение он коротко кивнул:
   – Я верю тебе. Ты не могла бы говорить так уверенно, если бы лгала. Вижу это по твоему лицу. Итак, есть ребенок – мой ребенок, – и ты хотела разыскать меня для того, чтобы…
   – Сказать тебе. Только и всего. – Марта до сих пор чувствовала себя слегка обескураженной. Карлос так легко поверил ей. Она ожидала борьбы, и теперь возникло странное ощущение, будто она оказалась в вакууме. – Ты имеешь право знать.
   Он озадаченно нахмурился:
   – А потом. Потом чего ты от меня ожидала?
   – Ничего.
   Марта действительно ничего от него не ожидала. Может, надеялась на что-то. Когда Карлос приехал в Эль-Сьело, она разрешила себе немного помечтать. Чуть-чуть. Но он не выказывал никаких знаков, которые подпитали бы эту надежду. В его глазах по-прежнему был чувственный жар, но… ничего больше.
   – И ты думаешь, я этому поверю?
   – А почему нет, Карлос? Потому что девственницы легко привязываются? Я, во всяком случае, не такая. Я приехала только сказать, что мы вместе сотворили новую жизнь. Жизнь, которую я буду любить и о которой буду заботиться. Если захочешь стать частью этого, тогда мы что-нибудь придумаем. Если нет – это будет твой выбор.
   – Я решил. Тебе нужно сделать тест. – Внезапная жесткость его тона поразила Марту.
   – Конечно, – ответила она, стараясь не показать своего разочарования. Разумеется, Карлосу было нелегко доверять ей. Чего еще она могла ожидать? – Ты хочешь быть абсолютно уверен… – Она не договорила, заметив, как он покачал головой.
   – Нет. – Ответ был кратким. – Я хочу, чтобы малыш с самого начала знал, кто его настоящий отец. Тогда у него не возникнет никаких сомнений. Никакого страха неожиданного открытия, которое могло бы разрушить его жизнь, забрать все, во что он или она будет верить.
   Как случилось с ним. Этого Карлос не сказал. Но и так было ясно, что он имел в виду. И, вспомнив, как он посмотрел на Хавьера, сидевшего в инвалидном кресле, Марта снова почувствовала, как к ее глазам подступают слезы, но уже совсем по другой причине.
   – А потом мы поженимся, – добавил Карлос.
   Это прозвучало как бы между прочим. Марта даже не была уверена, что не ослышалась. И в то же время тон был жестким. Карлос не дал ей возможности возразить.
   Марта не думала о подобном решении проблемы. Не за этим она приехала сюда, не ради брака искала Карлоса. Его предложение никак не вязалось с его словами о том, что девственницы легко привязываются. У них же звезды в глазах, и их обуревают мечты о прекрасном принце и счастье до конца жизни. Марта все понимала. Она ехала сюда, не надеясь на счастье до конца жизни. И Карлос никогда не был прекрасным принцем. Принц же всегда влюблен в принцессу.
   А после неудачной помолвки с Гэвином у Марты не возникало никакого желания вступать в брак, основанный на расчете, а не на сердечном влечении и любви.
   Она сделала глубокий вдох.
   – Этого не будет, – сказала она и с удовлетворением услышала, что голос ее прозвучал ровно.
   – Почему не будет? – Если раньше в Карлосе чувствовалась какая-то странная неподвижность, то теперь он словно окаменел.
   – Никакой свадьбы, – категорично заявила Марта.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация