А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обольщение мисс Джонс" (страница 2)

   Глава 2

   У Марты перехватило дыхание. Это была правда. Именно так она и сделала. Она чувствовала, что это был единственный выход. Но он-то – другое дело!
   Разве у незнакомца вид отчаявшегося человека? Человека, который внезапно решил все бросить и уйти? Человека, который чувствовал себя потерянным?
   Нет, потерянного он не напоминал. С мокрыми прядями, которые постоянно ерошил ветер, в белой, обтягивающей грудь майке, под которой рельефно вырисовывались мускулы, опустошенным или даже просто обеспокоенным он не выглядел. Сильный, властный, решительный – вот как Марта описала бы его.
   – Этого не может быть. – В ее голосе звучало недоверие.
   – Почему? – Он бросил на нее быстрый взгляд, и что-то заставило ее отступить.
   Этот мужчина был чужим для нее, и Марта не знала, можно ли ему доверять.
   – Но разве у вас нет работы, семьи, дома?
   – Сейчас у меня нет дома в Аргентине. – Это была короткая сухая констатация факта.
   И только сейчас Марта поняла, что в его глазах – в этой зеленой глубине – действительно был свет. До того, как она спросила про семью. Теперь его взгляд стал мрачным.
   – Семьи тоже нет, – произнес мужчина.
   – Извините… Я не хотела… – пробормотала она.
   Мужчина пожал плечами. Он даже улыбнулся, но это была лишь короткая вспышка, которая ничего не означала. И его «сейчас» прозвучало с некоторым ударением, отчего можно было заключить, что трагедия случилась недавно.
   – Возможно, у нас больше общего, чем вы думаете, – мы оба пытаемся убежать от своего прошлого, – сказал он.
   – Вы пытаетесь убежать? – Марта просто не могла представить его боящимся чего-либо.
   Посмотрев в его глаза, она увидела в их глубине знакомую тень. Что-то похожее она заметила сегодня утром, когда смотрела на себя в зеркало, зная, что совершает ужасную ошибку. Она просто не могла пройти через эту свадьбу с Гэвином. Такое выражение бывает в глазах у тех, кто сжег свои корабли и для кого жизнь никогда уже не будет прежней. Но увидеть это мог только тот, кто сам пережил подобное.
   – У вас ничего нет? – изумленно спросила Марта.
   Его смех – отрывистый и резкий, – как стекло, упавшее на землю, расколол перегруженный влагой воздух.
   – Посмотрите вокруг. – Широкий жест в сторону пустой, залитой дождем дороги и стоящего у обочины мотоцикла. – Что вижу, то и имею.
   – Это всё, что у вас есть? – уточнила она, невольно проследив за его рукой.
   Он кивнул:
   – Да, всё. Кое-что из одежды, еще какие-то мелочи и я сам. Всё.
   – Но… почему?.. – начала Марта, но он с раздражением отвернулся:
   – Я мог бы спросить то же у вас. – В его голос снова вернулась легкость. – Но какой смысл? Мы два незнакомца, два корабля в ночи. Поэтому давайте не будем друг у друга ничего выпытывать.
   – Даже имя?.. Если я собираюсь с вами ехать, то мне, по крайней мере, нужно знать ваше имя.
   Он пожал плечами:
   – Ладно. – Потом снял перчатку и протянул руку. – Меня зовут Карлос… Карлос Диабло.
   Возникла какая-то странная пауза в середине фразы, словно он вдруг передумал и решил не говорить ей. Тем не менее, договорив, он посмотрел ей прямо в глаза.
   – А я М…
   Она запнулась, когда поняла, что чуть было не выдала свое настоящее имя. А что, если он слышал о ней? О деньгах, которые она выиграла – миллионах, привлекших Гэвина? Марта ведь не знала, сколько времени Карлос находился в Англии, читал ли газеты. Ей не хотелось лишний раз испытывать судьбу.
   – Я мисс Джонс, – сказала она и моргнула, чувствуя, как глупо это прозвучало.
   Но дело было сделано. В конце концов, она тоже не была уверена, что он назвался настоящим именем.
   – Приятно познакомиться, мисс Джонс… – Тон его был иронический: возможно, он догадался, что она скрыла правду, но это его ничуть не беспокоило.
   Диабло. Фамилия крутилась у нее в голове. Диабло. Дьявол. Карлос Дьявол. Звучало зловеще. Но это же всего лишь фамилия, пыталась уверить себя Марта. Просто фамилия. Ничего больше.
   Дьявол и мисс Джонс. Вау! Словно из какого-то готического романа. Или из блюзовой песенки.
   Его рука потянулась к ней – смуглая, сильная, надежная. Удивительно, но это заставило Марту расслабиться и вложить свои пальцы в его ладонь, почувствовать ее жар и твердость, почувствовать поддержку.
   И в то же время она оказалась совершенно не готова к эффекту, который может произвести на нее этот простой жест. Ее пальцы коснулись его теплой кожи, и она вдруг очутилась в самом центре электрического вихря, играющего ее нервами.
   Это было больше чем тепло, больше чем контакт – бог знает, как Марта нуждалась и в том и в другом. Но это было что-то глубокое и примитивное, опасное и дикое, сама квинтэссенция жизни. Оно прогнало холод, наполнявший ее тело, пока она стояла, несчастная и потерянная, на обочине дороги. Оно угрожало расколоть ее сознание на тысячи кусочков.
   И неожиданно Марта почувствовала почти иррациональную потребность пойти – куда угодно – с этим мужчиной – Диабло. Она не только хотела бросить все и исчезнуть, но и узнать что-то новое, кого-то нового.
   Марта посмотрела на лицо Карлоса и заметила, как в нем тоже что-то изменилось. Его черты смягчились, глаза потеплели, их приглушенный зеленый цвет теперь напоминал цвет полей, над которыми на мгновение разошлись тучи, позволив солнцу, словно прожектору, освещать их своими лучами. А его рот – боже, каким чувственным был его рот! И в то же время каким твердым и сильным с красиво изогнутой нижней губой. По ее телу пробежала дрожь, когда он позволил легкой улыбке на мгновение приподнять уголки губ. Его рука чуть сильнее сжала ее пальцы, передавая послание – поддержку и ободрение. Марта даже позволила себе представить, каково это – почувствовать его губы на своих губах, ощутить, как они скользят по ее коже…
   – Ну так что, теперь можем ехать? – спросил он. – Я ничего не знаю о вас, но мне уже надоело стоять здесь под дождем.
   – Конечно! – Вина за то, что она заставляет его мокнуть, придала энтузиазма ее голосу. – Но как я смогу забраться на… это… в этом?.. – Марта показала на платье, плотно обтягивающее ее бедра и лишь слегка расширяющееся у колен. – Не уверена, что мне это удастся.
   «Зачем женщины носят такие узкие платья», – удивлялся Карлос. В них даже нельзя нормально передвигаться. Но зато выглядит мисс Джонс чертовски сексуально. Лиф платья плотно облегал ее груди, открывая узкую ложбинку между ними – намек может заинтриговать куда больше, чем откровенное декольте. Шелк, обтягивающий ее бедра, заставил взгляд Карлоса опуститься ниже. Могло ли что-то лучше подчеркнуть эти женские формы, которые многие – большинство женщин, как он подозревал, – следуя предписаниям моды, сочли бы чересчур полными?
   Но только не он. Ему нравилось, когда женщина оставалась женщиной, то есть была полновата. И эта мисс Джонс определенно была в его вкусе.
   – Так… сейчас мы что-нибудь придумаем.
   Конечно, вряд ли она собиралась долго ходить в этом наряде. Ей всего-то и надо было сделать несколько шагов по проходу. И что такое могло случиться, если она в последнюю минуту сбежала с собственной свадьбы? Да мисс Джонс ему и не ответит. Только не она – женщина, солгавшая о своем имени. Интересно, что она скрывала? От чего хотела спрятаться?
   И какой жених мог оказаться тупоголовым ослом и упустить такую красотку?
   – И что вы собираетесь придумать? Как именно хотите с этим… управиться? – спросила она.
   – Элементарно, – буркнул Карлос.
   Он был достаточно опытен и имел представление о женской одежде. Надо признать, что и сами женщины всегда охотно обнажались перед ним. Но он никогда не предполагал, что, раздевая женщину, будет помогать ей сбежать от другого мужчины.
   Карлос хорошо помнил, что шелковые платья не оказывали большого сопротивления сильным мужским рукам. Было бы совсем нетрудно избавить ее от лишнего материала.
   – Предоставьте это мне, – сказал он.
   Карлос присел на корточки возле ее ног. Длинные загорелые руки потянулись к платью, темная кожа казалась еще темнее на фоне светлой ткани.
   Он собрал шелк в ладони и слегка скрутил, заставив Марту пошатнуться и отступить, потом вновь придвинуться вперед. Она чувствовала себя пленницей.
   – Стойте там, где стоите, – приказал Карлос, и Марта не посмела ослушаться.
   Она замерла, стараясь даже не дышать. Карлос быстро поднял тонкую ткань платья, приоткрыв ее ноги.
   Невероятно! Мисс Джонс действительно носила чулки и пояс! Когда он оголил ей ноги, по ее телу пробежала дрожь. Перед глазами Карлоса предстали бледно-голубые подвязки. У него пересохло во рту, пальцы сильнее сжали ткань.
   – Стойте спокойно! – произнес он.
   Его голос был хриплым, но ему было плевать, что она может подумать. В нем шла борьба за собственный самоконтроль. Мисс Джонс оказалась из тех женщин, которые считали, что точки пульса на внутренней стороне локтей и коленей были самыми подходящими местами для духов. И они были чертовски правы. Пьянящий аромат достиг его ноздрей. Совсем не легкий цветочный парфюм, который традиционно предпочитают блондинки. О нет. Она воспользовалась пряным ароматом – более обольстительным и чувственным.
   Очевидно, мисс Джонс планировала разделить эту чувственность с мужчиной, за которого собиралась замуж.
   Было чертовски трудно сконцентрироваться на собственных действиях, так как плоть его затвердела в инстинктивном ответе на близость ее тела, аромат кожи в сочетании с соблазнительным парфюмом. Горячая ревность к незнакомому мужчине, которому она была готова отдать это восхитительное тело, прокатилась горячей волной. Каким нужно быть идиотом, чтобы отпустить такую женщину?!
   Что ж, потеря глупца может оказаться чьим-то приобретением. От мисс Джонс – невесты Карлосу пришлось бы отступиться. От мисс Джонс, которая передумала выходить замуж и хотела уехать от своего жениха как можно дальше, он так просто не откажется.
   – Я сказал: стойте спокойно! – повторил он, когда до него снова донесся аромат ее духов.
   – Я и стою спокойно, – ответила Марта.
   Ей пришлось пробормотать эти слова сквозь стиснутые зубы, чтобы не выдать своих чувств. Хорошо бы Карлос поторопился и скорее доделал то, что начал. Марте казалось: еще немного, и она не выдержит кричащего напряжения, сковавшего их.
   Карлос даже ни разу не коснулся ее – только ткани платья, и тем не менее кожу щекотало так, словно она чувствовала его теплое дыхание. Холод влажного утра куда-то исчез, оставив ее тело гореть внутренним огнем. Наверное, можно было увидеть пар, исходящий от ее мокрой одежды. Глядя вниз, на его склоненную голову, словно захваченная каким-то чувственным магнетизмом, Марта сжимала и разжимала пальцы, борясь с желанием погладить эти черные взлохмаченные пряди.
   Она хотела коснуться его. Нет, это было больше чем желание, скорее потребность. Марте нужно было почувствовать Карлоса, ощутить физический контакт – не только тепло и успокоительный комфорт его больших ладоней, обхватывающих ее руки. И в то же время Марта знала, что должна сдержаться. Инстинкты предупреждали ее, что, если она уступит этому иррациональному импульсу, простым поцелуем все не закончится.
   Она была уверена. Ни один мужчина еще никогда не вызывал у нее таких чувств. Ну а что, если он, так же как Гэвин, считает ее непривлекательной?
   «…даже если мне придется ложиться с ней в постель, думая только о деньгах. Господи, она такая здоровая, спать с ней – наверное, все равно что с лошадью…»
   Нет, Марта не вынесла бы, если бы и этот мужчина отверг ее. Поддавшись, она просто подставит другую щеку, после того как уже получила пощечину.
   Словно угадав ее мысли, Карлос поднял голову и посмотрел на нее. Она почувствовала ожог, как от вспышки молнии. В его потемневших глазах отражалось то, что ощущала она сама. Та же самая гиперчувствительность, какой пылал каждый кончик ее нервов.
   Это было уже слишком. И так выведенная из равновесия всем случившимся за день, Марта с трудом сохраняла контроль. Вряд ли она справится с желанием Карлоса. На мгновение мир закружился перед глазами, земля покачнулась.
   – Что именно вы собираетесь делать? – раздраженно спросила она.
   – Вот это… – прохрипел Карлос.
   Последовал резкий рывок, Марта услышала звук рвущейся ткани и почувствовала холод. Она не поняла, что он сделал, пока не увидела валявшийся под ногами кусок светлой ткани. Теперь Марта могла двигаться свободно. Могла ходить, даже забраться на этот чертов мотоцикл.
   – Спасибо… – произнесла она и осторожно сделала шаг, другой и… последовавшая догадка заставила ее замереть.
   Ей ведь придется сидеть сзади Карлоса. Придется обхватить его руками, прижаться грудью к его спине, почувствовать жар его тела. Ей придется раздвинуть ноги, чтобы…
   – Нет!
   – Что еще, черт возьми? – раздраженно поинтересовался он.
   Карлос выпрямился, скользнув ладонями по выцветшим джинсам, туго обтягивающим его бедра. Странная связь, возникшая между ними, исчезла, появилось напряжение.
   – Леди, возьмите себя в руки. Что еще?!
   – Я… я боюсь. – Марта не могла сказать правду, не знала, как выразить словами страх.
   – Я очень опытный водитель.
   – Не сомневаюсь.
   Но это не означало, что она была с ним в безопасности. И вдруг Марте в голову пришла другая мысль и потрясла ее.
   Она так странно чувствует себя с совершенно незнакомым мужчиной. Так с чего тогда она решила, что Гэвин – тот единственный, за которого следует выйти замуж? Как она могла подумать, что испытывает к нему достаточно чувств, чтобы ответить «да» на его предложение?
   Но после трех долгих лет, в течение которых Марта ухаживала за своей больной матерью, ей так хотелось любви, семьи, будущего, что она упала в его объятия, словно зрелый плод. Спелая, глупая, маленькая слива. Она так нуждалась в чьей-то любви, что попалась на саму эту идею. Хорошо, еще вовремя опомнилась.
   – А разве разрешается ездить без шлема? – спросила Марта, уклоняясь от прямого ответа.
   – Мне казалось, вы хотите выбраться отсюда.
   – Да… но только…
   – Только если закон будет соблюден?
   Насмешка в его голосе теперь была неприкрытой. Никогда прежде Марте так отчаянно не хотелось отбросить осмотрительность и оковы традиций и просто взять то, что предлагала ей жизнь. Осмотрительность привела ее к обручению с Гэвином – и что из этого вышло? Марту передернуло от мысли, что могло случиться, если бы она вовремя не спохватилась…
   А сейчас жизнь давала ей шанс, который нельзя было упускать: исчезнуть с этим мужчиной, с этим Диабло. Марта открыла было рот, собираясь согласиться, когда Карлос бросил ей шлем – она едва успела его поймать.
   – Теперь вас все устраивает, сеньорита? – спросил он.
   Раздражение в его голосе заставило ее взглянуть на ситуацию с его стороны. Произошедшее напоминало абсурд. Что Карлос мог подумать, увидев ее на дороге в белом шелковом платье, фате, в отделанных стразами туфлях, к тому времени уже напоминавших мокрую жеваную бумагу. Она выбрала эти туфли, чтобы быть ниже Гэвина. С Карлосом этого бы не потребовалось – он был сантиметров на десять—пятнадцать выше ее.
   – Но, – продолжал Карлос, нотка насмешки смягчила его тон, – шлем вряд ли можно будет надеть на все это… – Он красноречиво посмотрел на ее замысловатую прическу, поверх которой красовалась тиара с белоснежной вуалью.
   Марта встретилась с ним глазами, и это стало ошибкой. Пульс ускорился, голова закружилась. Ее сердце стучало так сильно, что казалось, его можно было услышать. У Марты пересохло в горле.
   – А вы… вы не могли бы мне помочь отстегнуть эту штуковину? – с трудом выговорила она, показывая на тиару.
   – Я что, горничная? – пробормотал Карлос.
   Но его голос прозвучал мягко, хотя в глазах по-прежнему горел все тот же беспокойный огонь.
   – Просто вытащите оттуда все шпильки… Если вы смогли так ловко разделаться с моим платьем, то уж с волосами наверняка справитесь.
   Неожиданная дрожь пробежала по телу, когда Марта представила, как Карлос разрывает на ней платье. Лицо покраснело.
   – Ладно, так и быть… Дайте мне посмотреть. – Он протянул руку к лицу Марты и мягко, почти нежно, повернул ее голову к тусклому серому свету.
   Она замерла. В такой сумасшедший день легкое прикосновение заставило ее забыть обо всем. Движение его руки было едва уловимым, ласковым, успокаивающим. Марта словно оттаяла изнутри. Ей захотелось прижаться щекой к его ладони и дать своему напряжению раствориться в его неожиданном порыве.
   Марта ожидала, что большие руки Карлоса не сразу справятся с задачей. Сама она могла бы сделать это быстрее… если бы захотела. В его могучем теле чувствовалось какое-то странное напряжение, словно в нем тоже шла борьба.
   Что он там такое говорил? Что просто уехал, оставив все? Оставив что? И где? Этот акцент не принадлежал северной части Англии. Со своей оливковой кожей и блестящими черными волосами Карлос казался чужим в этих краях, словно гибкий сильный ягуар вдруг прокрался в туманные серые холмы. Эта мысль заставила Марту судорожно втянуть в себя воздух.
   – Que? Что? – спросил он.
   Карлос услышал ее короткий вздох. Их взгляды снова встретились.
   – Я сделал вам больно?
   – О нет… Нет, – прошептала Марта.
   Она не знала, что с ней случилось. Но слово «больно» явно могло описать ее состояние. Напряжение ушло только затем, чтобы освободить место горячему покалывающему ощущению электрического тока, пробегающего по коже. Внутри Марты зрело желание, заставляя хотеть прикоснуться к этому мужчине. Быть ближе к нему. А потом ей захотелось бы большего. Больше прикосновений. Больше Карлоса.
   – Я хочу выбраться отсюда, – хрипло произнесла она.
   «С тобой». Она отважилась только подумать так – слишком испуганная, слишком неуверенная, чтобы озвучить эти слова. Она не знала, что случилось бы, скажи она это вслух.
   Карлос на мгновение задержал взгляд на ее лице, затем вернулся к своему занятию. Марта чувствовала, как с каждой шпилькой, с тихим звоном падающей на землю, ей становилось все легче. Внутри ее разливалось тепло, напряжение покинуло мышцы. Она выпрямилась, боль и ужас, терзающие душу, оставили ее, сменившись новым чувством ожидания и надежды.
   – Так почему вы сбежали со свадьбы? Что этот парень вам сделал?
   Интересно, спрашивал ли он, только чтобы прервать молчание, или ему действительно хотелось знать? Но поскольку Карлос не смотрел сейчас Марте в лицо и – что еще более важно – она и сама не видела его глаз, ей было удивительно легко ответить ему.
   – Почему я сбежала? – повторила она, гордо подняв подбородок в попытке изобразить позу «ничто не может волновать меня меньше», хотя вряд ли у нее получилось правдоподобно.
   – Как правило, к этому времени жених и невеста…
   – …глядя друг другу в глаза, произносят клятву верности? Так, значит, вы испытываете жалость к моему бедному покинутому жениху, оставшемуся одиноким? Не надо жалеть его. Он более чем счастлив, занимаясь любовью с моей лучшей подругой, если, конечно, еще не выдохся, имея ее на нашей брачной постели.
   – Так этот ублюдок действительно?..
   Пальцы Карлоса сжались на волосах Марты, и она едва не вскрикнула от боли. Но в то же время почувствовала радость. Значит, она ему небезразлична. Его злость была как бальзам для ее ран, с которыми она покинула Хаскетт-Холл. По крайней мере, для некоторых.
   – Я видела его – их, – когда они занимались любовью. Но я очень быстро закрыла дверь, – добавила Марта с нарочитой легкостью. – Не думаю, что они заметили меня – были слишком… увлечены процессом. Тогда мне захотелось убежать как можно дальше и никогда больше не возвращаться.
   Она добралась до дороги через торфяник, а потом, слишком устав, чтобы продолжать идти в этом дурацком свадебном наряде, остановилась на обочине.
   Марта не собиралась рассказывать Карлосу остальное. Ей не хотелось вспоминать слова Гэвина. Она была для него не женщиной, а лишь источником будущих доходов.
   – Хотелось бы посмотреть на этого ублюдка. Ни один мужчина не смеет так обращаться с женщиной. Пожалуй, нам стоило бы туда вернуться.
   – И что?! – с вызовом спросила Марта. – Ворваться в дом с пистолетами и вызвать его на дуэль? Нет уж, спасибо! Тогда каждый будет знать, почему я сбежала, как была унижена. А сейчас все думают, что в последний момент я просто струсила и сделала ноги. Ничего особенного. Это случается.
   Марта горько рассмеялась. Когда они встретились, у нее действительно были ледяные ноги – и от холода, и от страха. И только сейчас они начали потихоньку оттаивать.
   – Лучше, если Гэвин будет думать, что я просто пронюхала, как он проводил время до нашей свадьбы. Он никогда не узнает наверняка, видела ли я его со спущенными штанами…
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация